О качественной трансформации российско-американских отношений в стратегической области

2,299 views

Published on

Данное исследование выполнено в рамках совместного проекта Российского совета по международным делам (РСМД) и Атлантического совета (АС) по изучению перспектив формирования режима «взаимной гарантированной стабильности» в российско-американских стратегических отношениях. Доклад был представлен на российско-американском семинаре «Отношения России
и США: новые импульсы развития», состоявшемся 25 марта 2013 года.

Published in: News & Politics
0 Comments
0 Likes
Statistics
Notes
  • Be the first to comment

  • Be the first to like this

No Downloads
Views
Total views
2,299
On SlideShare
0
From Embeds
0
Number of Embeds
1,776
Actions
Shares
0
Downloads
4
Comments
0
Likes
0
Embeds 0
No embeds

No notes for slide

О качественной трансформации российско-американских отношений в стратегической области

  1. 1. Российский советпо международнымделамРАБОЧАЯ ТЕТРАДЬ2013№VIIО КАЧЕСТВЕННОЙТРАНСФОРМАЦИИРОССИЙСКО-АМЕРИКАНСКИХОТНОШЕНИЙВ СТРАТЕГИЧЕСКОЙОБЛАСТИ
  2. 2. Российский cовет по международным деламИнститут США и Канады РАНМосква 2013
  3. 3. УДК 327(470+571:73)ББК 66.4(2Рос),9(7Сое)О-11Российский совет по международным деламИнститут США и Канады РАНРедакционная коллегияГлавный редактор:докт. ист. наук, член-корр. РАН И.С. ИвановЧлены коллегии:докт. ист. наук, член-корр. РАН И.С. Иванов (председатель);докт. ист. наук, проф., акад. РАН В.Г. Барановский;докт. ист. наук, проф., акад. РАН А.М. Васильев;докт. экон. наук, проф., акад. РАН А.А. Дынкин;докт. экон. наук В.Л. Иноземцев;канд. ист. наук А.В. Кортунов;докт. экон. наук, проф. В.А. Мау;докт. ист. наук, проф., член-корр. РАН В.В. Наумкин;докт. ист. наук, проф., акад. РАН С.М. Рогов;канд. полит. наук И.Н. Тимофеев (ученый секретарь)Авторский коллектив:д.и.н., академик РАН С.М. Рогов (руководитель коллектива); к.т.н., генерал-майор в  отставке П.С. Золотарев; к.воен.н., генерал-полковник в  отставкеВ.И. Есин; вице-адмирал в отставке В.С. КузнецовВыпускающие редакторы:канд. полит. наук И.Н. Тимофеев; канд. полит. наук Т.А. Махмутов; канд. по-лит. наук Н.С. ЕвтихевичДанное исследование выполнено в рамках совместного проекта Российско-го совета по международным делам (РСМД) и Атлантического совета (АС) поизучению перспектив формирования режима «взаимной гарантированной ста-бильности» в  российско-американских стратегических отношениях. Докладбыл представлен на российско-американском семинаре «Отношения Россиии США: новые импульсы развития», состоявшемся 25 марта 2013 года.О качественной трансформации российско-американских отношений в стра-тегической области / [С.М. Рогов (рук.) и др.]; [гл. ред. И.С. Иванов]; Россий-ский совет по междунар. делам, Ин-т США и Канады РАН. – М.: Спецкнига,2013. – 24 с. – Авт. указаны на обороте тит. л. – ISBN 978-5-91891-226-3.© Авторский коллектив, 2013© Составление и оформление.НП РСМД, 2013
  4. 4. оглавление1. Сложившаяся модель стратегического взаимодействия России и США.........................................................................................................4 1.1. Взаимное гарантированное уничтожение............................................5 1.2. Широкое определение стратегической стабильности........................62. Официальные взгляды России и США......................................................8 2.1. Официальные взгляды России..............................................................8 2.2. Официальные взгляды США.................................................................9 2.3. Проблемы..............................................................................................10 2.4. Дорожная карта....................................................................................123. Новые соглашения в стратегической сфере..........................................14 3.1. Новое российско-американское соглашение по сокращению СНВ?...........................................................................14 3.2. Дестабилизирующие факторы............................................................154. Новая модель стратегической стабильности в XXI веке......................18 4.1. Необходимость новых подходов..........................................................18 4.2. Взаимная гарантируемая стабильность и безопасность..................19 4.3. Политическая трансформация............................................................21
  5. 5. 41. Сложившаяся модельстратегического взаимодействияРоссии и СШАДостигнутые в период перезагрузки российско-американ-ских отношений позитивные изменения, несмотря на возни-кающие проблемы, позволяют задуматься о переходе к новоймодели стратегического взаимодействия Москвы и Вашинг-тона в  XXI веке. Такая модель российско-американских от-ношений должна обеспечить переход от «взаимного гаранти-рованного уничтожения» к позитивной системе обеспечениябезопасности на основе «взаимной гарантированной ста-бильности». Это требует переосмысления сложившихся кон-цепций и разработки новых подходов к обеспечению взаим-ной безопасности.Появление в  биполярной системе международных отно-шений ракетно-ядерного оружия привело к тому, что понятиевоенно-стратегического баланса оказалось сведено к пари-тету ядерных вооружений межконтинентальной дальности(свыше 5500 километров), имевшихся у двух сверхдержав –США и  СССР. Это было вызвано способностью таких воо-ружений в короткий срок добиться решающих результатов,уничтожить у  противника половину населения и  две третипромышленного потенциала («взаимное гарантированноеуничтожение»).Такое «узкое» определение учитывало только боезаряды,числящиеся на межконтинентальных баллистических раке-тах (МБР), баллистических ракетах подводных лодок (БРПЛ)и тяжелых бомбардировщиках. При этом не принимались вовнимание ядерные вооружения средней и малой дальности,а также гигантские арсеналы обычного вооружения, которы-ми располагали США и СССР. За рамками определения ока-зывались также ядерные и неядерные вооружения других го-сударств.Вместе с тем подобная трактовка предполагала и ограни-чение противоракетной обороны (ПРО). На этом основаниисложилось узкое понимание стратегической стабильности,которое стало основой для заключения советско-американ-ских договоренностей о контроле над ядерными вооружения-ми. Соглашения ОСВ и Договор по ПРО в 1972 году устанав-ливали количественные пределы и некоторые ограничения наСНВ и стратегическую противоракетную оборону.
