Successfully reported this slideshow.
We use your LinkedIn profile and activity data to personalize ads and to show you more relevant ads. You can change your ad preferences anytime.

Понятие ценности как основа нравственного воспитания

646 views

Published on

Теория нравственности и различия в нравственных основах в разных культурах

Published in: Education
  • Be the first to comment

  • Be the first to like this

Понятие ценности как основа нравственного воспитания

  1. 1. Ценности: В рассмотрении вопроса о понятии ценностей мы видим два подхода: – ценности объективны, они возникают не зависимо от субъекта, но присваиваются им (томизм, И. Кант, неокантианцы); – ценности субъективны, создаются человеком, присваиваются людьми и они должны им следовать (М. Бахтин). Эти ценности составляют сферу этики. «…идеальные установки и предпочтения, выступающие как предписания человеческого поведения. Ценности есть то, на что ориентируется субъект в своей познавательной и практической деятельности»; Смыслы составляют основу ценностей для человека. За этими отношениями стоят парадигмы (Ф.Т. Михайлов): Я-Я – осознание себя в свободе; Я-общество – понимание добра и зла; Я-природа; Я-память – во всех этих категориях вместе.
  2. 2. Для Г. Риккерта ценности образуют «... совершенно самостоятельное царство, лежащее по ту сторону субъекта и объекта». Они являются надысторическими, то есть характерными для любой эпохи, составляющими 6 сфер и соответствующих им типов ценностей: – логика – истина; – эстетика – красота; – мистика – надличностная святость; – этика – нравственность; – эротика – счастье; – религия – личная святость. «В теории ценностей он (Г. Риккерт) видит принцип универсальной истории, диалектику исторического разума (там же: истина есть ценность). …Чтобы претендовать на всеобщее одобрение, ценности должны быть сверхиндивидуальными и не должны выражать естественных или личных инстинктов». М. Шелер сводит к ценностям всю духовную жизнь человека, признав высшей их формой религиозные. Г.П. Выжлецов определяет в человеке три высшие сокровенные тайны бытия: Жизнь – Сознание (сверхжизнь) – Дух (сверхсознание). Ценности он определяет носителем и проводником духовных начал в сферу человеческого сознания и обратно. Именно они отделяют человеческую жизнь от биологического существования, а сознание своего отличия от окружающего мира реализуется в ценностях в виде целей и идеалов этой жизни.
  3. 3. Трансцендентная или абсолютная ценность заключена в предназначении человека стать личностью, индивид должен (сам себе) сделать выбор в пользу образа человеческого, который несет в душе этот образ (содержащий образ человеческого пути. В этом смысле в процессе исторического пути созидается личности), пытаясь реализовать его в повседневной практике жизни. Ценности являются всеобщими, вечными, не выражают индивидуальное, сиюминутное. Ценности объективны, они раскрываются личностями, транслируются обществу. Но индивиду как члену общества надо сделать огромные усилия, чтобы переоткрыть эти ценности для себя, чтобы произошло их присвоение. Ценности во все времени одни, их понимание разное. Разное понимание ценностей составляет основу духовной эпохи, составляют смыслы человеческого бытия.
  4. 4. Ценности Романо-германская система ценностей Англо-саксонская система ценностей Культура как порождение и продукт человеческого духа, отражение в жизни и деятельности человека осознанной системы ценностей - сообщество многообразных культур удобства, совершенствование материальных условий жизни вместо духовных ценностей. Модели «мирового общества» Спасение Те, кто не грешит или раскаялся избранности для спасения, которая базируется на протестантской трактовке христианства. Система права толкование преступления, исходя из понятия греха как нравственной категории, понятие преступления выходит из постулата «Все, что не запрещено, то дозволено». Источник права романо-германской кодифицированной системы, где государство создает систему права. Правовые нормы, законы, право постоянно меняются, отражают компромисс с обстоятельствами. Англосаксонская система права основана на прецеденте, что является проявлением его демократичности, так как идет от конкретного человека Понятие гражданского общества основываясь на положении Ж-Ж. Руссо: «Все люди – братья», как антитеза сословному обществу. В основе англосаксонской системы лежит учение Т. Гоббса о том, что «человек человеку волк». Долг Вопрос чести, нравственная категория Вексель, который надо погасить Демократия «Свобода, равенство и братство» англосаксонского толка развивается на основе индивидуализма, опираясь на постулат: «Что дозволено Юпитеру, не дозволено быку».
  5. 5. Англосаксонские ценности: Р. Киплинг «Мэри Глостер»
  6. 6. Я платил за твои капризы, не запрещал ничего. Дик! Твой отец умирает, ты выслушать должен его. Доктора говорят - две недели. Врут твои доктора, Завтра утром меня не будет... и... скажи, чтоб вышла сестра. Не видывал смерти, Дикки? Учись, как кончаем мы, Тебе нечего будет вспомнить на пороге вечной тьмы. Кроме судов, и завода, и верфей, и десятин, Я создал себя и мильоны, но я проклят - ты мне не сын! Капитан в двадцать два года, в двадцать три женат, Десять тысяч людей на службе, сорок судов прокат. Пять десятков средь них я прожил и сражался немало лет, И вот я, сэр Антони Глостер, умираю - баронет! Я бывал у его высочества, в газетах была статья: 'Один из властителей рынка' - ты слышишь, Дик, это - я! Я начал не с просьб и жалоб. Я смело взялся за труд. Я хватался за случай, и это - удачей теперь зовут. Что за судами я правил! Гниль и на щели щель! Как было приказано, точно, я топил и сажал их на мель. Жратва, от которой шалеют! С командой не совладать! И жирный куш страховки, чтоб рейса риск оправдать. Другие, те не решались - мол, жизнь у нас одна. (Они у меня шкиперами.) Я шел, и со мной жена. Женатый в двадцать три года, и передышки ни дня, А мать твоя деньги копила, выводила в люди меня. Я гордился, что стал капитаном, но матери было видней, Она хваталась за случай, я следовал слепо за ней. Она уломала взять денег, рассчитан был каждый шаг, Мы купили дешевых акций и подняли собственный флаг. В долг забирали уголь, нам нечего было есть, 'Красный бык' был наш первый клипер, теперь их тридцать шесть! То было клиперов время, блестящие были дела, Но в Макассарском проливе Мэри моя умерла. У Малого Патерностера спит она в синей воде, На глубине в сто футов. Я отметил на карте - где. Нашим собственным было судно, на котором скончалась она, И звалось в честь нее 'Мэри Глостер': я молод был в те времена. Я запил, минуя Яву, и чуть не разбился у скал, Но мне твоя мать явилась - в рот спиртного с тех пор я не брал. Я цепко держался за дело, не покладая рук, Копил (так она велела), а пили другие вокруг.
