Successfully reported this slideshow.
We use your LinkedIn profile and activity data to personalize ads and to show you more relevant ads. You can change your ad preferences anytime.

гутор а.е. фронтальный удар пехотной дивизии

Великая война

  • Login to see the comments

  • Be the first to like this

гутор а.е. фронтальный удар пехотной дивизии

  1. 1. Цель настоящего труда, как и всякой другой тактико-исторической монографии, - служить пособием при изучении актуальных тактических вопросов, которые значительно яснее и рельефнее выступают на фоне исторических событий. Рамки и задачи работы не позволили разобрать детально действия батальонов, рот и батарей, почему на нее нельзя смотреть как на исчерпывающую историю описываемых событий. Зато этот труд достаточно освещает работу командира дивизии и действия дивизии в рамках корпуса. Предлагаемый труд может быть полезен и как материал при составлении заданий для военной игры, что придаст игре конкретность и наглядность. К книге приложена карта района излагаемых событий в масштабе 1 :84 000, чтобы каждый участник игры мог ею воспользоваться. Эта карта будет полезна и при чтении текста, иллюстрированного ограниченным количеством схем. Источниками для составления труда служили, главным образом, материалы Военно- исторического архива в Москве и частично издание австрийского военного министерства "Osterreich-Ungarns letzter Krieg 1914-1918", Wien, 1932. [2] I Введение К осени 1915 г. русская армия располагала уставными руководствами, изданными еще в довоенное время. Новые руководства начали появляться лишь с начала 1916 г., обобщая опыт предшествующих годов. Устав полевой службы 1912 г. - основное пособие русского командования в первые годы мировой войны - уделял мало внимания бою. Весь раздел о наступательном бое (включая встречный и атаку укрепленных позиций) занимал всего 11 страничек, из которых большая часть посвящалась периоду сближения и наступления, но не атаке или бою в тесном смысле этого слова. Уставная наступательная концепция строилась на том предположении, что в полевом бою придется атаковать позицию, состоящую из опорных пунктов и окопов, т. е. линию или неглубокую полосу. Атака мыслилась в форме удара с короткого расстояния, благодаря которому укрепленная позиция захватывалась сразу. Так как тыловая позиция предполагалась в значительном расстоянии от основной (до 15 км), то считалось, что атака этим и исчерпывается и дальше начинается преследование. Таким образом, устав после изложения положений об атаке линейной позиции сразу же переходил на указания по преследованию. Следовательно, наступательный бой по уставу состоял из двух этапов: атаки и преследования. Если к этим двум периодам добавить еще подготовку и сближение с выходом в исходное положение для атаки, то получится схема, несколько тождественная с современным представлением о бое. Но здесь возникают различия в содержании понятия атаки. Ныне под этим словом подразумевается не только овладение передним краем, но и преодоление очагов сопротивления противника в глубине оборонительной полосы вплоть до выхода в район артиллерийских позиций и резервов противника. По уставу 1912 г. [5] непосредственно за атакой основной позиции идет преследование противника; по современным взглядам, между атакой и преследованием неизбежна еще одна фаза - бой в глубине оборонительной полосы противника, что обусловлено ростом укрепленных позиций и более сложным построением вс ей системы обороны, насыщенной огневыми средствами. С увеличением глубины обороны и распадением линий на группы точек происходила за время империалистической войны эволюция обороны, повлекшая за собой удлинение атаки с естественным расчленением ее на последовательные периоды. Устав 1912 г. этого не предвидел, базируясь на застывших линейных формах русско-японской войны. Не лучше обстояло дело и с артиллерией. Установки по артиллерийской подготовке атаки полевых позиций ограничивались лишь перечнем общих целей действий
  2. 2. артиллерии, как-то: участка главной атаки, подходящих неприятельских резервов и т. п. О взаимодействии пехоты с артиллерией упоминалось лишь в "Наставлении для_ведения боя пехотой 1910 г.". Указания эти (весьма незначительные) предусматривали соединение боевых участков пехоты с артиллерией телефоном, но каких именно боевых участков, они не уточняли. На практике телефоном соединялись полки и батальоны, и почти не было случаев, чтобы с батареей была соединена телефоном стрелковая рота. Пехота приучалась понимать значение напряженности артиллерийского огня, и на ученьях мирного времени оклик "артиллерия зачастила" должен был приниматься как сигнал к перебежкам пехоты. Правда, наставление содержало одно важное указание артиллерии: перед атакой доводить огонь до наивысшего напряжения и вести его до овладения неприятельской позицией. Одновременно часть батарей должна была переносить огонь в тыл позиции, чтобы обстрелом определенных рубежей и пунктов не дать возможности противнику подвести резервы. Считалось, что лучше понести часть потерь от своей артиллерии, нежели не достигнуть объекта атаки. Вот, примерно, и все, чем могла руководствоваться артиллерия в ту пору. Параграфы устава 1912 г., посвященные атаке заранее укрепленных позиций, были проникнуты глубоким пессимизмом и не содержали никаких конкретных указаний по выполнению фронтального удара. О преодолении прово- [6] лочных заграждений говорилось лишь, что это - дело тяжелой артиллерии или команд охотников с саперами. Судя по имеющимся источникам, во французской армии уже в это время существовали более современные и конкретные указания по овладению укрепленными позициями. Французские представления о наступательном бое базировались на действительном характере германских позиций, к тому времени уже сос тоявших из нескольких укрепленных полос, каждая в 2-3 параллельных линии. Французам были известны способы пробивания проходов в проволочных заграждениях легкой артиллерией, необходимость устройства исходной линии вблизи окопов противника и многие другие новые методы действий артиллерии и пехоты. Во всяком случае, в области военной тактики французы стояли выше, чем русские. Уже в 1915 г. у них стал вырабатываться метод последовательного наступления, состоявшего из четырех этапов: подготовки атаки, самой атаки, боя в глубине и преследования. К расчленению атаки на последовательный захват рубежей русские пришли только в 1916 г. Отсутствие достаточных указаний в действующем уставе (как мы уже убедились) и неполучение новых инструкций заставили штаб 34-й дивизии, руководивший подготовкой рассматриваемых боев, на собственном опыте целого ряда предшествующих неудачных попыток выработать свою методику фронтального удара. Это было бы совершенно лишним, если бы своевременно были даны практические указания свыше, основанные хотя бы на французском опыте весенних боев 1915 г. Случай этот как нельзя лучше иллюстрирует всю важность своевременного освежения теории в связи с постоянно меняющейся боевой действительностью. Приводимые эпизоды сгруппированы по следующей схеме:  а) подготовка удара (рекогносцировка, выбор наблюдательных пунктов, организация разведки);  б) сближение и выход на исходные позиции;  в) атака до момента выхода в район артиллерийских позиций противника;  г) преследование. Разбор предлагаемых исторических примеров по названным этапам боя позволит читателю с достаточной ясностью выявить методы работы командования и штаба! дивизии в наступательном бою во время мировой империалистической войны. [7]
