Successfully reported this slideshow.
We use your LinkedIn profile and activity data to personalize ads and to show you more relevant ads. You can change your ad preferences anytime.

Андрей Белый и Саша Черный. Жизнь и судьба

1,344 views

Published on

Презентация об Андрее Белом и Саше Чёрном

Published in: Education
  • Be the first to comment

  • Be the first to like this

Андрей Белый и Саша Черный. Жизнь и судьба

  1. 1. ЖИЗНЬ Саша Чёрный И Андрей Белый СУДЬБА135 лет со дня рождения 135 лет со дня рождения
  2. 2. Ну, так вот - такой поэт примчался к вам: Это ваш слуга покорный, Он зовется "Саша Чёрный"... Почему? Не знаю сам. Саша Чёрный (Александр Гликберг) родился в Одессе, городе, подарившем нам немало весёлых талантов. Одесса помнит, что в ней родились Бабель и Катаев, Ахматова, Ильф и Петров. Но самым-то первым из знаменитых писателей в ней родился Саша Чёрный.
  3. 3. Саша Чёрный (Александр Михайлович Гликберг) (1880-1932) – талантливый русский поэт, прозаик, переводчик, автор популярных лирико-сатиричесих стихотворных фельетонов. Родился будущий поэт-сатирик в Одессе, в многодетной семье провизора. Оба его родителя были людьми с крутым нравом и истеричным характером, из-за чего счастливым детство Саши назвать было нельзя. В семье было 5 детей, двоих из которых звали Саша. Блондина называли «Белый», брюнета - «Черный». Отсюда и псевдоним. Поступить в гимназию Саша не мог из-за процентной нормы для евреев. Отец уже собирался было отдать его в обучение какому-либо ремеслу, но передумал и разом решил крестить всех детей, тем самым уравняв их в гражданских правах с прочими российскими подданными христианского вероисповедания. После чего Саша Гликберг 9 лет от роду поступил, наконец, в гимназию. Мечта свершилась… Однако вскоре учеба обернулась неким подобием казенной службы, новыми страхами и наказаниями, которые добавились к домашнему игу. Стоит ли удивляться тому, что в пятнадцатилетнем возрасте он бежал из дома, последовав, кстати, примеру старшего брата. Вначале беглеца приютила тетка, сестра отца, отвезла его в Петербург, где он в качестве пансионера продолжил учение в местной гимназии. Но когда его «за двойку по алгебре» исключили из гимназии, он фактически оказался без средств к существованию. Отец и мать перестали отвечать на письма блудного сына с мольбами о помощи. После отчисления из гимназии, учеба в которой тяготила юношу, он стал нищим-попрошайкой. Отец и мать его игнорировали.
  4. 4. Дальнейший поворот событий трудно, пожалуй, назвать другим словом, как чудо. Узнав по чистой случайности о судьбе несчастного юноши, брошенного семьей, начинающий журналист Александр Яблоновский поведал о его горестной участи на страницах «Сына отечества» - одной из крупнейших газет того времени. Статья попала на глаза житомирскому чиновнику К.К. Роше, и тот решил взять его к себе в дом. Так Саша Черный в конце 1898 года очутился в Житомире - городе, ставшем для него поистине второй родиной. Чем в следующем номере Заполнить сотню строк? Зимою жизнь в Житомире Сонлива, как сурок. Живет перепечатками Газета-инвалид И только опечатками Порой развеселит. Ах, жизнь полна суровости, Заплачешь над судьбой: Единственные новости — Парад и мордобой!
  5. 5. Гимназию в Житомире не удалось закончить из-за конфликта с директором. Да, по правде сказать, и поздно было учиться - подоспело время призыва на воинскую службу. Отслужив два года в качестве вольноопределяющегося, Саша Чёрный оказывается в местечке Новоселицы на границе с Австро-Венгрией, где поступает на службу в местную таможню. По возвращении в Житомир Гликберг начинает сотрудничать в газете «Волынский вестник», открывшейся 1 июня 1904 года. Однако вести здесь фельетон ему довелось недолго: всего через два месяца газета прекратила свое существование. Тогда-то он и начал писать стихи, где поведал о скуке и рутине провинциальной жизни. В 1904 г. в житомирской газете был напечатан «Дневник резонера» Саши Чёрного.
  6. 6. Потом Саша Гликберг, обуреваемый честолюбивыми мечтами, перебирается в Петербург, где удалось устроиться на Службу сборов Варшавской железной дороги. Канцелярская работа: балансы, счета — всё это мало увлекало его. В канцелярии Саша исподтишка наблюдал типы - персонажей своих будущих сатир и памфлетов. Духовной жаждою томимый, Он грыз перо по вечерам… Язык мечты невыразимый Мешал балансам и счетам… Утратив сон, худой и бледный, Он стал хулить весь божий свет, А про него шептались: «Бедный, Плохой конторщик и поэт». - так он писал тогда о себе.
