Successfully reported this slideshow.
We use your LinkedIn profile and activity data to personalize ads and to show you more relevant ads. You can change your ad preferences anytime.

Russian Neurosurgical Journal; Vol 9, No 4

40 views

Published on

Russian Neurosurgical Journal; Vol 9, No 4

Published in: Health & Medicine
  • Be the first to comment

  • Be the first to like this

Russian Neurosurgical Journal; Vol 9, No 4

  1. 1. Том IX, № 4, 2017 18+
  2. 2. Том IX, № 4, 2017 Российский нейрохирургический журнал имени профессора А.Л. Поленова Журнал включен в Перечень ведущих рецензируемых научных журналов и изданий, в которых должны быть опубликованы основные научные результаты диссертаций на соискание ученой степени доктора и кандидата наук Санкт-Петербург 2017 Russian Neurosurgical Journal named after professor A.L. Polenov Российский нейрохирургический институт им. проф. А.Л. Поленова – филиал НМИЦ им. В.А. Алмазова Ассоциация нейрохирургов России Санкт-Петербургская Ассоциация нейрохирургов им. проф. И.С. Бабчина Общественная организация «Человек и его здоровье»
  3. 3. Научно-практический ежеквартальный журнал. Основан в Санкт-Петербурге в 2008 году. Журнал зарегистрирован Федеральной службой по надзору в сфере связи и массовых коммуникаций. Свидетельство о регистрации средства массовой информации ПИ № ФС77-33206 от 22 сентября 2008 г. Главный редактор – проф., д.м.н. Берснев В.П. Заместители главного редактора: проф., д.м.н. Иванова Н.Е., проф., д.м.н. Кондаков Е.Н. Ответственный секретарь – д.м.н. Иванов А.Ю. д.м.н. Гуляев Д.А. проф., д.м.н. Давыдов Е.А. проф., д.м.н. Кондратьев А.Н. проф., д.м.н. Олюшин В.Е. к.м.н. Свистов Д.В. к.м.н. Себелев К.Н. д.м.н. Улитин А.Ю. МЕЖДУНАРОДНЫЙ РЕДАКЦИОННЫЙ СОВЕТ проф., д.м.н. Хачатрян В.А. проф., д.м.н. Шулев Ю.А. проф., д.м.н. Яковенко И.В. РЕДАКЦИОННАЯ КОЛЛЕГИЯ © ФГУ «РНХИ им. Поленова», составление, 2017 © Издательство «Человек и его здоровье», оформление, 2017 © Коллектив авторов, 2017 ISSN 2071-2693 проф., д.м.н. Балязин В.А. (Ростов-на-Дону) д.м.н. Буров С.А. (Москва) акад. РАН, д.м.н. Гайдар Б.В. (Санкт-Петербург) д.м.н., проф. Гармашов Ю.А. (Санкт-Петербург) к.м.н. Гринев И.П. (Красноярск) проф., д.м.н. Громов С.А. (Санкт-Петербург) д.м.н. Гуща А.О. (Москва) проф., д.м.н. Данилов В.И. (Казань) проф., д.м.н. Дралюк М.Г. (Красноярск) проф., д.м.н. Древаль О.Н. (Москва) проф., д.м.н. Зозуля Ю.А. (Украина) проф., д.м.н. Иова А.С. (Санкт-Петербург) чл.-корр. РАН, д.м.н. Кривошапкин А.Л. (Новосибирск) проф., д.м.н. Колесов В.Н. (Саратов) проф., д.м.н. Лихтерман Л.Б. (Москва) проф., д.м.н. Луцик А.А. (Новокузнецк) проф., д.м.н. Метелкина Л.П. (Москва) проф., д.м.н. Можаев С.В. (Санкт-Петербург) проф., д.м.н. Музлаев Г.Г. (Краснодар) чл.-корр. РАН, д.м.н. Одинак М.М. (Санкт-Петербург) Островский А.В. (Санкт-Петербург) проф., д.м.н. Парфенов В.Е. (Санкт-Петербург) проф., д.м.н. Петриков С.С. (Москва) проф., д.м.н. Петрищев Н.Н. (Санкт-Петербург) проф., д.м.н. Саввина И.А. (Санкт-Петербург) проф., д.м.н. Сафин Ш.М. (Уфа) проф., д.м.н. Ступак В.В. (Новосибирск) проф., д.м.н. Суфианов А.А. (Иркутск) проф., д.м.н. Трофимова Т.Н. (Санкт-Петербург) проф., д.м.н. Фраерман А.П. (Н.Новгород) акад. РАН, д.м.н. Хилько В.А. (Санкт-Петербург) проф., д.м.н. Черекаев В.А. (Москва) проф., д.м.н. Шагинян Г.Г. (Москва) чл.-корр. РАН, д.м.н. Щербук Ю.А. (Санкт-Петербург) проф. Takeshi Kawase (Япония) проф. Kintomo Takakura (Япония) проф. Tomokatsu Hori (Япония)
  4. 4. 3 Том IX, № 4, 2017 Российский нейрохирургический журнал имени профессора А.Л. Поленова Content ORIGINAL PAPERS THE ACTIVITY OF FREE RADICAL PROCESSES IN TISSUES RELATIVE TO DISEASE-FREE AND RECURRENT MENINGIOMAS AND THEIR PERIFOCAL TISSUE Balyazin-Parfenov I.V., Todorov S.S., Oksenyuk O.S., Delinskiy I.S. ............................................................ 5 MICROSURGICAL TREATMENT OF COLLOID CYSTS OF THE III VENTRICLE Zotov A.V., Chernov S.V., Kalinovskiy A.V. ...................................... 9 PHENOMEN OF INTRODUCTION OF RETICULAR TITANIUM IMPLANT IN THE BODY OF TRAUMATIC LUMBAR VERTABRAE BY INTERBODY ANTERION SPONDYLODESIS Mazurenko A.N., Pustovoitenko V.T., Makarevich S.V., Krivorot K.A., Somova I.N. ................................. 16 PERCUTANEOUS TRANSFORAMINAL ENDOSCOPIC DISCECTOMY FOR THE UPPER LUMBAR DISC HERNIATION Merzhoev A.M., Gulyaev D.A., Singaevskiy S.B., Prishvin A.P. ........................................................ 22 THE TECHNIQUE OF THE FINAL CLIPPING OF CEREBRAL ANEURYSMS (FOR HELP TO A PRACTICAL NEUROSURGEON) Tkachev V.V., Slizovskaya A.A., Muzlaev G.G. .............................. 30 RADIOSURGICAL TREATMENT OF TYPE A THYMOMA INTRACRANIAL METASTASES. CASE REPORT AND LITERATURE REVIEW Tokarev A.S., Rak V.A., Stepanov V.N. ........................................... 38 THE EFFECTIVENESS OF RE-SURGICAL TREATMENT IN THE SYNDROME OF AN UNSUCCESSFULLY OPERATED SPINE Tyulkin O.N., Oleynik E.A., Ivanova N.E., Orlov A.Yu. ................................................................ 42 EXPERIENCE OF SURGICAL TREATMENT OF PATIENTS WITH CONCOMITANT CAROTID STENOSIS AND CEREBRAL ANEURYSMS Cherepanov A.V., Guzhin V.E., Dubovoy A.V., Jafarov V.M. ............................................................. 48 RESULTS OF SURGICAL TREATMENT OF PATIENTS WITH CARPAL TUNNEL SYNDROME BY DECOMPRESSION WITH ENDOSCOPIC ASSISTANCE Shtok A.V., Konovalov N.A., Onoprienko R.A., Saltykova V.G., Pogosyan А.L., Timonin S.Yu., Kaprovoy S.V., Brinyuk E.S. ............................................................. 54 Содержание ОРИГИНАЛЬНЫЕ СТАТЬИ АКТИВНОСТЬ СВОБОДНОРАДИКАЛЬНЫХ ПРОЦЕССОВ В ТКАНИ РЕЦИДИВНЫХ И ОТНОСИТЕЛЬНО БЕЗРЕЦИДИВНЫХ МЕНИНГИОМ И ИХ ПЕРИФОКАЛЬНОЙ ТКАНИ Балязин-Парфенов И.В., Тодоров С.С., Оксенюк О.С., Делинский И.С. ........................................................ 5 МИКРОХИРУРГИЧЕСКОЕ ЛЕЧЕНИЕ КОЛЛОИДНЫХ КИСТ III ЖЕЛУДОЧКА Зотов А.В., Чернов С.В., Калиновский А.В. .................................. 9 ФЕНОМЕН ВНЕДРЕНИЯ СЕТЧАТОГО ТИТАНОВОГО ИМПЛАНТАТА В ТЕЛА ТРАВМИРОВАННЫХ ПОЯСНИЧНЫХ ПОЗВОНКОВ ПРИ МЕЖТЕЛОВОМ ПЕРЕДНЕМ СПОНДИЛОДЕЗЕ Мазуренко А.Н., Пустовойтенко В.Т., Макаревич С.В., Криворот К.А., Сомова И.Н. .......................................................... 16 ПЕРКУТАННОЕ ЭНДОСКОПИЧЕСКОЕ ТРАНСФОРАМИНАЛЬНОЕ УДАЛЕНИЕ ГРЫЖ ВЕРХНИХ ПОЯСНИЧНЫХ МЕЖПОЗВОНКОВЫХ ДИСКОВ Мержоев А.М., Гуляев Д.А., Сингаевский С.Б., Пришвин А.П. ................................................. 22 О ТЕХНИКЕ ОКОНЧАТЕЛЬНОГО КЛИПИРОВАНИЯ ЦЕРЕБРАЛЬНЫХ АНЕВРИЗМ (В ПОМОЩЬ ПРАКТИЧЕСКОМУ ВРАЧУ) Ткачев В.В., Слизовская А.А., Музлаев Г.Г. ................................ 30 РАДИОХИРУРГИЧЕСКОЕ ЛЕЧЕНИЕ МЕТАСТАЗОВ ТИМОМЫ ТИПА А В ГОЛОВНОЙ МОЗГ. ОБЗОР ЛИТЕРАТУРЫ И КЛИНИЧЕСКОЕ НАБЛЮДЕНИЕ Токарев А.С., Рак В.А., Степанов В.Н. .......................................... 38 ЭФФЕКТИВНОСТЬ ПОВТОРНОГО ХИРУРГИЧЕСКОГО ЛЕЧЕНИЯ ПРИ СИНДРОМЕ НЕУДАЧНО ОПЕРИРОВАННОГО ПОЗВОНОЧНИКА Тюлькин О.Н., Олейник Е.А., Иванова Н.Е., Орлов А.Ю. ............................................................. 42 ОПЫТ ХИРУРГИЧЕСКОГО ЛЕЧЕНИЯ ПАЦИЕНТОВ СО СТЕНОЗАМИ БРАХИОЦЕФАЛЬНЫХ АРТЕРИЙ В СОЧЕТАНИИ С ЦЕРЕБРАЛЬНЫМИ АНЕВРИЗМАМИ Черепанов А.В., Гужин В.Э., Дубовой А.В., Джафаров В.М. ....................................................... 48 РЕЗУЛЬТАТЫ ХИРУРГИЧЕСКОГО ЛЕЧЕНИЯ ПАЦИЕНТОВ С СИНДРОМОМ КАРПАЛЬНОГО КАНАЛА МЕТОДОМ ДЕКОМПРЕССИИ С ПРИМЕНЕНИЕМ ЭНДОСКОПИЧЕСКОЙ АССИСТЕНЦИИ Шток А.В., Коновалов Н.А., Оноприенко Р.А., Салтыкова В.Г., Погосян А.Л., Тимонин С.Ю., Капровой С.В., Бринюк Е.С. ........................................................... 54