  3. 3. Фронтальный удар без артиллерийской подготовки 13 сентября 1915 г. у Рыдомель (Схемы 1, 2 и 3) Общая обстановка. 27 августа 1915 г., после долгого бездействия на pp. Буг и Золотая Липа, австро- венгерские армии перешли в общее наступление с целью обойти открытый правый фланг русского Юго-западного фронта (схема 1). Сильным нажимом на Ровненском направлении и давлением на Нижней Стрыпе им удалось к 2 сентября оттеснить русских на линию Деражно, Броды, р. Серет. В последующие дни австро-венгерцы, продолжая давление на Ровно, стремились овладеть оборонительной линией р. Иква ударом в направлении между pp. Иква (схема 2) и Горынь. В конце первой декады сентября им удалось заставить русских отвести левофланговые корпуса 8-й армии за р. Иква. Дальнейшие попытки австро-венгерцев проникнуть в промежуток между pp. Иква и Горынь успеха не имели. Между тем уже 6 сентября завязалось большое сражение на р. Серет вследствие успешного прорыва русских в районе Трембовля (схема 2). Прорыв русских в этом месте вскоре принял значительные размеры и вынудил отойти на pp. Стрыпа и Днестр не только корпуса Гофмана Южной армии, но и расположенную к югу 7-ю австро- венгерскую армию. В районе Тарнополь еще держался сводный австро-германский корпус Маршалла. Чтобы усилить его, австрийцы сняли с фронта р. Иква и южнее несколько дивизий, в том числе с участка 7-го русского корпуса 51-ю и 32-ю дивизии. Эти дивизии усилили левый фланг корпуса Маршалла, на котором с трудом держалась 19-я австрийская дивизия. [8] Чтобы помешать таким переброскам, содействовавшим, очевидно, упорной обороне выступа у Тарнополь, командующий 11-й русской армией решил 12 сентября перейти в наступление 6-м и 7-м корпусами, из которых последний переходил в его подчинение с 6 час. 12 сентября. К 12 сентября 11-я армия занимала фронт (схема 2). Поповцы, Тарнополь, Настасув. В армию входили с севера на юг: 7-й, 6-й, 18-й и 22-й арм. корпуса. Директивой фронта от 27 августа № 107071 11-й и 9-й армиям предписывалось "продолжать активную оборону реки Серет, стремиться облегчить положение 8-й армии, оттягивая на [9] себя силы, сосредоточенные против Дубно-Ровненского района..."{1}. Против 11-й армии действовали части 4-го, 5-го и 19-го корпусов 2-й австрийской армии Бем-Эрмолли и сводный австро-германский корпус Маршалла Южной армии Ботмера. 7-й русский корпус в составе 13-й и 34-й дивизий занимал укрепленную позицию на фронте (искл.) Половцы -- Млыновцы протяжением около 19 км. Из них 10 км падали на долю активното участка - между pp. Иква и Горынь - и 9 км - пассивного - по р. Иква. Правее 7-го корпуса был растянут по р. Иква 17-й корпус 8-й армии. Левее распо- [10] лагался 6-й корпус от (искл.) Млыновцы через Березовица Мала до Иванув Горн. Разграничительные линии 7-го корпуса были: с 17-м - Б. Загайцы, Катербург, Поповцы - все пункты для 17-го корпуса; с 6-м - р. Горынь. Против 7-го русского корпуса находились: от Стар. Кокорев до Борщевка - части 29-й и 27-й дивизий 4-го корпуса и далее к югу - две дивизии 5-го корпуса: от Борщевка до Рыдомель - 33-я и далее до р. Горынь (у Свинюхы) 43-я (схема 3). Южнее против правого фланга 6-го корпуса - 51-я гонв., вошедшая в состав 19-го австрийского корпуса. Обстановка на фронте 34-й пех. дивизии. К утру 12 сентября 34-я дивизия занимала укрепленную позицию между pp. Иква и Горынь: на участке от (искл.) выс.
  4. 4. 171,6 до (искл.) 179,1 - 136-й полк; далее на юг до Млыновцы - 134-й полк; 135-й полк стоял в корпусном резерве в районе выс. 172,3 и хут., что севернее м. Вишневец (схемы 2 и 3). 133-й полк, понесший большие потери в бою 6 сентября у м. Подкамень, находился в тылу в Кривчики для пополнения и реорганизации. 2-я саперная рота находилась в Звиняче. Прожекторная рота - в м. Вишневец. Штаб дивизии - там же. Тыловые учреждения: головной парк - м. Вишневец; обозы II разряда - в Пищатинцы, дивизионный обоз - в Матвеевцы, перевязочный отряд - в Кривчики. Лазареты: № 1 - в Б. Окнины, № 2 - в Пищатинцы; передовой отряд Красного креста № 26 - в м. Вишневец. Тыловой путь: м. Вишневец, Б. Окнины, Пищатинцы, Ямполь. Местный парк - Ямполь. Станция снабжения - Лепесовка. Разграничительные линии 34-й пех. дивизии:  а) с 13-й дивизией: 1) для разведки и охранения: выс. 171,4, что к югу от Звиняче, ф. Марьяновка, Волица - все пункты для 34-й дивизии; 2) для размещения тыловых учреждений: Лепесовка, Медведовка, Пищатинцы, Кунинец, Залесцы - все пункты для 13-й дивизии{2};  б) с 16-й дивизией - р. Горынь. Сосед справа, 13-я дивизия располагалась по р. Иква: от (искл.) Поповцы через выс. 157,3 до выс. 168,2 - 51-й полк; далее на юг до выс. 171,6 - 49-й полк. Осталь- [11] ные полки этой дивизии числились в корпусном резерве и занимали: 52-й - Залесцы; 50-й - Звиняче. Штаб дивизии - Горинка. Левее 34-й дивизии действовала 16- я пех. дивизия 6-го корпуса на фронте (искл.) Млыновцы - Березовица Мала{3}. Штаб дивизии - Гнидава. Противником 34-й дивизии являлась 43-я ландв. дивизия, в которую входили 24-й и 41-й имп. и 20-й, 22-й и 36-й ландв. полки. В дивизии было 15 батальонов общей численностью около 8 000 штыков. Состав, численность и моральное состояние 34-й пех. дивизии. Из трех действующих полков 134-й и 136-й полки имели по 3 батальона, а 135-й - четыре. Всего в дивизии было 6 981 штык и 27 русских и 10 австрийских пулеметов 34-я артбригада имела 35 исправных орудий. Боевые неудачи царской армии в 1915 г. резко понизили политико-моральное состояние войск. Массовые сдачи в плен во время боев, многочисленные "самострелы" и перебегание к противнику не только одиночных людей, но и целых полевых караулов и застав были нередким явлением в то время. В этом отношении 34-я пех. дивизия выгодно выделялась от других. Кампанию 1915 г. эта дивизия провела в обстановке успешных действий, а в предшествующий период 1914 г. не имела крупных неудач. Из жестоких боев во время отхода к границе, когда численность многих динизий падала до 2 000 штыков и полки сводились в батальоны, 34-я дивизия, хотя и понесшая значительные потери, вышла с целыми полками, численность которых ни разу не падала ниже 1 200-1 500 штыков. Опыт войны показал, что эта цифра составляет предел боеспособности полка; полки меньшей численности значительно утрачивали свои боевые качества. Менее устойчив был 133-й полк, но этот полк в описываемых операциях активного участия не принимал. Остальные полки были стойки в оборонительном бою и имели удовлетворительные навыки в наступательном. В 134-м полку было много кадровых офицеров, что в 1915 г. являлось большой редкостью. Ротные командиры в 135-м полку были преимущественно из подпрапорщиков: своих штаб-офицеров было мало. Полком временно командовал один из штаб-офицеров 136- го полка. Все командиры полков и артиллерийских дивизионов обладали высокими боевыми качествами. Командир дивизии принял последнюю [12] в марте 1915 г. Под его руководством прошло все отступление к границе, во время которого дивизия хотя и имела неудачи, все же не испытала катастрофы.