  6. 6. 51.1. Взаимное гарантированноеуничтожениеК началу 1970-х годов в советско-американских отношени-ях сложилась модель «взаимного ядерного сдерживания», или«взаимного гарантированного уничтожения» (ВГУ). Эта мо-дель была кодифицирована в системе договоров о контроленад вооружениями, включая соглашения по ОСВ (СНВ) и ПРО.Модель ВГУ включает целый ряд важных характеристик, от-личающих ее от ядерного сдерживания как такового.1. Москва и Вашингтон стремятся обеспечить количественныйи качественный паритет своих стратегических сил. Другиеядерные державы не ставят перед собой задачу обеспече-ния паритета.2. Россия и США условно разделяют свои ядерные силы настратегические (дальностью свыше 5500 км) и  тактиче-ские. Другие государства не разделяют свои ядерные во-оружения.3. Только США и Россия обладают так называемым противо-силовым ядерным потенциалом, то есть способностью в ко-роткий срок поразить высокозащищенные военные цели,а также центры боевого и политического управления. У дру-гих ядерных государств имеется лишь противоценностныйпотенциал, то есть способность поражать крупные городаи промышленные объекты.4. Только стратегические наступательные силы России и СШАв  состоянии нанести обезоруживающий и  обезглавлива-ющий удары. Ядерные силы других стран не в состоянииосуществлять подобные планы.5. В результате только США и Россия имеют потенциальнуювозможность нанести внезапный или упреждающий ударпрактически в любой момент.6. Соответственно Москва и Вашингтон создали и поддержи-вают системы раннего предупреждения о ракетно-ядерномнападении (наземного и космического базирования). Дру-гие государства, обладающие ядерным оружием, не имеютподобных эшелонированных систем (СПРН).7. В этих условиях Россия и  США поддерживают свои СНВв  состоянии высокой боеготовности, позволяющей запу-стить ракеты, прежде всего МБР, через несколько минутпосле получения предупреждения о  запуске ракет другойстороной. Прочие ядерные державы не имеют возможностинанести ответно-встречный удар.
  7. 7. 68. Чтобы ослабить последствия упреждающего удара, СССРи США согласились ограничить стратегическую противора-кетную оборону параметрами, которые не позволят избе-жать возмездия в случае нанесения упреждающего удара.9. Модель ВГУ не учитывает тактические ядерные вооруже-ния и обычные вооруженные силы, имеющиеся у сторон.Правда, в конце холодной войны сфера контроля над воору-жениями была расширена. В 1987 году был заключен ДоговорРСМД, согласно которому были уничтожены советские и аме-риканские ракеты наземного базирования дальностью от 500до 5500 километров. Кроме того, в 1991 году Вашингтон и Мо-сква объявили об односторонних, но параллельных шагах посокращению тактического ядерного оружия (ТЯО). В 1990 годубыл подписан многосторонний Договор об обычных вооружен-ных силах в Европе (ДОВСЕ), ограничивавший пять категорийобычных вооружений (танки, боевые бронированные машины,артиллерия, боевые самолеты, ударные вертолеты) не толькоСША и СССР, но и всех государств – членов Североатланти-ческого альянса и Организации Варшавского договора на па-ритетной основе. При этом военно-морские вооружения (заисключением БРПЛ в соглашениях по СНВ) никак не ограни-чивались.1.2. Широкое определение стратегической стабильностиПережив окончание холодной войны, модель взаимного га-рантированного уничтожения остается основой военно-стра-тегических отношений между Россией и США. Новый ДоговорСНВ, подписанный в 2010 году, не отменяет ВГУ, хотя и делаетэту модель более устойчивой и стабильной.Вплоть до последнего времени сохранялось узкое опреде-ление стратегической стабильности, что было зафиксированов новом Договоре СНВ, где учитываются только традиционныекомпоненты стратегической триады.Однако в  начале XXI столетия военно-стратегический ба-ланс не ограничивается только стратегическими ядернымисилами, а  включает новые компоненты. Сегодня достижениерешающих целей войны (поражение широкого спектра воен-ных целей и  промышленных объектов, разрушение системыполитического и военного управления) становится возможнымне только с помощью ядерного оружия. Появились неядерныестратегические средства, способные за счет высокой точности
  8. 8. 7наведения на цель поражать защищенные объекты, которыеранее можно было поражать только ядерным зарядом. В  те-чение ближайших десятилетий стратегические неядерные во-оружения, видимо, достигнут уровня, способного оказать су-щественное воздействие на военно-стратегический баланс.Причем ведущая роль в  создании стратегических неядерныхвооружений принадлежит США.В целом же совокупный баланс сил в полицентричном мирескладывается сейчас из очень многих факторов. Все большеезначение приобретают противоракетные технологии, потенци-ал быстрого глобального удара (БГУ) с применением обычныхбоезарядов, возможность выведения оружия в  космическоепространство. Бурными темпами развиваются кибернети-ческие военные средства. Значительный дисбаланс возникв  сфере обычных вооружений. Взаимосвязь этих факторовстановится все более очевидной. Необходимо выработать ком-плексный подход к решению проблем, вызванных военно-тех-нологическими прорывами.Показательно, что в  первом десятилетии нынешнего векапроизошло колоссальное расширение функций Стратегическо-го командования США (Стратком), которое подверглось фун-даментальной реорганизации. Первоначально Стратком объ-единял стратегические ядерные силы ВВС и ВМС. Теперь в егоструктуру входят Командование силами быстрого глобальногоудара (включая ядерные и неядерные вооружения), Командо-вание средствами разведки и  наблюдения, Космическое ко-мандование, Командование интегрированными средствамипротиворакетной обороны, Командование кибернетическимисредствами борьбы (которое возглавляет директор Агентстванациональной безопасности) и др.