  7. 7. Мне казалось - но это неважно, - что ты очень походишь на мать, Но тебе уже скоро сорок, и тебя я успел узнать. Харроу и Тринити-колледж. А надо б отправить в моря! Я дал тебе воспитанье, и дал его, вижу, зря Тому, что казалось мне нужным, ты вовсе не был рад, И то, что зовешь ты жизнью, я называю - разврат. Гравюры, фарфор и книги - вот твоя колея, В колледже квартирой шлюхи была квартира твоя. У меня слишком много денег, люди скажут... Но я был слеп, Надеясь на будущих внуков, купил я в Уокинге склеп. Довольно! Откуда пришел я, туда возвращаюсь вновь, Ты возьмешься за это дело, Дик, мой сын, моя плоть и кровь! Десять тысяч миль отсюда - с твоей матерью лечь я хочу, Чтоб меня не послали в Уокинг, вот за что я тебе плачу. Как это надо сделать, я думал уже не раз, Спокойно, прилично и скромно - вот тебе мой приказ. Ты линию знаешь? Не знаешь? В контору письмо пошли, Что, смертью моей угнетенный, ты хочешь поплавать вдали. Ты выберешь 'Мэри Глостер' - мной приказ давно уже дан, - Ее приведут в порядок, и ты выйдешь на ней в океан. Это чистый убыток, конечно, пароход без дела держать.. Я могу платить за причуды - на нем умерла твоя мать Близ островов Патерностер в тихой, синей воде Спит она... я говорил уж... я отметил на карте - где (На люке она лежала, волны маслены и густы), Долготы сто восемнадцать и ровно три широты. Три градуса точка в точку - цифра проста и ясна. И Мак-Эндрю на случай смерти копия мною дана. Он глава пароходства Маори, но отпуск дадут старине, Если ты напишешь, что нужен он по личному делу мне. Для них пароходы я строил, аккуратно выполнил все, А Мака я знаю давненько, а Мак знал меня... и ее. Ему передал я деньги - удар был предвестник конца, - К нему ты придешь за ними, предав глубине отца.
  8. 8. Недаром ты сын моей плоти, а Мак - мой старейший друг, Его я не звал на обеды, ему не до этих штук. Говорят, за меня он молился, старый ирландский шакал! Но он не солгал бы за деньги, подох бы, но не украл. Пусть он 'Мэри' нагрузит балластом - полюбуешься, что за ход! На ней сэр Антони Глостер в свадебный рейс пойдет. В капитанской рубке, привязанный, иллюминатор открыт, Под ним винтовая лопасть, голубой океан кипит. Плывет сэр Антони Глостер - вымпела по ветру летят,- Десять тысяч людей на службе, сорок судов прокат. Он создал себя и мильоны, но это все суета, И вот он идет к любимой, и совесть его чиста! У самого Патерностера - ошибиться нельзя никак... Пузыри не успеют лопнуть, как тебе заплатит Мак. За рейс в шесть недель пять тысяч, по совести - куш хорош. И, отца предав океану, ты к Маку за ним придешь. Тебя высадит он в Макассаре, и ты возвратишься один, Мак знает, чего хочу я... И над 'Мэри' я - господин! Твоя мать назвала б меня мотом - их еще тридцать шесть - ничего! Я приеду в своем экипаже и оставлю у двери его; Всю жизнь я не верил сыну - он искусство и книги любил, Он жил за счет сэра Антони и сердце сэра разбил. Ты даже мне не дал внука, тобою кончен наш род... Единственный наш, о матерь, единственный сын наш - вот! Харроу и Тринити-колледж - а я сна не знал за барыш! И он думает - я сумасшедший, а ты в Макассаре спишь! Плоть моей плоти, родная, аминь во веки веков! Первый удар был предвестник, и к тебе я идти был готов Но - дешевый ремонт дешевки - сказали врачи: баловство! Мэри, что ж ты молчала? Я тебе не жалел ничего! Да, вот женщины... Знаю... Но ты ведь бесплотна теперь! Они были женщины только, а я - мужчина. Поверь! Мужчине нужна подруга, ты понять никак не могла, Я платил им всегда чистоганом, но не говорил про дела. Я могу заплатить за прихоть! Что мне тысяч пять За место у Патерностера, где я хочу почивать? Я верую в Воскресенье и Писанье читал не раз, Но Уокингу я не доверюсь: море надежней для нас. Пусть сердце, полно сокровищ, идет с кораблем ко дну... Довольно продажных женщин, я хочу обнимать одну! Буду пить из родного колодца, целовать любимый рот, Подруга юности рядом, а других пусть черт поберет! Я лягу в вечной постели (Дикки сделает, не предаст!), Чтобы был дифферент на нос, пусть Мак разместит балласт. Вперед, погружаясь носом, котлы погасив, холодна... В обшивку пустого трюма глухо плещет волна, Журча, клокоча, качая, спокойна, темна и зла, Врывается в люки... Все выше... Переборка сдала! Слышишь? Все затопило, от носа и до кормы. Ты не видывал смерти, Дикки? Учись, как уходим мы!
  9. 9. Россия и Европа Два пути христианского мира
  10. 10. Вассальные отношения по золотым ярлыкам на Руси Вассальные отношения в Европе 1. Хан Золотой Орды - сюзерен русских князей (царь).  Первым, “ старшим” среди равных является князь получивший ярлык.  Ярлык давался русским митрополитам, православной церкви.  Хан имеет право высшего суда над русскими князьями.  Князь, получив ярлык, являлся на княжение не только с дружиной, но и татарским мурзой. 2. Отношения между русскими князьями стали регулироваться договорами (отношения сюзеренитета- старший и младший). Текст такого договора содержал статьи ограничения в политике “ младшего брата”.  не претендовать на Владимирский престол;  не вступать в отношения с Литвой;  не выдавать грамот, противоречащих договору.) Нарушение вассальных отношений предусматривалась договором, но вела к потере вотчины. В 14 веке за измену сюзерену стали выносить смертный приговор как за государственное преступление. 3. Церковь поддерживала процесс объединения русских земель, выступая на стороне татар, а не русских людей. Г.П. Федотов «Россия и свобода»: “Чтобы ускорить национальное освобождение, церковь готова с легким сердцем жертвовать элементарной справедливостью и завещанными из древности основами христианского общежития. Захваты территорий, вероломные аресты князей-соперников совершаются при поддержке церковных угроз и интердиктов”. 4. Прекращение работы вече. 1. Король осуществлял общегосударственные полномочия:  охранял мир;  обеспечивал мир для церкви, вдов, сирот и слабых;  уделял особое внимание наказанию разбойников;  охранял права церкви и ее имущество;  обладал высшей апелляционной властью. 2. Король заключал договор о вассальных отношениях с дворянами на условиях:  Служба –40 дней в году  Участие в суде и совете сеньора  Выкуп сеньора из плена Право города-коммуны  Выборы органов управления  Право издавать законы  Суд  Признание для всех свободного состояния Обязанности:  Уплата взносов  Военная служба  Участие в курии и суде. 3. Католическая церковь осуществляла функцию разделения властей, сдерживая самовластие королей, поддерживала рецепцию римского права как средство укрепления канонического права и притязания на мировое господство. 4. Начало работы парламента. Появление таких документов как Великая хартия вольностей (1215 г.), Золотой буллы( 1356 г.).