  5. 5. Материальное обеспечение. Продфуражное довольствие доставлялось бесперебойно. Слабо было налажено снабжение винтовками и еще хуже огнеприпасами, кроме ручных гранат, недостатка в которых не ощущалось. До 12 сентября дивизия выдерживала почти ежедневные атаки противника и нуждалась в боеприпасах, причем их приходилось даже занимать в соседних дивизиях. 13 сентября боеприпасы были пополнены. Однако, ввиду необходимости возвратить заимствованное в 16-ю дивизию, они все же не доходили до нормы. После пополнения боеприпасами частей в парках образовался большой некомплект. В 34-й парк, бригаде вместо положенных по штату - 4 224 шрапнелей и 1152 гранат осталось всего 584 шрапнели и 78 гранат. Ружейных патронов вместо 1 034 000 осталось лишь 200 000. Некомплект в частях всего корпуса (кроме парков): 76-мм шрапнелей - 184, 122-мм шрапнелей - 35 и бомб - 88. На одно легкое орудие в 34-й артбригаде приходилось 197 снарядов вместо положенных 440.(с парком). В соседних дивизиях, обеспечение огнеприпасами находилось приблизительно на том же уровне, т. е. почти полные боевые комплекты в батареях и опустошенные парки. Характер района действий и позиции противника (схема 3) Районом действий 34-й дивизии служил водораздел между pp. Иква и Горынь. 13-я дивизия действовала на северных склонах водораздела. 16-я - к югу от безымянного притока р. Горынь. Местность на водоразделе всхолмлена, пересечена многочисленными оврагами, впадающими в pp. Иква и Горынь и их притоки; она повышается в направлении с востока на запад, обеспечивая противнику лучшее наблюдение. Населенные пункты этого района утопают в оврагах{4}. Перед правым флангом позиции 34-й дивизии в глубокой балке лежало обширное селение Рыдомель. Это селение, раскинувшееся на пространстве в 2,5 км с севера на юг и на 2 км с востока на запад и находившееся почти в середине промежутка между pp. Иква и Горынь, являлось естественным центром сопротивления позиции, упиравшейся флангами в эти реки. С падением Рыдомель в позиции образо- [13] валась брешь такой величины, что едва ли можно было рассчитывать на дальнейшее удержание этой позиции. Село Хотовица (в 2 км южнее Рыдомель), имевшее значительно меньшие размеры, могло сыграть подобную же роль по отношению к участку 134-го полка. На самом водоразделе лесов и рощ совершенно не было. Северные склоны водораздела в полосе действий 13-й дивизии были местами покрыты большими лесами, а на южных, западнее Млыновцы, рос один лес средней величины и несколько маленьких рощ. Местность к северу от р. Иква, к югу от притока р. Горынь и западнее линии Лопушно - м. Нов. Алексинец была лесиста и еще более пересечена и гориста. Противник на фронте не только 34-й дивизии, но и всего 7-го корпуса располагался на поспешно укрепленных позициях, созданных в процессе многодневного наступательного боя. Постепенно сближаясь с противником, и каждый раз с окапыванием, австрийцы нарыли много беспорядочно разбросанных окопов, но не успели обнести их проволочными заграждениями. Пулеметной обороны в глубину организовано не было. Австрийская артиллерия имела хорошо укрытые позиции и наблюдательные пункты. В общем, австрийская позиция носила полевой характер, и самое слабое ее место заключалось в отсутствии проволочных заграждений. Задача 7-го корпуса и указания по этой задаче до полков включительно (схема 3) Командующий 11-й армией в 11 час. 50 мин. 12 сентября отдал приказ о переходе
  6. 6. 6-го и 7-го корпусов в наступление в тот же день, 6-му корпусу было известно об этом наступлении заранее, так что он успел уже подготовиться, для 7-го же корпуса это известие было совершенной неожиданностью. Неудивительно поэтому, что командир 7- го корпуса, получив в 12 час. 10 мин. приказ о наступлении, был поставлен в затруднительное положение. После согласования с командиром 6-го корпуса он попросил разрешения отложить наступление до утра 13 сентября, сославшись на невполне еще законченную смену частей и приняв на себя обязательство обеспечить наступление 6-го корпуса 12 сентября. Приказом от 12 сентября командующий 11-й армией поставил задачи: 6-му корпусу перейти в наступление всем фронтом, примерно, до рубежа Загуже-Жалосце, а 7-му [14] корпусу наступать своей левофланговой дивизией, примерно, до линии Лопушно - Волица, прикрываясь со стороны р. Иква 13-й дивизией. Штаб 7-го корпуса, приступив к разработке плана боя, запросил мнения командиров дивизий о задачах предстоящего наступления. Это было в обычае 7-го корпуса, штаб которого редко отдавал серьезные боевые распоряжения, не согласовав их с командирами дивизий; Подобного же порядка придерживался иногда и штаб 11-й армии. Командир 34-й дивизии, оценивая огромное значение Рыдомель, предложил атаковать это селение обеими дивизиями, охватывая его 13-й дивизией с севера и 34-й - с юга. Мысль эта была принята и легла в основу приказа по корпусу. На 12 сентября 34-й дивизии была поставлена задача обеспечивать продвижение правого фланга 16-й дивизии наступлением своего левого фланга в направлении на фронт выс. 171,5 и 170,2 {5} На 13 сентября дивизиям было приказано, заняв к рассвету исходное положение, в 4 часа утра атаковать противника, для чего:  а) 13-й дивизии прочно удерживать возможно меньшими частями участок от Поповцы до (искл.) выс. 157,3, главными силами перейти в наступление с линии выс. 157,3 и 168,2 в направлении на фронт выс. 153,7, что к югу от Борщевка, и 172,6, что к западу от Рыдомель, в охват этого селения с севера. В корпусной резерв выделить 1 полк в Звиняче.  б) 34-й дивизии главными силами наступать в охват Рыдомель с юга в направлении на фронт выс. 172,6 - Мал. Горынька. 135-й полк, числившийся в корпусном резерве, был передан в распоряжение командира дивизии. Времени для перегруппировок не было, почему командир 34-й дивизии решил овладеть противолежащей позицией фронтальным ударом после артиллерийской подготовки на каждом из участков, тем более, что левофланговый полк должен был перейти в наступление своим левым флангом немедленно. Расчет был единственно на внезапность. Решение командира 34-й дивизии было оформлено в коротком приказе, в котором войскам были поставлены следующие задачи: а) 136-му полку наступать по обе стороны [15] большой дороги на Лопушно и овладеть противостоящей позицией противника (у ф. Марьяновка); б) 134-му полку с батальоном 135-го полка овладеть Хотовица и рощей к западу от Млыновцы. 135-й полк был назначен в дивизионный резерв и должен был к 6 час. сосредоточиться на опушке леса, что к юго-востоку от ф. Млыновцы. Полкам были поставлены только ближайшие задачи, так как трудно было предвидеть, как сложится в дальнейшем бой по овладению Рыдомель. Метод назначения последовательных целей (ближайшей и последующей задач) в то время еще не был вполне освоен, и большею частью, после постановки ближайшей цели указывалось только направление для дальнейшего наступления. Командир 34-й дивизии избрал своим командным пунктом выс. 174,2, которая была связана телефоном с командирами полков. Начальник артиллерии дивизии{6} (он же командир артбригады) имел связь с артдивизионами. Артиллерия еще прежде была
