Successfully reported this slideshow.
We use your LinkedIn profile and activity data to personalize ads and to show you more relevant ads. You can change your ad preferences anytime.

Формирование исторического сознания

1,037 views

Published on

В презентации приводятся теории исторического познания и раскрывается цель изучения истории.

Published in: Education
  • Be the first to comment

  • Be the first to like this

Формирование исторического сознания

  1. 1. © Н.Б. Бурыкина, кандидат философских наук Формирование исторического сознания личности
  2. 2. Историческое сознание личности –  это система взглядов, идей, ценностей, смыслов человеческого бытия, которые открываются и присваиваются личностью, вбирая в себя все этапы исторического пути духовного развития человечества;  это порождение идей на диалогической основе; порождение смыслов в поступке (М.М. Бахтин);  историческое сознание, понимаемое в данном широком контексте, выступает как самосознание личности, ее самодетерминация.
  3. 3. История есть духовный опыт, память, отношения как смыслы бытия. “Историческое познание есть один из путей к познанию духовной действительности”. [Н. Бердяев] Смыслы сосредоточены в истории как культуре. Культура – это средоточие всех (социальных, духовных, логических, эмоциональных, нравственных, эстетических) смыслов человеческого бытия. То есть мир, жизнь человека, событие имеют смыслы – ответы на вопросы человеческого бытия. [М. Бахтин]
  4. 4. Территория историка как «пространство-время» исторического исследовании  “Хронотопос”, который мысленно нужно было бы поместить не в прошлом и не в настоящем, а в воображаемой сфере, - это, собственно, и есть “пространство-время” исторического исследовании. Именно в этом пространстве-времени делаются специфические открытия, накапливается новое знание (М. Бахтин). Когда же мы производим изыскание исключительно на нашей “территории”, в современности, анализируя, скажем, те же средневековые тексты, то мы, по-видимому, получаем только те ответы, о которых мы вопросили наши источники. Формулируемые таким образом вопросы могут оказаться не вполне адекватными культуре изучаемой эпохи (А. Гуревич).
  5. 5. Понятие “территория историка” А.Я. Гуревича Взаимодействие сигналов, сообщений, идущих из прошлого, с вопросами и моделями, которые посылает в прошлое исследовательская мысль современного историка для того, чтобы получить необходимые ей ответы, – оба эти уровня совмещаются на специфической “территории историка”. Встреча двух культур происходит в особом интеллектуальном пространстве – это и есть, собственно, “пространство истории”, где формируется и получает дальнейшее развитие историческое сознание.
  6. 6. Историческая реконструкция  Всякая историческая реконструкция, т. е. попытка восстановления прошлого, происходит по правилам:  Мы строим новую картину, которая в конечном итоге соответствует каким-то ожиданиям, общим умонастроениям, коренным мыслительным установкам нашей эпохи.  мы строим этот мир прошлого, исходя из тех посланий и указаний, которые мы черпаем в источниках, чем более внимательно мы в них вслушиваемся, всматриваемся, тем скорее мы можем заполнить конкретным содержанием эти общие модели, проецируемые нами на прошлое.  “идеальный тип”, “исследовательская утопия” непрерывно проверяется историческим материалом, модифицируется в одних случаях и отвергается и заменяется новыми исследовательскими моделями в других. Этот “идеальный тип” является совершенно необходимым инструментом познания для всякого мыслящего и ответственно работающего историка.
  7. 7. Исторические формы сознания имеют по В. Библеру следующие характеристики:
  8. 8. Античность:  для античного сознания понять предмет означало перевести хаос в космос – в упорядоченное, эстетически значимое бытие. Важным было осознание того, что такое быть сущим, а не чем предмет отличается от другого. Эйдос в античности означал понимание внутренней формы;  - единицу античной нравственной перипетии возможно сформулировать так: индивиду необходимо упорно включиться в роковую предопределенность рода и космоса. Только в таком включении – я выше самого себя. Индивиду надлежит самому – в средоточии акме, в момент героического поступка отвечать за сам этот рок. Мой характер – в точке акме – свободен перерешить рок. Ни один из этих полюсов в поле нравственности не может исчезнуть. Решая в пользу одного из полюсов, я нарушаю заповедь другого, и любой мой поступок несет в себе риск самодетерминации;  - в момент “акме” все мое прошлое и будущее собирается в точку настоящего. Эти точки сопряжения рока и свободы поступка с наибольшей силой воплощены в моменты катарсиса;  - жизнь античного человека устроена трагедийно, его жизнь- это противоборство в трагедии: сакральности мифа и личной, акмейной ответственности трагедийного героя за свою судьбу, за всеобщий рок, космическую справедливость.
