Andrei Menchutin  The last secrets of the Soviet Union - Project                     Mars 88Much has been in the USSR poly...
After that, there was nobody to inform – the minister of defense died,too. The general designer reported directly to him a...
shining, becoming a regular summer sky. And below it, the huge greensea remained just as thoughtful and silent.Surely, thi...
– there is a place for an onboard engineer, and considering thepeculiarities of the spaceship – we need a specialist on co...
The question of portability, weight and, the main thing, the weight offuel was the most acute in space industry. It was th...
closer to Mars.Andrey’s shift always started with examination of the propulsioncomponent monitoring unit and a visual chec...
It had a double body. However, unlike real submarines, both bodieswere solid; it just did not have a protruding cabin, tor...
And Svetka with her grayish blue eyes, short fair braids and dimples inher cheeks whom he has known for a long time, seeme...
were small. There were 3 or 4 oaks and about five green conifers… Socrew members rarely called this compartment a biologic...
миллион другой, а иногда доставались и вообще практическидаром.Секретов все таки было намного больше, чем смогли продатьст...
Безмолвие нарушалось по нескольку раз в неделю мощнымраскатистым гулом стартующих ракет. Но звук этот кромеближайших воинс...
300 тонн весом и длиной в 50 метров?За то зимой нет комаров и еще более противной мошкары. А летомв лесу очень красиво и м...
редкость эффективной, а самое главное компактной. Создавали еепочти 25 лет. Вопрос уменьшения размеров и веса ядерныхустро...
Да и проблемы с защитой обитаемого отсека ракеты – казалисьтогда практически не разрешимыми...Конструктор МС 88 – пошел не...
из них весил под 100 кг, и имел по четыре массивных ручки... всамом космосе это было не важно да и ручек вообще было не на...
Да и запускали ракеты этого типа с военного космодрома минимумпо 10 раз в год.Правда была она почти на 5 метров длиннее ст...
Света еще внимательнее смотрела в глаза Андрея и улыбалась ужебез тени подозрения в глазах... А зря!Он осторожно взял ее з...
зеленых елочек... Поэтому каждый из экипажа редко называлбиологический отсек – биологическим.Кто-то называл это все – лесо...
Upcoming SlideShare
Loading in …5
×

Mars 88

832 views

Published on

0 Comments
0 Likes
Statistics
Notes
  • Be the first to comment

  • Be the first to like this

No Downloads
Views
Total views
832
On SlideShare
0
From Embeds
0
Number of Embeds
244
Actions
Shares
0
Downloads
1
Comments
0
Likes
0
Embeds 0
No embeds

No notes for slide

Mars 88

  1. 1. Andrei Menchutin The last secrets of the Soviet Union - Project Mars 88Much has been in the USSR polygons: Plesetsk and Sary-Shagan,Baikonur and Kapustin Yar Semipalatinsk and Novaya Zemlya. All andwill not list. By and large - the whole vast country under the name ofthe Soviet Union was one single - Polygon.Polygon - it is almost always developing and testing new things... tomove forward.To all those who were on the PolygonInstead of preface...There were a lot of secrets in the USSR, even the things which did notrequire any secrecy at first glance…As the country collapsed, many of such secrets were revealed to thosefrom whom they were concealed. The newest technologies, whosedevelopment took decades and tens of billions of dollars, andsometimes the most precious thing – human lives, were sometimessold at a million or two, and sometimes given out practically for free.Anyway, there were more secrets than one could sell, steal or learn forfree. There were some mysteries which died along with the hugecountry.One of them is the project “MS – 88”There were just 9 people who knew about the real aim of this projectin the whole of the USSR with the population of almost 280 million.General Secretary of CPSU Central Committee Andropov, minister ofdefense, general designer and… And of all the mighty GeneralSecretaries, Andropov was the last one who knew about the projectand, the main thing, understood its essence. Chernenko had othertroubles – why should a gravely ill person be bothered about somedeeply scientific things? Moreover, he died very quickly – maybe therewas just no time to inform him.The extremely talkative Gorbachev was not informed about it due tohis excessive talkativeness. Moreover, the project was practicallycompleted – it was just a matter of waiting for the results...