  7. 7. роздана по полкам и в настоящем бою оставалась в подчинении командиров полков. Частичная перегруппировка батарей была сделана по распоряжению начальника артиллерии дивизии{7}. К утру 13 сентября батареи были расположены, как показано на схеме 3. Командир 136-го полка в своем приказе на 13 сентября предложил артиллерии разместиться по указанию командира 34-й артбригады и назначить передовых и боковых наблюдателей для содействия передвижению пехоты. Командир 134-го полка приказал приданной ему артиллерии содействовать огнем атакующим. Этим их указания и ограничились. Такова была обычная форма задач артиллерии, практиковавшаяся на занятиях мирного времени. Плановость артиллерийского огня, как она сложилась в последующее время, вовсе отсутствовала, что и неудивительно при отсутствии разработки плана боя по этапам. Устаревшее выражение Суворова "Артиллерия скачет, как сама хочет" все еще считалось жизненным в 1915 г.{8}. [16] Командиры полков первого эшелона поставили следующие задачи батальонам:  134-го полка: o а) 3-му батальону овладеть Хотовица; o б) 2-му батальону овладеть противолежащими окопами противника и оказать содействие 3-му батальону в овладении Хотовица, охватывая эту деревню с севера; o в) 1-му батальону занять западную опушку леса Млыновцы и гребень, что к западу от этого леса.  136-го полка: o а) 1-му батальону с 3 пулеметами наступать южнее большой дороги, имея одну полуроту по северную сторону; 3-ю и 2-ю роты выдвинуть на линию полевых караулов до рассвета, где окопаться; огнем содействовать соседнему батальону 134-го полка в овладении Хотовица, после чего продолжать наступление; o б) 3-му батальону (9-я, 10-я и сводная 12-я роты) с 3 пулеметами сообразовать свое наступление с соседними батальонами 49-го полка и левым участком. Как видно, если командир 134-го полка поставил своим батальонам конкретные ближайшие задачи, то командир 136-го полка ограничился указаниями о наступлении, что, конечно, нельзя признать достаточным и по тому времени. Резерв. 136-го полка составил 2-й батальон, получивший указание стать в районе ф. Млыновцы. В 134-м полку полковым резервом служил батальон 135-го полка, который в 21 час 20 мин. 12 сентября прибыл в Бутынь в распоряжение командира полка. Решения соседей. Командир 13-й дивизии решил обойти Рыдомель с севера 52-м полком и захватить это селение 49-м полком. С этой целью были поставлены задачи: 52-му полку в 6 час. утра развернуться на линии выс. 157,3 и 168,2, сбить противника с высот от северной окраины Рыдомель до долины р. Иква, имея дальнейшее движение на линию выс. 153,7 (искл.), г. дв. Ростоки; 49-му полку захватить с. Рыдомель, имея дальнейшей целью движение на линию г. дв. Ростоки - выс. 172,9 и до выс. 172,6. Этот полк должен был начать атаку по особому приказанию, т. е. когда скажутся результаты охватывающего движения 52-го полка. Дивизионная артиллерия 13-й дивизии была объединена и получила задачу подготовить атаку пехоты, разрушить окопы по линии от северной окраины Рыдомель до р. Иква и сопровождать наступление пехоты. Наступавшая левее 16-я дивизия 6-го корпуса должна была развивать успех предыдущего дня с целью выйти на [17] линию Загуже - Жалосце. Как увидим далее, к вечеру 12 сентября правофланговый полк 16-й дивизии - 63-й - занял д. Коршиловка на правом берегу р. Горынь, откуда должен был наступать правым флангом на Свинюхы. Наступление было назначено в 4 часа утра, тогда как обе дивизии 7-го корпуса решили наступать в 6 час. утра. Здесь была несомненная неувязка между соседними дивизиями двух смежных корпусов, вызванная тем, что командир 16-й дивизии хотел атаковать в темноте без
  8. 8. артиллерийской подготовки, а командиры 13-й и 34-й дивизий - с артиллерийской подготовкой, которую нельзя было начать ранее 6 час. утра из-за отсутствия видимости. Приказ по 7-му корпусу содержал в себе крупное противоречие между задачей, поставленной артиллерии: огнем к началу атаки обеспечить успех, и временем начала пехотной атаки в 4 часа, когда было еще темно и нельзя было стрелять. Неувязка во времени наступления сказалась на последующ их действиях правого фланга 16-й дивизии. Действия левого фланга 34-й дивизии 12 сентября (схема 3) Для подкрепления 16-й дивизии в 12 час. 35 мин. было отдано распоряжение передвинуть в район Бакоты, на кожный берег р. Горынь, одну легкую пушечную батарею и гаубичный взвод для обстрела гребней между Млыновцы и лесом, а также выс. 170,2. Помимо этого 134-й полк должен был перейти в наступление на эти гребни левым флангом. Батареи могли стать на позиции около 16 час. 30 мин. Левофланговые роты 134-го полка в 17 час. 20 мин. перешли в наступление. При содействии гаубичного взвода они к 20 час. овладели окопами противника на гребнях западнее ф. Млыновцы, где и закрепились. Правофланговый полк 16-й дивизии занял Коршиловка, а 62-й - рощу, что к западу от выс. 173,6 на склоне оврага западнее Гнездично. В результате к вечеру 12 сентября левый фланг 34-й дивизии оказался в 2 км позади правого фланга 16-й дивизии. ХОД БОЯ 13 СЕНТЯБРЯ В 4 часа батальоны первого эшелона 136-го полка перешли свои проволочные заграждения и выдвинулись на линию полевых караулов, заняв впереди лежащие гребни. Около 7 час. противник сильным артиллерийским огнем обстрелял наиболее выдвинувшуюся 3-ю роту. Чтобы отвлечь [18] огонь от этой роты, было приказано остальным ротам наступать. Батальоны 134-го полка ожидали артиллерийской подготовки, спустившись в темноте в балку, отделявшую их от позиции противника. Атака до выхода в район артиллерийских позиций противника. С большим запозданием, только около 7 час, командир 34-й дивизии, в сопровождении начальника штаба и начальника артиллерии с небольшим числом штабных работников{9}, прибыл на свой командный пункт на выс. 174,2. Был гус той туман. На выс. 174,2 свистели ружейные пули, но артиллерийского огня не было слышно ни с той, ни с другой стороны. Справившись по телефону о положении дел у командира 134-го полка, командир дивизии получил ответ, что полк занял исходное для атаки положение, но не наступает, ожидая артиллерийской подготовки. На подобный же вопрос командир 136-го полка ответил, что полк его перешел в наступление. Оценив выгоды внезапности, которые давало наступление под покровом тумана без артиллерийской подготовки, командир дивизии, одобрив распоряжение командира 136-го полка, приказал 134-му полку перейти в наступление, пользуясь туманом и не ожидая артиллерийской подготовки. В 6 час. 50 мин. к командиру дивизии поступило требование 6-го корпуса о более энергичном наступлении левого фланга дивизии на Устечко: австрийцы неожиданно открыли оттуда огонь по наступавшему 63-му полку, и тот вследствие этого подался даже назад. Как мы видели, командир дивизии уже сделал; распоряжение о наступлении 134-го полка. В первоначальной неудаче 63-го полка сказалась неувязка во времени наступления между соседними дивизиями. Хотя 136-й полк, как доложил командир полка командиру дивизии, перешел в наступление раньше 134-го, однако, вследствие большого расстояния от окопов