  9. 9. 82. Официальные взгляды России и СШАВ конце 2011 – начале 2012 года официальные представи-тели России и США провели консультации по вопросам стра-тегической стабильности. При этом выявились определенныеразличия в подходах сторон.2.1. Официальные взгляды РоссииРоссийская сторона определяет стратегическую стабиль-ность как устойчивое равновесие в совокупных военных по-тенциалах, включая наступательные и  оборонительные во-оружения. Это определяется чрезвычайно широко. Москвазаявляет о  необходимости воздерживаться от таких шаговв области военного строительства, разработки и разверты-вания вооружений, размещения войск, принятия и реализа-ции доктрин и концепций, формирования и реконфигурациивоенно-политических союзов, создания военных баз на ино-странной территории и  т. п., которые могли бы восприни-маться другой стороной как угрожающие ее национальнойбезо паcности.При этом Россия заявляет о своем намерении привлекатьк процессу обеспечения стратегической стабильности и другиегосударства, прежде всего – владеющие ядерным оружием,а также заинтересованные в совместных действиях по обеспе-чению общей безопасности. Как подчеркивает российская сто-рона, любые дальнейшие шаги в области сокращения и огра-ничения ядерных вооружений должны носить многостороннийхарактер.Стратегическое сдерживание Москва определяет как ком-плекс мер, направленных на упреждение или снижение угро-зы деструктивных действий со стороны государства-агрессо-ра или коалиции государств. При этом ядерное сдерживаниеобъявляется основным условием сохранения стратегическойстабильности. Более того, в обозримой перспективе ядерноеоружие будет оставаться важным фактором предотвращениявозникновения ядерных военных конфликтов и  военных кон-фликтов с  применением обычных средств поражения, кото-рые при определенных условиях могут трансформироватьсяв ядерные. Согласно военной доктрине, Россия оставляет засобой право применить ядерное оружие в ответ на применениепротив нее и (или) ее союзников ядерного и других видов ору-жия массового поражения, а также в случае агрессии против
  10. 10. 9Российской Федерации с применением обычного оружия, ста-вящей под угрозу само существование государства1.Поэтому, заявляет российская сторона, дальнейшие шаги посокращению ядерного оружия должны рассматриваться с уче-том всего комплекса факторов, влияющих на стратегическуюстабильность. К  их числу относятся ПРО, БГУ, ратификацияДоговора о всеобъемлющем запрещении ядерных испытаний(ДВЗЯИ), угроза размещения оружия в космосе, количествен-ный и качественный дисбаланс в обычных вооружениях и др.2.2. Официальные взгляды СШААмериканская сторона тяготеет к узкому пониманию стра-тегической стабильности, которое было принято в период хо-лодной войны и  сводилось, прежде всего, к  балансу страте-гических наступательных вооружений. Такой подход, которыйв  США иногда именуют стабильностью гонки вооружений,предполагает примерное равенство размеров и состава СНВ.Именно он лег в  основу соглашений и  договоров ОСВ, СНВи СНП.Администрация Обамы признает, что, несмотря на зна-чительное сокращение ядерных сил США и  России, они по-прежнему остаются направленными друг против друга, какесли бы мы оставались противниками.Американская сторона исходит из представления, что вза-имное сдерживание сохраняет свое значение. В то же времяставится вопрос и о кризисной стабильности, когда во времяинтенсивного кризиса нанесение ядерного удара первым недает преимуществ, поскольку другая сторона обладает способ-ностью нанести сокрушительный ответный удар.Представители США отмечают, что обе стороны в обычныхи кризисных условиях поддерживают значительную часть сво-их стратегических ядерных сил, а также системы управленияи контроля в таком состоянии, которое позволяет им пережитьразоружающий первый удар и нанести сокрушительный ответ-ный ущерб широкому спектру представляющих большую цен-ность целей.Вместе с  тем при администрации Обамы произошли не-которые подвижки. В  частности, это нашло свое отражениев преамбуле нового Договора СНВ, где признается взаимос-вязь между стратегическими наступательными и  стратегиче-скими оборонительными вооружениями. Американские пред-1  Военная доктрина Российской Федерации: утверждена указом Президента Российской Фе-дерации от 5 февраля 2010 г.