  11. 11. Результаты буржуазных революций: 1. Смена феодальных производительных сил на капиталистические; 2.Политическое устройство; 3. Духовная жизнь. Европа и Россия:
  12. 12. Феодализм Буржуазный строй ГОСУДАРСТВЕННАЯ ВЛАСТЬ Римский папа (вся власть от Бога) Конституция (принцип разделения властей) СОЦИАЛЬНЫЕ ОТНОШЕНИЯ Права и обязанности сословий Права человека Подданные короля Гражданское общество ПРАВО Презумпция виновности, признание – царица доказательств вины (пытка) Презумпция невиновности, отмена пытки Сословное право Кодифицированное право Век Просвещения, век торжества Разума, век Вольтера – это век борьбы с феодальными пережитками в умах людей, за торжество будущего, самого справедливого, по мнению просветителей, общества – капиталистического. А. Камю: «До сих пор Бог принимал участие в истории через королей. Но его исторического представителя убивают» (казнь Людовика XVI). Вся власть от Бога Вся власть от человека Сен-Жюст: «Теперь источником власти может быть только народ, получивший это право в результате голосования». 1793 г.
  13. 13. Европа Россия 1. Смена феодальных производительных сил на капиталистические: 1. Строительство мануфактур, развитие торговли: на мануфактурах работают свободные рабочие, владеют ими - буржуа. Происходит промышленный переворот. На мануфактурах работают крепостные Крестьяне, владеют ими помещики, Купцы разорены петровской политикой меркантилизма. 2. Смена производственных отношений. Индивидуализация труда и крестьянина приводит к хозяйственной свободе как основах свободы человека в качестве общественного индивида. сохранение феодальных производственных отношений. 3. Европейский город воспитал человека экономического, предприимчивого, расчетливого, делового, готового к риску. Этот человек надеялся на себя - индивидуализм и рационализм. Закрепощение посадского люда по Соборному уложению 1649 г. и подушной переписи при Петре 1, введение обязательной службы для дворянства.
  14. 14. 2.Политическое устройство
  15. 15. Причины возникновения государства у Т. Мора (XVI в.): Государство – это аппарат насилия меньшинства над большинством; Государство возникло как заговор богатых против бедных. Причины возникновения государства у Спинозы (XVII в.): Была война всех против всех, и чтобы остановить эту войну, договорившихся между собой, люди создали государство. Причины возникновения государства у Д. Локка (XVIII в.): Государство возникло в результате заключения общественного договора народа с властью. Причины возникновения государства (концепции)
  16. 16. Соловьев В.С. Когда был оставлен русский путь и как на него вернуться … не ища для себя политической власти, русский народ ищет свободы нравственной, свободы духа, свободы общественной, народной жизни внутри себя. Предоставляя государству царство от мира сего, он, как народ христианский, избирает для себя иной путь, путь к внутренней свободе и духу - к Царству Христову. И действительно, веруя в это царство, которое больше и сильнее мира, он стремится осуществить его в себе как обществе христианском или церкви. Поэтому русский народ, отделив от себя государственный элемент, предоставив полную государственную власть правительству, предоставил себе жизнь, свободу нравственно-общественную, высокая цель которой есть общество христианское.
  17. 17. М. Нестеров Сказание о невидимом граде Китеже
  18. 18. Федотов Г.П. Россия и свобода. Весь процесс исторического развития на Руси стал обратным западноевропейскому: это было развитие от свободы к рабству. Рабство диктовалось не капризом властителей, а новым национальным заданием: создания империи на скудном экономическом базисе. Только крайним и всеобщим напряжением, железной дисциплиной, страшными жертвами могло существовать это нищее, варварское, бесконечно разрастающееся государство. Есть основания думать, что народ в XVI—XVII вв. лучше понимал нужды и общее положение государства, чем в XVIII—XIX. Сознательно или бессознательно, он сделал свой выбор между национальным могуществом и свободой. Поэтому он несет ответственность за свою судьбу.
  19. 19. Бердяев Н.А. Русская душа Россия -"-самая "безгосударственная, самая анархическая страна в мире. и русский народ — самый аполитический народ" никогда не умевший устраивать свою землю. Все подлинно русские, национальные наши писатели, мыслители, публицисты, — все были безгосударственникамн, своеобразными анархистами. Анархизм — явление русского духа, он по- разному был присущ и нашим крайним левым и нашим крайним правым. Русская душа хочет священной общественности, богоизбранной власти. Природа русского народа сознается, как аскетическая, отрекающаяся от земных дел и земных благ. В основе русской истории лежит знаменательная легенда о призвании варяг- иностранцев для управления русской землей, так как „земля наша велика и обильна, но порядка в ней нет". Как характерно это для роковой неспособности и нежелания русского народа самому устраивать порядок в своей земле! Русский народ как будто бы хочет не столько свободного государства, свободы в государстве, сколько свободы от государства, свободы от забот о земном устройстве. Русский народ не хочет быть мужественным строителем, его природа определяется как женственная, пассивная и покорная в делах государственных, он всегда ждет жениха, мужа, властелина.
  20. 20. Русские радикалы и русские консерваторы одинаково думали, что государство — это „они", а не „мы". Очень характерно, что в русской истории не было рыцарства, этого мужественного начала. С этим связано недостаточное развитие личного начала в русской жизни. Русский народ всегда любил жить в тепле коллектива, в какой-то растворенности, в стихии земли, в лоне матери. Рыцарство кует чувство личного достоинства и чести, создает закал личности. Этого личного закала не создавала русская история. В русском человеке есть мягкотелость, в русском лице нет вырезанного и выточенного профиля. Россия — земля покорная, женственная. Пассивная, рецептивная женственность в отношении к государственной власти — так характерна для русского народа и для русской истории. Нет пределов смиренному терпению многострадального русского народа. Государственная власть всегда была внешним, а не внутренним принципом для безгосударственного русского народа; она не из него созидалась, а приходила как бы извне, как жених приходит к невесте. И потому так часто власть производила впечатление иноземной, какого-то немецкого владычества.
  21. 21. Русская безгосударственность -не завоевание себе свободы, а отдание себя, свобода от активности. Россия — самая государственная и самая бюрократическая страна в мире; все в России превращается в орудие политики. Русский народ создал могущественнейшее в мире государство, величайшую империю. С Ивана Калиты последовательно и упорно собиралась Россия и достигла размеров, потрясающих воображение всех народов мира. Силы народа, о котором не без основания думают, что он устремлен к внутренней духовной жизни, отдаются колоссу государственности, превращающему все в свое орудие. Интересы созидания, поддержания и охранения огромного государства занимают совершенно исключительное и подавляющее место в русской истории. Почти не оставалось сил у русского народа для свободной творческой жизни, вся кровь шла на укрепление и защиту государства. Россия — страна неслыханного сервилизма и жуткой покорности, страна, лишенная осознания прав личности и не защищающая достоинства личности, страна инертного консерватизма, порабощения религиозной жизни государством, страна крепкого быта и тяжелой плоти. Россия — страна купцов, погруженных в тяжелую плоть, стяжателей, консервативных до неподвижности, страна чиновников, никогда не переступающих пределов замкнутого и мертвого бюрократического царства. Все своеобразие славянской и русской мистики — в искании града Божьего, града грядущего, в ожидании сошествия на землю Небесного Иерусалима, в жажде всеобщего спасения и всеобщего блага, в апокалиптической настроенности. Эти апокалиптические, пророчественные ожидания находятся в глубоком противоречии с тем чувством, что русские уже град свой имеют и что град этот — „святая Русь".