  9. 9. Средневековое сознание:  - для средневекового сознания понять предмет означает причащение к всеобщему творцу. Смысл сознания средневековья был актуализирован вне понимания самобытия, вне эйдоса, вне собственной сущности, а в актуализации сверхсущего бытия;  - поступок в средние века для человека определялся в душе как невозможное сопряжение исходных мотивов любви к человеку. “Можно ли – чтобы самому не нарушить заповедь и не совершить убийство – допустить убийство, совершаемое другим? И – вновь безвыходность нравственной коллизии, проникающей в самую сердцевину абсолютного завета. Убью ли я, чтобы помешать убийству, или не убью, дав убийству совершиться, – совесть все равно скажет: “Виновен!” именно такой выбор и есть нравственный выбор в момент самодетерминации;  - для человека средневековья жизнь – это момент исповеди, встречи времени и вечности, равновесие сиюминутных поступков и вечного возмездия. Такая жизнь человека это не исповедь, не житие святого, а жизнь индивида в движении и предстоянии в храме, из храма в свой дом как аналог античной трагедии. Храм, колокол в форме храма, икона, фрески, все это и многое другое является формой “постановки” индивидуальной жизни в момент ее встречи с вечностью в горизонте личностной идеи средневековья. Индивид является мастером, свободным средоточием вечного “предстояния”, он может в своем земном бытии изменять и перерешать свою судьбу;  - для средневековья – это противоборство между сакральностью моей “священной истории” и жизненной, смертной ответственностью за свое бесконечное будущее, столкновение предрешенности страшного суда и свободной воли индивида, сопряжение страданий нашей индивидуальной жизни и Страстей Господних. Так, “причащающий разум” индивида средних веков направлен на актуализацию бесконечно-возможного бытия как “всеобщего субъекта”.
  10. 10. Новое время:  Нововременное сознание характеризуется сложным сплетением безвыходных нравственных коллизий, связанных с именами Гамлета, Дон-Кихота, Фауста, так как поступки этих героев в их сплетении, взаимополагании, взаимоисключении создают поле нравственности в жизни человека Нового времени.  В словах Гамлета “Быть или не быть” заключается вопрос философского осмысления жизни человека эпохи, который отражает суть миропонимания этого времени- самому себе быть обязанным своим бытием.  Ответом “быть” человек обрекал себя на борения, противодействие силам, которые были сильнее его. Но в этом заключалась свобода. “Решая – “не быть!” – человек отстраняется от всякой ответственности за свои действия (этих действий попросту нет), но оказывается трагически ответственным за свое бездействие. Правда, есть выход в конце “Гамлета”: “Если чему-нибудь суждено случиться сейчас, значит, этого не придется дожидаться… Самое главное – быть всегда наготове… Будь, что будет!”  Такая позиция является концом нравственности, попыткой укрыться от нравственных, неразрешимых коллизий. Нравственность ХХ века и есть сложное, парадоксальное сопряжение всех нравственных трагедий Эдипа и Христа, Гамлета и Дон-Кихота. И теперь мой поступок предопределен, как бы я ни поступил, он не снимает исходной перипетии нравственного выбора, решения, совести (ответственности).  Нравственен он лишь тогда, когда он восстанавливает исходную перипетию, преступает и возвращает к исходной позиции. Нравственность не в моральных нормах, не в предписаниях как надо или не надо поступать, а в неких образах культуры, в личностных трагедиях героев.  Их противоборство есть преодоление некой странной светской “сакральности” (те линии, сгибы, в которых “цивилизация” проникает в “культуру”), – сакральности и неотвратимости “исторического прогресса”. Индивид осознает свою уникальность, вместе с тем чувствует себя бесконечно малой, исчезающей малозначащей точкой исторического движения, в которой все последствия не зависят от его личной воли.  Разум индивида Нового времени направлен на актуализацию мира как предмета познания и в романном остранении, – личности автора, способного и мучительно жаждущего познавать мир и самого себя, то есть понимать вещи в их одиноком “само-по-себе-значимом” бытии.