  7. 7. Первая слава к Саше Чёрному пришла в 1905 году, когда он стал сотрудничать в петербургском еженедельнике «Зритель». Первое же опубликованное там под никому не ведомым литературным именем стихотворение «Чепуха» было подобно разорвавшейся бомбе и разошлось в списках по всей России. Номер этот тут же был конфискован «за подрыв государственных устоев и оскорбление личности государя», а сам поэт только потому не подвергся репрессиям, что ему чудом удалось бежать за границу. Возвратившись через 3 года, Саша Чёрный становится постоянным сотрудником «Сатирикона», редактором которого был Аркадий Аверченко. Здесь-то и расцвёл его талант.
  8. 8. В первом номере еженедельника под никому не известным литературным именем были напечатаны то ли смешные, то ли грустные стихи: Все в штанах, скроённых одинаково, при усах, в пальто и в котелках. Я похож на улице на всякого и совсем теряюсь на углах. Но всем сразу стало ясно: такой не затеряется.
  9. 9. В 1908-1911 гг. был одним из ведущих поэтов журнала «Сатирикон». То, что Саша Чёрный состоялся как поэт, и то, что 1908-1911 годы стали его «звездным часом», - величайшая заслуга «Сатирикона». Поэту не пришлось унизительно обивать редакционные пороги, ему сразу была предоставлена возможность выйти к широкому, поистине всероссийскому читателю. Его саркастические, но отнюдь не лишенные нежности стихи, появившиеся в «Сатириконе», сразу принесли ему популярность и, безусловно, оказали влияние на раннего Маяковского. Вл. Маяковский знал наизусть почти все стихи Чёрного и часто декламировал их. Саша Чёрный по настоянию Чуковского написал для детей 25 стихотворений. После ухода из «Сатирикона» он печатался в газетах «Киевская мысль», «Русская молва», в журналах «Современный мир», «Аргус», «Солнце России», «Современник». В 1910 году вышли «Сатиры» - первая книга стихов Саши Чёрного. «Сатиры» завершаются разделом книги - «Лирические сатиры», уже самим своим названием передающий эстафету следующей книге стихов - «Сатиры и лирика».
  10. 10. Вот несколько ранних юмористических миниатюр Саши Чёрного из цикла «Вешалка дураков»: *** Ослу образованье дали. Он стал умней? Едва ли. Но раньше, как осел, Он просто чушь порол, А нынче - ах злодей - Он, с важностью педанта, При каждой глупости своей Ссылается на Канта. *** Дурак рассматривал картину: Лиловый бык лизал моржа. Дурак пригнулся, сделал мину И начал: «Живопись свежа... Идея слишком символична, Но стилизовано прилично». (Бедняк скрывал сильней всего, Что он не понял ничего). Узнаваемо, не правда ли?
  11. 11. Поначалу новоиспеченному петербуржцу пришлось заняться канцелярской работой - на Службе сборов Варшавской железной дороги как уже было сказано выше. И хотя на первых порах его приютили родственники Роше, неуютно и одиноко чувствовал себя провинциал в северной столице. Его непосредственной начальницей на службе была М. И. Васильева, которая проявила к нему участие. Вскоре они связали свои судьбы узами брака. Союз оказался прочным, несмотря на разницу в возрасте (Мария Ивановна была старше на несколько лет), в положении и образовании. Мария Ивановна была ученицей видного профессора философии А.И. Введенского и родственницей известных купцов Елисеевых. Свадебное путешествие летом 1905 года молодожены провели в Италии. По возвращении Саша Чёрный решает оставить ненавистную конторскую службу, дабы целиком отдаться литературной деятельности и образованию. В 1906 г. Саша Чёрный слушал лекции в Гейдельбергском университете. Саша Чёрный и Вадим Фалилеев с жёнами в мастерской художника. 1913 год
  12. 12. *** Слишком много разговоров, Пересудов, перекоров, Бесконечных рассуждений, Полувзглядов, полумнений… Слишком много. Слишком много безразличных, Веселящихся, безличных, Жизнерадостно - утробных, Всепрощающих, незлобных… Слишком много. Слишком много терпеливых, Неуверенных, плаксивых, Робких, маленьких, забитых, Растерявшихся, разбитых… Слишком много. Слишком много паразитов, Фарисеев, изуитов, Губернаторов, удавов, Патриотов, волкодавов… Слишком много. Слишком много слуг лукавых, Партий правых, жертв кровавых… И растет в душе тревога, Что терпения у бога Слишком много! (1906)
  13. 13. ИНТЕЛЛИГЕНТ Повернувшись спиной к обманувшей надежде И беспомощно свесив усталый язык, Не раздевшись, он спит в европейской одежде И храпит, как больной паровик. Истомила Идея бесплодьем интрижек, По углам паутина ленивой тоски, На полу вороха неразрезанных книжек И разбитых скрижалей куски. За окном непогода лютеет и злится... Стены прочны, и мягок пружинный диван. Под осеннюю бурю так сладостно спится Всем, кто бледной усталостью пьян. Дорогой мой, шепни мне сквозь сон по секрету, Отчего ты так страшно и тупо устал? За несбыточным счастьем гонялся по свету, Или, может быть, землю пахал? Дрогнул рот. Разомкнулись тяжелые вежды, Монотонные звуки уныло текут: "Брат! Одну за другой хоронил я надежды, Брат! От этого больше всего устают. Были яркие речи и смелые жесты И неполных желаний шальной хоровод. Я жених непришедшей прекрасной невесты, Я больной, утомленный урод". Смолк. А буря все громче стучалась в окошко. Билась мысль, разгораясь и снова таясь. И сказал я, краснея, тоскуя и злясь: "Брат! Подвинься немножко". (1908)