  2. 2. After that, there was nobody to inform – the minister of defense died,too. The general designer reported directly to him and preferred not toskip over the authority of his boss, even though he was deceased... -1-In the huge and mysterious taiga of Arkhangelsk, the most active andjust as secret cosmodrome of the Soviet Union covered severalthousand square kilometers. The nature itself protected such a largeterritory of the secret object.Swamps, small rivers and lakes side by side with impassablewilderness. Nobody took care of the forest, and thousands of treesthat had their day fell down and broke, creating natural barriersbetween new trees that our ancestors used about 700 years ago ormaybe even earlier.The taiga stretched on all sides beyond the horizon and reallyreminded of an endless green ocean. Just a few railroad linesbifurcated from the Northern track Moscow – Arkhangelsk anddisappeared in this green silence.The quiet was disturbed several times a week by powerful rolling boomof starting rockets. But practically nobody heard this sound except forthe nearest military units and the launching crew. Small and sparsevillages were located far away, and the northern taiga itself absorbedalmost any sound better than any modern soundproofing…The only thing the taiga could not absorb was light. In the absolutesilence, a small dazzling spot would suddenly flash above the greenhorizon. First it seemed a kind of a toy balloon or a sparkle on a NewYear tree that seemed to appear from nowhere in the wild taiga.But the balloon was going higher and higher and growing brighter abrighter, like the metallic light of stars in the black space that suddenlydrew much closer.The northern sky is special, and nights are really white here in themiddle of the summer. It is light like on a hot midday in June, butthere is no sun in the sky. The star flying up seemed dazzling brighteven against such a light background. Sometimes almost half of thesky started to shine due to particular weather conditions of the day ornight of another launch, and it seemed that not one but dozens ofrockets were starting off at the same time…The star was going higher and higher and the sky gradually stopped
  3. 3. shining, becoming a regular summer sky. And below it, the huge greensea remained just as thoughtful and silent.Surely, things did not always look so beautiful; sometimes stars flewback to their native space practically imperceptible. For almost 20years, the taiga cosmodrome was the most active in that, somewhatdifferent, world. Almost 1 500 rocket launches – 40 % of all theworld’s space starts.And all that happened far from the civilization, in the harsh conditionsof the almost extreme North.And preparation of a rocket for the start is nothing like the morningwarm-up and cleaning the car of the snow before driving to work, evenwhen you fling out at –20°С without outdoor clothes and your carwould not open, and even if it does after several attempts, it would notstart…It’s cold and nasty, you are short of time and you have to runfor a spare battery or get assistance from those whose car started ortry to push it... and how can you push a car that weighs 300 tons andis 50 meters long?In winter there are no mosquitoes or even more disgusting gnat. Andin the summer the wood is very beautiful and there are a lot of aspenmushrooms with red caps– but it’s difficult to pick them because ofthose that are absent in winter…And its not everywhere that you can pick these mushrooms.Looking in the black silent space that surrounded the spaceship, withbright white spots of an endless multitude of stars, it was for somereason these red mushroom caps which no one needed that Andreyrecollected.Andrey was an onboard engineer of the manned spaceship of М-88project and at the same time – a USSR KGB officer. He was notincluded in the crew because the omnipotent Committee was lookingfor CIS or MI-6 spies even in the space or because he had to shootdown, for example, the crew captain under certain circumstances.There was even no gun or any weapon on the spaceship at all.It was just a personal wish of General Secretary… In the course of oneof rare meetings with the project Coordinator he suddenly said:servicemen, scientists, doctors – all of them were in space, wesometimes even take foreigners there! And we have never included asingle KGB officer in the crew!The Coordinator was a bit surprised, but answered: Yuri Vladimirovich,that’s an interesting thought, but it would be better if he had someother profession besides being an officer. The crew is almost complete