  11. 11. Историческая “типология” образов личности для каждой формы самодетерминации:  Герой античности;  Страстотерпец и Мастер средневековья;  автор (в смысле соотношения автора и “героя”) Нового времени.  Но мое собственное сознание и мою собственную судьбу можно самоопределить только на гранях этих культур. Конечный смысл культуры как самодетерминации есть сопряжение, сосредоточение двух коренных регулятивных идей (разум – личность) в процессе решающего самоопределения и самоперерешения нашего сознания, деятельности, судьбы (апорийное – в античности; антитетическое – в средние века; антиномическое – в Новое время; парадоксальное – в XX веке).
  12. 12. Историческое сознание ХХ в.  в XX веке феномен культуры все более сдвигается в центр, в средоточие человеческого бытия, пронизывает все решающие события жизни и сознания людей нашего века, и объясняет это явление следующими причинами:  страшные трагедии и потрясения ХХ века, начиная с событий I мировой войны и последовавшие вслед за ней события 20-30-х годов, казалось бы, не имеющие к культуре никакого отношения, помогли обнаружить и осознать роковое исчерпание и расщепление единой лестницы прогрессивного восхождения европейской цивилизации. В начале XX века связь веков разорвалась;  - в эти годы все более выявляется несводимость Ближневосточного (Библейского) и – Античного, Античного и – Средневекового, современных и исторических Азии и Африки смыслов бытия, несводимость их и друг к другу. Все эти спектры иных смыслов врываются в наше повседневное бытие. Но современный человек Европы, Азии и Африки, Латинской Америки оказывается где-то в промежутке различных встречных и пересекающихся смысловых кривых, человек от этого не получает ничего, не “прирастает”, он все время остается наедине с самим собой.  В одной точке сосредоточиваются и взаимоопределяют друг друга античный, средневековый, новоевропейский духовные спектры, опять-таки обнаруживая свое одновременное культурное бытие;
  13. 13.  античная идея первосущего бытия, понятого как нечто единое, космическое в своем противопоставлении и роковой внутренней связи с идеей хаоса, беспредельного; средневековая идея бытия вещей, как их все-бытия в причастии единому всеобщему субъекту; нововременная идея “мыслящего тростника”, со всех сторон окруженного чуждой, потусторонней, протяженной субстанцией, лишь познанием претворяемой в силу практического действия:- “но в эту дополнительность вплетается и усиливает исходное напряжение упомянутая выше “горизонталь” – невозможное, трагическое взаимопредположение Запада и Востока…” – творческим выходом из создавшейся ситуации может стать новое мышление, сознание, способное сосредоточить, творчески претворить. Во всех этих направлениях к середине века нарастает не только чудо преображения, но и “бегство от чуда” изначальной ответственности;  решающие сдвиги в нашем сознании, идущие из глубин бытия современных людей, дополняются теми сдвигами сознания, что определяются на самых высотах мышления, разумения. На этих высотах разум доходит до необходимости обратиться на самого себя, до свободного преображения своих оснований;  - в процессе так называемой “научно-технической революции” основной формой деятельности человека оказывается деятельность на самоизменение. Решающее влияние свободного времени на все сферы социального и производственного развития означает коренной и неотвратимый сдвиг в бытии и сознании людей. В XX веке возрастает социальное значение и катализирующая роль просто индивида, свободно сосредоточенного в своем разуме, всеобщие знания, умения, стремления человечества, – творчески преобразующий эти знания и стремления в своих произведениях, – собеседник, излучающий новые и актуализирующий старые – вечные – формы личностного общения. Впрочем, в мой образ жизни включается и культура прошедших эпох, и не только в качестве снятого культурного среза, не только в качестве элементов образования, но и в качестве некой самостоятельной реальности.