  22. 22. После падения Византийской империи, второго Рима, самого большого в мире православного царства, в русском народе пробудилось сознание, что русское, московское царство остается единственным православным царством в мире и что русский народ единственный носитель православной веры. Доктрина о Москве, как Третьем Риме, стала идеологическим базисом образования московского царства. Царство собиралось и оформлялось под символикой мессианской идеи. Искание царства, истинного царства, характерно для русского народа на протяжении всей его истории. Принадлежность к русскому царству определялось исповедованием истинной, православной веры. Совершенно также и принадлежность к советской России, к русскому коммунистическому царству будет определяться исповеданием ортодоксально- коммунистической веры. Под символикой мессианской идеи Москвы - Третьего Рима произошла острая национализация церкви. Религиозное и национальное в московском царстве так же между собой срослось, как в сознании древне- еврейского народа. И так же как юдаизму свойственно было мессианское сознание, оно свойственно было русскому православию.
  23. 23. В. Соловьев о Святой Руси «Обыкновенно народ, желая похвалить свою национальность, в самой этой похвале выражает свой национальный идеал, то, что для него лучше всего, чего он более всего желает. Так француз говорит о прекрасной Франции и о французской славе (la belle France, la gloire du nom français); англичанин с любовью говорит: старая Англия (old England); немец поднимается выше и, придавая этический характер своему национальному идеалу, с гордостью говорит: die deutsche Treue [немецкая верность]. Что же в подобных случаях говорит русский народ, чем он хвалит Россию? Называет ли он ее прекрасной или старой, говорит ли о русской славе или о русской честности и верности? Вы знаете, что ничего такого он не говорит, и, желая выразить свои лучшие чувства к родине, говорит только о «святой Руси». Вот идеал: и не либеральный, не политический, не эстетический, даже не формально-эстетический, а идеал нравственно-религиозный». В.С. Соловьев. "Любовь к народу и русский народный идеал", 1884.
  24. 24. «Произошло изумительное в судьбе русского народа. Вместо Третьего Рима в России удалось осуществить Третий Интернационал, и на Третий Интернационал перешли многие черты Третьего Рима. Третий Интернационал есть также священное царство, и оно тоже основано на ортодоксальной вере. На Западе очень плохо понимают, что Третий Интернационал есть не Интернационал, а русская национальная идея. Это есть трансформация русского мессианизма. Западные коммунисты, примыкающие к Третьему Интернационалу… не понимают, что они присоединяются к русскому народу и осуществляют его мессианские призвания». Н.А. Бердяев:
  25. 25. Вассально-ленная система договоров с двухсторонними обязательствами стала школой воспитания человека политического. Поскольку королевская власть как воплощение верховного сюзеренитета завершала эту систему, поскольку ее волеизъявление различных промежуточных служений - звеньев этого союза, что в конечном счете придавало всей системе политического властвования полицентрический характер. В этом принципиальное отличие феодальной государственности экономической, политической, европейского типа от государственности типа восточной деспотии. Права человека. Декларации прав человека и гражданина, Билли о правах. Гражданское общество. Правовое государство. Подчинение населения России непосредственно царю, отношение монарха к подданным как к холопам. тоталитарное подчинение всех окраин России Москве (Петербургу), уничтожение культурной самостоятельности удельных княжеств. Закрепощение всего населения. Отсутствие принципа разделения властей и гражданского общества.
  26. 26. Ту же роль сыграли в Европе городские корпорации – коммуны. Здесь процесс воспитания "политического человека” шел сначала через оказание отличия корпоративных интересов бюргерства от интересов других сословий, прежде всего дворянства, и уже затем - защиты этих интересов от вторжения носителей властных структур : "Воздух города делает человека свободным". Вольница: «С Дону выдачи нет» Наличие парламента. Уничтожение Земского собора в ХVII в. Принятие конституций. Воинский артикул для всего населения страны Создание централизованного государства с периферии, с мест Создание централизованного государства из Москвы.
  27. 27. 3. Духовная жизнь
  28. 28. Возрождение положило начало смене самих основ мировидения: органической модели вселенной - механической ее моделью. В центр бытия выдвинут человек. Тем самым идея изначального творца была оттеснена выдвижением на первый план творческий потенциал человека. Вычленив Человека в концепции природы как ее связующее, творческое начало (вместо Бога), новое мировидение, в то же время лишило природу былой одушевленности" и тем самым функционально поставило ее в служебное отношение к человеку положение. Перед ним была поставлена задача синтеза науки и технологии - промышленности, с/х, транспорта (промышленный переворот). движение на первый план личного не наследственного сословного), деятельного. Был достигнут ранее совершенно неизвестный род самосознания человека как личности - веры в собственные силы. Попытка проторенессанса закончилась в ХVI веке в период введения крепостного права и опричнины. Культура обслуживала запросы власти (вмешательство государства в культуру впервые ввел Петр I)
  29. 29. Реформация (морально-этическое перевооружение европейца, которая ляжет в основу юридической системы Европы). Кальвинизм, пуританизм. Учение о преодолении, отринув всю систему “заступничества"церкви перед Богом, поставило верующего лицом к лицу, с Создателем, т.е. индивидуализировало Веру, породило у верующего ощущение внутреннего одиночества. Отъединенность верующих друг от друга и глубокий индивидуализм в упованиях на Вседержителя. Наполнение профессиональной деятельности внеземной сутью (прежде труд был наказанием за первородных грех) изменило отношение к труду, теперь он окружен ореолом святости. Христианская любовь к ближнему приобрела теперь безличностный характер: Она теперь означала только служение Богу, а не человеку. Нищий у порога дома вызывал не сострадание, а чувство омерзения, поскольку нищета теперь рассматривалась как отвергнутость человека государством. Так в протестантизме родилось духовное оружие, с помощью которого были рушены религиозно-этнические оковы, веками мешавшие европейцу стать личностью, т. е. индивидуалом, самоопределяющимся в своих социальных проявлениях рамках нового общества, диктующего новые принципы человеческого общежития. церковный раскол закончился Победой - Никона, который олицетворял церковь феодальную, закреплял взгляды феодального общества.