  4. 4. – there is a place for an onboard engineer, and considering thepeculiarities of the spaceship – we need a specialist on compactnuclear power systems. Do you have someone of this kind in theCommittee?In the Committee of that time there were specialists in practically anysphere, especially in promising trends, let alone those connected withthe atom.They found Andrey… He graduated from a minor institute in Moscowwhere best graduates were distributed to closed military laboratories,design offices and KGB…In general, people were not sent to the Committee, the Committeekindly invited them to work. One could refuse with no badconsequences to follow. Why should a person be compelled if he doesnot want to? Compulsory labor is not always efficient.The nuclear power facility of the spaceship was surprisingly efficient,and the main thing, it was compact. It took almost 25 years to createit. The question of reduction of nuclear facilities in size and weightappeared from the moment when the first atomic bombs appeared andwas in many ways solved by the beginning of 80s. Even real nuclearbriefcases appeared, but not those carried after different Heads andPresidents…Many nuclear things, big and small, were created for military reasons,and there even was no desire to use all that stuff for the intendedpurposes.People became a little cleverer, a little more polite and civilized, andunderstood that hitting themselves with nuclear clubs was not right orhumane.They decided to use something from this nuclear arsenal for peacefulpurposes.There was no sense in constructing large, labor-consuming andexpensive nuclear power stations, considering the huge territory of theUSSR and the peculiarities of its climate. There were hundreds ofthousands of rivers, but the construction of hydro-electric powerstations is not that cheap…Then they remembered about compact or portable low power nucleardevices. A project was conceived to create small, reliable, and themain thing – one hundred times cheaper nuclear power stations. Itwas planned to build such a station in practically each of the remoteregions…After all, the country occupied 1/6 of the land; but the projectwas suspended…
  5. 5. The question of portability, weight and, the main thing, the weight offuel was the most acute in space industry. It was the trend with thehighest priority for the Soviet Union. The majority of the most talentedscientists worked for the space. Solar batteries were cumbersome andproduced little electricity, the first compact nuclear power facilitieswere developed and used for the satellites – for the only purpose ofproviding energy to the devices…The work on the nuclear propulsion engine for rockets was finishedback in 1981. The trial runs were mainly carried out on the samelaunch site where military atomic shells and bombs were tested – nearSemipalatinsk.The project was successful and almost complete, but… it was closed.There were a lot of reasons for that, but the main thing was connectedwith the start of the rocket from earth cosmodromes: due to a greatamount of radiation emitted, a new launch pad or desk would have tobe built for each new launch.And problems with protection of the rocket’s living module seemedpractically unresolvable back then…The designer of MS 88 found a little different way to solve theseproblems.The nuclear propulsion engine started as far from the Earth aspossible, being the second or third stage engine of the spaceship. Andit did not work directly, so its radiation background was just one and ahalf or two times higher than natural values.Protection of the crew from such relatively low level of radiation wasalso simplified and was solved in three years. It took a couple moreyears for final breaking-in, fine tuning and trial. So in six years afterclosure of the first project, the second one was successfully completed.It is true that it had a lot of principal differences, but it was the samein essence.The problem of energy and heat supply to the spaceship on the wholewas successfully resolved. And the main thing, now there was anopportunity to use practically the whole volume and weight of therocket for more important tasks…Andrey was the KGB supervisor of this design office. First of all he wasresponsible for the project secrecy, and a little less for its successfulfinal result.The result was dimly shining behind the 50 cm partition of the energycompartment, transforming the energy of arms-grade plutonium intoquite peaceful electrojet one, which pushed the spaceship closer and
  6. 6. closer to Mars.Andrey’s shift always started with examination of the propulsioncomponent monitoring unit and a visual check-up via a distance videocamera. He did this even though he did not need to control or evenprovide maintenance for anything there.The device was reliable and compact like a Kalashnikov gun, thefamous AK-47.The fuel could last for 5 years of continuous work, and recharging wasavailable in case of need. There were only three propulsion engines,and now just one of them was working. Surely, all the three could bestarted at once, but it was to be done only when the spaceship startedfrom the Mars surface on the way back…Nuclear briefcases were so successful and compact that 8 of themwere crammed in the rocket! Each of them weighed about 100 kg andhad four massive handles… but it was not important in the space, andeven the handles were not necessary.Three of them were for the replacement of the main propulsionengines in case of need, and three were a little smaller and had tosupply heat and energy to a small living module installed on Mars. Onewould be more than enough; the other two were just a reserve.Andrey examined all these facilities every shift as well. All of themwere located and secured in the space between the double rocketbodies. He