  14. 14. Гарин И.И. “ Пророки и поэты.” "Мы живем в обездоленной стране—в стране, обездолившей себя дикими социальными экспериментами, крепостничеством, деспотией, железной стеной, манией преследования, автаркией, русской идеей, всемирностью, всечеловечностью, временем и пространством. Мы живем в стране, отгородившейся от мира избранничеством и мессианством, в стране, всегда поносившей и изгонявшей своих лучших сыновей, присылавшей намыленную веревку Льву Толстому и называвшей «архискверным» Достоевского, в стране, погубившей Пушкина и Лермонтова, доведшей до безумия Гоголя, уничтожившей Гумилева и Мандельштама, затравившей Ахматову и Цветаеву... Да, Европа тоже изгоняла Данте Алигьери в XIV веке и третировала Джойса в ХХ-м. Да, история культуры изобилует глумлениями и гонениями. Но есть одна разница между Западом и Востоком, о которой не принято говорить, это разница между частным и общим, случаем и тотальностью. Всего лишь два примера: Данте и Джойс, две Джомолунгмы человеческой культуры. Когда Данте появился в Европе и когда в России? Два «явления Данте» разделены ни мало ни много половиной тысячелетия... В эпоху стремительных изменений, мощнейшей филиации идей Джойс, радикально изменивший культуру Европы и мира, так и не добрался до России, разве что — через вторичные и третичные влияния. Куда уж дальше, если даже для крупнейших писателей Улисс стал открытием 1990 года... Не потому ли они так пишут?.. Это прискорбно, но мы живем в стране, испытывающей неприязнь к культуре, и оттого —нищей. Да, Пушкин! Да, Гоголь! Да, Достоевский! Да, Толстой! Но знаем ли мы, как их травили? топтали? кромсали? калечили? извращали? Знаем ли мы, что Дневник писателя изымался из собрания сочинений разоблачителя бесов, что Пушкин «шел» с купюрами, а замечательные Выбранные места мешали с грязью, не читая?
  15. 15. Мы—обездоленный народ, обездоленный прежде всего духовно. Из ста наших писателей девяносто никогда не читали ни Новую жизнь, ни Монархию, ни Пир, ни, боюсь. Божественную Комедию. Чего уж там говорить о Киркегорах и Музилях... А ведь именно по той причине, что никогда не читали и не были при-учены к такому чтению, и живем по- скотски... Я не хочу сказать, что на западе консьержи штудируют Божественную Комедию Данте, Мысли Паскаля или Критику современной эпохи Киркегора. Но для того, чтобы общество процветало, кто-то же должен читать, дабы сознание избранных определяло бытие всех. Ибо именно так и происходит: фасон юбок, стиль и уровень жизни после Джойса непостижимым образом меняются, хотя его никто вроде и не читал. Эту мистику духовных влияний знал уже Оскар Уайльд: не театр из жизни, а жизнь из театра, учил он. Сознание определяет бытие. В метафизическом смысле мы потому так плохо живем, что не читали Данте, Киркегора и Джойса, вообще всех, кого должно читать, а вместо них многие годы в наши мозги вдалбливали Островских и Ажаевых. Мистика культуры в том и состоит, что богатый народ — не просто читающий, а знающий, что читать. И хотя народ в массе своей читал, читает и будет читать дрянь, богатый народ отличается от бедного народа прежде всего тем, что может содержать заметную группу читателей, зрителей и слушателей, понимающих толк в настоящем чтении и отвергающих чтиво, «мазню» и «трали-вали». Мы до сих пор иронизируем над эстетами, декадентами, строителями башен из слоновой кости и прочими символистами-модернистами, а ведь именно благодаря существованию этих «бездельников» благоденствуют европейцы, не зная того, что главной причиной благоденствия является свобода самовыражения творцов. Или вы знаете народ, достигший благоденствия, но не имеющий своих Джойсов и Данте? Кто-то сказал, что в Китае не было Ньютона, потому что там не было Евклида. Это следует понимать расширительно: там, где не было «греческого чуда», там не будет экономических чудес; чтобы в XX веке восторжествовала демократия, необходим в XIII-м билль о правах и парламент..."
  16. 16. Формирование у обучающихся понятия «Государство» 1. Формы государства. 2. Методы правления. 3. Демократия и тоталитаризм, черты, причины возникновения.