  5. 5. 4 Том IX, № 4, 2017содержание Russian Neurosurgical Journal named after professor A.L. Polenov случай из практики ГЕМАНГИОБЛАСТОМА НИЖНЕГРУДНОГО ОТДЕЛА СПИННОГО МОЗГА, ОСЛОЖНИВШАЯСЯ ОБШИРНОЙ СИРИНГОМИЕЛИЕЙ, НА ФОНЕ ШЕЙНОЙ МИЕЛОПАТИИ Говенько Ф.С., Бурак А.С. ............................................................... 64 КЛИНИЧЕСКОЕ НАБЛЮДЕНИЕ ФУНКЦИОНАЛЬНЫЕ И КОСМЕТИЧЕСКИЕ ИСХОДЫ У БОЛЬНЫХ ПОСЛЕ ПТЕРИОНАЛЬНОЙ КРАНИОТОМИИ Джинджихадзе Р.С., Лазарев В.А., Древаль О.Н., Поляков А.В., Салямова Э.И., Давудов А.М. ............................... 69 ЮБИЛЕЙ ПУЧКОВ ВИКТОР ЛЕОНИДОВИЧ К ЮБИЛЕЮ ..................................................................................... 79 ПРАВИЛА ДЛЯ АВТОРОВ ......................................................... 80 PRACTICE HEMANGIOBLASTOMA LOWER SPINAL CORD COMPLICATED BY EXTENSIVE SYRINGOMYELIA IN THE BACKGROUND OF CERVICAL MYELOPATHY Govenko F.S., Burak A.S. ................................................................. 64 CLINICAL OBSERVATION FUNCTIONAL AND COSMETIC OUTCOMES AFTER PTERIONAL CRANIOTOMY Dzhindzhikhadze R.S., Lazarev V.A., Dreval O.N., Polyakov A.V., Salyamova E.I., Davudov A.M. ............................... 69
  6. 6. 5 Том IX, № 4, 2017Балязин-Парфенов И.В. с соавт. Российский нейрохирургический журнал имени профессора А.Л. Поленова Активность свободнорадикальных процессов в ткани рецидивных и относительно безрецидивных менингиом и их перифокальной ткани Балязин-Парфенов И.В., Тодоров С.С., Оксенюк О.С., Делинский И.С. РостГМУ, г. Ростов-на-Дону The activity of free radical processes in tissues relative to disease-free and recurrent meningiomas and their perifocal tissue Balyazin-Parfenov I.V., Todorov S.S., Oksenyuk O.S., Delinskiy I.S. Rostov state medical University РЕЗЮМЕ. Процессы, способствующие развитию рецидивов при радикальном удалении менингиомы по Sympson I, до конца не известны. Очевидна возможность совершения таких процессов как результат взаимодействия клеток менингиомы и ор- ганизма пациента в целом. В образцах тканей менингиом и в перифокальной зоне окружающей менингиомы, (псаммоматоз- ных – 4, менинготелиоматозных – 5, фибробластических – 4, атипичных – 2) исследованы уровень содержания витаминов Е и А, коэффициент их соотношения, малоновый диальдегид (МДА) – один из конечных продуктов перекисного окисле- ния липидов (ПОЛ), активность супероксиддисмутазы (СОД), каталазы, суммарной пероксидазной активности (СПА). Полученные результаты свидетельствуют об изменении метаболических реакций в ткани окружающей менингиомы, глу- бина нарушения которых зависит от гистологического типа менингиомы. Предположительно, эти реакции лежат в основе повреждения структурно-функционального состояния клеточных мембран головного мозга, и также лизосомальных, что способствует освобождению протеаз, изменяющих пролиферативную активность клеток рецидивирующей менингиомы. КЛЮЧЕВЫЕ СЛОВА: свободнорадикальные процессы, перифокальная зона, рецидивные менингиомы, антиоксидантная система. SUMMARY. Processes that contribute to the development of relapses during radical removal of meningiomas at Sympson I not fully known. The apparent possibility of committing such processes as the result of the interaction of cells of the meningioma and the patient as a whole. In tissue samples of meningiomas and in the perifocal area surrounding meningiomas, (psammobates – 4, meningomyelitis – 5, fibroblastic – 4, atypical – 2) investigated the levels of vitamins E and A, the coefficient of their correlation, malonic dialdehyde (MDA) is one of the end products of lipid peroxidation (LPO), activity of superoxide dismutase (SOD), catalase, total peroxidase activity (SPA). The obtained results indicate a change in metabolic reactions in the tissue surrounding meningiomas, depth and disorders depends on the histological type of meningiomas. Presumably, these reactions are the basis of damage of structural and functional state of cell membranes of the brain, and also lysosomal, which promotes the release of proteases that alter the proliferative activity of cells in recurrent meningiomas. KEY WORDS: free radical processes, perifocal zone, recurrent meningiomas, antioxidant system. Очевидно, что процесс рецидивирования опухо- лейзависитотметаболическиххарактеристикопухо- левых клеток. Менингиомы как опухоли оболочечно -сосудистого ряда – не исключение. Процессы, опре- деляющие развитие рецидивов при радикальном удалении менингиомы по Sympson I, до конца не из- вестны. В то же время, очевидно, что возможность совершения таких процессов будет определяться взаимодействием клеток менингиомы и организма пациента в целом. В настоящее время имеется значительное число сведений о роли окислительного стресса как одно- го из ведущих факторов патогенеза многих пато- логических состояний, в том числе и онкогенеза. Так, по кислородно-перекисной концепции канце- рогенеза в предопухолевых и активно растущих опухолевых клетках происходит интенсификация процессов свободно-радикального окисления и устанавливается состояние гипероксии, повыше- ние уровня активных форм кислорода (АФК) и пе- роксигеназных процессов. Первичные изменения, приводящие к окислительному стрессу, происхо- дят в митохондриальных ДНК и дыхании, так как митохондрия является основным местом образо- вания свободных радикалов и АФК в клетке [1]. Известно, что как растущие первично, так и реци- дивирующие опухоли могут быть токсичными из- за выработки продуктов перекисного окисления липидов (ПОЛ), ингибиторов дыхания и других биоактивных веществ. Выход их за пределы опу- холи в кровоток и распространение по организму оказывает влияние на метаболизм всего организ- ма больного [2]. Особенности менингиом заклю- чаются в том, что являясь по гистологическому и иммуногистохимическому типу доброкачествен- ными новообразованиями головного мозга, они могут иметь очень высокий уровень инвазивно- сти, внутрикостный рост, а некоторые их типы дают частые рецидивы [3]. Менингиомы растут из оболочки экстрацеребрально, но за счет сдавле- ния прилегающих структур головного мозга мо- жет развиваться и пограничный перифокальный