  9. 9. противника, наступление этого полка развивалось медленно. В действительности роты первого эшелона 134-го полка, находясь гораздо ближе к противнику, значительно раньше ворвались в его окопы и вступили в бой. Ближайшие несколько сот шагов роты этого полка прошли без выстрела, затем австрийцы открыли сильный ружейный и пулеметный огонь. [19] Но так как некоторые роты подкрались на 100-200 шагов, то было уже поздно. Роты 2-го и 3-го батальонов энергичным, дружным ударом захватили несколько передовых окопов у восточной окраины Хотовица и севернее этой деревни. Было взято несколько сот пленных. Вслед за тем завязалась борьба в Хотовица. На левом фланге этого полка 1-й батальон наступал на Устечко. Около 9 час. 136-й полк ворвался в окопы противника, расположенные юго- восточнее Рыдомель. Таким образом, между 8 и 9 час. завязался бой за полосу главного сопротивления австрийцев по линии ф. Марьяновка, высоты к югу от нее, Хотовица, выс. 170,2. Австрийцы успели подвести ближайшие поддержки и оказывали упорное сопротивление. Туман начал рассеиваться. Русская артиллерия стала различать линию, занимаемую противником. Австрийская - открыла беспорядочный огонь по наступавшим цепям 34-й дивизии. С особым упорством шел бой в Хотовица. Австрийцы вырыли себе там между построек несколько линий окопов и сильно обстреливали атакующие роты 134-го и 135-го полков. Однако, роты этих полков выбили противника из трех линий окопов, а одна из рот 134-го полка зашла австрийцам в тыл и решила участь боя в этом очаге. Противник начал отступать, оставляя пленных, оружие, снаряжение. Около 8 часов утра, когда роты 134-го полка выходили на западную окраину Хотовица, с запада обнаружилось наступление свежих частей противника, перешедшего в контратаку силами около двух батальонов. В Хотовица вновь завязался упорный бой. Австрийцы делали отчаянные усилия, чтобы прорваться на восточную окраину деревни, но были сбиты и частью окружены. Деревня вместе с фольварком окончательно осталась в руках 134-го полка, причем было взято в плен около 500 чел. и 2 пулемета. Приблизительно к этому же времени (в исходе 9-го часа) 1-й батальон 134-го полка, уклонившийся к югу вследствие огня с выс. 171,5, вошел в Устечко и занял его северную окраину. Австрийцы занимали выс. 170,2 фронтом на юг и на восток. Лес западнее Млыновцы не был очищен от противника. Батальон обстреливался с трех сторон{10}, имея в тылу болотистую долину р. Горынь с единственной переправой. Командир батальона уже сделал распоряжение о по- [20] рядке отхода, но решил выдержать до крайности. Через четверть часа с севера донеслись крики "ура". Командир батальона бросил сначала одну роту на выс. 170,2, а затем перешел в наступление всем батальоном. Выс. 170,2 была взята, и атака продолжена на север. Атака эта, несомненно, значительно содействовала овладению Хотовица. В лесу оказались незначительные части австрийцев, сдавшиеся в плен. Около 10 час. первый эшелон 134-го полка вышел на линию: лес западнее Хотовица, выс. 171,5, 170,2, Устечко. Подразделения полка устраивались на этом рубеже. 136-й полк, наступая по открытому району, сильно задерживался огнем артиллерии противника, но упорно продвигался вперед. Атака началась по инициативе 2-й роты, которая энергичным броском с криком "ура" ворвалась в окопы противника. За нею последовали и остальные роты первого эшелона. Роты прошли сразу несколько линий окопов, забирая всюду пленных и пулеметы. Увлекшись преследованием бегущего противника, роты 3-го и 1-го батальонов бросились в Рыдомель, где и перемешались. Для фронтального преследования австрийцев командир 136-го полка вызвал из резерва 2-й батальон. Таким образом, к 9 час. 30 мин. 34-я дивизия овладела всей полосой главного сопротивления противника - от ф. Марьяновка до леса западнее Млыновцы, протяжением около 5 км и глубиною 1-2 км.
  10. 10. Получив об этом донесение, командир дивизии приказал артиллерии (по докладу начальника артиллерии) перейти на вторые позиции и отдал распоряжение о передвижении полка дивизионного резерва в Хотовица. Было около 10 час. В 8 час. 50 мин. в 13-й дивизии (соседней справа) 49-й полк занял оставленную противником первую линию окопов, а 52-й полк, обстреливаемый из Борщевка, спускался в овраг, тянущийся из Рыдомель в долину р. Иква. В 9 час. 30 мин. 49-й полк по собственной инициативе ворвался в Рыдомель, а несколько позже 52-й полк овладел противолежащими окопами и приостановился на гребне северо-западнее Рыдомель под огнем с северного берега р. Иква. Соседние слева полки 16-й дивизии также овладели полосой главного сопротивления противника. К 10 час. правофланговый 63-й полк занял Свинюхы и продолжал наступление на Стар. Алексинец. [21] Австрийцы поспешно отступали на запад, сняв с позиций почти всю артиллерию и прикрываясь небольшими отрядами. Преследование и закрепление. 2-й батальон 136-го полка в 10 час. настиг арьергард противника, занявший выс. 170,4 юго-западнее ф. Рыдомель и выставивший батарею в лощине севернее отметки 174,0 (южнее Ростоки). Командир батальона выслал 5-ю роту в охват расположения противника и при содействии артиллерийского огня около 12 час. захватил в плен весь арьергард, силы которого определились в батальон. Тем временем командир 136-го полка успел оттянуть из Рыдомель роты 1-го и 3-го батальонов. 1-му батальону было приказано наступать к северу от большой дороги на Лопушно, а 3-му - составить полковой резерв. 1-я и 3-я батареи вели огонь по отступающему противнику. 