  17. 17. Платон о государстве Тирания... получается из демократии... Как это?   — Граждан, послушных властям, там смешивают с грязью как ничего не стоящих добровольных рабов,  что правителей, похожих на подвластных, и подвластных, похожих на правителей, там восхваляют и  почитают как в частном, так и в общественном обиходе... Та же болезнь, что развилась в олигархии и  ее  погубила,  еще  больше  и  сильнее  развивается  здесь  —  из-за  своеволия  —  и  порабощает  демократию.   Так вот, тирания возникает, конечно, не из какого иного строя, как из демократии, иначе говоря,  из крайней свободы возникает величайшее и жесточайшее рабство. Тиран вырастает из... народа...  Говорят,  что,  кто  отведал  человеческих  внутренностей,  мелко  нарезанных вместе с мясом жертвенных животных, тому не избежать стать волком.   Разве  не  то  же  и  с  представителем  народа?  Имея  в  руках  чрезвычайно  послушную  толпу,  разве  он  воздержится  от  крови  своих  соплеменников?  Напротив,  как  это  обычно  бывает,  он  станет  привлекать их к суду по несправедливым обвинениям и осквернит себя, отнимая у людей жизнь,  своими нечестивыми устами и языком он будет смаковать убийство родителей. Карая изгнаниями и  приговаривая  к  страшной  казни,  он  между  тем  будет  сулить  отмену  задолженности  и  передел  земли. После всего этого разве не суждено такому человеку неизбежно одно из двух: либо погибнуть  от руки врагов своих, либо же стать тираном и превратиться из человека в волка?   Если он заподозрит кого-нибудь в вольных мыслях и в отрицании его правления, то таких людей он  уничтожит под предлогом, будто они предались неприятелю. Ради всего этого тирану необходимо  постоянно будоражить всех посредством войны... Чтобы народ испытал нужду в предводителе.  Чтобы  сохранить  за  собой  власть,  тирану придется уничтожить... некоторых из влиятельных лиц, способствовавших его выдвижению, так что в конце кон-цов не останется никого ни из друзей,  ни из врагов, кто бы на что-то годился.   Его сподвижники будут им восхищаться, его общество составят эти новые граждане, тогда как люди  порядочные будут ненавидеть и избегать его. Но раз народ породил тирана, народу же и кормить его и его сподвижников.  
  18. 18. Сократ о выборах в государстве  “Представь себе такого человека, оказавшегося кормчим одного или нескольких кораблей.  Кормчий и ростом, и силой превосходит на корабле всех, но он глуховат, а также близорук  и мало смыслит в мореходстве, а среди моряков идет распря из-за управления кораблем:  каждый считает, что именно он должен править, хотя никогда не учился этому искусству,  не может указать своего учителя и в какое время он обучался.   Вдобавок они заявляют, что учиться этому нечего, и готовы разорвать па части того, кто  скажет,  что  надо.  Они  осаждают  кормчего  просьбами  и  всячески  добиваются,  чтобы  он  передал им кормило. Иные его совсем не слушают, кое-кто отчасти, и тогда тe начинают  убивать этих и бросать их за борт.   Одолев  благородного  кормчего  с  помощью  мандрагоры,  вина  или  какого-либо  иного  средства, они захватывают власть на корабле, начинают распоряжаться всем, что на нем  есть,  бражничают,  пируют  и,  разумеется,  направляют  ход  корабля  именно  так,  как  естественно  для  подобных  людей.  Вдобавок  они  восхваляют  и  называют  знающим  моряком,  кормчим,  сведущим  в  кораблевождении,  того,  кто  способен  захватить  власть  силой, а кто не таков, того они бранят, считая его никчемным.  Они понятия не имеют о подлинном кормчем, который должен учитывать времена года,  небо,  звезды,  ветры—все,  что  причастно  его  искусству,  если  он  действительно  намерен  осуществлять управление кораблем независимо от того, соответствует ли это чьим-либо  желаниям или нет. Они думают, что невозможно приобрести такое умение, опытность и  вместе с тем власть кормчего.”
  19. 19. Государь Никколо Макиавелли Все государства, все державы, обладавшие или обладающие властью над людьми, были и суть либо республики, либо государства, управляемые единовластно. все единовластно управляемые государства, разделяются на те, где государь правит в окружении слуг, которые милостью и соизволением его поставлены на высшие должности и помогают ему управлять государством, и те, где государь правит в окружении баронов, властвующих не милостью государя, но в силу древности рода. Там, где государь правит посредством слуг, он обладает большей властью, так как по всей стране подданные знают лишь одного властелина; если же повинуются его слугам, то лишь как чиновникам и должностным лицам, не питая к ним никакой особой привязанности. Примеры разного образа правления являют в наше время турецкий султан и французский король. Турецкая монархия повинуется одному властелину; все прочие в государстве - его слуги. Король Франции, напротив, окружен многочисленной родовой знатью, признанной и любимой своими подданными и, сверх того, наделенной привилегиями, на которые король не может безнаказанно посягнуть.