  7. 7. 6 Том IX, № 4, 2017Оригинальные статьи Russian Neurosurgical Journal named after professor A.L. Polenov отек. В случае менингиом перифокальный отек будет отличаться от такового при внутримозго- вых опухолях (астроцитомах). В наших работах прошлых лет уже было проведено сравнение по- казателей активности свободнорадикальных про- цессов в перифокальной зоне злокачественных опухолей мозга, метастазов рака различной лока- лизации в головной мозг и перифокальной зоны доброкачественных новообразований головного мозга, как наиболее приближенной к интактной. Полученные нами результаты свидетельствова- ли о значительном изменении метаболических реакций в перифокальной ткани злокачествен- ных новообразований мозга. Глубина нарушений свободнорадикального метаболизма ткани, окру- жающей вторичные злокачественные опухоли го- ловного мозга, зависима от глубины локализации опухолей и близости расположения метастазов к гипоталамусу, множественности метастатическо- го поражения органа и характера первичной опу- холи. Вероятно, эти реакции являются основой повреждения структурно-функционального со- стояния клеточных мембран головного мозга, в том числе и лизосомальных, что способствует осво- бождению протеаз, модифицирующих активность пролиферативной активности злокачественных клеток растущей неоплазмы. С другой стороны, сдвиг влево в системе перекисного окисления ли- пидов – антиоксидантов (ПОЛ-АО) является базой для развития отечного процесса в перифокальной зоне, который сопровождает рост метастазов, и в итоге определяет степень повреждения участков мозга, контактирующих с развивающимся злока- чественным очагом [2]. Источником роста менин- гиомы могут быть различные элементы твердой мозговой оболочки: покровный эпителий, компо- ненты сосудистой стенки – эндотелий, перициты, фибробласты и гистиоциты рыхлой волокнистой соединительной ткани. Отсюда становится понят- ным разнообразие гистологических вариантов ме- нингиом. По характеру роста менингиом крыльев клиновидной кости можно выделить по крайней мере три варианта роста: из внутренней и наруж- ной эпителиальной выстилки, и из среднего отде- ла твердой мозговой оболочки. При росте опухоли из внутренних слоев твердой мозговой оболочки в зависимости от степени анаплазии отмечалась агрессия ее по отношению паутинной и мягкой мозговой оболочки и ее сосудам. При росте из средних слоев поверхность опухоли бывает, как правило, гладкая, покрытая внутренним слоем покровного эпителия твердой мозговой оболоч- ки. Сравнительное изучение опухолей, прораста- ющих в кость и без прорастания в нее, показало, что широко используемое в нейрохирургии по- нятие «внутрикостные менингиомы» не является абсолютно точным. Чисто узловые, субдуральные формы, без прорастания окружающей ткани, чаще имели строение высокодифференцированных ме- нинготелиоматозных менингиом с концентриче- скими структурами, либо фибробластических или псаммоматозных. Признаков ядерного и клеточ- ного атипизма в опухолевых клетках не опреде- лялось. Инфильтративный рост в костную ткань обнаруживался чаще при двух вариантах опухоли – менинготелиоматозном и ангиопластическом, причем всегда выявлялись признаки ядерного и клеточного атипизма, что давало возможность го- ворить об анапластических менингиомах [3]. В этой связи интересно провести сравение пока- затели активности свободнорадикальных процессов в перифокальной зоне окружающей менингиомы, и самих менингиомах. Материалы и методы. Материалом для исследования служили образ- цы тканей перифокальной зоны менингиом и ткань самой менингиомы: 15 менингиом и 15 образцов перифокальной ткани. Из них псаммоматозных – 4, менинготелиоматозных – 5, фибробластических – 4, атипичных – 2. Ткани для исследования были по- Таблица 1. Показатели ферментативной антиокислительной активности ткани перифокальной зоны менингиом различного гистотипа Объект исследования СОД (ед./г тк) СПА (ед.акт./г тк) Каталаза (ед.акт./г тк) Коэф. СОД/СПА Коэф. СОД/кат. Псаммоматозные менингиомы 227,5±21,2 0,4±0,02 27,4±1,7 228,2±34,3 4,1±0,2 Фибробластические менингиомы 221,3±26,4 0,36±0,08 51,3±4,8 263,1±22,5 4,0±0,2 Менинготелиоматозные менингиомы 225,7±17,4 0,39±0,02 53,8±4,9 237,0±21,2 4,1±0,2 Атипические менингиомы 297,6±37,7 0,33±0,02 45,6±3,9 289,5±23,1 4,3±0,2
  8. 8. 7 Том IX, № 4, 2017Балязин-Парфенов И.В. с соавт. Российский нейрохирургический журнал имени профессора А.Л. Поленова лучены интраоперационно с информированного согласия пациентов. Во всех случаях выполнялась краниотомия с удалением менингиомы радикально по Sympson I, а при наличии внутрикостного роста выполнялась резекция кости. В указанных образ- цах тканей были изучены некоторые показатели, ха- рактеризующие активность свободнорадикальных процессов: уровень содержания витаминов Е и А, коэффициент их соотношения, малоновый диальде- гид (МДА), активность супероксиддисмутазы (СОД), каталазы, суммарной пероксидазной активности (СПА). Подобные исследования для злокачественных глиом и метастазов нами были проведены ранее [2]. Статистическую обработку полученных данных проводили на персональном компьютере с исполь- зованием пакета прикладных программ Statistica 6,0. Достоверность различий между количествен- ными показателями вычисляли по t-критериями Стъюдента и углового преобразования Фишера. Результаты и их обсуждение. Установлено, что активность всех изученных антиокислительных ферментов – СОД, каталазы и СПА в перифокальной зоне псаммоматозных, ме- нинготелиоматозных и фибробластических менин- гиом не отличались друг от друга. Вместе с тем, в ткани перифокальной зоны атипической менинги- омы показатели коэффициентов СОД/СПА и СОД/ каталаза отличались не только от значений в пери- фокальной зоне псаммоматозных, менинготелио- матозных и фибробластических менингиом, но и от показателей в ткани самих вышеперечисленных менингиом, в среднем были выше на 18% и 13,5% соответственно (табл.1). Исследование уровня витаминов-антиоксидан- тов (А и Е) показали, что содержание витамина Е и, особенно, витамина А в перифокальной ткани псаммоматозных, менинготелиоматозных и фи- бробластических менингиом было выше, чем в перифокальной зоной ткани анапластических меп- нингиом. Уровень витамина Е в перифокальной ткани псаммоматозных, менинготелиоматозных и фибробластических менингиом превосходил средние значения в перифокальной зоне анапла- Таблица 2. Содержание витаминов-антиоксидантов и МДА в ткани перифокальной зоны менингиом различного гистотипа Объект исследования Витамин Е (ед./г тк) Витамин А (ед./г тк) Коэф. Е/А МДА (нМ/г тк) Псаммоматозные менингиомы 0,38±0,03 0,17±0,01 2,4±0,1 5,6±0,6 Фибробластические менингиомы 0,27±0,03 0,13±0,004 3,5±1,3 6,3±0,9 Менинготелиоматозные менингиомы 0,25±0,03 0,11±0,002 3,6±0,3 6,8±0,9 Атипические менингиомы 0,18±0,02 0,06±0,002 3,8±0,7 9,8±1,3 стических менингиом на 32%, уровень витамина А – в 2,5 раза. В связи с чем коэффициент их со- отношения, характеризующий способность биоло- гических мембран к окислению, в перифокальной ткани псаммоматозных, менинготелиоматозных и фибробластических менингиом был в среднем в 1,4 раза, выше, чем в перифокальной ткани анапласти- ческой менингиомы (табл.2). На фоне снижения содержания в перифокаль- ной ткани анапластической менингиомы вита- минов-антиоксидантов накопление МДА, как одного из конечных продуктов ПОЛ – который был в среднем в 1,2 раза выше по сравнению с перифо- кальной тканью псаммоматозных, менинготелио- матозных и фибробластических менингиом (табл.2). Это свидетельствует о углублении структурно- функционального нарушения клеточных мембран перифокальной зоны анапласической менингиомы в сравнении с доброкачественными псаммоматозны- ми, менинготелиоматозными и фибробластически- ми менингиомами. Известно, что витамин А способен воздейство- вать на регуляцию скорости клеточного роста, дифференцировки или апоптоза [2]. Известна так- же способность витамина Е определять уровень пролиферации клеток и их способность к апопто- зу. В нашем исследовании показано, что недоста- ток витаминов А и Е, может уменьшать уровень апоптоза вплоть до его отмены [2], а результаты изучения свободнорадикальных процессов и анти- окислительной защиты в перифокальной ткани псаммоматозных, менинготелиоматозных, фибро- бластических и анапластических менингиом под- тверждают наличие нарушений в ней процессов апоптоза [2]. Изменения в естественном каскаде антиокис- лительных ферментов в связи с нарушениями в системе ПОЛ-АО могут влиять на скорость рециди- вирования менингиом. Рассматривая под данным углом зрения менинготелиоматозные и особенно, атипические, менингиомы можно рассматривать как наиболее быстро пролиферирующие из менин- гиом. Метаболическое состояние их перифокальной