  14. 14. Эпоху, последовавшую за крушением революции 1905-1907 годов, именовали временем «огарков»: одни бросились прожигать жизнь, другие не видели иного выхода, как загасить свою свечу. Эпидемия самоубийств захлестнула в первую очередь учащуюся молодёжь. Газетные страницы той поры пестрели сообщениями о самоубийствах, публикаций посмертных записок и досужих рассуждений по этому поводу. Саша Чёрный пишет стихотворение «Больному», где пытается удержать самоубийц от гибельного шага, напоминая им о ценности жизни: Есть горячее солнце, наивные дети, Драгоценная радость мелодий и книг. Если нет — то ведь были, ведь были на свете И Бетховен, и Пушкин, и Гейне, и Григ... Есть незримое творчество в каждом мгновенье — В умном слове, в улыбке, в сиянии глаз. Будь творцом! Созидай золотые мгновенья — В каждом дне есть раздумье и пряный экстаз... Оставайся! Так мало здесь чутких и честных... Оставайся! Лишь в них оправданье земли. Адресов я не знаю — ищи неизвестных, Как и ты неподвижно лежащих в пыли. Если лучшие будут бросаться в пролеты, Скиснет мир от бескрылых гиен и тупиц! Полюби безотчетную радость полета... Разверни свою душу до полных границ. Будь женой или мужем, сестрой или братом, Акушеркой, художником, нянькой, врачом, Отдавай — и, дрожа, не тянись за возвратом: Все сердца открываются этим ключом. Многими современниками в эпоху повальных самоубийств эти стихи были восприняты как панацея. Их посылали тем, кто готов был наложить нас себя руки, с настоятельной просьбой прочесть и образумиться. Это одно из тех стихотворений-рецептов, которые очень помогают в критические моменты.
  15. 15. ВОРОБЬИНАЯ ЭЛЕГИЯ У крыльца воробьи с наслаждением Кувыркаются в листьях гнилых... Я взираю на них с сожалением, И невольно мне страшно за них: Как живете вы так, без правительства, Без участков и без податей? Есть у вас или нет право жительства? Как без метрик растите детей? Как воюете без дипломатии, Без реляций, гранат и штыков, Вырывая у собственной братии Пух и перья из бойких хвостов? Кто внедряет в вас всех просвещение И основы моралей родных? Кто за скверное вас поведение Исключает из списка живых? Где у вас здесь простые, где знатные? Без одежд вы так пресно равны... Где мундиры торжественно-ватные? Где шитье под изгибом спины? Нынче здесь вы, а завтра в Швейцарии, Без прописки и без паспортов Распеваете вольные арии Миллионом незамкнутых ртов... Искрошил воробьям я с полбублика, Встал с крыльца и тревожно вздохнул: Это даже, увы, не республика, А анархии дикий разгул! Улетайте... Лихими дворянами В корне зло решено ведь пресечь — Не сравняли бы вас с хулиганами И не стали б безжалостно сечь! (1913)
  16. 16. Бодрый туман, мутный туман Так густо замазал окно - А я умываюсь! Бесится кран, фыркает кран... Прижимаю к щекам полотно И улыбаюсь. Здравствуй, мой день, серенький день! Много ль осталось вас, мерзких? Все проживу! Скуку и лень, гнев мой и лень Бросил за форточку дерзко. («Утром»)
  17. 17. Саша Чёрный (сидит 5-й слева) среди сослуживцев по санитарной части штаба V армии. В 1914-1917 годах Саша Чёрный был солдатом при полевом лазарете. В марте 1917 Временным правительством назначен заместителем комиссара Северного фронта. Его мысли и переживания военного времени были опубликованы в стихотворном цикле «Война» (1918). Комиссариат Совета солдатских депутатов в Пскове. А.М. Гликберг (стоит в центре) - начальник отдела управления комиссара Северного фронта. Фото из журнала 'Нива', 1917, №44
  18. 18. Саша Чёрный. Берлин. Начало 1920-х гг. После Октябрьской революции (которую Чёрный не принял, несмотря на предложения большевиков возглавить газету в Вильно) осенью 1918 уехал в Прибалтику, где были созданы стихи о Литве и цикл «Русская Помпея», впервые обозначивший мотив ностальгии, отчетливо звучащий в эмигрантском творчестве поэта. В 1920 — переехал в Берлин, работал в берлинском журнале «Жар-птица». Со второй половины 1923 до начала 1924 — Чёрный в Италии, в семье Л.Н. Андреева (впечатления от Вечного города отразились в лирических и юмористических миниатюрах «Из римской тетради» и «Римские офорты»). С 1924 жил в Париже, сотрудничал в газетах «Последние новости», парижском «Сатириконе», «Русской газете» и др. периодических изданиях, устраивал литературные вечера, ездил по Франции и Бельгии, выступая со стихами перед русскими слушателями.