  20. 20.  Однако  государь  должен  внушать  страх  таким  образом,  чтобы,  если  не  приобрести  любви,  то  хотя  бы  избежать  ненависти,  ибо  вполне  возможно  внушать  страх  без  ненависти.  Чтобы  избежать  ненависти,  государю  необходимо  воздерживаться  от  посягательств  на  имущество  граждан  и  подданных  и  на  их  женщин.  Даже  когда  государь  считает  нужным  лишить  кого-либо жизни, он может сделать это, если налицо подходящее обоснование  и  очевидная  причина,  но  он  должен  остерегаться  посягать  на  чужое  добро,  ибо люди скорее простят смерть отца, чем потерю иму-щества. Тем более что  причин  для  изъятия  имущества  всегда  достаточно  и  если  начать  жить  хищничеством,  то  всегда  найдется  повод  присвоить  чужое,  тогда  как  оснований для лишения кого-либо жизни гораздо меньше и повод для этого  приискать труднее.    Разумный  правитель  не  может  и  не  должен  оставаться  верным  своему  обещанию, если это вредит его интересам.    Многие  полагают,  что  мудрый  правитель  и  сам  должен,  когда  позволяют  обстоятельства, искусно создавать себе врагов, чтобы, одержав над ними верх,  явиться  в  еще  большем  величии.  Об  уме  правителя  первым  делом  судят  по  тому  каких людей он к себе приближает.  
  21. 21. "По множеству беззаконий моих распростерся на меня гнев божий, изгнан я боярами ради их самовольства из своего достояния и скитаюсь по странам". Иван Грозный Опричнина Царь со всей Русской земли собрал себе "человеков скверных и всякими злостьми исполненных" и обязал их страшными клятвами не знаться не только с друзьями и братьями, но и с родителями, а служить единственно ему и на этом заставлял их целовать крест. А. Курбский
  22. 22. Фромм Э. Шаги по гуманизации технологического общества Гуманистический и отчужденно-бюрократический подходы к управлению: Как  это  часто  бывает,  в  данном  вопросе  люди  сталкиваются  с  ложной  дихотомией,  происходящей  от  подмены  понятий.  Вот  полагают,  что им  предстоит  выбирать  между  анархистской  системой,  лишенной  всякой организации и контроля, и, с другой стороны, каким-то видом  бюрократии, типичной как для современной индустриальной, так и в  еще большей степени для советской системы. Но эта альтернатива -  всего  лишь  одна  из  многих.  У  нас  есть  и  другие  варианты.  Вариант,  который  я  имею  в  виду,  это  выбор  межДУ  "гуманистически- бюрократическим",  или  "гуманистически-управленческим"  подходом  и  "отчужденно-бюрократическим",  с  помощью  которого  мы  сейчас  ведем наши дела.    Отчужденно-бюрократическую  процедуру  можно  охарактеризовать  различными способами. Прежде всего:  это  однонаправленная  система:  приказы,  предложения,  планы  исходят  с  верху  пирамиды  и  направляются  к  низу.  Индивидуальной  инициативе нет места. Личности - это "случаи.
  23. 23.  Наша бюрократическая система является безответственной в том смысле, что не "отвечает" на нужды, взгляды, запросы индивида.  Безответственность  ее  тесно  связана  с  характеристикой  человека  как  случая,  становящегося  "объек-том"  бюрократии.  Нельзя  отвечать на запросы случая, но можно — на запросы личности.   Безответственность бюрократа имеет еще один аспект, бывший в течение  долгого  времени  признаком  бюрократии.  Чувствуя  себя  частью  бюрократической  машины,  бюрократ  чаще  всего  не  хочет  брать  ответственность на себя, то есть не хочет принимать реше-ний, за которые  его  можно  было  бы  критиковать.  Он  старается  избегать  принятия  любых  решений,  коль  скоро  они  не  сформулированы  ясно  соответствующими  правилами,  а  при  наличии  сомнений  он  отсылает  человека  к  другому  бюрократу, который в свою очередь делает то же самое.   Наша  бюрократическая  система  дает  индивиду  почувствовать,  что  он  ничего  не  может  ни  предпринять,  ни  организовать  без  помощи  бюрокра- тической машины. В результате она парализует инициати-ву и порождает  глубокое чувство бессилия.
