Successfully reported this slideshow.
We use your LinkedIn profile and activity data to personalize ads and to show you more relevant ads. You can change your ad preferences anytime.

Vospet v granite i stihah

266 views

Published on

Обзор литературы с выставки "Воспет в граните и стихах.."

Published in: Education
  • Be the first to comment

  • Be the first to like this

Vospet v granite i stihah

  1. 1. «Облик города определяет архитектура, душу – литература». Овсянников Ю.М. Великие зодчие Санкт-Петербурга.
  2. 2. Петербург удивителен и неповторим. Его рождение необычно - возник чуть ли не в одночасье по велению грозного царя. Другие города тысячелетиями росли концентрическими кругами вокруг первоначальной крепости, на перекрестках торговых путей, на удобных для обороны местах. У Петербурга все иначе. Строился на болотистой равнине, в таежных дебрях. «Все флаги в гости к нам» пришли. В военное время царь вынужден был уподобить будущую столицу военному лагерю. Улицы прямые, как лёт пули. Вдоль улиц – ровный, как солдатский строй, ряд «образцовых» домов: для «подлых», для «зажиточных», для «богатых». И четкие, почти военные, правила в распорядке дня, в поведении на европейский манер. Это жесткий регламент городской жизни на столетия сохранился в характере Петербурга. Со временем военные мундиры смешались с чиновничьими и стала еще ощутимей присущая Петербургу чопорная официальность. Доменико Трезини первым наметил главную тему архитектурной мелодии города. Смольный монастырь и Зимний дворец Растрелли задали тональность торжественного звучания всех будущих строений. А созданные Росси величественные ансамбли и анфилады площадей стали контрапунктами прекрасной каменной симфонии. События и герои воссозданы автором очень живо, хотя и повествование строго документально.
  3. 3. Когда-то было принято думать, что Петербург, возникший на пустом месте, непростительно юный по сравнению с другими городами подобного ранга, не может иметь ни глубоких корней, ни достаточно древней родословной и как следствие – своего, только ему присущего фольклора. Между тем такой фольклор – с точным архитектурным, топонимическим, географическим или историческим петербургским адресом – появился едва ли не с самого рождения города. Он развивался в самых разных ипостасях – легендах и преданиях, частушках и анекдотах, пословицах и поговорках, загадках считалках, детских страшилках… Об этом и рассказывает автор в своей книге живым и образным языком.
  4. 4. «В переводе с латинского имя Петр означает «камень», поэтому название Санкт-Петербург можно трактовать как «Город святого камня» или «Город священных камней»... – так начинает свой рассказ Елена Эрвиновна Келлер. Создаваемый на века, на болотах и во влажном климате, город обязан был облачиться в каменный мундир. Основным источником поставки камня для строительства стал специальный «каменный налог» - с воза брали три камня, с прибывающих по воде от 10 до 30 камней. Каменное строительство по всему государству было запрещено т.к. все каменщики России обязаны были трудиться на постройке города. Каменные фундаменты, каменные мостовые… Со времен правления Екатерины II камень из чисто функционального стройматериала начинает использоваться в декоративных целях (например, облицовка Мраморного дворца). История строительства Мраморного дворца, Исаакиевского собора, использование камня в бытовом укладе и ювелирных украшениях написана легко и интересно. В основу повествования положены архивные материалы, письма, воспоминания современников. Каменные шедевры переплетаются с судьбами людей и становятся живыми и одухотворенными. Книга красочно иллюстрирована.