had to check the fixtures as it would be bad if nuclearfacilities, even though compact ones, hung loose behind the partitionin zero-gravity…Well, and the two remaining briefcases were the smallest and were tobe used in the extreme variant as emergency sources of heat andelectricity. All the variants of briefcases had additional modules andcould produce practically any kind of energy needed for subsistence ofthe crew both during the flight and while on Mars.These modules had the largest size and were much more complicatedthan the mobile nuclear facilities. And they took more time, efforts andmoney to develop than the briefcases themselves. An independentscientific and research institute worked on each module.The rocket itself was the product of work of tens of institutes which didnot know the ultimate goal or the reason why all that was done. Someof them suspected it was the newest tank, others thought it was aplane, while some others considered it to be a submarine! By the way,the design of the spaceship really reminded of the newest nuclearsubmarine…
  7. 7. It had a double body. However, unlike real submarines, both bodieswere solid; it just did not have a protruding cabin, torpedo launchersor bird roosts. It was harder with the institutes which had beenworking with space projects for a long time and with fellows fromPlesetsk cosmodrome itself…Andrey flew to the cosmodrome before all the crew members and wasresponsible for secrecy of preparation of this rocket for launch.In reality, it was not that difficult. The spaceship practically did notdiffer from an ordinary carrier rocket of the series “Molnia –М” fromthe outside…The rockets of this type were launched from the military cosmodromeat least 10 times a year. However, it was almost 5 meters longer thana standard 8К78M, the diameter was almost the same - 10 meters, itweighed 25 tons less and contained a suspiciously small amount offuel! There was an official version for the majority of people – it’s analmost standard rocket, with experimental, more economical engines.In general, even this disguise was not necessary. Missile officers andcivil specialists worked for a long time and saw the launches ofhundreds of rockets of a dozen different types. Space romanticism andinterest were replaced by usual everyday work in hard northernconditions. We have launched many things – this one will be noexception.Andrey was distracted from earthly recollections and monitoring unitby a trunk into the adjoining section which opened almost noiselessly.He did not even turn to see who opened it. It surely was not anextraterrestrial or any other humanoid loafing about in space. Even if itwas an extraterrestrial, it would be called Sveta anyway…Andrey turned around and took a look. Svetlana has almost flown halfof his 15-meter service compartment. Different thoughts came to hishead: what if Svetka had a summer dress on or a blouse with a shortskirt? She would probably try to adjust a part of clothes that slippedup improperly high and instead of that would funnily tumble over witheven more erotic consequences…But she was wearing casual light overalls which suited her just as wellas any other clothes. Sveta has already flown practically close toAndrey and looked at him smiling slightly and a little too attentively...as if she knew what he was thinking about.In endless space, with its loneliness, cosmic wind and zero-gravity, allthe feelings, sensations and thoughts were perceived somewhatdifferently…
  8. 8. And Svetka with her grayish blue eyes, short fair braids and dimples inher cheeks whom he has known for a long time, seemed familiar andabsolutely different at the same time… in general, not like she was onEarth.Sveta looked into Andrey’s eyes even more attentively and smiledwithout a shade of suspicion in her eyes. And how wrong she was! Hetook her hand carefully and kissed on the right dimple. Svetka laughedand said: A space maniac… so that’s the way you say hello now?Andrey looked at the upper zip fastener of Svetka’s overalls andfollowed it to the place it began, on her very attractive waist: Hello,Svetik.Hello, Andrey… Let’s go to look at the harvest, or you will surely dosomething to my overalls…Andrey asked himself jokingly whether the whole crew except for himbecame paranormalists. He knew, of course, that his look at the zipwas not left unnoticed, and that was the reason why he looked…Sveta surely understood all that perfectly, so she smiled coquettishlyand slunk like a fish towards the opened door, her favorite greenestcompartment. Andrey swam after her in accordance with theinstructions, closing the air-tight door to the service compartmentafter himself.Svetik, just like she had to do in accordance with her position, butmost probably – her calling, was already flying between three-metershelves stuffed with hydroponic farm stuff. Everything that could beeaten grew here, and there were a lot of vegetables.Fruit grew for a long time and did so very unwillingly.The collection of seeds of different plants, practically from the wholeworld, started to be gathered in the USSR before the Second WorldWar. However, sometimes politicians did not like plant breeders, sothis science did not enjoy great support. But sooner or later evenpoliticians understood that it would be hard to move ahead withoutbreeding. And there are a lot of sciolists and just impostorseverywhere, and breeding as a science is not to blame.So you could find practically everything in the biological compartment,even something that probably did not grow on the Earth itself. A partof plants was selected just to produce more familiar oxygen that theone present in the self-contained system of crew life support.However, the majority of these were plain boring containers with allkinds of algae.A few ordinary Russian birches were especially great, it’s a pity they