  9. 9. 8 Том IX, № 4, 2017Оригинальные статьи Russian Neurosurgical Journal named after professor A.L. Polenov 1. Лю М.Б., Подобед И.С., Едыгенова А.К., Лю Б.Н. «Кислородно-перекисный механизм канцерогенеза и моди- фикация ДНК» «Успехи современной биологии» Том: 125 Номер: 2 Год: 2005 Страницы: 179-188. 2. Ю.С. Сидоренко, Е.М. Франциянц, И.В. Балязин, Е.Ф. Комарова, Ю.А. Погорелова, Н.Д. Черярина. «Активность свободнорадикальных процессов в ткани перифокальной зоны опухолей мозга и метастазов рака различной лока- лизации в головной мозг». «Нейрохирургия», Москва, №4, 2010, С. 54-58. Литература 3. В.А. Балязин, В.В. Столяров «Диагностика и хирургия ме- нингиом крыльев клиновидной кости». Ростов-на-Дону: Изд. РГМУ, 1999, 144 с. 4. Puduvalli V.K., Sawaya R. Antiangiogenesis - therapeutic strategies and clinical implications for brain tumors. Journal of Neuro-Oncology. 2000. Т. 50. №1-2. С. 189-200. ткани также имеет определенное влияние на про- цесс и скорость рецидивирования. Таким образом, полученные результаты свиде- тельствуют о значительном изменении метаболи- ческих реакций в ткани окружающей менингиомы. При этом глубина нарушения свободнорадикальных процессов перифокальной ткани менингиом зависит, в частности, от гистологического типа менингиомы. Вероятно, эти реакции лежат в основе повреждения структурно-функционального состояния клеточ- ных мембран головного мозга, в том числе и лизосо- мальных, что способствует освобождению протеаз, изменяющих пролиферативную активность клеток рецидивирующей менингиомы.
  10. 10. 9 Том IX, № 4, 2017Зотов А.В. с соавт. Российский нейрохирургический журнал имени профессора А.Л. Поленова Микрохирургическое лечение коллоидных кист III желудочка Зотов А.В., Чернов С.В., Калиновский А.В. Федеральный Центр Нейрохирургии, г. Новосибирск Zotov A.V., Chernov S.V., Kalinovskiy A.V. Federal Neurosurgical Center, Novosibirsk РЕЗЮМЕ. В настоящее время в хирургии коллоидных кист используются три основных хирургических досту- па: транскортикальный, транскаллезный и эндоскопический подход. ЦЕЛЬ РАБОТЫ. Оценка результатов хирургии коллоидных кист с использованием разных видов хирургиче- ских вмешательств. МАТЕРИАЛ И МЕТОДЫ. В отделении нейрохирургии №4 (онкологическое) ФГБУ Федеральный центр нейро- хирургии г. Новосибирск за 2013-2017 гг. было прооперировано 17 пациентов с коллоидными кистами III желудоч- ка головного мозга (10 женщин и 7 мужчин). С использованием нейроэндоскопии прооперировано 2 пациента и 15 пациентов – открытым методом: трансвентрикулярным доступом прооперировано 2 пациента, межполушарным транскаллезным – 13. Возраст больных колебался от 20 до 58 года (средний – 31.8 г). РЕЗУЛЬТАТЫ. При поступлении у всех пациентов присутствовали симптомы внутричерепной гипертензии. Всего проведено 18 оперативных вмешательств, при которых микрохирургия явилась основным методом. Один пациент оперирован дважды в связи с развитием рецидива кисты. В остальных случаях коллоидные кисты были удалены тотально. У всех пациентов после оперативных вмешательств отмечено полное восстановление ликвородинамики. ЗАКЛЮЧЕНИЕ. Транскаллезный межполушарный доступ представляется малотравматичным и оптималь- ным методом для хирургического удаления коллоидных кист III желудочка. При использовании этого доступа минимизируется риск травматизации коры головного мозга: доступ осуществляется большей частью по естествен- ным анатомическим промежуткам. КЛЮЧЕВЫЕ СЛОВА: коллоидная киста, транскаллезный доступ, гидроцефалия. ABSTRACT. Nowadays there are three basic surgical accesses in surgery of colloid cysts: transcortical, transcallosal and endoscopic approach. THE OBJECTIVE was an estimation of results of surgery colloid cysts with the use of different methods of surgical interferences. MATERIAL AND METHODS. 17 patients with the colloid cysts of the third ventricle were operated in the department of neurosurgery №4 (oncologic) of Federal center of neurosurgery Novosibirsk in 2013-2017 (10 women and 7 man). 2 patients were operated using of neuroendoscopy, 15 patients – by an open method: 2 patients – by transventricular access, 13 – interhemispheric transcallosal approach. Age of patients was from 20 to 58 y.o. (median age – 31.8). RESULTS. All patients had symptoms of intracranial hypertension. 17 patients had 18 operations, when microsurgery was used as the main method. In one case the patient was operated twice due to the recurrent of cyst. In other cases colloid cysts were removed totally. All patients were completed recovery of liquorodynamics after surgery interventions. CONCLUSION. Transcallosal interhemispheric access is considered as the low-traumatic and the optimal method of surgical removal of colloid cysts of the third ventricle. The risk of cortex trauma is minimized when we use to this access and this access carried out for the most part on natural anatomical intervals. KEY WORDS: colloid cyst, transcallosal approach, hydrocephalus. Введение. Коллоидные кисты III желудочка от- носятся к редко встречаемым новообразованиям. В среднем они составляют 1% от всех внутричереп- ных опухолей и 15-20% от всех внутрижелудоч- ковых образований [1-6]. В большинстве случаев коллоидные кисты располагаются в передних от- делах III желудочка, ее стенки выложены клет- ками, которые секретируют белковую жидкость, за счет чего киста может увеличиваться в разме- рах, вызывать обструкцию и гидроцефалию [1, 4, 5, 7]. Хотя эти кисты считаются врожденными, в основном их обнаруживают в возрасте от 20 до 50 лет. Симптоматическая коллоидная киста про- является интенсивной головной болью, усили- вающейся при наклоне головы вперед, особенно в утренние часы. Также могут встречаться нару- шения походки, кратковременная потеря памяти, тошнота, рвота и изменение поведения. Несмотря на свое доброкачественное происхождение, дан- ные образования могут привести к тяжелым ос- ложнениям: быстро нарастающей окклюзионной гидроцефалии, включая внезапную смерть паци- ента. Целью удаления коллоидных кист является восстановление проходимости отверстий Монро, нормализация тока ликвора путем их радикально- го удаления [1, 4, 5, 7-9].