  11. 11. 10ставители отмечают, что стратегические наступательные силыобеих сторон должны обладать способностью преодолеть ПВОи ПРО другой стороны, чтобы поразить намеченные цели. Приэтом утверждается, что ни Россия, ни США не обладают раз-вернутыми системами ПВО и ПРО, способными серьезно осла-бить ответный удар другой стороны. Более того, постулируетсянеобходимость уменьшить количество целей, которые должнынаходиться под риском удара.Поэтому американская сторона ставит вопрос о дальнейшихсокращениях ядерных вооружений США и России на двухсто-ронней основе, без участия других ядерных государств. Речьидет как о стратегических, так и нестратегических, как о раз-вернутых, так и неразвернутых ядерных вооружениях.США предлагают также провести обсуждение ядерных док-трин и терминологии в связи с тем, что в России говорят о воз-можности применения ядерного оружия в случае войны с пре-восходящим по обычным вооруженным силам противником.С одной стороны, американской стороной признается оза-боченность российской стороны развитием ПРО и средств БГУСША. С другой стороны, выражается обеспокоенность модер-низацией СЯС России.Особый упор американская администрация делает на транс-парентность. Утверждается, что предоставление информациио планах и программах ПРО и развитие сотрудничества – на-пример, наблюдение за испытанием систем ПРО, совместныеучения, совместный анализ и совместное планирование – мо-гут способствовать установлению взаимопонимания, предска-зуемости и доверия.Наконец, американская сторона готова обсуждать возника-ющие угрозы критически важному космическому потенциалуи  кибернетическим сетям, способные подорвать стратегиче-скую стабильность, а также совместные подходы к снижениюэтих угроз.2.3. ПроблемыТаким образом, можно констатировать, что в подходах СШАи России к стратегической стабильности имеются существен-ные различия. Это объясняется сложившейся асимметрией во-енного потенциала и  интересов национальной безопасностидвух сторон.США готовы идти на договоренности в области ядерных во-оружений, где между Россией и США существует примерный
  12. 12. 11паритет. Но Вашингтон не согласен на жесткие ограниченияв тех областях, где американцы обладают значительным пре-имуществом. В свою очередь, Москва опасается угрозы соб-ственному ядерному потенциалу со стороны американских не-ядерных вооружений и отдает приоритетное значение их огра-ничению.Американская сторона придерживается узкой интерпрета-ции стратегической стабильности и  предлагает ее обеспечи-вать юридически обязательными двусторонними соглашения-ми по дальнейшему сокращению ядерных вооружений, вклю-чая тактические, а также политическими, но не юридическимимерами по достижению определенной степени транспарентно-сти в таких сферах, как ПРО, БГУ, космос и киберпростран-ство. Что касается многосторонних договоренностей, то пози-ция США ограничивается только нераспространением оружиямассового поражения.Россия склоняется к чрезвычайно широкой интерпретациистратегической стабильности. Москва не торопится согла-шаться на новые сокращения ядерного оружия, особенно так-тического. В  то же время российская сторона ставит вопрособ ограничении стратегических неядерных военных систем, покоторым она значительно отстает от США. При этом Россияпризывает к международно-правовому обеспечению военногобаланса на многосторонней основе.Вместе с тем в обеих странах сегодня имеются влиятель-ные политические круги, которые в принципе отвергают не-обходимость поддержания стратегической стабильностина основе договоренностей о  контроле над вооружениями.Например, позиция Республиканской партии в США делаеткрайне маловероятной ратификацию любого нового разо-руженческого договора Сенатом. Это осложняет дипломати-ческие усилия по взаимоприемлемому компромиссу междуРоссией и США.В то же время Вашингтон и Москва не могут не считатьсяс серьезными финансово-экономическими проблемами, кото-рые накладывают свой отпечаток на оборонные расходы. Со-временные системы вооружений требуют чрезвычайно боль-ших затрат. Поэтому бюджетный секвестр в США скажется нарасходах на ядерный комплекс, ПРО и другие программы во-оружений. Свои бюджетные проблемы имеются и у РоссийскойФедерации. Показательно, что в  настоящее время у  Россиименьше развернутых пусковых установок (ПУ) и боезарядов,чем позволяет новый Договор СНВ.
  13. 13. 122.4. Дорожная картаЧтобы проанализировать, каким путем может развиватьсяроссийско-американский диалог по стратегической стабиль-ности, следует, прежде всего, оценить, готовы ли США заклю-чать в дальнейшем юридически обязательные соглашения поконтролю над стратегическими ядерными и  неядерными во-оружениями. Если ответ на этот вопрос будет положительным,то перспективы укрепления стратегической стабильности какв узкой, так и в широкой интерпретации выглядят вполне ре-алистичными. Если же ответ будет отрицательным, то черезкакое-то время стратегическая стабильность начнет размы-ваться. Более того, нельзя исключать, что и режим контролянад вооружениями уйдет в историю, если нашим странам неудастся достичь компромисса.Как представляется, узкая интерпретация стратегическойстабильности, соответствовавшая условиям биполярногомира во второй половине ХХ века, в  котором соперничалидве сверхдержавы, устарела. Для XXI века требуется болееширокое представление о  стратегической стабильности, от-вечающее современным технологическим и геополитическимреалиям. Однако концептуально этот вопрос требует очень се-рьезного осмысления. Сегодня ни Россия, ни США не готовыдобиваться политических решений, которые охватывали бывсе аспекты широкой интерпретации стратегической стабиль-ности.На наш взгляд, переход от устаревшего (вторая половинаХХ века) узкого к отвечающему современным реалиям широ-кому пониманию стратегической стабильности может пройтичерез несколько этапов и должен начинаться с ядерных воору-жений.На первом из них следовало бы рассмотреть возможностьнекоторых дальнейших двусторонних сокращений ядерных во-оружений США и России. Это связано с отказом других ядер-ных государств брать на себя хоть какие-либо формальныеобязательства по ограничению своих арсеналов. Кроме того,нет ясности относительно способов вовлечения в разоружен-ческий процесс государств, обладающих ядерным оружием, ноне признанных таковыми согласно Договору о нераспростра-нении ядерного оружия (ДНЯО).На втором этапе можно привлечь к договорному режиму тридругих «официальных» ядерных государства – Францию, Ве-ликобританию и Китай. Для этого они должны согласиться на
  14. 14. 13установление каких-то количественных потолков своих ядер-ных вооружений и мер транспарентности, проверки и контроля.По самым оптимистическим оценкам, это может произойти нераньше конца нынешнего десятилетия.На третьем этапе следует попытаться вовлечь в режим кон-троля над ядерным оружием «неофициальные» ядерные госу-дарства – Индию, Пакистан, Израиль и Северную Корею. Нокогда и как это удастся сделать, можно только гадать. Ведь дляэтого может потребоваться внести изменения в ДНЯО, что чре-вато крайне опасными последствиями.