  9. 9. were small. There were 3 or 4 oaks and about five green conifers… Socrew members rarely called this compartment a biological one.Somebody called it a forest, somebody a winter garden, a jungle, orjokingly a vegetable garden. All crew members often gathered hereand started to fool about – play hide-and-seek or shout: Hello! I amlost! Sergey, the crew commander, pretended to be a mushroomgatherer and looked for mushrooms, flying between the shelves… andhe found them!Surely, they did not grow on partitions or the conditional floor. Thesewere ordinary mushrooms from the Earth that were very similar topleurotus that earth dwellers grew in their kitchens and balconies. Andyou had to look for them because Svetka often took them to differentshelves – mushrooms grew faster than anything else and were eatenjust as quickly… You had to eat anything that grew, and mushroomsalone were not sufficient! Андрей Меньшутин Последние тайны СССР - Проект Марс 88Много было в СССР полигонов: Плесецк и Сары-Шаган, Байконур иКапустин Яр Cемипалатинск и Новая Земля. Всех и неперечислишь. По большому счету: вся огромная страна подназванием СССР была одним единым – ПОЛИГОНОМ.Полигон – это почти всегда создание, освоение и испытание чего-то нового, движение вперед. Посвящается: Всем прошедшим полигон Вместо предисловияВ СССР было много секретов, засекречивали даже то, что напервый взгляд и не нужно было…С распадом страны много таких тайн стало известно тем – от когособственно их и прятали.Новейшие технологии на разработкукоторых ушли десятки лет и десятки миллиардов долларов а поройи самое дорогое – человеческие жизни… иногда продавались за
  10. 10. миллион другой, а иногда доставались и вообще практическидаром.Секретов все таки было намного больше, чем смогли продатьстащить или бесплатно узнать. Были и такие тайны которые умерливместе с огромной страной.Одна из них – проект «МC - 88»Об истинной цели этого проекта во всем почти 280 миллионномСССР – знали всего 9 человек. Генсек ЦК КПСС Андропов, министробороны, генеральный конструктор и... Да и из всемогущихгенсеков – Андропов был последним кто знал об этом проекте аглавное понимал его суть. Черненко было не до этого – зачемтяжело больного человека беспокоить всякими глубоко научнымивещами? Да и умер он быстро – может просто и не успелидоложить.Разговорчивому до крайности Горбачеву – не доложили именно из-за его болтливости. Да и проект был практически выполнен –оставалось только ждать его результатов...А потом и докладывать некому стало – умер и министр обороны.Генеральный конструктор – подчинялся напрямую ему ипредпочитал не перепрыгивать через голову пускай и умершегоуже начальника... -1-В огромно-таинственной Архангельской тайге, на несколькихтысячах квадратных километров раскинулся самый рабочий итакой же секретный космодром Советского Союза.Такую большую территорию секретного объекта охраняла самаприрода.Болота, речушки и озера вперемешку с непролазными дебрями. Залесом никто не ухаживал и тысячи деревьев отживших свой срок –падали, ломались создавая между новыми деревьями естественныезасеки, которые наши предки использовали лет 700 назад, а можети еще раньше.Тайга уходила за горизонт во все стороны, и действительно былапохожа на бескрайний зеленый океан. Лишь несколько ветокжелезной дороги отходило от Северной магистрали Москва –Архангельск и исчезало в этой зеленой тишине.
  11. 11. Безмолвие нарушалось по нескольку раз в неделю мощнымраскатистым гулом стартующих ракет. Но звук этот кромеближайших воинских частей ну и стартовых расчетов практическиникто больше и не слышал. Не большие и редкие деревенькинаходились далеко. Да и сама северная тайга поглощалапрактически любой звук лучше самой современнойзвукоизоляции…Не могла только тайга поглотить свет. В абсолютной тишине - надзеленым горизонтом, вдруг вспыхивала маленькая ослепительнаяточка. В начале она казалась каким то игрушечным шариком илиблесткой на новогодней елке... не понятно откуда взявшейся вглухой тайге.Но шарик поднимался все и выше и светил все ярче –металлическим светом звезд в черном космосе, которые вдругстали намного ближе.Северное небо особенное, здесь летом – в его серединедействительно абсолютно белые ночи. Светло как в жаркийиюньский полдень – только самого Солнца нет на небе. Даже натаком светлом фоне – взлетающая вверх звездочка казалосьослепительно яркой. Иногда из-за конкретных погодных условийдня или ночи очередного запуска – начинала светиться почтиполовина неба и казалось что взлетает не одна ракета а десяткисразу...