  19. 19. Е.М. Куприна, Саша Чёрный и его жена. Париж. Вторая половина 20-х гг.
  20. 20. Литературное собрание русских эмигрантов. Париж. Вторая половина 20-х гг.
  21. 21. Саша Чёрный и А.И. Куприн. Париж. Вторая половина 20-х гг. Среди современных поэтов Саша Чёрный стоит совершенно особняком, в гордом, равнодушном и немного презрительном одиночестве… Саша Чёрный - один. И в этом-то заключается прелесть его оригинальной личности, и оттого-то его еще не успела захвалить и полюбить почтеннейшая "публикум", и оттого-то у него имеется еще пока немного поклонников и хвалителей, но зато этим поклонникам-друзьям действительно дорого свободное, меткое и красивое слово, облекающее в причудливые, капризные, прелестные, сжатые формы - и гнев, и скорбь, и смех, и задумчивую печаль, и глубокую нежность, и своеобразное, какое-то интимное безыскусственное языческое понимание чудес природы: детей, зверей, цветов. Поистине Саша Чёрный не мог бы применить к себе слова одного французского писателя: "Я пишу не для многих; и если меня поймут два или даже один человек, - я и этим буду доволен; если меня не признает никто, я с удовольствием буду писать для самого себя". И возможно, что именно по этой причине его не поняла, не прочувствовала, не поставила в красный угол наша несправедливая, пристрастная, архибезвкусная, кумовская, мамадышская критика. Изумительно разнообразно творчество этого замечательного поэта. Сатиры его дышат пламенным гневом щедринской музы, великолепным презрением, всей остротой и жгучестью меткой насмешки, которая прилипает к человеку, как клеймо. И сейчас же рядом расцветают у Саши Чёрного скромные, благоуханные, прекрасные цветы чистого и мягкого лиризма… 28 мая 1915 г. Гатчина А.И. Куприн О Саше Чёрном
  22. 22. В эмиграции главной и любимой аудиторией Саши Чёрного становятся дети. Он практически полностью посвящает себя детской теме: пишет сказки, стихи, рассказы для маленького читателя. Не имея своих детей, Саша любил их безумно, и они отвечали ему такой же любовью. Об этом — одно из самых прелестных его стихотворений «Мой роман»: Кто любит прачку, кто любит маркизу, У каждого свой дурман, — А я люблю консьержкину Лизу, У нас — осенний роман. Пусть Лиза в квартале слывет недотрогой, — Смешна любовь напоказ! Но всё ж тайком от матери строгой Она прибегает не раз. Свою мандолину снимаю со стенки, Кручу залихватски ус… Я отдал ей всё: портрет Короленки И нитку зелёных бус. Тихонько-тихонько, прижавшись друг к другу, Грызём солёный миндаль. Нам ветер играет ноябрьскую фугу, Нас греет русская шаль. А Лизин кот, прокравшись за нею, Обходит и нюхает пол. И вдруг, насмешливо выгнувши шею, Садится пред нами на стол. Каминный кактус к нам тянет колючки, И чайник ворчит, как шмель… У Лизы чудесные тёплые ручки И в каждом глазу — газель. Для нас уже нет двадцатого века, И прошлого нам не жаль: Мы два Робинзона, мы два человека, Грызущие тихо миндаль. Но вот в передней скрипят половицы, Раскрылась створка дверей… И Лиза уходит, потупив ресницы, За матерью строгой своей. На старом столе перевёрнуты книги, Платочек лежит на полу. На шляпе валяются липкие фиги, И стул опрокинут в углу. Для ясности, после её ухода, Я всё-таки должен сказать, Что Лизе — три с половиною года… Зачем нам правду скрывать?
  23. 23. И ещё одна особенностей музы Саши Чёрного — это его тяга ко всяческой живности, к братьям нашим меньшим. Один из его циклов называется «Утешение»: в нём собраны стихи о детях и животных — тех, в ком поэт всегда находил утешение и отраду, особенно на чужой стороне. А в 1927 году выходит книга Саши Чёрного «Дневник фокса Микки» - одна из самых светлых и улыбчивых его книжек. Иногда у консьержки беру напрокат Симпатичного куцего фокса. Я назвал его "Микки", и он мой собрат - Пишет повести и парадоксы. Он тактичен и вежлив от носа до пят, Никогда не ворчит и не лает. Лишь когда на мандоле я славлю закат, - "Перестань!" - он меня умоляет.