  24. 24.  Основной принцип системы гуманистического управления состоит в том, что, несмотря на громоздкость предприятий, централизованное планирование и кибернетизацию,  индивидуальный участник отстаивает свои права перед управляющими, обстоятельствами и машинами и перестает быть бессильной частичкой, не принимающей активного участия в процессе. Только благодаря подобному утверждению своей воли можно высвободить энергию индивида и восстановить его душевное равновесие.  Тот же самый принцип гуманистического управления можно выразить следующим образом:  в то время как у отчужденной бюрократии вся власть нисходит сверху вниз, в гуманистическом управлении это улица с двусторонним движением; "объекты" принятого наверху решения реагируют в соответствии с собственной волей и озабоченностью; их ответ не только достигает вершины пирамиды принимающих решения, но и заставляет их реагировать в свою очередь. "Объекты" принятия решений имеют право бросить вызов принимающим решения.
  25. 25. Федотов Г.П. Россия и свобода. Весь процесс исторического развития на Руси стал обратным западноевропейскому: это было развитие от свободы к рабству. Рабство диктовалось не капризом властителей, а новым национальным заданием: создания империи на скудном экономическом базисе. Только крайним и всеобщим напряжением, железной дисциплиной, страшными жертвами могло существовать это нищее, варварское, бесконечно разрастающееся государство. Есть основания думать, что народ в XVI— XVII вв. лучше понимал нужды и общее положение государства, чем в XVIII—XIX. Сознательно или бессознательно, он сделал свой выбор между национальным могуществом и свободой. Поэтому он несет ответственность за свою судьбу.
  26. 26. Соловьев В.С. Когда был оставлен русский путь и как на него вернуться Ведь путь этот, по нашему общему убеждению, так хорошо выраженному К.С.Аксаковым, состоит в том, что, не ища для себя политической власти, русский народ ищет свободы нравственной, свободы духа, свободы общественной, народной жизни внутри себя. Предоставляя государству царство от мира сего, он, как народ христианский, избирает для себя иной путь, путь к внутренней свободе и духу - к Царству Христову. И действитель- но, веруя в это царство, которое больше и сильнее мира, он стремится осуществить его в себе как обществе христианском или церкви. Поэтому русский народ, отделив от себя государственный элемент, предоставив полную государственную власть правительству, предоставил себе жизнь, свободу нравственно-общественную, высокая цель которой есть общество христианское.
  27. 27. Бердяев Н.А. Русская душа Россия -"-самая "безгосударственная, самая анархическая страна в мире. и русский народ — самый аполитический народ" никогда не умевший устраивать свою землю. Все подлинно русские, национальные наши писатели, мыслители, публицисты, — все были безгосударственникамн, своеобразными анархистами. Анархизм — явление русского духа, он по- разному был присущ и нашим крайним левым и нашим крайним правым. Русская душа хочет священной обще-ственности, богоизбранной власти. Природа русского народа сознается, как аскетическая, отрекающаяся от земных дел и земных благ. В основе русской истории лежит знаменательная легенда о призвании варяг- иностранцев для управления русской землей, так как „земля наша велика и обильна, но порядка в ней нет". Как характерно это для роковой неспособности и нежелания русского народа самому устраивать порядок в своей земле! Русский народ как будто бы хочет не столько свободного государства, свободы в государстве, сколько свободы от государства, свободы от забот о земном устройстве. Русский народ не хочет быть мужественным строителем, его природа определяется как женственная, пассивная и покорная в делах государственных, он всегда ждет жениха, мужа, властелина.