  15. 15. 143. Новые соглашения в стратегической сфере3.1. Новое российско-американское соглашениепо сокращению СНВ?Подход США к  новым сокращениям ядерных вооруженийбыл изложен в докладе Совещательного совета по междуна-родной безопасности при Государственном департаменте от27 ноября 2012 года2. В докладе рассматривается нескольковариантов: принятие поправки к новому Договору СНВ; заклю-чение договора о нестратегических и неразвернутых вооруже-ниях; заключение договора, охватывающего все ядерные бое-заряды; параллельные взаимные политические обязательства.Отмечается, что односторонние и  скоординированные дей-ствия можно осуществить быстрее и с меньшей политическойценой (имеются в виду трудности ратификации двустороннихсоглашений). Рассматривается также возможность досрочноговыполнения Договора СНВ, что позволит избежать разверты-вания Россией нового типа тяжелой МБР. Предлагается такжеобсудить дополнительные меры по транспарентности (напри-мер, обмен данными об уже осуществленных сокращенияхТЯО), а также по возможной верификации сокращения ядер-ных боезарядов.По нашей оценке, на нынешнем этапе новые америка-но-российские договоренности могут иметь форму допол-нительного соглашения о  более глубоких сокращениях (посравнению с  Договором СНВ) стратегических ядерных во-оружений. Думается, стороны могли бы, например, устано-вить в рамках действующего договора потолок в 1400 раз-вернутых боезарядов на стратегических носителях в конце2014 года и 1000 развернутых боезарядов в 2017 году. Нотакое сокращение имело бы смысл при установлении потол-ка в 500 единиц для развернутых МБР и БРПЛ. Кроме того,можно было бы ограничить количество тяжелых бомбарди-ровщиков 40 единицами (с фактической загрузкой примерно300 ядерных боезарядов).В результате соотношение между ядерными боеголовками,которые могут быть задействованы в  упреждающем ударе,и количеством целей, подлежащих поражению, не будет пре-вышать 2 к 1. Такое соотношение крайне затруднит нанесениеупреждающего удара и увеличит возможности ответного уда-2  Options for Implementing Additional Nuclear Force Reductions: report / International SecurityAdvisory Board. 2012. November 27.
  16. 16. 15ра, а следовательно – будет способствовать укреплению кри-зисной стабильности.Вместе с тем появится возможность перевода значитель-ной части «активных» ядерных вооружений в состояние пони-женной боеготовности. Это, в свою очередь, заметно снизиту  обеих сторон опасения в  отношении внезапного массиро-ванного упреждающего обезоруживающего и обезглавлива-ющего удара. Однако техническими мерами ликвидироватьспособность нанести противосиловой удар невозможно. По-этому сокращения СНВ, наряду с частичным снижением уров-ня боеготовности, не изменят ситуацию ВГУ принципиально,хотя и придадут этой модели большую надежность и устойчи-вость. Российские и  американские стратегические ядерныесилы будут по-прежнему выполнять функцию взаимного сдер-живания.3.2. Дестабилизирующие факторыОднако приведенные выше рассуждения не принимают вовнимание целый ряд дестабилизирующих факторов: ПРО, не-стратегические ядерные вооружения, БГУ и другие высокоточ-ные обычные вооружения.Россия вряд ли согласится на какое-либо дальнейшее со-кращение ядерных вооружений, если США будут создаватьстратегическую противоракетную оборону. Однако нереали-стично ожидать, что Вашингтон подпишет и ратифицирует но-вый Договор по ПРО.В то же время США будут добиваться ограничений на не-стратегические ядерные вооружения, в области которых Рос-сия обладает количественным превосходством. Но Москва несогласится вести переговоры по этой проблеме без учета вы-сокоточных обычных вооружений, включая силы БГУ, а такжедисбаланса между Россией и НАТО в обычных вооруженныхсилах. Кроме того, прекращение действия ДОВСЕ делает не-возможным верификацию соглашений по ТЯО. Чтобы решитьэти проблемы, потребуется целый ряд дополнительных догово-ренностей, сопровождающих новые соглашения о СНВ.1. Ограничение стратегической ПРО (перехватчики, имеющиескорость 4,5 км/сек и более) количественным потолком невыше 100 единиц, а также возможные ограничения на раз-мещение.2. Ограничение сил БГУ количеством в 20 единиц. Включе-ние этих средств в  параметры российско-американских
  17. 17. 16договоренностей по сокращению стратегических ПУ МБРи БРПЛ.3. Распространение договоренностей о численном ограниче-нии неразвернутого ядерного вооружения на нестратегиче-ские ядерные боезаряды.4. Согласие на транспарентность и, возможно, какие-то мерыверификации по ПРО, БГУ и ТЯО.5. Дополнительные меры доверия (обмен нотификациямии др.) в военно-морской сфере.6. Установление ограничений (самоограничений) на наращи-вание некоторых типов высокоточных обычных вооружений.Однако по сравнению с имеющимися наработками в сфереСНВ достижение подобных договоренностей окажется задачейгораздо более сложной. Малореалистичным заключение соот-ветствующих юридически обязательных договоров выглядит,прежде всего, из-за позиции США. Что же касается политиче-ских обязательств, они могут вызвать сомнения Москвы, обо-снованно опасающейся изменения американской политики по-сле смены администрации в Вашингтоне.