Но звездочка поднималась все выше и выше, и небо постепеннопереставало светиться – становясь обычным летним небом. А подним оставалось задумчиво-молчаливое и такое же огромноезеленое море.Конечно не всегда было так красиво, иногда звездочки улеталиобратно в свой родной космос практически не заметно. Почти 20лет таежный космодром был самым рабочим в том еще каком-тодругом мире. Почти 1 500 запусков ракет – 40 % всех космическихстартов мира.И все это вдалеке от цивилизации в суровых условиях – почтикрайнего Севера.А подготовка ракеты к старту – это не утренний прогрев иразгребание машины от снега перед поездкой на работу... Когдавыскочили с утра при – 20 С в городской одежде а машина то неоткрывается, если и с какой-то там попытки и открыли, а она какназло не завелась... Холодно, противно – время поджимает надобежать за запасным аккумулятором или “прикуривать” у тех ктозавелся или попробовать толкнуть... а как вы “толкнете” машину в
  12. 12. 300 тонн весом и длиной в 50 метров?За то зимой нет комаров и еще более противной мошкары. А летомв лесу очень красиво и много подосиновиков с краснымишляпками– но их мешают собирать те, которых нет зимой...Да и грибы эти собирать можно далеко не везде.Глядя в молчаливо-черное пространство окружающего кораблькосмоса - с ярко-белыми точками бесконечного множества звезд,Андрею почему-то вспомнились именно эти красные шляпкигрибов, которые практически никому были не нужны.Андрей был бортинженером пилотируемого космического корабляпроекта «М-88».И по совместительству офицером КГБ СССР. В состав экипажа еговключили не потому что всемогущий комитет –искал даже вкосмосе шпионов из ЦРУ или МИ-6,и не потому что в случае чего –он должен был пристрелить например командира экипажа. Да ипистолета или еще какого оружия на корабле не было вообще.Было просто личное пожелание Генерального Секретаря... Вовремя одной из весьма редких встреч с Координатором проекта –он вдруг сказал: военные ученые врачи – все в космосе побывалидаже иностранцев туда периодически запускаем! А офицера КГБ ниодного еще там не было!Координатор немного удивился, но ответил: интересная мысльЮрий Владимирович, главное чтобы у него еще какая-нибудьпрофессия была кроме чекисткой. Экипаж почти укомплектован –осталось место бортинженера, учитывая особенности корабля –нужен специалист по компактным ядерным энергетическимустановкам –найдется в комитете такой?В комитете тогда можно было найти специалистов практически влюбой области, особенно в перспективных направлениях ну а ужсвязанных с атомом и подавно.Нашли Андрея... Он закончил один из неприметных московскихинститутов, откуда лучших выпускников распределяли в закрытыевоенные лаборатории, конструкторские бюро и собственно КГБ...Вообще то в комитет не распределяли, комитет вежливо приглашалк себе на работу. Можно было и отказаться и не какими плохимипоследствиями отказнику это не грозило. Ну не хочет человек –зачем его заставлять? Подневольный труд далеко не всегда бываетэффективным...Сама ядерная силовая установка корабля – как раз была на
  13. 13. редкость эффективной, а самое главное компактной. Создавали еепочти 25 лет. Вопрос уменьшения размеров и веса ядерныхустройств возник с момента появления первых атомных бомб и вомногом был решен к началу 80-х. Появились и настоящие ядерныечемоданчики, но не совсем те, что таскают за разными тамЗемными руководителями-президентами...В военных целях на создавали много чего ядерного – большого ималенького и использовать все это хозяйство по прямомуназначению уже как то и расхотелось.Люди стали немного умнее, чуть больше культурнее и современнее– и поняли что лупить себя ядерными дубинками как-то неправильно и не гуманно.Решили и что-нибудь из этого ядерного арсенала – применить вмирных целях.Большие, трудоемкие и дорогостоящие атомные электростанцииучитывая огромную территорию СССР и особенности климата –строить по всей стране смысла не было. Речек хоть и были сотнитысяч – но строительство ГЭС тоже удовольствие не из дешевых...Тогда и вспомнили про компактные или носимые ядерныеустройства малой мощности. Возник и проект по созданиюнебольших, надежных а главное в сотни раз более дешевых –атомных электростанций. Планировалось практически в каждой изотдаленных областей построить по такой АЭС... Страна как никакзанимала 1/6 части суши и проект отложили...Более остро вопрос с компактностью, весом и главное весом самоготоплива стоял в космической индустрии. Направление было самоеприоритетное для Союза. Да и большинство самых талантливыхученых работало именно на космос. Солнечные батареи былигромоздкими да и электричества вырабатывали мало, первыекомпактные ядерные энергоустановки разрабатывали и ставилиименно на спутники – да и с одной целью обеспечениемаппаратуры энергией…Работы над ядерным маршевым двигателем для ракет былизакончены еще в далеком 1981 году. Испытания в основномпроходили на том же полигоне, где испытывали и боевые атомныеснаряды и бомбы – под Семипалатинском.Проект был успешным и почти полностью выполнен, но... егозакрыли.Причин было много, но основных две - непосредственнодля старта ракеты с земных космодромов из-за высокого уровнявыбрасываемой радиации –пришлось бы для каждого следующегозапуска, строить новый стартовый стол или площадку.