  11. 11. 10 Том IX, № 4, 2017Оригинальные статьи Russian Neurosurgical Journal named after professor A.L. Polenov Обычно при коллоидной кисте небольших размеров и без ярко выраженной симптомати- ки хирургическое лечение не показано, больные лишь нуждаются в динамическом наблюдении. Показанием к операции при коллоидной кисте яв- ляется гидроцефалия, которая чаще развивается при закрытии отверстия Монро [4, 5, 9, 10]. История хирургии коллоидных кист насчитывает более века. Впервые коллоидная киста III желудочка была описана H. Wallman в 1858 г. [3, 11-13]. В 1921 г. W. Dandy, используя трансвентрикулярный доступ, первым успешно удалил коллоидную кисту. Он же значительно позже (1949 г.) описал применение транс- каллезного доступа в лечении этой патологии, одна- ко ввиду осложнений – повреждения мостиковых вен свода и развития нарушений кратковременной памя- ти – метод в то время не получил распространения [1, 3, 12, 13]. В 1940 г. Б. Егоров первым из отечествен- ных нейрохирургов произвел удаление коллоидной кисты [3, 10, 11]. В 1949 г. J. Greenwood начал успеш- но применять транскаллезный доступ при удале- нии коллоидных кист III желудочка. W.McKissock в 1951 г. совершенствовал трансвентрикулярный доступ и предложил применять экономную резек- цию коры. Y. Little (1974 г.) начал выполнять не ре- зекцию коры, а ее линейный разрез с последующим пересечением передней колонки свода [10, 11, 14]. F.Gutierrez-Lara с коллегами в 1975 г. впервые ис- пользовал во время операции стереотаксическую пункцию кисты [9, 12]. В 1978 г. Bosch и соавт. при- менили КТ-стереотаксическую аспирацию кисты. Эта манипуляция не прижилась вследствие часто высокой плотности кисты, смещения катетера и не- управляемой аспирации [15]. В 1983 г. Powell M.P. и др. успешно использовали жесткий эндоскоп для ле- чения коллоидных кист у 5 больных из 6 [16]. Однако уже в 1992 г. появились первые ограничения в при- менении этого метода, описанные Zamorano L. и со- авторами, которые отметили маленький угол обзора, невозможность полного контроля за кровотечением, в связи с чем, его применение рекомендовали соче- тать с гибким эндоскопом [17]. Таблица 1. Характеристика клинического материала Возраст пациента Общемозговая симптоматика Гидроцефалия Размеры кисты Радикальность операции Доступ Осложнения входеоперации Пункция бокового желудочка 1 20 + Да 23х27х25 Тотально Транскортикальный Нет Нет 2 23 + Да 14х15х17 Тотально Транскаллезный Нет Да 3 27 + Да 10х9х10 Тотально Транскаллезный Нет Да 4 30 + Да 15х14х15 Тотально Транскаллезный Нет Да 5 35 + Да 10х15х15 Тотально Транскаллезный Нет Нет 6 33 + Да 12х15х14 Тотально Транскортикальный Нет Нет 7 22 + Да 22х20х17 Тотально Транскаллезный Нет Нет 8 34 + Да 15х15х12 Тотально Транскаллезный Нет Да 9 39 + Да 15х17х15 Тотально Эндоскопия Нет Нет 10 28 + Да 19х15х17 Тотально Транскаллезный Нет Нет 11а 30 + Да 20х20х23 Частично Эндоскопия Внутри- желудочковое кровоизлияние Нет 11б 31 + Да 20х22х19 Тотально Транскаллезный Нет Да 12 32 + Да 19х22х23 Тотально Транскаллезный Нет Да 13 23 + Да 10х12х10 Тотально Транскаллезный Нет Нет 14 58 + Да 15х10х12 Тотально Транскаллезный Нет Да 15 29 + Да 11х15х13 Тотально Транскаллезный Нет Нет 16 37 + Да 10х11х13 Тотально Транскаллезный Нет Нет 17 42 + Да 10х15х14 Тотально Транскаллезный Нет Нет
  12. 12. 11 Том IX, № 4, 2017Зотов А.В. с соавт. Российский нейрохирургический журнал имени профессора А.Л. Поленова Анализ литературы за последние 30 лет показы- вает, что на сегодняшний день нет единого мнения о методах хирургического лечения коллоидных кист. В настоящее время используются три основных хирургических доступа: транскортикальный, транс- каллезный и эндоскопический подход. При выборе метода операции необходимо учитывать преимуще- ства и недостатки каждого из методов. Цель. Оценка результатов хирургии коллоидных кист с использованием разных методов хирургиче- ских вмешательств. Материал и методы. В отделении нейрохирур- гии №4 (онкологическое) ФГБУ Федеральный центр нейрохирургии г. Новосибирск за 2013-2017 гг. было прооперировано 17 пациентов с коллоидными ки- стами III желудочка головного мозга. Женщин было 10 (58.9%), мужчин – 7 (41.1%). Средний возраст пациентов составил 31,8 года (от 20 до 58 года). В качестве предоперационного обследования всем пациентам проводили неврологический и нейро- офтальмологический осмотр для объективизации предоперационного дефицита. Головная боль, голо- вокружение и другие общемозговые симптомы на- блюдались у всех 17 пациентов. Всем пациентам до операции проводилась МРТ головного мозга с контрастным усилением для оцен- ки гидроцефалии, расположения образования, уточ- нения его размеров. Средний размер образований составил 16.8 мм (от 9 до 27 мм). МР-признаки ок- клюзионной гидроцефалии были диагностированы во всех случаях. Для диагностики хирургических осложнений на следующий день после удаления коллоидных кист всем пациентам выполнялась нативная МСКТ головного мозга. Кроме этого, в послеоперационном периоде всем пациентам прове- дено МРТ головного мозга для оценки степени ради- кальности операции. Всего проведено 18 оперативных вмешательств, при которых микрохирургия использовалась в каче- стве основного метода. В одном случае пациент опе- рирован дважды в связи с развитием рецидива кисты. С использованием нейроэндоскопии проопериро- вано 2 пациента, 15 пациентам выполнялось открытое удаление опухолей: транскортикальным доступом прооперировано 2 пациента, межполушарным транс- каллезным доступом проведено 14 оперативных вмешательств (один из пациентов, оперированный эндоскопическим методом, оперирован повторно через траскаллезный доступ по поводу рецидива образования). У 7 (50,0%) пациентов с выраженной гидроцефалией, оперированных через транскаллез- ный доступ, интраоперационно проведена пункция бокового желудочка для дополнительной релаксации мозговой ткани и возможности доступа в межполу- шарную щель без ее травматизации. Результаты и обсуждение. В настоящее время используются три основных хи- рургических доступа: транскортикальный, транскал- лезный и эндоскопический подход [1, 4, 5, 7, 10, 11, 18]. При эндоскопическом доступе через неболь- шое трефинационное отверстие (1,5 см в диаметре) транскортикально через передний рог бокового же- лудочка выполняется доступ к отверстию Монро. Эндоскопический подход имеет такие преимущества как уменьшение времени операции и пребывания в стационаре. Основной недостаток данного метода – низкая радикальность по сравнению с открытым удалением коллоидных кист, что обуславливает их продолженный рост и необходимость дополнитель- ных оперативных вмешательств [19, 20]. Кроме того, в ходе операции эндоскопический подход может быть переведен в открытую хирургическую операцию [1] в связи с развитием неконтролируемого кровотечения. Также существенным ограничением использования эндоскопического доступа может являться плотная структура коллоидных кист (твердый коллоид), кото- рая встречается у 20% пациентов [4, 21]. В своей статье Horn et al. сравнил эндоскопи- ческий метод лечения и транскаллезный доступ в лечение коллоидных кист. По данным авторов, эн- доскопическое удаление снижает длительность го- спитализации и время операции по сравнению с пациентами, оперированными через транскаллезный доступ, тем не менее, резидуальные кисты встрети- лись в 48% случаев при эндоскопии, в то время как при транскаллезном доступе – только в 6% [6]. В нашем центре в 2 случаях применялось эндоско- пическое удаление коллоидных кист III желудочка. Клинический пример №1. Пациент 39 лет (случай №9, табл.1) поступил с клиническими и МР-признаками окклюзионной гидроцефалии с нарушением ликвородинамики на уровне III желудочка за счет коллоидной кисты. Пациенту выполнено эндоскопическое удаление коллоидной кисты. Особенностью данного случая было наличие у пациента мягкого коллоида, кото- рый был легко аспирирован. Капсула кисты была иссечена и удалена тотально (рис.1). Клинический пример №2. У пациентки 30 лет (случай №11а, табл.1), ко- торому так же было выполнено эндоскопическое удаление коллоидной кисты. Коллоид был пред- ставлен плотной массой, которую невозможно было аспирировать, поэтому была осуществлена попытка удаления коллоида путем кускования. Во время эн- доскопического удаления коллоидной кисты разви- лось вентрикулярное кровоизлияние, в связи с чем, опухоль была удалена частично (рис.2). В послео- перационном периоде пациенту проводилось дли- тельное наружное вентрикулярное дренирование до полной санации ликвора в течение 45 дней. После санации ликвора было проведено вентрикулопери- тонеальное шунтирование в связи с сохраняющейся гидроцефалией арезорбтивного генеза. Пациентка оперирована повторно через 1 год в связи с продол- женным ростом опухоли. Ей было выполнено удале- ние коллоидной кисты через транскаллезный доступ (рис.3). Коллоидная киста была удалена тотально.