  24. 24. Саша Чёрный с женой на пороге своего дома. Конец 20- х - начало 30-х гг. Всю жизнь Саша Чёрный мечтал переехать из города в какую-нибудь тихую, мирную, живописную глушь. Когда-то давно он выразил затаённое желание, казавшееся несбыточным: Жить на вершине голой, писать простые сонеты и брать у людей из дола хлеб, вино и котлеты. И вот на склоне лет его мечтам было суждено исполниться. Они с женой приобрели клочок земли на юге Франции в посёлке Ла Фавьер близ Средиземного моря, где обосновалась колония русских эмигрантов. Вскоре на холме вырос домик, ставший последними пенатами поэта.
  25. 25. Саша Чёрный с женой и фоксом Микки на берегу Средиземного моря. Конец 20-х - начало 30-х гг.
  26. 26. Юбилей Саши Чёрного - 25 лет литературной деятельности. Конец 1929 - начало 1930
  27. 27. Но недолго длился этот спокойный и относительно благополучный период жизни Саши. Трагическое происшествие послужило причиной его внезапной смерти. Случилось это 5 августа 1932 года. Саша Чёрный помогал тушить лесной пожар (это было не редкостью в Провансе в жаркую пору). Уставший и взволнованный, он после этого ещё трудился на своём участке, на самом солнцепёке, не прикрыв голову неизменной шляпой-канотье. Соседские дети заметили, что он упал, помогли внести его в дом, где Александр Михайлович скончался до прибытия доктора. Хоронили Сашу Чёрного всем посёлком — и русские, взрослые и дети, и местные фермеры- французы. Даже теми, кто знал Сашу только по книгам, эта утрата была воспринята как личное горе. В. Набоков в прощальном слове сказал с грустью и нежностью: «Осталось несколько книг и тихая прелестная тень». Обстоятельства скоропостижной кончины поэта вскоре обросли домыслами и мифами. Говорили, что Саша Чёрный спасал из горящего дома ребёнка. Будто фокс Микки с горя бросился на грудь хозяину и тоже умер от разрыва сердца. Но легенды на пустом месте не рождаются...
  28. 28. Почему Чёрный, а не Белый? Для многих имя Чёрного ассоциировалось тогда с автором известного романса «Ох, эти чёрные глаза...» Кто-то связывал его с чёрными днями России. И в самом деле, почему Чёрный, а не Белый? Белый в литературе уже был. Андрей Белый к тому времени был хорошо известен как символист, то есть поэт, весьма далёких от проблем не только Житомира, но и самого Петербурга. А поэт Александр Гликберг был близок к этим проблемам. Так, может быть, для контраста с возвышенным — Андреем Белым — возникло это приземлённое, будничное, не из книг, а из житейских разговоров. Жизнь всё ярче разгорается: двух старушек в часть ведут. В парке кто-то надрывается - вероятно, морду бьют. А это, конечно, С. Чёрный. Кругом, кругом зрю отблеск золотистый закатных янтарей, а над ручьём полёт в туман волнистый немых нетопырей. Это А. Белый.
  29. 29. Эпохе черной нашей нужен не демон Лермонтова - нет, он только б ею был сконфужен, - ведь гордый демон был эстет. Веселый немец Мефистофель, попав в российские пески, брезгливо сморщив умный профиль, пожалуй, запил бы с тоски. О нет, эпохе нашей жалкой совсем особый нужен чёрт - чёрт Геркулес с железной палкой, с душою жёсткой, как ботфорт. Особое обаяние стиху Саши Чёрного придаёт доверительность тона, умение устанавливать доверительные, чуть ли не закадычные отношения с читателем. Поэт запросто, по-свойски приглашает его в гости: Кто желает объясненья этой странности земной, пусть приедет в воскресенье побеседовать со мной. Высшая точка посмертного признания таланта Саши Черного - это создание Шостаковичем музыки на цикл его стихов.
  30. 30. Андрей Белый (псевдоним Бориса Николаевича Бугаева) (1880-1934) — русский писатель, поэт, прозаик, критик, мемуарист, стиховед. Один из ведущих деятелей русского символизма и модернизма в целом. Все тот же раскинулся свод над нами лазурно-безмирный, и тот же на сердце растет восторг одиночества пирный. Опять золотое вино на склоне небес потухает. И грудь мою слово одно знакомою грустью сжимает. Опять заражаюсь мечтой, печалью восторженно-пьяной… Вдали горизонт золотой подернулся дымкой багряной. Смеюсь — и мой смех серебрист, и плачу сквозь смех поневоле. Зачем этот воздух лучист? Зачем светозарен… до боли? Апрель 1902Андрей Белый. Брюссель. 1912
  31. 31. Андрей Белый. Москва. 1881-82 гг. Андрей Белый. Москва. 1888 г. Андрей Белый. Москва. 1890-е гг. Борис Николаевич Бугаев, больше известный как Андрей Белый, родился 26 октября 1880 года в семье профессора, известного математика Николая Васильевича Бугаева, и прожил первые свои годы в самом центре Москвы, на Арбате. В профессорском доме часто бывали знаменитости: научные деятели, люди богемы, композиторы и писатели. Мальчик с детства впитывал атмосферу красоты и гармонии искусства.