  30. 30. Ценности Романо-германская система ценностей Православная система ценностей свобода источник свободы – разум. Знания, которые меняются, составляют основу свободы. Разум не свободен, а зависит от разума. источник свободы – дух. Внутренняя свобода – гарант свободного существования в обществе.. человек, личность прометеевский индивид «одухотворен не жаждой власти, но чувством примирения и любви» современные проблемы человека тема отчуждения тема всеединства тема «Святой Руси» истоки атеизма из эгоизма и очерствелости сердца. Он признает только себя и не терпит других богов. из сострадания к твари земной. В своем вселенском чувстве он простирает взор далеко за пределы своего «я». «Я мира, созданного Богом, не принимаю» (И. Карамазов) право правда как и истина, и добродетель, и справедливость, и закон (это тождество греха и преступления). Иларион. мораль, нравственнос ть как понятие мораль- долженствование этика – блага нравственность – корень «норов», опыт общения и переживание морали и этики
  31. 31. Изображение Троицы в разных культурах
  32. 32. Гарин И.И. “ Пророки и поэты.” "Мы живем в обездоленной стране—в стране, обездолившей себя дикими социальными экспериментами, крепостничеством, деспотией, железной стеной, манией преследования, автаркией, русской идеей, всемирностью, всечеловечностью, временем и пространством. Мы живем в стране, отгородившейся от мира избранничеством и мессианством, в стране, всегда поносившей и изгонявшей своих лучших сыновей, присылавшей намыленную веревку Льву Толстому и называвшей «архискверным» Достоевского, в стране, погубившей Пушкина и Лермонтова, доведшей до безумия Гоголя, уничтожившей Гумилева и Мандельштама, затравившей Ахматову и Цветаеву... Да, Европа тоже изгоняла Данте Алигьери в XIV веке и третировала Джойса в ХХ-м. Да, история культуры изобилует глумлениями и гонениями. Но есть одна разница между Западом и Востоком, о которой не принято говорить, это разница между частным и общим, случаем и тотальностью. Всего лишь два примера: Данте и Джойс, две Джомолунгмы человеческой культуры. Когда Данте появился в Европе и когда в России? Два «явления Данте» разделены ни мало ни много половиной тысячелетия... В эпоху стремительных изменений, мощнейшей филиации идей Джойс, радикально изменивший культуру Европы и мира, так и не добрался до России, разве что — через вторичные и третичные влияния. Куда уж дальше, если даже для крупнейших писателей Улисс стал открытием 1990 года... Не потому ли они так пишут?.. Это прискорбно, но мы живем в стране, испытывающей неприязнь к культуре, и оттого—нищей. Да, Пушкин! Да, Гоголь! Да, Достоевский! Да, Толстой! Но знаем ли мы, как их травили? топтали? кромсали? калечили? извращали? Знаем ли мы, что Дневник писателя изымался из собрания сочинений разоблачителя бесов, что Пушкин «шел» с купюрами, а замечательные Выбранные места мешали с грязью, не читая?
  33. 33. Понимание ценностей в культуре: Черты идеациональной культуры: Черты чувственной культуры: моральные ценности ассоциируются с ценностями абсолютными, вечными и нетленными. Идеациональная система морали отмечена безразличием к внешнему эмпирическому миру, его материальным ценностям – «царство мое не от мире сего»; выбирает и предпочитает чувственные, эмпирические, материальные ценности: эвдемонизм, гедонизм, утилитаризм, сенсуализм. Трансцендентные или сверхчувственные ценности игнорируются и высмеиваются, или упоминаются для укрепления собственных принципов; эстетические ценности – стиль в искусстве – символический, физические образцы – лишь видимые знаки невидимого мира и внутренних ценностей; искусство должно быть по форме чувственным, «натуралистическим», воспроизведение объектов в форме, которая наилучшим образом имитирует ту, в какой они являются нашим органам чувств; темы, задачи и цели искусства – служение религии, абсолютистской этике, вечным ценностям; чувственное искусство имеет дело с такими материями, которые способствуют увеличению чувственного счастья человека; социальные и практические ценности – или безразличие ко всем преходящим и иллюзорным ценностям, или враждебность по отношению к ним как причинам нарушения внутренней гармонии и гибели души. одобрение всего, что увеличивает общую сумму чувственных наслаждений; все, что приводит к контролю человека над природой и другими людьми, служащему средством удовлетворения постоянно растущих потребностей. Денежная стоимость становится средством измерения научных, художественных, моральных и других ценностей.
  34. 34. «Быть человеком – это значить мыслить, верить, чувствовать и решать»
  35. 35. Траекторию человеческой жизни С.Е. Ячин представляет в последовательности смены формообразования: антропологического уровня – жизнь, которая возникает в материнском лоне и затем протекает в непосредственном телесном контакте с «родными телами»; формы культуры – погружение в интерсубъективное смысловое пространство и переход к социальной форме – в институциональное пространство совместного бытия. Данные этапы могут быть обозначены как принципы жертвы, дара и обмена в своей последовательности.[1] 1. См. Ячин, С.Е. Человек в последовательности событий: жертвы, дара и обмена. / С.Е. Ячин. – Владивосток: Дальнаука, 2001. – С. 12.
  36. 36. Модель человека высказана С. Е. Ячиным в формуле: «быть человеком – это значить мыслить, верить, чувствовать и решать». Каждое свойство необходимо человеку как способ ориентации или модус расположенности в мире, это способы выхода человека в Мир и утверждение Мира человеком: верить – означает каждым актом своего бытия утверждать свою принадлежность Миру как относительной части абсолютному целому. Вера есть внутренний опыт, опыт Дальнего; мыслить – быть способным различать в этом целом его части, в том числе свое «Я»; чувствовать – полагать себя живущим, собирающим вокруг себя как субъекта жизни весь остальной мир; решать – полагать свою свободу в мире как способность каких- либо начинаний и как свободу выбора – это четырехмерная пространственно-временная матрица Присутствия – «крест реальности» как источник человеческой свободы или способ расположения человека в мире. Если единство этих способов нарушается, то бытие человека – дефектно, то есть между верой, мыслью, чувством и решимостью возникли трещины. Если трещин нет, то перед нами образ Святого, Героя, Гения и Мудреца.
  37. 37. Жертва – антропологическая форма. жизнь, которая возникает в материнском лоне и затем протекает в непосредственном телесном контакте с «родными телами» Дар – культурная форма погружение в интерсубъективное смысловое пространство и переход к Обмен – социальная форма – в институциональное пространство совместного бытия. Открытость миру и выбор среди множества обстоятельств в пользу индивидуальности Жизнь – жертва возможностей, ее трата Жертва заложенных возможностей 4 модусов во имя Другого Я – самотождественность. Бытие виновным – ответственным, экзистенциальный план жертвы – забота (о ближнем) (Личность) Период передачи символического порядка жизни (мира) от одного человека к другому. Превращение жертвы в дар – наполнение жертвы смыслом (творец). Дар – про-изведение из себя в наличность, выражение себя в Другом (в других личностях). Социум как личностный универсум. Личность как свобода в экзистенциальном общении. Экзистенциальный план дара – приглашение к общему для людей смысловому миру (общий язык, ритуал, символ, знак). Социальные отношения. Смысл – в замещении всяких трат. Если обмен прекращается – тотальный социальный порядок – жизнь истратила себя. Выход из ситуации – дарственная культура (вносит смысл в жертву) Нарушение обмена – маргинализация общества. «Человек выступает в просвет бытия на его определенной исторической ступени, он наследует и разворачивает те возможности, которые имеют место на предшествующих ступенях Жизни».