  13. 13. 12 Том IX, № 4, 2017Оригинальные статьи Russian Neurosurgical Journal named after professor A.L. Polenov Рис. 1. Эндоскопическое удаление. МРТ снимки до операции (а, б, в) и после операции (г, д, е) Рис. 2. Эндоскопическое удаление. МРТ снимки (а, б, в) до операции, (г, д, е) после операции, МСКТ контроль Рис. 3. Транскаллезный метод. МРТ снимки до операции (а, б, в) и (г, д, е) после операции
  14. 14. 13 Том IX, № 4, 2017Зотов А.В. с соавт. Российский нейрохирургический журнал имени профессора А.Л. Поленова Транскортикальный метод применялся в 2 слу- чаях, что составило 11.1% случаев. При этом выпол- няли энцефалотомию в средней лобной извилине недоминантного полушария, осуществляли доступ к отверстию Монро через передний рог бокового желудочка и выполняли микрохирургическое уда- ление коллоидной кисты. К недостаткам такого до- ступа, по мнению некоторых авторов, относится повышенная травма мозговой ткани и высокий риск формирования эпилептического очага [5, 22-24]. Кроме того, в случае малых желудочков существу- ет угроза дополнительной травмы мозговой ткани и повышенный риск кровотечения [22-24]. В представленной группе пациентов послеопера- ционный период протекал без осложнений и допол- нительного неврологического дефицита. Клинический пример №3. Пациент 20 лет (случай №1, табл.1) оперирован транскортикальным доступом. На рис.4 представле- ны данные МРТ до и после операции. Коллоидная киста удалена радикально. Осложнений в послеопе- рационном периоде не отмечалось, катамнез соста- вил около 3 лет. В 14 случаях (77.8%) мы использовали межпо- лушарный транскаллезный доступ. После прове- дения краниотомии и вскрытия ТМО проводили диссекцию межполушарной щели и переходных вен для снижения риска возникновения венозного инфаркта при пересечении последних. Диссекцию межполушарной щели проводили вдоль серпа моз- га в направлении мозолистого тела (рис.5а). После прохождения нижнего края серпа мозга плоскость диссекции проходила между поясными извили- нами, после разведения которых, по типичному белому цвету и поперечным волокнам обнаружи- валось мозолистое тело. При вхождении в цистер- ну мозолистого тела были видны перикаллезные артерии (рис.5б). После этого идентифицировали правую перикаллезную артерию и отводили ее ла- терально. Чтобы не повредить свод мозга, калле- зотомию проводили в передней трети мозолистого тела длиной 1 см (рис.5в). Осуществляли доступ в латеральный желудочек, где визуализировали отверстие Монро по ходу сосудистого сплетения и таламостриальной вены, визуализировали пере- городочную вену, которая соединяется с таламо- стриарной веной на уровне отверстия Монро и формирует внутреннюю мозговую вену (рис.5г). Ориентирами являлись латеральные желудоч- ковые вены, диаметр которых увеличивается по направлению к отверстию Монро. Сначала коагу- лировали часть сосудистого сплетения, покрываю- щую коллоидную кисту. После выделения стенки кисты проводили ее перфорацию. Место перфора- ции расширяли, содержимое кисты аспирировали. Если консистенция кисты более плотная, содержи- мое удаляли окончатым пинцетом (рис.5д). Далее проводили выделение и резекцию стенок кисты. После удаления кисты полость желудочка промы- вали физиологическим раствором, осуществляли контроль гемостаза (рис.5е). К недостаткам метода, по данным литературы [4, 5, 23], можно отнести возможное развитие у па- циента синдрома разобщения и транзиторные на- рушения памяти. У пациентов при выраженной гидроцефалии в 7 случаях (50,0%) интраопераци- онно проведена пункция бокового желудочка для дополнительной релаксации мозговой ткани и воз- можности доступа в межполушарную щель. Клинический пример №4. Пациент 23 года (случай №2, табл.1) оперирован транскаллезным доступом, выполнено радикаль- ное удаление коллоидной кисты с использованием транскаллезного доступа. На рис.6 представлены снимки до и после операции. В нашей серии с ис- пользованием транскаллезного доступа послеопе- рационных осложнений не отмечалось, коллоидные кисты были удалены тотально. У всех пациентов после оперативных вмешательств отмечен регресс признаков окклюзионной гидроцефалии. В нашей небольшой серии вмешательств были использованы основные виды хирургического под- хода в лечении коллоидных кист. При использо- вании транскортикального доступа осложнения и дополнительный неврологический дефицит у па- циентов не наблюдались, однако в настоящее время мы предпочли отказаться от данного доступа, т.к. на наш взгляд, минимизация травмы мозговой ткани является одной из целей хирургии. Эндоскопическое удаление кисты у одного пациента осложнилось развитием интраоперационного осложнения, ко- торое привело к нерадикальному удаления кисты, и потребовало повторного оперативного лечения. Во всех случаях микрохирургического удаления коллоидных кист III желудочка удалость достичь тотального удаления образований. При использова- нии транскаллезного доступа осложнений и ухуд- шения неврологического статуса не наблюдалось. Учитывая достоинства транскаллезного доступа, он представляется нам малотравматичным и эффек- тивным в лечении коллоидных кист и в настоящее время при лечении коллоидных кист в нашей клини- ке предпочтение отдается данному доступу. Заключение. Развитие нейрохирургической техники, разра- ботка новых технологий, в частности совершенство- вание эндоскопических устройств, продолжается, и эндоскопические методики становятся все более по- пулярными в хирургическом лечении коллоидных кист. Однако, все же, по мнению многих хирургов, открытый хирургический подход обеспечивает бо- лее безопасный и гарантированный вариант удале- ния кисты без рецидивов. Выбор метода оперативного вмешательства, пре- жде всего, зависит от предпочтения и опыта хирурга. Исходя из нашего опыта, транскаллезный межполу- шарный доступ является малотравматичным и оп- тимальным методом для хирургического удаления
  15. 15. 14 Том IX, № 4, 2017Оригинальные статьи Russian Neurosurgical Journal named after professor A.L. Polenov Рис. 4. Транскортикальный метод. МТР снимки до операции (а, б, в) и (г, д, е) после операции Рис. 5. Транскаллезный доступ. Этапы операции Рис. 6. Транскаллезный доступ. МРТ снимки до операции (а, б, в) и (г, д, е) после операции
  16. 16. 15 Том IX, № 4, 2017Зотов А.В. с соавт. Российский нейрохирургический журнал имени профессора А.Л. Поленова коллоидных кист III желудочка. При использовании этого доступа, минимизируется риск травматиза- ции коры головного мозга, и доступ осуществляется большей частью по естественным анатомическим 1. Хачатрян В.А. Малоинвазивный подход в хирургическом лечении коллоидных кист головного мозга. / Хачатрян В.А., Самочерных К.А., Ким А.В., Забродская Ю.М., Себелев К.И., Лебедев К.Э., Горохова Е.В., Ходоровская А.М. // Вестник Санкт-питербургского университета, Сер. 11. 2009. Вып. 1, 118-130. 2. Chan RC. Third ventricular colloid cysts presenting with acute neurological deterioration. / Chan RC, Thompson GB. // Surg Neurol 1983;19:358-62. doi: 10.1016/0090-3019(83)90244-6. 3. Dandy WE. Benign tumors of the third ventricle: Diagnosis and treatment. / Dandy WE. // Springfield (Ill): Charles C Thomas; 1933. p. 1Q37. 4. Hernesniemi J. Management outcome in third ventricular colloid cysts in a defined population: a series of 40 patients treated mainly by transcallosal microsurgery./ Hernesniemi J, Leivo S. // Surg Neurol 1996;45:2Q14. 5. Hernesniemi J. Microsurgical treatment of thirdventricular colloid cysts by interhemispheric far lateral transcallosal approach-experience of 134 patients./ Hernesniemi J, Romani R, Dashti R, Albayrak BS, Savolainen S, Ramsey C 3rd,Karatas A, Lehto H, Navratil O, Niemelä M. // Surg Neurol. 2008 May;69(5):447-53;discussion 453-6. doi: 10.1016/j. surneu.2007.11.005. 6. Horn EM. Treatment options for third ventricular colloid cysts: comparison of open microsurgical versus endoscopic resection. / Horn EM, Feiz-Erfan I, Bristol RE, Lekovic GP, Goslar PW, Smith KA, Nakaji P, Spetzler RF. // Neurosurgery. 2008 Jun;62(6 Suppl3):1076-83. doi: 10.1227/01.neu.0000333773.43445.7b. 7. Листратенко А.И. Хирургическое лечение коллоидных кист желудочковой системы головного мозга. /Листратенко А.И., Кардаш А.М., Гюлямерьянц В.А., Гайдаренко О.А., Винников Ю.М., Пристромский А.В.// Украинский журнал малоинвазивной эндоскопической хирургии, 2011;4:9-13. 