Что касается проблем кибернетического оружия и размеще-ния боевых систем в космосе, то на двусторонней основе их ре-шение невозможно. А привлечение к возможным соглашениямКитая и других держав в лучшем случае потребует длительно-го времени.В своем послании о положении страны Обама заявил, чтонамерен вступить в переговоры с Россией о дальнейшем со-кращении ядерных арсеналов3. В Вашингтоне понимают, чтобез компромиссного решения проблемы ПРО никакой про-гресс на переговорах не будет возможен. 15 марта 2013 годановый министр обороны США Чак Хейгель объявил о реструк-туризации американской программы противоракетной оборо-ны4. Заместитель министра обороны Джим Миллер, отвечая навопрос журналистов на пресс-конференции в Пентагоне, уточ-нил: программа «СМ-3 Блок 2Б» отменена5.Администрация Обамы продемонстрировала, что не наме-рена обострять отношения с  Россией и  в определенной сте-пени готова к компромиссу. В течение ближайшего десятиле-тия стратегическая ПРО США вряд ли превысит уровень в 1003  Options for Implementing Additional Nuclear Force Reductions: report / International SecurityAdvisory Board. 2012. November 27.4  Hagel С. U.S. Bolstering Missile Defense / U.S. Department of Defense. 2013. March 15. URL: http://www.defense.gov/news/newsarticle.aspx?id=1195435  U.S. Announces EPAA Phase IV cancellation, increase in number of GMD national missile defenseinterceptors from 30 to 44 (March 15, 2013). Mostly Missile Defense. URL: http://mostlymissiledefense.com
  18. 18. 17перехватчиков. У России же имеется около 500 развернутыхМБР, БРПЛ и тяжелых бомбардировщиков и полторы тысячиядерных боезарядов.Но пока еще рано утверждать, что проблема решена. Во-первых, Вашингтон намерен выполнить 2-й и 3-й этапы адап-тивного подхода к развертыванию противоракетной обороныв Европе, включая развертывание в Румынии и Польше на 3-мэтапе противоракет «СМ-3 Блок 2А». Во-вторых, по требова-нию республиканцев в Конгрессе Пентагон пообещал «иссле-довать» возможность создания третьего позиционного районастратегической ПРО на восточном побережье страны. Правда,Хейгель подчеркнул, что это лишь «исследование», которое ник чему не обязывает. Но в будущем, когда республиканцы при-дут к  власти, нельзя исключать попытки создания сплошнойПРО для прикрытия территории США.Таким образом, открылось новое «окно возможностей».Пора начинать серьезные переговоры между Москвой и  Ва-шингтоном. Хочется надеяться, что нашим странам удастсяприйти к компромиссным договоренностям, учитывающим ин-тересы безопасности обеих сторон и укрепляющим стратеги-ческую стабильность.В случае достижения российско-американского компромис-са по ПРО в 2013–2014 гг. можно рассчитывать на сохранениестратегической стабильности в узком ее понимании, по край-ней мере, до конца нынешнего – начала следующего десяти-летия. Вместе с новыми сокращениями ядерных вооруженийРоссии и США это будет способствовать укреплению режиманераспространения и покажет приверженность США и Россиисвоим обязательствам по ДНЯО.
  19. 19. 184. Новая модель стратегическойстабильности в XXI веке4.1. Необходимость новых подходовВ дальнейшем поддержание военно-стратегического ба-ланса, видимо, потребует разработки принципиально новыхподходов к  стратегическим наступательным и  оборонитель-ным вооружениям. Как представляется, в XXI веке созданныйв годы холодной войны механизм контроля над вооружениямина основе юридически обязывающих договоренностей (уста-новление количественных потолков, меры верификации и про-верки) вряд ли применим для регулирования многих компо-нентов современного военно-стратегического баланса, как надвустороннем, так и на многостороннем уровнях.Традиционный механизм контроля над вооружениями всееще может быть эффективным в  сфере ядерных вооруже-ний России и США, что было подтверждено в новом ДоговореСНВ, хотя по-прежнему за рамками этого механизма остают-ся нестратегические ядерные вооружения двух стран. На нашвзгляд, теоретически возможно достижение новых юридическиобязывающих договоренностей по ядерному оружию междуРоссией и США. Однако крайне сомнительно, что удастся за-ключить новое соглашение по ограничению противоракетнойобороны (Договор ПРО–2). Вряд ли возможно или необходимореанимировать и ДОВСЕ, но важно продолжать поиск догово-ренностей о новом международно-правовом режиме контролянад вооружениями с участием всех европейских стран.С учетом сказанного, видимо, требуется разработка новыхинструментов регулирования военно-стратегического баланса,которые должны дополнять юридически обязательные догово-ренности. Поддержание и укрепление военно-стратегическойстабильности – это процесс, который призван обеспечиватьпредсказуемость ситуации, препятствовать резкому наруше-нию баланса и неоправданным расходам на гонку вооружений,предотвращать возникновение и эскалацию военно-политиче-ских кризисов.Одним из таких инструментов могут стать меры доверияи  транспарентности в  отношении, например, некоторых ком-понентов военно-стратегического баланса. Стороны должныосознать необходимость сдержанности и  не пытаться доби-ваться превосходства, которое, как свидетельствует история,носит временный характер и  оборачивается новым опаснымвитком гонки вооружений.