134-й полк к 12 час. вышел левым флангом на западную окраину Устечко и занял выс. 170,2; центр и правый фланг достигли дороги из У стечко в Рыдомель. Командир 34-й дивизии к этому времени переехал на командный пункт на высоте западнее ф. Хотовица и приказал: а) 136-му полку наступать на фронт выс. 172,6 с крестом - 169,0; б) 134-му полку, усиленному батальоном 135-го полка, продолжать наступление в общем направлении на Мал. Горынька, имея левый фланг на линии 170,2, ф. Алексинец, 170,5; в) 135-му полку, прибывшему на ф. Хотовица, следовать за правофланговым батальоном 134-го полка. Приказания эти ввиду особой важности были отправлены в полки с ответственными офицерами штаба. Таким образом, полки получили новые задачи. В 13-й дивизии 49-й полк, ворвавшийся в Рыдомель, удачно зашел в тыл резерву противника и захватил в этом селении много пленных. Около 11 час. 30 мин. этот полк прошел деревню и подходил к лесу, что к востоку от Ростоки. 52-й полк вышел на дорогу из г. дв. Ростоки в Борщевка. Противник начал отходить из Борщевка к северу. Командир 13-й дивизии получил от командира 7-го корпуса приказание перебросить боковой авангард в Борщевка и через переправу у этой деревни направить на Нов. Почаев 3-й уманский казачий полк для разведки. В 16-й дивизии 63-й полк продолжал медленно продвигаться на Стар. Алексинец под огнем противника. [22] Около 13 час. 136-й полк, развернувшись на линии выс, 172,4-172,6 с. крестом, возобновил преследование, причем частью сил - вдоль Ростокинских лесов. Противник занимал арьергардом линию Ростоки, 172,9, 174,0, 172,6 и далее к югу на Бол. Горынька. Вновь завязалась ружейная перестрелка. Подразделения 136-го полка продолжали медленно, но настойчиво продвигаться вперед. Разведка выяснила, что главные силы противника остановились на линии 169,6 - 176,6, что между Ростоки и Лопушно, роща восточнее Волица{11}. Австрийцы уже успели поставить артиллерию на позиции и сильным огнем обстреливали все расположение 136-го полка. 134-й полк значительно отстал. Австрийцы воспользовались этим и попытались перейти в контратаку левого фланга 136-го полка. Получив об этом донесение, командир дивизии
  11. 11. приказал 135-му полку выдвинуть один батальон в распоряжение командира 136-го полка, направив его на левый фланг этого полка, а остальные два батальона расположить в лощине восточнее 171,5, что южнее Рыдомель. Получив приказ с новыми задачами, командир 134-го полка продолжал преследование в западном направлении, сбивая небольшие части противника, пытавшиеся задерживать наступление. В 16 час. 134-й полк вышел на линию большой дороги Стар. Алексинец - Рыдомель. Так как 63-й полк отставал, командир 134-го полка приказал левофланговому батальону держаться уступом сзади, а обоим батальонам, наступавшим севернее, продолжать энергичное преследование. Около 16 час. командир 34-й дивизии поставил полкам дальнейшие задачи, приказав 136-му полку с батальоном 135-го полка овладеть фронтом 169,6 - Лопушно, а 134-му полку с батальоном 135-го полка - Волица и высотами к северу и югу от этого селения; левый фланг иметь на линии Иванье, д. Лесника, Загуже. Два батальона 135- го полка было приказано перевести в лощину восточнее 171,5{12}. Однако, время, когда возможно было быстрое наступление вследствие переезда артиллерии противника в тыл, уже было упущено. Теперь наступление под артилле- [23] рийским огнем совершалось настолько медленно, что полки первого эшелона только приблизились к позиции противника, но поставленной цели не достигли. К 18 час. 136-й полк дошел до линии выс. 172,9, 174,0, 172,6, а 134-й полк - 169,0, 168,1, имея уступ у 170,5. Начинало темнеть. Командир дивизии приказал частям закрепляться на достигнутом рубеже, выдвинув передовые части возможно дальше вперед. Сторожевое охранение он приказал выставить на линии западнее окраины Ростоки - Бол. Горынька и южнее, где искать связь с охранением от 16-й дивизии. Штаб дивизии перешел в фольварк западнее Рыдомель. В 18 час. 49-й полк занял Ростоки, а 63-й - Стар. Алексинец. В 20 час. командир дивизии отдал приказ, уточнявший линию, которую должны были окончательно занять 136-й и 134-й полки, а именно: выс. 172,9, 174,0, 172,6, 168,1, Иванье. Разграничительной линией между полками назначалась р. Горынь. 136- й полк должен был распространить свой фланг влево, сменив подразделения 134-го полка, находившиеся севернее реки. Однако, за поздним временем приказ этот не был выполнен, и полки заночевали на позициях, которые занимали в конце боя. 136-й полк с батальоном 135-го полка занял восемью ротами позицию по линии выс. 172,9, 174,0 и 172,6. Во втором эшелоне он имел: за правым флангом 3 роты 3-го батальона 136-го полка и 1 роту 135-го полка и еще 1 роту 135-го полка - у выс. 172,6 (что на большой дороге из м. Вишневец в Лопушно) у командного пункта командира полка. Восточнее в лощине заняли позиции 1-я и 3-я батареи 34-й артбригады под прикрытием учебной команды полка. От 2-го и 1-го батальонов первого эшелона было выдвинуто в сторожевое охранение, по роте: правая - к кресту{13} на большой дороге в Лопушно и левая - на гребень между выс. 172,6 и восточной опушкой Волицкой рощи. 134-й полк с 3-м батальоном 135-го полка занял следующую позицию: выс. 169,0, Мал. Горынька - 2-й и 3-й батальоны; выс. 168,1 и далее к юго-востоку по гребню на выс. 170,5 - 1-й батальон, имея на своем левом фланге роты 3-го батальона 135-го полка. 13-я дивизия к вечеру расположилась так: 51-й полк с одной ротой 50-го полка Поповцы до гати, что юж- [24] нее Борщевка; 52-й полк - г. дв. Ростоки; 49-й полк сосредоточился в Ростоки, 50-й полк - Рыдомель. От 49-го полка было выставлено сторожевое охранение севернее Ростоки. О сосредоточении 49-го полка в Ростоки имеются точные сведения. Что касается 52-го полка, то сведения а нем неясны. Повидимому, этот полк не удержался на выс. 153,7 и к вечеру собрался на г. дв. Ростоки, не заняв указанной ему позиции. 6-й корпус к концу дня успешно овладел противолежащей позицией противника, продвинувшись на правом фланге до линии Стар. Алексинец, выс. 175,9, южная оконечность леса северо-восточнее Гонтова{14}. Штаб 16-й дивизии в 19 час. перешел