8. Byard RW. Sudden and unexpected death in childhood due to a colloid cyst of the third ventricle. / Byard RW, Moore L. // J Forensic Sci 1993;38:210-3. 9. Ryder JW. Sudden deterioration and death in patients with benign tumors of the third ventricle area. / Ryder JW, Kleinschmidt- DeMasters BK, Keller TS. // J Neurosurg 1986;64:216-23. 10. Бывальцев В.А. Интравентрикулярная нейроэндоскопия коллоидных кист III желудочка. / Бывальцев В.А., Степанов И.А., Антипина С.Л. // Тихоокеанский медицинский жур- нал, 2015.-N 4.-С.83-85. промежуткам. Благодаря наличию гидроцефалии обеспечивается хорошая визуализация бокового же- лудочка, отверстия Монро, сосудистого сплетения, что облегчает удаление данных образований. Литература 11. Вербова Л.Н. Коллоидные кисты III желудочка у детей. / Вербова Л.Н., Шаверский А.В.// (Украинский нейрохирур- гический журнал, №2, 2005): 30-33. 12. Gutierrez-Lara F. Treatment of tumors of the third ventricle: a new and simple technique / Gutierrez-Lara F., Patino R., Hakim S. // Surg. Neurol. 1975. N 3. P. 323-325. 13. Wallmann H. Colloid cysts / Wallmann H. // Virchow’s Arch. – 1858. – Bd.11. – S.385-388. 14. Little J.R. Colloid cyst of the third ventricle / Little J.R., MacCarty C.S. // J. Neurosurg. 1974. No. 39. P. 230-235. 15. Bosch D. A. Treatment of colloid cysts of the third ventricle by stereotactic aspiaration / Bosch D. A., Riihn T., Backlund E. O. // Ibid. 1978. N 9. P. 15-18. 16. Powell M. P. Isodense colloid cysts of the third ventricle: a diagnostic and therapeutic problem resolved by ventriculoscopy / Powell M. P., Torrens M. J., Thomson J. L.G. // Neurosurg. 1983. N 13. P. 234-237. 17. Zamorano L. Stereotactic endoscopic interventions in cystic and intraventricular brain lesions / Zamorano L., Chavantes C., Dujovny M // Acta Neurochir. 1992. N 54. P. 68-76. 18. Hamlat A. Huge colloid cyst: case report and review of unusual forms / Hamlat A., Casallo-Quiliano C., Saikali S. // Ibid. 2004. Vol. 146. P. 397-401.7. 19. Abdou M.S. Endoscopic treatment of colloid cysts of the third ventricle: technical note and review of the literature. /Abdou M.S., Cohen A.R.// J Neurosurg. 1998;89(6): 1062-1068. 20. Decq P. Endoscopic management of colloid cysts. / Decq P, Le Guerinel C, Brugie `res P. // Neurosurgery. 1998;42(6):1288-1294. 21. Türe U. Solid-calcified colloid cyst of the third ventricle. / Türe U, Hicdönmez T, Elmaci I, Peker S.// Clin Neurol Neurosurg 2001;103:51-5. 22. Antunes J.L. Colloid cysts of the third ventricle./ Antunes J.L, Louis KM, Gantia SR.// Neurosurgery 1980;7:450-5. 23. Desai KI. Surgical management of colloid cyst of the third ventricle-a study of 105 cases./ Desai KI, Nadkarni TD, Muzumdar DP, Goel AH. // Surg Neurol 2002;57:295-302. 24. Geffen G. Comparison of the effects of transcortical and transcallosal removal of intraventricular tumors. / Geffen G, Walsh A, Simpson D, Jeeves M. // Brain 1980;103:773-88.
  17. 17. 16 Том IX, № 4, 2017Оригинальные статьи Russian Neurosurgical Journal named after professor A.L. Polenov В последние годы во всем мире отмечается уве- личение числа пациентов с травмами позвоночника. Наблюдается стремительный рост имплантируемых технологий при переднем спондилодезе как опера- ции выбора [1, 2, 3, 4]. Большое распространение получило применение металлических имплантатов [5, 7, 8, 9]. Последнее удачное устройство для ре- конструктивных операций на позвоночнике – это сетчатые титановые цилиндрические имплантаты, заполненные аутокостью [3, 10, 11, 13-15]. В литературе недостаточно прослежена судьба имплантатов в раннем и позднем послеоперацион- ном периодах, что не позволяет объективно оценить результаты хирургического лечения [10]. Цель исследования. Проанализировать пове- дение сетчатого имплантата в раннем послеопе- рационном периоде и в отдаленные сроки, спустя 0,5-2 года после операции межтелового переднего спондилодеза. Материалы и методы. За период 2009-2017 гг. в РНПЦ травматологии и ортопедии выполнено 356 операций межтелового переднего спондилодеза, из которых выбраны 74 пациента в возрасте от 15 до 56 лет с нестабильными травматическими повреждени- ями поясничного отдела позвоночника (оскольчатые переломы L1-L5 позвонков), которым выполнялась передняя декомпрессия спинного мозга, его кореш- ков и межтеловой корпородез сетчатым титановым Феномен внедрения сетчатого титанового имплантата в тела травмированных поясничных позвонков при межтеловом переднем спондилодезе Мазуренко А.Н., Пустовойтенко В.Т., Макаревич С.В., Криворот К.А., Сомова И.Н. РНПЦ травматологии и ортопедии, г. Минск, Республика Беларусь Phenomen of Introduction of Reticular Titanium Implant in the Body of Traumatic Lumbar Vertabrae by Interbody Anterion Spondylodesis Mazurenko A.N., Pustovoitenko V.T., Makarevich S.V., Krivorot K.A., Somova I.N. Republican Scientific-Practical Centr of Traumatolgy and Orthopedics, Minsk, Belarus РЕЗЮМЕ. Выявлен факт внедрения сетчатого титанового цилиндрического имплантата в тела смежных по- звонков при переднем спондилодезе по поводу переломов позвонков. Оценка результатов операции проводилась с использованием нового показателя – коэффициента внедрения имплантата, который позволил определить три степени внедрения имплантата. КЛЮЧЕВЫЕ СЛОВА: переломы позвонков, передний спондилодез, сетчатый титановый имплантат, коэф- фициент и степень внедрения имплантата. SUMMARY. It has been found the fact of introduction of reticular titanium cylindrical implant in the body of adjacent vertebrae by anterior spondyldesis by fracture vertebrae. The assessment of operation results has been done by using new indices – coefficient of introduction of implant, which alloured to define three degrees of implant introduction. KEY WORDS: fracture of vertebral, anterior spondylodesis, reticular implant, coefficient and degree of implant introduction. цилиндрическим имплантатом, заполненным вну- три аутокостью. Число женщин было 27% и число мужчин 73%. Срок наблюдения составил от 12 до 64 месяцев. Оценка рентгенометрических параметров производилась непосредственно после операции и в отдаленном послеоперационном периоде (0,5-2 года). Рентгенометрическая оценка феномена внедре- ния сетчатого имплантата проводилась с выполне- нием обзорной рентгенографии в боковой проекции или использования рентгеновской компьютерной томографии с проходящим сканом через верти- кальную центральную ось имплантата. Затем на полученном снимке расставляют реперные точ- ки по краям тел позвонков и имплантата, которые соединяют между собой линиями по периметру, после чего измеряют длину полученных линий и периметры образованных четырехугольников или треугольников. По известным математическим фор- мулам вычисляют площадь четырехугольника или треугольника (длина полупериметра фигур, умно- женная на число 3.14). Нами применяется полый сетчатый титано- вый цилиндрический имплантат. Предусмотрена возможность выбора необходимого типа размера имплантата: диаметр от 10 до 25 мм, длина от 50 до 100 мм, масса от 3,0 до 14,0 г. Кроме того, раз- работаны также две другие модификации: первый вариант – титановый цилиндр с возможностью