  20. 20. 19Можно полагать, что такие меры могут включать односторон-ние, но параллельные шаги на двустороннем уровне (например,между Россией и  США или Китаем и  Индией). Они могут за-трагивать как количественные параметры определенных типоввооружений, так и обмен информацией об их оперативной дея-тельности. Эти меры могут приниматься на основе политическихдоговоренностей, а не договорных юридических обязательств.Конечно, российско-американских договоренностей по со-кращению ядерного оружия, описанных выше, будет недо-статочно для поддержания военно-стратегического балансав широком понимании стратегической стабильности, которое,с  одной стороны, должно учитывать неядерные стратегиче-ские системы, а  с другой – многополярный характер совре-менного мира. Особо следует отметить, что на устойчивостьвоенно-стратегического баланса в мире все большее воздей-ствие будет оказывать сдерживание милитаризации космосаи развития кибернетического оружия. Очевидно, поддержаниестратегической стабильности в многополярном мире XXI векапотребует новых усилий для нейтрализации серьезных угроз,возникающих в этих сферах военного соперничества.Стратегическая стабильность в мире и состояние европей-ской безопасности на ближайшее десятилетие напрямую за-висят от того, смогут ли Россия и США совместно с другимичленами НАТО обеспечить предсказуемость в  области стра-тегической ПРО. Для этого необходимы совместные усилия,направленные на создание определенной системы подобнойпредсказуемости. Основой этой системы должен стать реаль-но действующий механизм сотрудничества.4.2. Взаимная гарантируемая стабильность и безопасностьПодход США к  проблеме взаимной гарантированной ста-бильности (ВГС) был изложен в специальном докладе Совеща-тельного совета по международной безопасности при Государ-ственном департаменте от 14 августа 2012 года6.В этом докладе отмечаются следующие характерные обсто-ятельства:• ядерное оружие больше не играет центральной роли в обе-спечении безопасности;• сдерживание на основе ядерного уничтожения более не яв-ляется необходимым;6  Report on Mutual Assured Stability: Essential Components and Near Term Actions / InternationalSecurity Advisory Board. 2012. August 14.
  21. 21. 20• вероятность ядерной войны крайне невелика;• отсутствуют главные, ключевые вызовы безопасности (иде-ологические и территориальные конфликты, соперничествоза доступ к природным ресурсам);• выгоды от мирной интеграции в экономической, политиче-ской и дипломатической сферах перевешивают преимуще-ства от ядерного конфликта.Формирование модели ВГС в  российско-американских от-ношениях является, по мнению авторов доклада, критическиважным, поскольку их ядерные арсеналы превосходят ядерныевооружения всех других стран мира.Авторы доклада поддерживают проведение переговоров постратегической стабильности между США и  Россией для об-суждения необходимых компонентов и принятия плана перехо-да к режиму ВГС. Особо подчеркивается важность совместно-го анализа необходимого потенциала национальной и много-сторонней ПРО. Кроме того, они признают необходимым изме-нение (на основе взаимности) ядерной доктрины США, чтобыперейти от ядерной политики, основанной на признании Рос-сии главной угрозой, к  доктрине «общего сдерживания» безуказания конкретных врагов. Предлагается также совместноразобраться в вопросах классификации ядерных вооружений,обеспечения безопасности ядерных материалов и  принятиясоответствующих стандартов другими странами. Отмечаетсянеобходимость обмена данными СПРН, а  также пятилетни-ми планами модернизации ядерных вооружений. Кроме того,в  докладе предлагается содействовать росту экономическойвзаимозависимости двух стран, усилить совместную борьбус наркотиками и развивать сотрудничество в научно-техниче-ской сфере. Переход к ВГС, по мнению авторов доклада, по-требует многих лет и даже десятилетий.Следует отметить, представители администрации Обамыпризнают, что ВГС затрагивает эволюцию как политических,так и военных взаимоотношений между США и Россией, и под-черкивают взаимосвязь этих двух аспектов. Они утверждают,что целью является переход к политике взаимной безопасно-сти и нормальным отношениям. ВГС рассматривается ими какмеханизм совместного реагирования на общие вызовы без-опасности, исключающий стимулы, которые подталкивали бык кризисам, развязыванию конфликта или гонке вооружений.Важной формой поддержания ВГС могут стать коопераци-онные действия по обеспечению совместной безопасности
  22. 22. 21и совместной обороны. Это позволило бы перейти от «негатив-ных» к «позитивным» правилам взаимодействия.В этой связи можно напомнить, что благодаря созданиюСевероатлантического альянса военное столкновение междучленами НАТО практически исключено, хотя на протяжениивеков они многократно воевали друг с другом. Об этом, на-пример, свидетельствуют отношения между Великобритани-ей и  Францией, которые смогли преодолеть тысячелетнююконфронтацию и, несмотря на обладание ядерным оружием,позитивно взаимодействует в  подходе к  ключевым пробле-мам. Бывшие противники стали союзниками, разногласиямежду которыми больше не могут привести к вооруженнымконфликтам.Думается, что этот опыт весьма полезен и для будущего вза-имодействия России и США, которые никогда не были против-никами в многополярной системе международных отношений.Более того, даже идеологические противоречия не помешалисоюзу Вашингтона и Москвы во Второй мировой войне.4.3. Политическая трансформацияЗа 22 года, прошедших после окончания холодной войны,провозглашение стратегического партнерства так и не приве-ло к качественным изменениям в российско-американских от-ношениях. Формирование новой модели партнерства Россиии США происходило в условиях резкого усиления асимметриипотенциалов и интересов двух стран.