  12. 12. из Гнидава в Бол. Раковец. Трофеи 34-й дивизии составляли: 89 офицеров, 2 врача,. 1 священник и 4 557 солдат, 15 пулеметов и 2 тяжелых орудия. Потери дивизии: офицеров ранено 6, солдат: убито 72, ранено 342 и без вести пропало 11. Действия противника. Разбитый в бою 13 сентября 5-й австрийский корпус (вначале состоявший из 5 дивизий) в Ровненской операции получил следующую задачу: прорвать фронт русских между pp. Иква и Горынь и охватить с юга оборонительную линию р. Иква одновременно с действиями 1-й и 4-й австро-венгерских армий в охват правого фланга 8-й русской армии. 6 сентября 5-й корпус прорвал фронт 7-го русского корпуса в районе Подкамень. Русские корпуса (6-й, 7-й и 17-й) вынуждены были отойти на позиции, занимаемые к 12 сентября. В течение 10 сентября и в ночь с 10-го на 11-е 5-й австрийский корпус атаковал растянутое расположение 7-го русского корпуса на фронте 34-й русской дивизии. Однако, эти атаки австрийцами не бы,пи доведены до конца. После полудня 11 сентября командующий 2-й австрийской армией приказал прекратить наступление 5-го австрийского корпуса и перейти к обороне. Этб было вызвано необходимостью сосредоточить усилия австро-германцев на парировании последствий прорыва в районе Трембовля. Кроме того, войска были крайне утомлены. Таким образом, австрийцы отказались от операции прорыва между pp. Иква и Горынь. В тот же день, 11 сентября, Штаб 7-го русского корпуса получил распоряжение главнокомандующего о сокращении фронта 7-го корпуса с севера до [25] (искл.) Поповцы и о смене его частями 17-го корпуса. Надобность в этой мере, как мы видим, уже миновала. Однако, это дало возможность 11-й русской армии одержать победу 13 сентября. Смена произошла в течение ночи и дня 11 сентября. Это усиление русских на фронте 5-го австрийского корпуса для штаба этого корпуса прошло незамеченным. В 5-м корпусе, вероятно, считали, что перед ним находятся все те же крайне растянутые русские части, 5 дней тому назад потерпевшие поражение у Подкамень. Мысль о возможности перехода русских в контрнаступление едва ли приходила в голову австрийскому командованию. Утомленные в результате наступления части 33-й и 43-й австрийских дивизий остались на своих наступательных позициях в том же порядке, в каком наступали. Позиции не были ими усовершенствованы. Австрийцы не вбили ни одного кола проволочных заграждений. Все это создало обстановку, обеспечившую 7-му русскому корпусу крайне выгодные условия для внезапности при переходе в контрнаступление. Вот почему вся полоса главного сопротивления австрийцев так быстро была сдана. Не только по русским источникам, но и по австрийскому официальному описанию войны, уже в начале 9-го часа обе австрийские дивизии отступали. До этого были слабые попытки перейти в местные контратаки. Что же касается воздействия командиров дивизий и, в особенности, командира корпуса на ход боя, то оно ни в чем активном не проявилось. В обеих дивизиях не было создано сильных резервов, а имевшиеся слабые были далеко расположены и не могли своевременно поддержать боевую линию. После потери основной позиции части обеих дивизий спешно отошли: 33-я дивизия - на Ростоки, а 43-я - в район к северу от м. Нов. Алексинец. На этой линии предполагалось организовать новое сопротивление, тем более что русские "по обыкновению" двигались медленно. Однако, австрийские командиры дивизий считали за лучшее сразу отойти на выбранную для тыловой позиции линию Лопушно - Волица, на что командир 5-го корпуса просил согласия командующего армией. Последний приказал держаться на занятой линии до последней крайности, чтобы не обнажать
  13. 13. флангов 19-го и 4-го корпусов. После полудня он отдал даже приказ о переходе 5-го корпуса 14 сентября в контрнаступление для восстановления положения. Однако, потрясенные части 5-го корпуса не были способны к упор- [26] ному сопротивлению и к вечеру отошли на высоты по обе стороны Лопушно и Волица. Большое беспокойство вызвала у австрийцев переброска подразделений 13-й русской дивизии на левый берег р. Иква у Борщевка и переправа Уманского казачьего полка, так как здесь находились только слабые части сторожевого охранения 27-й и 29-й дивизий. Из Нов. Почаев, где находился резерв 4-го австрийского корпуса, были высланы им в помощь два батальона 94-го полка, которые на следующий день отбросили русских обратно на южный берег р. Иква. Управление боем командиром 7-го корпуса. В течение боя командир 34-й дивизии получил несколько приказов командира корпуса с уточнением задач. Однако, все эти приказы запаздывали, так как обстановка быстро менялась, и оказывались или уже предупрежденными распоряжениями по дивизии или невыполнимыми. Приведем примеры. В 12 час. 20 мин. командир корпуса отдал приказ, где, в зависимости от успехов, намечал линию, которой следовало достигнуть 13 сентября, а именно: Для главных сил - выс. 153,7, что к юго-западу от Борщевка, западная окраина леса, что к востоку от Ростоки, выс. 174,0, Мал. Горынька. Авангарды предполагалось выдвинуть на линию Бобровцы, Лопушно, Волица, пост Горыньский. Разграничительными линиями устанавливались: между 13-й и 34-й дивизиями - фольварк к западу от Рыдомель, выс. 174,0, Васильевский пост (все пункты для 34-й дивизии); между 34-й и 16-й дивизиями - Коршиловка, овраг через Стар. Алексинец, Иванье, озеро к западу от Загуже (все пункты для 16-й дивизии). В этом же приказе командиру 13-й дивизии было предложено выдвинуть боковой авангард на левый берег р. Иква в районе Борщевка и выслать разведку на Нов. Почаев. Этот приказ, несомненно, согласованный с 6-м корпусом, штаб 34-й дивизии получил в м. Вишневец по телеграфу в 13 час. и, вероятно, по телефону передал на командный пункт командиру 34-й дивизии, куда едва ли он мог поступить ранее 14 час. К этому времени командир дивизии уже отдал свое распоряжение о дальнейшем наступлении полков, в общем в духе этого приказа. Вслед за этим приказом штаб 7-го корпуса получил приказ 11-й армии от 11 час. 50 мин. 7-му корпусу предписывалось, оставляя пока правый фланг на месте, наступать [27] в полосе до линии Бобровцы, Лопушно, р. Горынь (Бол. Горынька), а 6-му корпусу, обеспечивая левый фланг 7-го, - наступать в полосе между линией р. Горынь, Лопушно и р. Серет. Приказ этот существенно менял направление полос наступления 7-го и 6-го корпусов, которые должны были повернуть с запада на северо-запад. Это изменение направления было вызвано решением командующего 11-й армией совершить захождение всей армией левым плечом на север. Приказ был выполнен 6-м корпусом в 14 час. 45 мин., причем во исполнение указаний армии этому корпусу было приказано наступать между линиями Горынь, Лопушно и р. Серет. Исполнение приказа по 7-му корпусу значительно замедлилось, вероятно, из-за потраченного времени на переговоры с соседом. Приказ был подписан только в 17 час. В этом приказе дивизиям подтверждались задачи в тот же день авангардами достигнуть линии Бобровцы, Лопушно, Волица и назначались новые разграничительные линии: между 13-й и 34-й дивизиями - фольварк западнее Рыдомель, Ростоки, Лопушно (все пункты для 13-й дивизии); между 34-й дивизией и 6-м корпусом - Устечко, Бол. Горынька, Волица (все пункты для 34-й дивизии). 13-й дивизии были даны дополнительные указания по выдвижению авангарда на северный берег р. Иква у Борщевка и переброске отрядов на западный берег у Полевая Гребля и Стар. Тараж (по возможности). Корпусной резерв переводился в район фольварка западнее Рыдомель.