  32. 32. Но особенно Борис увлекался поэзией, писал стихи, а в двадцать три года, будучи студентом физико-математического факультета Московского университета, опубликовал свой первый сборник — «Северная симфония». Естествознание будущего поэта интересовало мало, все свободное время он уделял любимой поэзии. О талантливом молодом человеке вскоре заговорили в литературных кругах, он познакомился с известными литераторами того времени, а о своей настоящей специальности вскоре совершенно забыл. В то же время юноша взял себе литературный псевдоним — Андрей Белый. Цвет, который он выбрал для своей новой фамилии, символизировал чистоту, духовность и успокоение.Андрей Белый. Москва. 1899 г.
  33. 33. Андрей Белый. Москва. 1900-1901 гг.
  34. 34. Отец Андрея — Н.В. Бугаев — выдающийся математик, в 1886-1891 декан физико- математического факультета Московского университета, основатель Московской математической школы, предвосхитивший многие идеи К. Циолковского и русских «космистов». Мать занималась музыкой и пыталась противопоставить художественное влияние «плоскому рационализму» отца. Суть этого родительского конфликта постоянно воспроизводилась Белым в его позднейших произведениях. В 1891-1899 Андрей учится в Московского частной гимназии Л.И. Поливанова, в 1903 оканчивает естественное отделение физико-математического факультета Московского университета, в 1904-1905 занимается на историко-филологическом факультете. Знакомство с последними достижениями физики, математики и естественных наук (новые представления о пространстве и времени, о строении вещества, живого и неживого и др.) сказались на лексике, образах, темах и структуре произведений Белого, а также на основных принципах его работ по философии культуры. В конце 1890-х увлекается новейшей драматургией Г. Ибсена, Г. Гауптмана, М. Метерлинка, напряженно изучает оккультные науки и философию А. Шопенгауэра, интересуется буддизмом, но более всего проникается идеями Вл. Соловьева и Ф. Ницше. Ощущение острой кризисности настоящего и апокалиптические предчувствия Белого сказались в незаконченной мистерии 1898 «Антихрист.» Мистерия обнаружила аналогии с Краткой повестью об Антихристе Вл. Соловьева, написанной годом позже. В 1895-1896 сближается с семьей М.С. Соловьева, брата философа, и в его доме позднее знакомится со «старшими» символистами — В. Брюсовым, Д. Мережковским, З. Гиппиус. Именно М.С. Соловьев предлагает начинающему писателю взять псевдоним «Андрей Белый», дабы скрыть от близких свои «декадентские увлечения».
  35. 35. На 1898 приходится перелом в мирочувствии Белого. На смену смутному пессимизму приходят чаяния мистического преображения всего сущего. В Воспоминаниях о Блоке (1922) он так очертил этот рубеж: «…в 1898 подул иной ветер; почувствовали столкновения ветров: северного и южного; и при смешении ветров образовались туманы: туманы сознания. В 1900-1901 годах очистилась атмосфера… А. Блок, вспоминая те годы впоследствии строчкой «И — зори, зори, зори», охарактеризовал настроения, охватившие нас; «зори», взятые в плоскости литературных течений (которые только проекции пространства сознания), были зорями символизма, взошедшими после сумерек декадентских путей, кончающих ночь пессимизма».
  36. 36. Андрей Белый и Сергей Соловьев. 1904 Осенью 1903 Андрей Белый и группа его чутких к мистическим «зорям» единомышленников (Эллис, А.С. Петровский, С. Соловьев, В.В. Владимиров, М.И. Сизов и др.) составили кружок «аргонавтов». «Аргонавты» пестовали особую мифологию «жизнетворчества», поклонения воспетой Вл. Соловьевым Вечной Женственности (в кружке, соответственно, царил культ ранних стихов Блока о Прекрасной Даме), следования символическим путем мифического корабля «Арго» в «Колхиду» за «Золотым Руном» — то есть познания мистических тайн бытия.
  37. 37. ВАШ РЫЦАРЬ. АНДРЕЙ БЕЛЫЙ И МАРГАРИТА МОРОЗОВА Однажды весной 1901 года Маргарита Кирилловна Морозова, жена одного из богатейших российских купцов, получает загадочное письмо, не имеющее обратного адреса. Похоже, ей объяснялись в любви, но объяснялись как-то странно. В конце письма стояла подпись: "Ваш рыцарь". Спустя время она поняла, что автором послания был поэт Андрей Белый. Они познакомились, но никогда при личных встречах не говорили о том, чему была посвящена их переписка. Отношения между ними всегда оставались такими, какие были приняты в середине века между дамой и рыцарем.