Во-первых, каждый раз за декларациями не следовали прак-тические меры по созданию постоянно действующих структур.Точнее говоря, принимались полумеры, которые не могли ока-заться эффективными. Разрозненные усилия не были связаныкаким-то общим стратегическим замыслом, носили эпизоди-ческий характер и за редким исключением не имели серьез-ных последствий. Эффективные институты стратегическогопартнерства так и  не были созданы. Партнерство оказалосьдекларативным.Во-вторых, не была выработана прочная международно-правовая база стратегического партнерства. Правда, Россияи США трижды подписали соглашения о сокращении ядерныхвооружений: в 1993 году – Договор СНВ-2, в 2002 году – Дого-вор СНП, в 2010 году – новый Договор СНВ. Но эти соглашениякасались, как и в годы холодной войны, «негативных правил»:чего нельзя делать. А вот «позитивные правила», типа догово-
  23. 23. 22ра о взаимной безопасности или соглашения о борьбе с терро-ризмом, так и не были установлены.Размывались даже некоторые «негативные правила» во-енно-стратегического соперничества. Односторонний выходСША из Договора по ПРО нанес большой ущерб всему режимуконтроля над вооружениями. Мораторий на ДОВСЕ также сы-грал свою роль.В-третьих, у  стратегического партнерства Москвы и  Ва-шингтона нет экономической базы. На долю России приходит-ся меньше 1% американской внешней торговли и экспорта ка-питала.В-четвертых, у стратегического партнерства России и СШАнет внутриполитической базы. Во многом это объясняетсяслабостью экономических взаимосвязей, ведь именно бизнесобычно выступает лоббистом политического сотрудничества.Но зато есть хорошо организованные группы, связанные с во-енно-промышленным комплексом, лоббистские усилия кото-рых направлены против сокращения вооружений, развития во-енного и политического сотрудничества.Как отмечается в докладе Совещательного совета по меж-дународной безопасности при Государственном департамен-те от 14 августа 2012 года, переход к  состоянию ВГС будеттрудным и, возможно, недостижимым. Хотя холодная войназакончилась, сохраняется взаимное недоверие, остаются фун-даментальные различия и конфликты ценностей и интересов.Но ВГС не требует абсолютного доверия, всеобъемлющего со-трудничества и полного совпадения национальных интересов.Ни одна из сторон не угрожает ключевым интересам безопас-ности другой стороны, особенно в том, что касается погранич-ных споров, идеологических конфликтов или соперничества заприродные ресурсы.В докладе признаются риски перехода к ВГС – в частности,если в процесс укрепления стратегической стабильности не бу-дут вовлечены другие ядерные державы. Кроме того, авторы до-клада отмечают, что такой сдвиг в американо-российских отно-шениях может создать для США проблемы с другими странами.Приходится признать, что хотя сегодня между Москвой и Ва-шингтоном нет идеологических и геополитических конфликтов,сравнимых с конфронтацией периода холодной войны, а «пере-загрузка» позволила добиться договоренностей по СНВ, ВТОи  ряду других вопросов, российско-американские отношенияостаются хрупкими и неустойчивыми. ВГУ является одним из«встроенных» элементов, дестабилизирующих эти отношения.
  24. 24. 23Анализ подходов России и США к проблеме стратегическойстабильности свидетельствует, что в краткосрочной перспек-тиве здесь не следует ожидать радикальных улучшений. Не от-рицая необходимости и возможности новых договоренностейпо военно-стратегическим вопросам, приходится констатиро-вать, что новые соглашения по сокращению и ограничению во-оружений сами по себе не в состоянии привести Москву и Ва-шингтон к ВГС вместо ВГУ.Кардинальное решение этой проблемы лежит, прежде все-го, в политической и экономической сферах.У России и США есть общие интересы по целому ряду клю-чевых вопросов международной безопасности. В первую оче-редь это касается борьбы с распространением оружия массо-вого поражения. Есть возможности взаимодействия по Ирануи Северной Корее. Налаживается сотрудничество и по Афга-нистану. Отмена поправки Джексона-Веника и вступление Рос-сии в ВТО создают предпосылки для придания нового импуль-са торгово-инвестиционным отношениям.По нашему мнению, качественные изменения в  политиче-ской и экономической сферах сделают неизбежным и транс-формацию военно-стратегического взаимодействия Россиии США. При этом возможны как политические, так и между-народно-правовые формы согласования позиций двух сторон,вплоть до заключения договора о взаимной безопасности.Таким образом, стратегическая стабильность в  XXI столе-тии может базироваться на следующих опорах.1. Договорные обязательства по ограничению и сокращениювооружений.2. Меры доверия и транспарентности на основе политическихобязательств.3. Односторонние параллельные меры по демонстрации от-сутствия угрозы.4. Сотрудничество в сфере безопасности и обороны на осно-ве взаимных политических и  юридических обязательств,в том числе в сфере ПРО.5. Развитие политического и экономического сотрудничестваРоссии и США.В идеале переход от взаимного гарантированного уничтоже-ния к взаимной гарантированной стабильности должен приве-сти к взаимной гарантированной безопасности России и США.Для этого необходима политическая воля с обеих сторон.
  25. 25. Российский совет по международным деламО качественной трансформациироссийско-американских отношенийв стратегической областиИздательство «Спецкнига»т. (495) 744-6179www.specialbook.netВерстка — Е.В. ЗарубаеваНа обложке использован коллаж РСМДФормат 70x100 1/16.Бумага офсетная. Печать офсетная.Гарнитура HeliosC. Усл. печ. л. 1,5.Тираж 500 экз.

×