  5. 5. Сегодняшнему читателю, несомненно, бросится в глаза в стихах поэтов XVIII века, посвященных Петербургу, обилие исторических и мифологических параллелей, аллюзий, частые упоминания богов и героев. В XIX веке громкая риторика и одические восторги по поводу Северной Пальмиры постепенно уходят из русской поэзии. В стихах уже можно найти выражение личной привязанности, симпатии к Петербургу. Для писателей XIX века и начала ХХ века громадное значение имел уже образ Петербурга, созданный Достоевским – самый фантастический, отвлеченный и умышленный город. Стихотворения, вошедшие в этот сборник, создавались на протяжении почти двух столетий. В поэтических строках запечатлены различные этапы исторической жизни Петербурга, переданы яркие детали менявшегося от десятилетия к десятилетию облика города. Поэтические произведения не просто сосуществуют на этих страницах, они вступают в разнообразные, порой очень сложные отношения, дополняя друг друга, или, наоборот, вступая в спор. Иной и не может быть книга о судьбе Петербурга.
  6. 6. Существует немало памятных сооружений в честь Петра: различные колонны, обелиски, стелы, памятники перед Инженерным замком в Петербурге, в Кронштадте, Полтаве, Воронеже, Лодейном Поле, Петрозаводске, Липецке. Однако ни один из них не превосходит памятника, созданного Э.-М. Фальконе. Сколько в нем силы страстной, бурной, зовущей в неведомое, какой великий размах, вызывающий тревожный вопрос, что же дальше, что впереди? Огромную популярность монумент приобрел благодаря гениальному перу Пушкина в поэме «Медный всадник», где государь Петр и герой Петр получили глубочайшее и многогранное толкование, которое неоднократно интерпретировалось в последующих литературных произведениях уже других авторов. Но речь в этой книге не об этом. Автор рассказывает о замысле и гениальном претворении этого замысла. Памятник – коллективное творчество, это событие в художественной жизни эпохи, а не ее эпизод. Чем значительнее его содержание, чем глубже идея, тем большую заинтересованность у современников он вызывает.
  7. 7. Новая культура возникает как игра. Подобно потешным войскам царь начинает строить государство в государстве. Петербург – осуществленная утопия. Это город-эксперимент, будущая модель государства. Царь покидает традиционную столицу государей московских навсегда. Следует оценить тот священный ужас и ощущение конца света, которые вызвал поступок Петра не только в московской знати, но и в глубине народной бытовой психологии. Здесь – начало упрочения за Петербургом репутации Антихристова Града, а за Петром – царя-оборотня. Таково было начало… Антология представляет собой сборник широко известных, малоизвестных и почти неизвестных текстов, принадлежащих философам, публицистам, писателям, которые представляют трехвековой диалог столиц – Москвы и Петербурга, диалог многосторонний и полемический.
  8. 8. Содержание книги более широкое, чем отражено в названии. Автор показывает интереснейший мир городской анималистической скульптуры. Здесь поистине зоопарк в камне, бронзе: лошади и львы, медведи и быки, собаки, птицы, змеи, грифоны, драконы. У каждой из скульптур свое прошлое, своя судьба, своя история. Но не менее интересна и судьба самого автора, который будучи слепым проводил исследования и писал эту книгу.
  9. 9. Книга Николая Анциферова – ученого-краеведа, одного из основателей экскурсионного метода знакомства с городом - была впервые издана в 1922 в издательстве «Брокгауз – Эфрон». «В каком смысле можно говорить о душе города? – писал автор,- Исторически проявляющееся единство всех сторон его жизни (сил природы, быта населения, его роста и характера, его архитектурного пейзажа, его участие в общей жизни страны, духовное бытие его граждан) и составляет душу города». Цель своей работы Анциферов видел в том, чтобы «набросать очерк развития образа Петербурга, основываясь на памятниках русской литературы». Разными были поэты и писатели, писавшими о городе, и город в строках их произведений предстает блестящим и грязным, душным и устремленным в свежие морские дали, городом-мечтой, городом-утопией, городом- наваждением и фантомом. Противоречива натура Петербурга, противоречивы и строки о нем. В предисловии к «Душе Петербурга» И.М. Гревс с полным правом утверждал: «Впервые сплетен около истории Петербурга такой яркий венок из тех образов, в какие преломлялось лицо создания Петра, града Медного всадника, в творчестве писателей русской земли, ее талантливых поэтов и романистов». Обзор подготовила гл. специалист Р. В. Аристарова

×