  38. 38. Способы человеческого присутствия. Человеческая индивидуальность возникает во всех ее четырех модусах: мыслить, верить, чувствовать и решать Опыт – пересечение границы и задержка на границы. Жертва – антропологическая форма. жизнь, которая возникает в материнском лоне и затем протекает в непосредственном телесном контакте с «родными телами» Дар – культурная форма погружение в интерсубъективное, смысловое пространство и переход к Обмен – социальная форма – в институциональное пространство совместного бытия. Вера означает каждым актом своего бытия утверждать свою принадлежность Миру как относительной части абсолютному целому. Вера есть внутренний опыт, опыт Дальнего; Опыт Дальнего – религиозный, и Ближнего – нравственный. полагать себя из внешнего времени и пространства во внутреннее, представляя собой или в себе полноту бытия; вера – интуиция причастности миру; Источник религии и морали. Доверие- общение, Культура связывает людей общими идеями Доверие
  39. 39. Чувство полагать себя живущим, собирающим вокруг себя как субъекта жизни весь остальной мир; пересекать границу из внутреннего пространства (образа) во внешнее, но из внешнего времени во внутреннее. Преодолевать временной порядок впечатлений синхронной упорядоченностью чувств; Чувственный образ – искусство Высокое (сакральное) и искусство массовое (профанное) Чувство своей самотождественности - чувство собирает человека в самость, собирает мир вокруг человека. Чувство наполняет веру. Чувство принадлежит антропологической форме бытия человека На уровне культурной формы (символическое выражение) чувство способно стать осознанным, (рефлексивно данным субъекту), пере- живание (осознание себя живущим). Дар – замещает жертву – насколько он ценен. Социальная форма предназначена к тому, чтобы воспроизводить культурно оформленные идеи (творения) Мысль быть способным различать в этом целом его части, в том числе свое «Я»; направлять себя из внутреннего времени во внешнее, тем самым конституируя логический порядок последовательности предикатов, но вместе с тем – из внешнего пространства во внутреннее, выстраивая в себе образ предмета, «отражая» внешний мир. мысль – способность различения возможностей; Философия – опыт постижения первопричин и первоосновы сущего. Наука – опыт познания позитивного предметного мира. Способность различения возможностей Быть способным различать в мировом целом его части, собственное отдельное присутствие. На уровне культурной формы вера, решимость и чувство становятся вразумительными, выраженными в слове (речь). Слово даровано, мысль связана даром. Производство знаний о мире, заботясь о практическом воспроизводстве условий жизни. Знание – сила.
  40. 40. Воля полагать свою свободу в мире как способность каких-либо начинаний и как свободу выбора – это четырехмерная пространтсвенно-временная матрица Присутствия – «крест реальности» как источник человеческой свободы или способ расположения человека в мире. Если единство этих способов нарушается, то бытие человека – дефектно, то есть между верой, мыслью, чувством и решимостью возникли трещины. Если трещин нет, то перед нами образ Святого, Героя, Гения и Мудреца. переходить из внутреннего пространства и времени во внешнее; решимость действия; Воля к власти, которой может быть только власть над ближним , и свобода «Дальняя» как сущность идеи права. Выход вовне, во внешнее пространство и время. Воля внутренняя – право, Вне себя – власть. Источник свободы в центре креста реальности – способ расположения человека в мире. Право сосредоточенной в себе самой жизни свободно растрачивать себя самоё. Принцип права выступает как естественно признанное право каждого на жизнь в своем роде в виде взаимного дара. Как формальное признание этого права, то есть как социальный закон обмена правами.
  41. 41. Возраст ребенка, его взросление проявляется в его отношениях в реальных действиях: к культу священного; к техно – средствам и орудиям деятельности; к самому себе; к коммуникации – трансферту опыта, коммуникативным измерениям культуры. Ближний Опыт: Дальний Опыт: Нравственность религия Наука философия Массовое искусство сакральное искусство Воля к власти свобода Жертва дар обмен Мысль - знание - экономика Вера - долг - политика Чувство - творчество - культура Решимость - воля - производство техно
  42. 42. Итак, вы более или менее буржуа! Но буржуа утонченный. Заметить старомодный оборот речи -- это, несомненно, показывает, что вы человек образованный, ибо вы не только замечаете вычурность, но она и раздражает вас. Наконец, я, по-видимому, занимаю вас, а это, скажу без хвастовства, говорит о широте вашего кругозора. Итак, вы более или менее... Но это неважно. Профессии меня интересуют меньше, чем секты. Разрешите задать вам два вопроса, но ответьте на них в том случае, если не сочтете их нескромными. Были вы богаты? Более или менее? Прекрасно. Делились вы богатством с неимущими? Нет? Значит, вы из тех, кого я называю саддукеями. Вы не следовали заветам Священного писания, но, полагаю, от этого не очень много выиграли. Выиграли? Так вы, стало быть, знаете Священное писание? Право, вы меня интересуете. В этой стране все доктора или профессора. Здесь любят почитать людей - - по доброте или из скромности. У голландцев по крайней мере злопыхательство не стало национальной чертой. А я, кстати сказать, вовсе не доктор. Если угодно знать, я до того, как приехал сюда, был адвокатом. Теперь я судья на покаянии. Позвольте представиться: Жан-Батист Кламанс, к вашим услугам. Очень рад знакомству. Вы, вероятно, посвятили себя коммерции? Более или менее? Превосходный ответ! И совершенно правильный. У нас всегда и все "более или менее". Ну вот, разрешите мне разыграть роль сыщика. Вы приблизительно моего возраста, у вас взгляд искушенного сорокалетнего человека, видавшего виды, вы более или менее элегантно одеты, как одеваются во Франции, и у вас гладкие руки. Альбер Камю. Падение
  43. 43. Я-то живу в Еврейском квартале, как он назывался до тех пор, пока господа гитлеровцы не расчистили его. Вот уж постарались! Семьдесят пять тысяч евреев отправили в концлагеря или сразу же убили. Подмели под метелку. Как не восхищаться таким усердием и терпеливой методичностью? Если у человека нет характера, он должен выработать в себе хотя бы методичность. Здесь она, бесспорно, сделала чудеса, и я живу в тех местах, где совершены величайшие в истории преступления. Быть может, это как раз и помогает мне понять гориллу и его недоверчивость. Я могу таким образом бороться со своей природной склонностью, неодолимо влекущей меня к людям. Теперь, когда я вижу новое лицо, кто-то во мне бьет тревогу: "Потише! Легче на поворотах! Опасно!" Даже когда у меня возникает очень сильная симпатия к человеку, я держусь настороже. А знаете вы, что на моей родине, в маленькой деревеньке, во время карательной экспедиции немецкий офицер очень вежливо предложил старухе матери самой выбрать, которого из двух ее сыновей расстрелять в качестве заложника. Выбрать! Представляете себе? Вот этого? Нет, вон того. И смотреть, как его уводят. Не будем углублять вопрос, но поверьте, сударь, все неожиданности возможны. Я знал человека, который сердцем отвергал недоверие. Он был пацифист, сторонник полной, .неограниченной свободы, любил несокрушимой любовью все человечество и все зверье на земле. Избранная душа! Да это уж несомненно!.. И знаете, во время последних религиозных войн в Европе он удалился в деревню. На пороге своего дома он написал: "Откуда бы вы ни явились, входите. Добро пожаловать!" И кто же, по-вашему, отозвался на это радушное приглашение? Фашисты. Они вошли к миротворцу как к себе домой и выпустили ему кишки.