  14. 14. Приказ этот, полученный командиром 34-й дивизии не ранее 18 час, не вносил ничего существенного или нового в действия 34-й дивизии, за исключением изменения полосы наступления, что зависело от 16-й дивизии. Командир 34-й дивизии, очевидно, не мог убрать свои части из полосы южнее р. Горынь до подхода частей 16-й дивизии. РАЗБОР БОЯ Замысел боя 13 сентября вполне соответствовал обстановке. Охваченное с двух сторон огромное Рыдомель, являвшееся центром расположения противника, было взято. Его падение создало такую брешь в укрепленной полосе противника, что об удержании позиции австрийцами не могло быть и речи. "Рано утром 13-го, - гласят официальные австрийские исторические материалы, - русские про- [28] рвали в густом тумане левый фланг 43-й дивизии, обошли с юга по местности, пересеченной оврагами и фруктовыми садами, расположенную севернее 33-ю дивизию и одновременно разбили ее левый фланг. Замешательство было велико. Отрезанный гарнизон Рыдомель, 26-й полк, был сломлен..." (фактически почти весь сдался). Замысел фронтальной атаки был правилен. Однако, ничего не было сделано для развития прорыва в глубину. Ясно, что отход австрийцев между pp. Иква и Горынь прежде всего обнажал правый фланг растянутого по р. Иква 4-го австрийского корпуса. Удар по этому флангу в направлении на Нов. Почаев имел бы большое оперативное значение. Штаб 7-го корпуса должен был предвидеть развитие прорыва к флангам (в данком случае - к одному только правому флангу) и сообразно с этим поставить задачу 13-й дивизии, своевременно передав в ее распоряжение необходимые средства. На первый случай для развития прорыва на север мог быть предназначен находившийся в корпусном резерве 50-й полк и 3-й уманский казачий, для чего последний накануне был выведен из боевых линий. По выяснении же успешного наступления 34-й дивизии, не израсходовавшей до полудня своего резерва на развитие прорыва, следовало бы бросить и 135-й полк. 133-й полк, находившийся в Кривчики для пополнения, можно было приблизить к фронту и использовать в качестве корпусного резерва на фронте одной из дивизий. Кроме того, информированный о таком направлении операции 7-го корпуса командир 6-го корпуса, всегда с необыкновенной чуткостью относившийся к нуждам соседа, не замедлил бы прислать ему в подмогу Заамурскую конную бригаду, которой нечего было делать на фронте его корпуса. Таким путем можно было бы собрать достаточно сил, чтобы заставить противника бросить линию р. Иква. Это оказало бы огромное влияние на положение всего Волынского и Восточно-галицийского австрийских фронтов в связи с неудачами в районе Южной армии. Мы остановились на этом вопросе, несколько выходящем за узкие рамки исследования действий одной дивизии, с намерением оттенить на конкретном примере важнейший момент в операции прорыва - превращение последнего в охват. Цель прорыва - открыть фланги или фланг противника. Цель охвата - уничтожить фланг противника. И эту последнюю главную цель, оправдывающую все жертвы, не- [29] избежные в производстве прорыва, в особенности в современных условиях, следует всегда иметь в виду. В результате боевых действий 6-го и 7-го русских корпусов в течение 13 сентября, помимо массы пленных, было захвачено пространство протяжением свыше 30 км и глубиной 8-10 км (севернее р. Горынь). Этот захват пришелся на долю 7-го корпуса, в частности, на долю 34-й дивизии. Последняя на всем своем фронте отбросила противника к западу на 8-10 км. Операция была выполнена успешно. Однако, были ли исчерпаны все возможности, может ли этот пример служить образцом для действий? На этот вопрос приходится ответить отрицательно. Темпы продвижения были очень слабы. Официальные австрийские исторические материалы указывают, что после отступления с главной полосы обороны у Рыдомель австрийцы отошли, примерно, на линию Ростоки, Бол. Горынька, где предполагалось задержать движение русских, которые, "как
  15. 15. обыкновенно, следовали медленно". Привычка наступать не спеша, привитая царской армии в мирное время, сказалась на поле боя у Рыдомель. Как уже упоминалось, в начале 9-го часа австрийцы отступали на всем фронте 7-го корпуса, артиллерия их прекратила огонь и снялась с позиций. Вот момент, когда можно было легко вздохнуть и сделать большой бросок в образовавшийся прорыв. В распоряжении наступающего было около двух часов драгоценного времени. За эти часы можно было пройти все пространство до линии Лопушно, Волица, зыс. 177,7, овладеть этим важным командующим рубежом, что заставило бы противника отойти еще западнее. Едва ли после такого быстрого прес ледования австрийцы сохранили бы нужную боеспособность, чтобы устроиться на новой неподготовленной позиции в близком расстоянии от противника. Вместо быстрого преследования части 34-й дивизии, овладев полосой главного сопротивления, долго устраивались и не спешили с донесениями. Только около полудня командир дивизии отдал приказ о дальнейшем наступлении. Однако, артиллерия противника уже вскоре открыла огонь. Наступление по местности, хотя и холмистой, но совершенно открытой, под артиллерийским огнем противника пошло тем замедленным темпом, которому обучали еще в мирное время. Надо помнить, что в царской армии на тактических учениях проводилось наступление на пози- [30] цию противника только с дальнего расстояния. О бое в глубине обороны противника не было и речи. Наступление же под артиллерийским огнем по открытой местности грозило такими потерями, что были спешно введены, вместо обычного непрерывного наступления эпохи до-манчжурской войны, приемы накапливания и наступления мелкими частями. Такого рода наступления требовали большой затраты времени, почему и разделялись часто на 2-3 учения. Командовавший Киевским военным округом, бывший главнокомандующий Юго-западным фронтом, Иванов каждый раз при посещении тактических учений говаривал, что наступление велось слишком "скоренько". Опыт мировой войны опроверг этот метод. Командир 34-й дивизии, переехав на командный пункт у ф. Хотовица, приказал дивизионному резерву продвигаться за правым флангом 134-го полка. Резерв в составе 3 батальонов двинулся с места в резервных батальонных колоннах на широких интервалах, что вполне соответствовало обстановке, так как огня со стороны противника не было, а резерв тонул в складках местности. Командиру дивизии пришлось пожалеть, что в его распоряжении не было конницы, которая могла бы действовать в сомкнутых строях и принесла бы пехоте неоценимую пользу. В приподнятом настроении, командир дивизии, шутя, повторил несколько раз "кавалерия вперед" и был немало изумлен, когда через 20-30 мин. к нему подъехал командир сотни дивизионной конницы, прискакавший из м. Вишневец на поле боя со своей полусотней. Случай этот показывает, какой подъем энергии и самодеятельности вызывает среди участников успешный ход боя. Что же касается конницы, то в царской армии этот ценный род войск никогда не был в руках общевойскового начальника в нужную минуту. Оснащение в настоящее время стрелковых дивизий подвижными войсками предоставляет им огромные возможности, которые раньше отсутствовали. Основной причиной успеха 7-го корпуса (быстрое овладение главной полосой сопротивления противника) была, конечно, внезапность как результат совокупности условий обстановки (моральная подавленность противника, туман, сближенность расположения, быстрота первоначального натиска и т. д.). Однако, немалую роль играл здесь и характер обороны противника: первое - окопы не были обнесены проволочными заграждениями и [31] второе - оборона не была организована в глубину. Укрепление австрийской позиции у Рыдомель носило, в основном, линейный характер; только в Хотовица было несколько линий окопов. Правда, и в остальных местах поля боя была нарыта масса траншей, но эти окопы создавались в процессе наступления австрийцев на участок 34-й дивизии, часто имели характер простых

×