  18. 18. 17 Том IX, № 4, 2017Мазуренко А.Н. с соавт. Российский нейрохирургический журнал имени профессора А.Л. Поленова изменения общей длины конструкции и исполь- зования винтовых фиксаторов (задний транспеди- кулярный или передняя пластина); второй вариант содержит опорные площадки и отверстия для вин- тов, что обеспечивает жесткую фиксацию устрой- ства к телам позвонков. После подготовки по длине цилиндры блокируются друг относительно друга специальным винтом с запорным устройством, ко- торое предотвращает изменение высоты кейджа в процессе его установки. Второй вариант предназначен для работы в каче- стве так называемого «спейсера». Он используется, когда достижение костного сращения не ставится целью операции. В случае поражения только перед- них структур позвоночника использование фикси- рующих элементов (пластина, транспедикулярный фиксатор) не требуется. Для выполнения корпородеза и надежной перед- ней стабилизации в поясничном отделе обычно ис- пользуются имплантаты диаметром 16, 19, 22 мм. Они устанавливаются из переднего и передне-бокового доступа. Для имплантатов с винтовым креплением за тела смежных позвонков исключение составляют С1, С2,Th1-Th4 и L5 позвонки, так как на вышеуказанных уровнях в силу анатомических особенностей невоз- можно установить фиксирующие винты. Обсуждение и результаты. При анализе ре- зультатов оперативного лечения отмечено как од- ноуровневое внедрение имплантата в выше- либо ниже- травмированного соседние позвонки, так и двухуровневое внедрение имплантата. Форма вне- дряемой части имплантата может быть как треуголь- ной, так и четырехугольной. Варианты представлены на рис.1. Рис. 1-1 Рис. 1-2 Рис. 1-3 Рис. 1-4 Рис. 1. Варианты одноуровневого внедрения сетчатого титанового цилиндрического имплантата в тела смежных поясничных позвонков по отношению к травмированному позвонку. Рис. 1-1 – на уровне вышерасположенного позвонка в форме треугольника; Рис. 1-2 – на уровне вышерасположенного позвонка в форме четырехугольника; Рис. 1-3 – на уровне нижерасположенного позвонка в форме треугольника; Рис. 1-4 – на уровне нижерасположенного позвонка в форме четырехугольника Рис. 2-1 Рис. 2-2 Рис. 2-3 Рис. 2-4 Рис. 2. Варианты двухуровневого внедрения сетчатого титанового цилиндрического имплантата в тела смежных поясничных позвонков по отношению к травмированному позвонку. Рис. 2-1 – в виде двух треугольников в смежных позвонках; Рис. 2-2 – в виде двух четырехугольников в смежных позвонках; Рис. 2-3 – в виде треугольника на уровне краниального позвонка и в виде четырехугольника на уровне каудального позвонка; Рис. 2-4 – в виде четырехугольника на уровне краниального позвонка и в виде треугольника на уровне каудального позвонка
  19. 19. 18 Том IX, № 4, 2017Оригинальные статьи Russian Neurosurgical Journal named after professor A.L. Polenov Конкретные результаты внедрения сетчатого имплантата в тела спондилодезируемых позвонков непосредственно после оперативного вмешатель- ства приведены в табл.1, а в отдаленном послеопера- ционном периоде – в табл.2. Наибольшее число пациентов имели внедрение нижнего конца имплантата в виде четырехуголь- ника в нижележащий позвонок (27%) и внедрение имплантата в виде двух четырехугольников в тела выше и нижележащих позвонков (26,3%). Среди па- Таблица 1. Варианты внедрения сетчатого цилиндрического имплантата в тела спондилодезируемых позвонков непосредственно после оперативного вмешательства в раннем послеоперационном периоде Варианты внедрения имплантата в тело позвонка Количество пациентов % 1 Одноуровневые внедрения 3 10 1) Внедрение верхнего конца имплантата в виде треугольника 2) Внедрение верхнего конца имплантата в виде четырехугольника 5 15 3) Внедрение нижнего конца имплантата в виде треугольника 4 12 4) Внедрение нижнего конца имплантата в виде четырехугольника 9 27 2 Двухуровневые внедрения 1 31) Внедрение имплантата в виде двух треугольников в тела выше и нижележащих позвонков 2) Внедрение имплантата в виде двух четырехугольников в тела выше и нижележащих позвонков 5 15 3) Внедрение верхнего конца имплантата в виде треугольника и нижнего конца в виде четырехугольника 6 18 4) Внедрение верхнего конца имплантата в виде четырехугольника и нижнего конца в виде треугольника Итого 33 100 Таблица 2. Варианты внедрения сетчатого цилиндрического имплантата в тела спондилодезируемых позвонков в динамике (спустя 0,5-2 года после операции) Варианты внедрения имплантата в тело позвонка Количество пациентов % 1 Одноуровневые внедрения 1) Внедрение верхнего конца имплантата в виде треугольника 2) Внедрение верхнего конца имплантата в виде четырехугольника 4 9,4 3) Внедрение нижнего конца имплантата в виде треугольника 2 4,8 4) Внедрение нижнего конца имплантата в виде четырехугольника 7 16,8 2 Двухуровневые внедрения 6 14,31) Внедрение имплантата в виде двух треугольников в тела выше и нижележащих позвонков 2) Внедрение имплантата в виде двух четырехугольников в тела выше и нижележащих позвонков 11 26,3 3) Внедрение верхнего конца имплантата в виде треугольника и нижнего конца в виде четырехугольника 8 19,2 4) Внедрение верхнего конца имплантата в виде четырех угольника и нижнего конца в виде треугольника 3 7,2 Итого 41 100 циентов наблюдались и такие, у которых не отмеча- лось внедрение имплантата в тела позвонков. Они не внесены в группу анализа, а результат реконструк- тивной операции спондилодеза считается идеаль- ным (отличным). Феномен внедрения имплантата нуждается в расшифровке, а именно – в определении степени внедрения имплантата в тела спондилодезируемых позвонков. Для количественной оценки величи- ны внедрения сетчатого имплантата вычисляют
  20. 20. 19 Том IX, № 4, 2017Мазуренко А.Н. с соавт. Российский нейрохирургический журнал имени профессора А.Л. Поленова площади полученных геометрических фигур с ис- пользованием известных математических формул (площадь прямоугольника имплантата, площадь че- тырехугольника или треугольника равна полупери- метру фигуры, умноженному на число p=3,14. Затем рассчитывают коэффициент внедрения сетчатого имплантата в тела смежных позвонков по формуле: K=(S1+S2) /S, где K – коэффициент внедрения им- плантата, S1 – площадь верхнего четырехугольника или треугольника, S2 – площадь нижнего четыре- хугольника или треугольника; S – площадь самого прямоугольника имплантата. Выделено три степени внедрения сетчатого им- плантата в тела позвонков: 1-я – легкая, при K менее 0.1; 2-я – умеренная, при K 0.1-0.29; 3-я – выраженная, при K 0,3 и более. При 1-й степени внедрения имплантата устанавли- вают хороший результат реконструктивной операции спондилодеза. При 2-й степени внедрения имплан- тата устанавливают удовлетворительный результат лечения, требующий дальнейшего динамического наблюдения за пациентом в отдаленном периоде. При 3-й степени внедрения имплантата судят о неудов- летворительном результате реконструктивной опе- рации, связанным в первую очередь с остеопорозом позвоночника и необходимостью назначения адек- ватного лечения имеющегося заболевания [6]. При оценке полученных суммарных результатов из 74 исследований первая (легкая) степень внедре- ния имплантата выявлена в 34 случаях (46%), вто- рая (умеренная) степень в 32 случаях (43%), третья (выраженная) степень в 8 случаях (11%). При одноу- ровневом внедрении имплантата чаще наблюдается первая (легкая) степень: из 36 наблюдений лишь у 2 коэффициент внедрения был больше 0,1. При двух- уровневом внедрении имплантата вторая (умерен- ная) степень внедрения имплантата отмечалась в 28 случаях (74%), из 38 наблюдений в 2 случаях (5%) наблюдалась легкая степень, и в 8 случаях (21%) тре- тья (выраженная степень внедрения имплантата). Из 356 операций переднего спондилодеза на всех отделах позвоночника феномен внедрения наблю- дался у 74 пациентов в поясничном отделе, что со- ставляет 21,08%. Мы полагаем, что вероятными причинами вне- дрения имплантата в тела позвонков могут быть: избыточный вес пациента, сильно развитая му- скулатура туловища, остеопения (остеопороз) по- звоночника, повреждение (дефект) замыкательной пластины в месте установки конца имплантата, ло- кальная перифокальная резорбция костной ткани от воздействия имплантата. Недаром остеопороз позвоночника в настоящее время считается распро- страненным заболеванием в мире [12, 16, 17, 18]. Клинический пример. Пациентка А. (история болезни №528 от 31.01.2016) поступила через 6 месяцев после опе- рации передней декомпрессии спинного мозга на уровне L2 позвонка, переднего спондилодеза L1-L3 позвонков сетчатым титановым цилиндрическим имплантатом с трансплантацией фрагментов ауто- кости с кортикальным слоем в просвет цилиндра, дополнительной фиксацией L1-L3 позвонков ти- тановой пластиной. По данным КТ от 21.07.2016 г. стояние металлоконструкции корректное, перелом в стадии консолидации. На полученных снимках рас- ставлены реперные точки (рис.3 и рис.4): по краям Рис. 3. РКТ в раннем послеоперационном периоде. L1-L3 – тела позвонков, цифрами 1, 2, 3, 4 обозначены замыкательные пластинки позвонков. Цифрами 5, 6, 9 обозначен треугольник верхнего конца имплантата в теле L1 позвонка. Цифрами 7, 8, 11, 12 обозначен четырехугольник нижнего конца имплантата в теле L3 позвонка Рис. 4. РКТ в отдаленном послеоперационном периоде. Цифрами 5, 6, 9, 10 обозначен четырехугольник в теле L1 позвонка, цифрами 7, 8, 11, 12 обозначен четырехугольник нижнего конца имплантата в теле L3 позвонка. Отмечается прогрессирование внедрения имплантата в тело краниального позвонка

×