  14. 14. Да и проблемы с защитой обитаемого отсека ракеты – казалисьтогда практически не разрешимыми...Конструктор МС 88 – пошел несколько иным путем для решенияэтих проблем.Маршевый атомный двигатель - включался как можно дальше отЗемли, в качестве двигателя второй или третьей ступеникосмического корабля. Да и работал он не “напрямую”- поэтомурадиационный фон, был всего в полтора –два раза вышеестественных значений.Защита экипажа – от таких относительно невысоких уровнейрадиации и излучения, тоже упростилась и была решена за тригода. Еще пару лет ушло на окончательную обкатку доводки ииспытания. Так что через шесть лет после закрытия первогопроекта – был успешно выполнен второй... правда имеющий многопринципиальных отличий, но суть была одна.Был полностью решен вопрос и с обеспечением энергией и тепломвсего корабля в целом. А главное появилась возможностьиспользовать для более важных целей – практически весь объем ивес ракеты...Андрей как раз и курировал от КГБ работу этого конструкторскогобюро. В первую очередь конечно отвечал за соблюдением режимасекретности проекта, ну и чуть меньше за его успешный конечныйрезультат...Результат этот - приглушенно светился за полуметровойперегородкой энергетического отсека - переваривая энергиюоружейного плутония в вполне мирную электрореактивную,которая и толкали корабль все ближе и ближе к Марсу.Вахта Андрея - всегда начиналась с осмотра блока контролясиловой установки и визуального осмотра через дистанционнуювидеокамеру. Хотя контролировать, а тем более что-тообслуживать там в принципе и не надо было.Устройство получилось надежным и компактным, как автоматКалашникова знаменитый АК-47.Топлива хватало на 5 лет беспрерывной работы, да и в крайнемслучае можно было перезарядить. Ходовых двигателей было всеготри, сейчас работал только один. Можно было конечно и запуститьвсе сразу - но это планировалось сделать только при стартекорабля с поверхности Марса на обратном пути домой... Ядерные чемоданчики получились настолько удачными икомпактными – что их набили в ракету аж 8 штук! Правда каждый
  15. 15. из них весил под 100 кг, и имел по четыре массивных ручки... всамом космосе это было не важно да и ручек вообще было не надо.Три предназначались для замены в случае чего основных ходовыхдвигателей, три были чуть поменьше и должны были питатьэнергией и обогревать небольшой жилой модуль установленный наМарсе. На это хватило бы и одного с избытком, остальные два былипросто запасными.Осматривал все это хозяйство Андрей тоже каждую вахту. Все онибыли размещены и закреплены в пространстве между двойнымкорпусом ракеты. Проверять надо было именно крепление – нехорошо ведь если за переборкой начнут болтаться в невесомостипусть компактные но все равно ядерные устройства...Да, еще два чемоданчика – были самыми маленькими ипредназначены для самого крайнего варианта – в качествеаварийного источника электричества и тепла. Все вариантычемоданчиков имели дополнительные модули и могливырабатывать практически любой вид энергии, необходимой дляобеспечения жизни деятельности экипажа как во время полета, таки его нахождения на самом Марсе…Вот эти модули как раз и были самыми объемными и гораздо болеесложными в устройстве чем переносные ядерные устройства. Да ивремени на их разработку, усилий и денег ушло намного большечем на сами чемоданчики. Над каждым модулем работал отдельныйнаучно-исследовательский институт.Над самой ракетой работали вообще десятки институтов – не знаяконечной цели и вообще для чего все это делается. Одниподозревали что это новейший танк, другим казалось что этосамолет, третьи думали что это подводная лодка! Кстатиконструкция корабля действительно напоминала новейшуюатомную субмарину...Двойной корпус, правда в отличии от настоящих лодок – обакорпуса были прочными, не было только выступающей рубки,торпедных аппаратов и шахт для ракет. Труднее было синститутами уже давно работающими на космос ну и с ребятами ссамого космодрома Плесецк...Андрей прилетел на космодром раньше всех членов экипажа, иотвечал уже за соблюдение режима секретности подготовкизапуска именно его ракеты.На самом деле это было не так уж и сложно. Корабль практическини чем с виду не отличался от обычной ракеты-носителя серии«Молния –М»…