  28. 28. Россия — земля покорная, женственная. Пассивная, рецептивная женствен- ность в отношении к государственной власти — так характерна для русского народа и для русской истории. Нет пределов сми-ренному терпению многострадального русского народа. Государ-ственная власть всегда была внешним, а не внутренним принципом для безгосударственного русского народа; она не из него созидалась, а приходила как бы извне, как жених приходит к невесте. И потому так часто власть производила впечатление иноземной, какого-то немецкого владычества. Русские ради-калы и русские консерваторы одинаково думали, что государ-ство — это „они", а не „мы". Очень характерно, что в русской истории не было рыцарства, этого мужественного начала. С этим связано недостаточное развитие личного начала в русской жизни. Русский народ всегда любил жить в тепле коллектива, в какой-то растворенности, в стихии земли, в лоне матери. Рыцарство кует чувство личного достоинства и чести, создает закал лич-ности. Этого личного закала не создавала русская история. В русском человеке есть мягкотелость, в русском лице нет выре- занного и выточенного профиля.
  29. 29. Русская безгосударственность -не завоевание себе свободы, а отдание себя, свобода от активности. Россия — самая государственная и самая бюрократическая страна в мире; все в России превращается в орудие политики. Русский народ создал могущественнейшее в мире государство, величайшую империю. С Ивана Калиты последовательно и упорно собиралась Россия и достигла размеров, потрясающих воображение всех народов мира. Силы народа, о котором не без основания думают, что он устремлен к внутренней духовной жизни, отдаются колоссу государственности, превращающему все в свое орудие. Интересы созидания, поддержания и охране-ния огромного государства занимают совершенно исключитель-ное и подавляющее место в русской истории. Почти не оставалось сил у русского народа для свободной творческой жизни, вся кровь шла на укрепление и защиту государства. Россия — страна неслыханного серви-лизма и жуткой покорности, страна, лишенная осознания прав личности и не защищающая достоинства личности, страна инертного консерватизма, порабощения религиозной жизни государством, страна крепкого быта и тяжелой плоти. Россия — страна купцов, погруженных в тяжелую плоть, стяжателей, консерва-тивных до неподвижности, страна чиновников, никогда не переступающих пределов замкнутого и мертвого бюрократического царства. Все своеобразие славянской и русской мистики — в искании града Божьего, града грядущего, в ожидании сошествия на землю Небесного Иерусалима, в жажде всеобщего спасения и всеобщего блага, в апокалиптической настроенности. Эти апокалиптические, пророчественные ожидания находятся в глубоком противоречии с тем чувством, что русские уже град свой имеют и что град этот — „святая Русь".
  30. 30. Ценности Романо-германская система ценностей Англо-саксонская система ценностей Культура как порождение и продукт человеческого духа, отражение в жизни и деятельности человека осознанной системы ценностей - сообщество многообразных культур удобства, совершенствование материальных условий жизни вместо духовных ценностей. Модели «мирового общества» Спасение Те, кто не грешит или раскаялся избранности для спасения, которая базируется на протестантской трактовке христианства. Система права толкование преступления, исходя из понятия греха как нравственной категории, понятие преступления выходит из постулата «Все, что не запрещено, то дозволено». Источник права романо-германской кодифицированной системы, где государство создает систему права. Правовые нормы, законы, право постоянно меняются, отражают компромисс с обстоятельствами. Англосаксонская система права основана на прецеденте, что является проявлением его демократичности, так как идет от конкретного человека Понятие гражданского общества основываясь на положении Ж-Ж. Руссо: «Все люди – братья», как антитеза сословному обществу. В основе англосаксонской системы лежит учение Т. Гоббса о том, что «человек человеку волк». Долг Вопрос чести, нравственная категория Вексель, который надо погасить Демократия «Свобода, равенство и братство» англосаксонского толка развивается на основе индивидуализма, опираясь на постулат: «Что дозволено Юпитеру, не дозволено быку».
  31. 31. Ценности Романо-германская система ценностей Православная система ценностей свобода источник свободы – разум. Знания, которые меняются, составляют основу свободы. Разум не свободен, а зависит от разума. источник свободы – дух. Внутренняя свобода – гарант свободного существования в обществе.. человек, личность прометеевский индивид «одухотворен не жаждой власти, но чувством примирения и любви» современные проблемы человека тема отчуждения тема всеединства тема «Святой Руси» истоки атеизма из эгоизма и очерствелости сердца. Он признает только себя и не терпит других богов. из сострадания к твари земной. В своем вселенском чувстве он простирает взор далеко за пределы своего «я» право правда как и истина, и добродетель, и справедливость, и закон (это тождество греха и преступления). Иларион. мораль, нравственнос ть как понятие мораль- долженствование этика – блага нравственность – корень «норов», опыт общения и переживание морали и этики

×