  44. 44. Несколько лет назад я был адвокатом в Париже, и, честное слово, довольно известным адвокатом. Разумеется, я вам не сказал своего настоящего имени. Я специализировался на "благородных делах", на защите вдов и сирот, как говорится. Не знаю, почему защищать их считается благородным -- ведь есть весьма зловредные вдовы и свирепые сироты. Но достаточно было, чтобы от обвиняемого хоть чуточку повеяло запахом жертвы, как широкие рукава моей мантии начинали взлетать. Да еще как! Настоящая буря. Душа нараспашку. Право, можно было подумать, что сама богиня правосудия еженощно сходила на мое ложе. Я уверен, вас восхитил бы верный тон моих защитительных речей, искренность волнения, убедительность, теплота и сдержанное негодование. От природы я был наделен выигрышной внешностью, благородные позы давались мне без труда. Кроме того, меня поддерживали два искренних чувства. Чувство удовлетворенности от того, что я борюсь за правое дело, и безотчетное презрение к судьям вообще. Впрочем, это презрение в конце концов не было уж таким безотчетным. Теперь я знаю, что для него имелись основания, но со стороны оно походило на некую страсть. Нельзя отрицать, что по крайней мере в настоящий момент с судьями у нас слабовато, не правда ли? Но я не мог понять, как это человек решается выполнять такие удивительные обязанности. Судьи, однако, примелькались мне, и я мирился с их существованием, как, скажем, с существованием кузнечиков. С тою лишь разницей, что нашествие стрекочущих прямокрылых никогда не приносило мне ни гроша, тогда как я зарабатывал себе на жизнь благодаря словопрениям с этими людьми, которых я презирал.
  45. 45. Итак, я пребывал в лагере справедливости, и этого было достаточно для моего душевного спокойствия. Чувство своей правоты, удовлетворенности победой над противником и уважение к самому себе -- все это, дорогой мой, мощные пружины, помогающие выстоять в борьбе и даже идти вперед. А если лишить людей этих чувств, вы их превратите в бешеных собак. Сколько преступлений совершено просто потому, что виновник не мог перенести мысли, что он раскрыт. Я знал когда-то одного промышленника. Жена его была прелестная женщина, вызывавшая всеобщее восхищение, а он все-таки ей изменял да еще буквально бесился из-за того, что был виноват перед ней и что никто решительно, даже он сам, не мог бы дать ему свидетельство о добродетели. Чем больше проявлялось совершенство его жены, тем сильнее он бесновался. В конце концов сознание своей вины стало для него невыносимым. И как вы думаете, что он сделал тогда? Перестал ей изменять? Нет. Он убил ее. Из-за этого у нас и завязались с ним отношения. Мое положение было куда более завидным. Я не только не рисковал попасть в лагерь преступников, но я еще выступал в их защиту при том единственном условии, чтобы они были настоящими убийцами, как дикари бывают настоящими дикарями. Самая моя манера вести защиту приносила мне глубокое удовлетворение. Я был поистине безупречен в своей профессиональной деятельности. Я никогда не принимал взяток, это уж само собой разумеется, да никогда и не унижался до каких-нибудь махинаций. И что еще реже бывает, я никогда не соглашался льстить какому-нибудь журналисту, чтобы он благосклонно отзывался обо мне, или какому-нибудь чиновнику, чье расположение было бы мне полезно. Два-три раза мне представлялся случай получить орден Почетного легиона, и я отказывался со скромным достоинством, находя в этом истинную себе награду. Наконец, я никогда не брал платы с бедняков и никогда не кричал об этом на всех перекрестках. Не думайте, однако, дорогой мой, что я говорю все это из хвастовства. Тут не было никакой моей заслуги: алчность, которая в нашем обществе заняла место честолюбия, всегда была мне смешна. Я метил выше. Вы увидите, что в отношении меня это правильное выражение.
  46. 46. Я нарочно пошел по мосту Искусств, совсем пустынному в этот час, и, остановившись, перегнулся через перила: мне хотелось посмотреть на реку, еле видневшуюся в густеющих сумерках. Остановился я напротив статуи Генриха IV, как раз над островом. Во мне росло и ширилось чувство собственной силы и, я сказал бы, завершенности. Я выпрямился и хотел было закурить сигарету, как это бывает в минуту удовлетворения, как вдруг за моей спиной раздался смех. Я в изумлении оглянулся -- никого. Я подошел к причалу -- ни баржи, ни лодки. Вернулся на старое место -- к острову -- и снова услышал у себя за спиной смех, только немного дальше, как будто он спускался вниз по реке. Я замер неподвижно. Смех звучал тише, но я еще явственно слышал его позади себя. Откуда он шел? Ниоткуда. Разве только из воды. Я чувствовал, как колотится у меня сердце. Заметьте, пожалуйста, в этом смехе не было ничего таинственного -- такой славный, естественный, почти дружеский смех, который все ставит на свои места. Да, впрочем, он вскоре прекратился, я ничего больше не слышал. Я пошел по набережным, свернул на улицу Дофины, купил совсем не нужные мне сигареты. Я был ошеломлен, я тяжело дышал. Вечером я позвонил приятелю, его не оказалось дома. Хотел пойти куда-нибудь и вдруг услышал смех под своими окнами. Я отворил окно. Действительно, на тротуаре смеялись: какие-то молодые люди весело хохотали, прощаясь друг с другом. Пожав плечами, я затворил окно, меня ждала папка с материалами по делу, которое я вел. Я пошел в ванную, выпил стакан воды. Увидел в зеркале свое лицо, оно улыбалось, но улыбка показалась мне какой-то фальшивой.