  38. 38. Бурные отношения Белого с женщинами давным-давно стали темой пересудов всей Москвы. Дамы его боготворили, хотя их кумир отнюдь не отличался красотой: огромный лоб с залысинами, порывистая походка, а главное - манерные изломанные жесты. На женщин Белый воздействовал каким-то неуловимым волшебным обаянием, проникновенным разговором, часто - пугающей откровенностью и ореолом «страдальца за любовь». У него за плечами уже была драматическая история отношений с Ниной Петровской и «астральная» дуэль из-за нее с Брюсовым. Чуть позднее у Белого сложился мучительный треугольник с Блоками.
  39. 39. Вместе с В. Брюсовым Андрей Белый стал одним из создателей теории символизма в России. В своих теоретических работах и литературно-критических выступлениях он развивал идею религиозного содержания искусства, постижения запредельного, утверждал превосходство интуиции над логикой, необходимость подчинения искусства слова законам музыки. Яркое практическое воплощение эти идеи получили в ранних произведениях Андрея Белого — его «симфониях» и первом поэтическом сборнике «Золото в лазури» (1904).
  40. 40. В 1903 году Андрей Белый начинает активную переписку с Александром Блоком, в следующем году они познакомились. Блок становится близким другом Андрея Белого. Белый сближается также с супругой Блока, Любовью Менделеевой, и через некоторое время становится ее любовником. Сложные отношения любовного треугольника нашли отражение в пьесе Блока «Балаганчик».
  41. 41. Один Посвящается Сергею Львовичу Кобылинскому Окна запотели. На дворе луна. И стоишь без цели у окна. Ветер. Никнет, споря, ряд седых берез. Много было горя… Много слез… И встает невольно скучный ряд годин. Сердцу больно, больно… Я один. Декабрь 1900
  42. 42. Андрей Белый. Фото 1906 года В 1904-1906 годах Андрей Белый проходил обучение на историко- филологическом факультете Московского университета, с 1906 года сотрудничал в журналах «Весы», «Мир искусства», «Золотое руно», «Перевал». В 1907 году, расставшись с Любовью Менделеевой, Андрей Белый уезжает из России и более двух лет проживает в Европе. Результатом его душевных переживаний стали сборники «Урна» и «Пепел», созданные в 1909 году. Следующий год стал для Белого временем создания сборников литературных статей «Символизм», в котором данное направление литературы получило литературоведческий анализ, и «Луг зеленый», в который вошли очерки о русских и зарубежных писателях и критические статьи.
  43. 43. Отчаянье З. Н. Гиппиус Довольно: не жди, не надейся — Рассейся, мой бедный народ! В пространство пади и разбейся За годом мучительный год! Века нищеты и безволья. Позволь же, о родина мать, В сырое, в пустое раздолье, В раздолье твое прорыдать:— Туда, на равнине горбатой,— Где стая зеленых дубов Волнуется купой подъятой, В косматый свинец облаков, Где по полю Оторопь рыщет, Восстав сухоруким кустом, И в ветер пронзительно свищет Ветвистым своим лоскутом, Где в душу мне смотрят из ночи, Поднявшись над сетью бугров, Жестокие, желтые очи Безумных твоих кабаков,— Туда,— где смертей и болезней Лихая прошла колея,— Исчезни в пространство, исчезни, Россия, Россия моя! Июль 1908 Серебряный Колодезь
  44. 44. Андрей Белый и Ася Тургенева. Андрей Белый и А.А. Тургенева. Дорнах. 1915 В 1911 году Андрей Белый женился на Асе Тургеневой и совершил вместе с женой путешествие в Тунис и Египет.
  45. 45. В 1917 году Андрей Белый возвращается в Россию. Он принимает революцию как путь выхода из духовного и творческого кризиса начала XX века; в этом духе – его цикл «На перевале» 1918 года и очерк «Революция и культура», созданный в 1917 году. В 1919 выходит сборник его стихов «Королевна и рыцари», в 1922 году – сборник «Звезда». В 1920-е годы Андрей Белый преподает в московском пролеткульте теорию поэзии и прозы для молодых пролетарских писателей. В 1926 году выходит в свет романная дилогия Андрея Белого «Москва», состоящая из романов «Московский чудак» и «Москва под ударом». В этот период он активно обращается к мемуарному жанру. Желание раскрыть известные Белому моменты биографии Александра Блока привели к созданию «Воспоминаний о Блоке», опубликованных в 1922-1923 годах. Мемуарная трилогия, включившая книги «На рубеже двух столетий», «Начало века», «Между двух революций», созданные в 1930-1934 годах, подытожила впечатления поэта о событиях конца девятнадцатого столетия и первых десятилетиях века двадцатого. Значительным вкладом в литературоведческую науку стали исследования Андрея Белого «Ритм как диалектика и «Медный всадник» (1929 год) и «Мастерство Гоголя» (1934 год). Андрей Белый. Фото 1916 года
  46. 46. В 1912 году в Берлине произошло знакомство Андрея Белого с австрийским философом-мистиком, создателем антропософии Рудольфом Штейнером. Белый становится учеником Штейнера, отражая идеи учителя в своих произведениях. В те же годы он впервые заявил о себе и как прозаик, издав романы «Серебряный голубь» (1909 год) и «Петербург» (1912 год). Определенный интерес представляют автобиографические повести Андрея Белого, первой из которых по времени создания стал «Котик Летаев» (1914-1915 годы). В 1917 году Андрей Белый расстается с супругой. Ася поселяется в швейцарском городе Дорнахе, полностью посвятив себя делу Штейнера, и участвует в создании Гётеанума – антропософского центра-храма.
  47. 47. Рудольф Штейнер со своей женой Мэри. 1908 Глава антропософского движения Рудольф Штайнер созвал в Дорнах своих учеников из 18-ти стран - художников, скульпторов, актеров, поэтов, чтобы общими усилиями возвести храм свободного духа - Гётеанум. Здесь должен был быть центр мирового антропософского движения - с лекциями, семинарами, театральными постановками. На бурлящей стройке здания для свободных духом Белый работал резчиком по дереву - обрабатывал капители. ….Что было до их переезда сюда, в Дорнах? Сумасшедшие поездки вместе с Асей по всей Европе за Штайнером. Учитель тогда был легендарно знаменит: количество его последователей по всему миру быстро росло. Белый и Ася, как и многие ездили за ним повсюду, где он читал лекции; круг тем был обыкновенно широк: Гете, Ницше, космология, методы познания высших миров... После встречи с Асей знакомство со Штайнером стало самым ярким воспоминанием Белого за последние годы. Общие знакомые представили их учителю в мае 1912 года в Кельне после редкой лекции. Штайнеру как раз исполнилось пятьдесят. От Белого не укрылось, что Ася сразу произвела на него сильное впечатление, впрочем, как и почти на всех знакомых. Штайнер, окинув орлиным взором хрупкую фигурку русской девушки, сказал ей: «Можете мне поверить, у вас недюжинные способности медиума. Вы - очень нужный мне человек». И, мельком взглянув на Белого: «Вы тоже пригодитесь... По вашим глазам нижу, вы многое прозреваете».
  48. 48. В начале двадцатых годов Андрей Белый сближается с Клавдией Николаевной Васильевой. Она становится его возлюбленной и близким другом, а с 1929 года – законной супругой. 24 марта 1925 года Белый с Васильевой приезжает в Салтыковку (Ново- Кучино) по приглашению своих знакомых Великановых. С сентября того же года он поселяется в Кучино на даче Шиповых, по соседству с Левандовским. Кучино становится для Белого, по его собственным словам, тем же, что Ясная Поляна для Льва Толстого или Ялта для Чехова. Здесь он много и плодотворно работает, создавая поэтические и прозаические произведения. В Кучине поэта навещали критики Иванов-Разумник и Петр Зайцев; благодаря последнему происходило общение Андрея Белого с Борисом Пастернаком. Кучинский период жизни Андрея Белого, продолжавшийся с 1926 по 1931 годы, был одним из плодотворных периодов биографии поэта.
  49. 49. Андрей Белый. Последнее фото. Москва. 1933 В 1931 году Андрей Белый переехал в Детское Село (ныне город Пушкин), однако 30 мая 1931 года Клавдия Васильева была арестована по делу «Русского антропософского общества». Андрей Белый обратился к Горькому, по ходатайству которого Васильева была освобождена. В 1932-1934 годах Андрей Белый с супругой живут в Москве. 23 ноября 1932 года он выступает в секции писателей-краеведов в Оргкомитете Союза писателей с докладом "Культура краеведческого очерка".. Писатель умер на руках у своей жены Клавдии Николаевны 8 января 1934 года от инсульта — следствие солнечного удара, случившегося с ним в Коктебеле. Эта судьба была предсказана им в сборнике «Пепел» (1907): Золотому блеску верил, А умер от солнечных стрел. Думой века измерил, А жизнь прожить не сумел. Похоронен на Новодевичьем кладбище в Москве.
  50. 50. Могила Андрея Белого на Новодевичьем кладбище в Москве В творчестве Андрея Белого выразилось ощущение тотального кризиса жизни и мироустройства. Как писал его современник философ Ф. Степун, «творчество Белого — это единственное по силе и своеобразию воплощение небытия „рубежа двух столетий“, это художественная конструкция всех тех деструкций, что совершались в нем и вокруг него; раньше, чем в какой бы то ни было другой душе, рушилось в душе Белого здание XIX века и протуманились очертания двадцатого». Не случайно еще в 1921 первым в мировой литературе Белый откликнулся на физические разработки Кюри зловещим пророческим символом: Мир — рвался в опытах Кюри Атомной, лопнувшею бомбой.

×