  47. 47. Право, советую вам, дорогой соотечественник, подумать немножко, каков будет ваш ярлык. Вы молчите? Ну ничего, потом ответите. Во всяком случае, я-то свой ярлык знаю: "Двуликий. Обаятельный Янус". А сверху девиз: "Не доверяйтесь ему". На визитных же карточках будет напечатано: "Жан-Батист Кламанс, комедиант". Знаете, через некоторое время после того вечера, о котором я рассказывал, появилось, как я заметил, что-то новое в моем поведении. Расставшись со слепым на углу тротуара, до которого я помог ему добраться, я на прощание снимал шляпу и кланялся слепцу. Разумеется, поклон предназначался не для слепого - - он ведь не мог меня видеть. Для кого же? Для публики. Роль сыграна, актер кланяется. Недурно, а? Однажды в ту же самую пору владельцу автомобиля, благодарившему меня за помощь в аварии, я ответил, что никто другой не приложил бы столько стараний. Разумеется, я хотел сказать: "Всякий на моем месте". Из-за этой злополучной оговорки у меня сжалось сердце. Ведь я же отличался, по всеобщему мнению, непревзойденной скромностью. А на самом-то деле, признаюсь, дорогой соотечественник, меня просто распирало от тщеславия. "Я", "я", "я"! -- вот лейтмотив моей жизни, он слышался во всем, что я говорил. Я не мог обойтись без хвастовства, но обладал искусством хвастаться с потрясающей скромностью. Правда, я всегда жил привольно и ощущал свою силу. И притом я чувствовал себя совершенно свободным от обязательств перед другими людьми по той простой причине, что всегда считал себя умнее всех, как я вам уже говорил, а также наделенным более совершенными органами чувств; я, например, превосходно стрелял, великолепно водил машину, был отличным любовником. Даже там, где легко было убедиться, что я отстаю от других, например на теннисном корте, ибо в теннис я играл посредственно, я не мог отказаться от мысли, что, будь у меня время потренироваться, я превзошел бы чемпионов. Я видел в себе только замечательные качества, этим объяснялись мое самодовольство и безмятежное душевное спокойствие. Если я уделял внимание ближним, то только из снисходительности, без всякого принуждения и поэтому еще больше заслуживал похвалы и мог подняться еще выше в своей любви к самому себе.
  48. 48. Итак, я жил изо дня в день, и одно было у меня на уме: мое "я", мое "я", мое "я". День за днем -- женщины, день за днем -- благородные речи и блуд, будничный, как у собак; но каждый день я был полон любви к себе и крепко стоял на ногах. Так и текла жизнь, очень поверхностная, вся, так сказать, в словах, ненастоящая. Столько книг, но они едва перелистаны, столько друзей, но им едва отдаешь крохотную частицу сердца, столько женщин, но как мимолетны эти связи! Чего я только не вытворял от скуки и в поисках развлечений! Женщины, живые люди, шли за мною, пытались ухватиться за меня, но ничего у них не получалось, к несчастью. К несчастью для них. Ведь я-то быстро их забывал. Я всегда помнил только о себе. Мне казалось, что я человек полноценный, что я всегда заставлю публику уважать себя и как личность, и как профессионала. Наполовину Сердан, наполовину де Голль, если угодно. Короче говоря, я хотел господствовать во всем. Поэтому я рисовался, кокетничал, показывал больше физическую ловкость, нежели интеллектуальные дарования. Но после того, как мне публично дали по уху и я не ответил, было уже невозможно держаться о себе прежнего лестного мнения. Если б я действительно был служителем правды и разума, как я это мнил, разве меня затронуло бы это происшествие, уже позабытое очевидцами? Я бы только досадовал на то, что рассердился из-за пустяков, дал волю гневу и не сумел справиться с неприятными последствиями своей несдержанности. А вместо этого меня одолевали мечты отомстить обидчику, сразиться с ним и победить. Очевидно, я вовсе не стремился к тому, чтобы стать самым разумным и самым великодушным созданием на земле, а хотел одного: оказаться сильнее всех, хотя бы и прибегнув для этого к самым примитивным средствам. Да ведь по правде сказать, каждый интеллигент мечтает быть гангстером и властвовать над обществом единственно путем насилия.
  49. 49. Однако сие не столь легко, как это можно вообразить, начитавшись соответствующих романов, подобные мечтатели бросаются в политику и лезут в самую свирепую партию. Что за важность духовное падение, если таким способом можно господствовать над миром? Я открыл в своей душе сладостные мечты стать угнетателем. И по крайней мере мне тогда стало ясно, что я стою на стороне преступников, на стороне обвиняемых, поскольку их преступления не причинили мне ущерба. Их виновность воспламеняла мое красноречие, потому что я не был их жертвой. А если б они угрожали мне, я не только стал бы их судьей, но даже больше -- я готов был стать гневливым владыкой, объявить их вне закона и подвергнуть их избиению, пыткам, поставить их на колени. При таких желаниях, дорогой соотечественник, довольно трудно сохранить веру в свое призвание служить правосудию, защищать вдов и сирот.
  50. 50. Однажды в ноябрьскую ночь года через три после того вечера, когда мне показалось, что кто-то смеется за моей спиной, я возвращался домой по левому берегу Сены и пересек ее по Королевскому мосту. Был час ночи. Моросил мелкий дождь, скорее, изморось, разогнавшая редких прохожих. Я возвращался от своей любовницы, которая, наверное, уже уснула. Мне было хорошо, я чувствовал легкую усталость, успокоенное тело согревала кровь, пробегавшая по жилам неслышно, как этот осенний дождик. На мосту кто-то стоял, перегнувшись через перила, как будто смотрел на реку. Подойдя ближе, я увидел, что это молодая тоненькая женщина, вся в черном. Между черными ее волосами и воротником пальто видна была полоска шеи, беленькой, мокрой от дождя шейки, и это немного взволновало меня. Я на мгновение замедлил шаг, но тут же одернул себя и двинулся дальше. Спустившись с моста на набережную, я двинулся по направлению к бульвару Сен-Мишель, на котором жил. Я прошел уже метров пятьдесят и вдруг услышал шум, показавшийся мне оглушительным в ночной тишине, -- шум падения человеческого тела, рухнувшего в воду. Я замер на месте, но не обернулся. И тотчас же раздался крик. Он повторился несколько раз и как будто спускался вниз по течению, но внезапно оборвался. Молчание, наступившее вслед за тем в застывшем мраке, показалось мне бесконечным. Я хотел побежать и не мог пошевелиться. Я весь дрожал от холода и волнения. Я говорил себе: "Надо скорее, скорее" -- и чувствовал, как непреодолимая слабость сковала меня. Не помню уж, что я думал тогда: "Слишком поздно, слишком далеко" -- или что-то вроде этого. Я стоял неподвижно, прислушивался. Потом медленно двинулся дальше. И никому ни о чем не сообщил. Но вот мы и пришли, вот мой дом, мое убежище! Завтра? Хорошо, как хотите. Охотно повезу вас на остров Маркен, посмотрите на Зайдерзе. Встретимся в одиннадцать часов утра в "Мехико-Сити". Что? Та женщина? Не знаю, честное слово, не знаю. На другой день и еще несколько дней я не читал газет.

×