  16. 16. Да и запускали ракеты этого типа с военного космодрома минимумпо 10 раз в год.Правда была она почти на 5 метров длиннее стандартной 8К78M,диаметр почти такой же 10 метров, вес был на 25 тонн меньше и внее влезало подозрительно мало топлива! Для большинства былаофициальная версия – почти стандартная ракета, cэкспериментальными и более экономичными двигателями.По большому счету и этой версии-прикрытия не надо было.Офицеры-ракетчики и гражданские специалисты – работали давнои насмотрелись на запуски сотен ракет десятка разных типов.Космическая романтика и интерес – сменились обычнойежедневной работой в тяжелых северных условиях.Мало ли чегомы не запускали – запустим и эту От земных воспоминаний и блокаконтроля, Андрея отвлек – почти бесшумно открывшийся люк всоседний отсек.Он даже не обернулся посмотреть – кто там его открыл?Ясно, что не инопланетянин или еще какой болтающийся в космосегуманоид.Даже если бы это и был инопланетянин – то его все равно звалибы Светой...Андрей все таки обернулся и посмотрел…Светлана уже почтипролетела половину его 15 метрового технического отсека. Вголову вдруг полезли разные мысли: если бы на Светке сейчасбыло одето летнее платье или какая-нибудь блузка с короткойюбочкой? Наверное она бы попыталась поправить неприличновысоко задравшуюся деталь одежды и вместо этого – скорее всегополучился бы смешной кувырок через голову с еще болееэротичными последствиями.Но она была в повседневном легком комбинезоне, который шел ейне хуже любой другой одежды. Cвета, уже практически в плотнуюподлетела к Андрею и смотрела на него слегка улыбаясь и как-топодозрительно внимательно... как будто она догадывалась о чем онсейчас думает.В бескрайнем космосе, с его одиночеством, космическим ветром иневесомостью – все чувства ощущения мысли и действиявоспринимаются как то по -другому...И в роде бы такая давно знакомая Светка с ее серо-голубымиглазами, светло-русыми короткими косичками, ямочками на щеках– казалась одновременно знакомой и абсолютно другой в общем нетакой как на Земле.
  17. 17. Света еще внимательнее смотрела в глаза Андрея и улыбалась ужебез тени подозрения в глазах... А зря!Он осторожно взял ее за руку и поцеловал в правую ямочку…Cветка рассмеялась и сказала: Космический маньяк… это ты тактеперь здороваешься?Андрей посмотрел на верхнюю застежку молнии Светкиногокомбинезона и провел взглядом до ее начала на оченьпривлекательной талии: Здравствуй Светик.Доброе утро Андрей... Пошли - посмотришь на урожай, а то точно смоим комбинезоном что-нибудь еще сделаешь...Андрей мысленно пошутил: весь экипаж кроме меня в экстрасенсычто ли записался? Он конечно знал что его взгляд на молнию неостанется незамеченным поэтому собственно и посмотрел…Света тоже все это прекрасно понимала - кокетливо улыбнулась ирыбкой нырнула в сторону незакрытой двери, своего любимого исамого зеленого отсека. Андрей пошел – поплыл за ней, как итребовалось по инструкции, закрыв за собой герметичную дверь втехнический отсек.Светик как и положено по должности, да и скорее больше всего попризванию – летала уже между трехметровых стеллажей набитыхгидропонным хозяйством.Росло тут практически все – что можно было съесть, больше всегобыло овощей.Фрукты росли долго и как-то даже не охотно...Коллекцию семян всевозможных растений – практически со всегомира, в СССР начали собирать еще до Второй мировой войны.Правда ученые-селекционеры иногда не нравились политикам иэту науку особо не жаловали. Но рано или поздно поняли даже иполитики, что дальше без селекции тяжело. Ну а лжеученых ипросто проходимцев везде хватает и собственно сама селекция какнаука тут не при чем...Так что в биологическом отсеке – можно было найти практическивсе, что на самой Земле может уже и не росло. Часть растенийбыла подобрана просто для выработки более привычногокислорода чем тот, который присутствовал в замкнутой системажизнеобеспечения экипажа. Правда это в основном былиневзрачные и скучные контейнеры со всякими там водорослями…Особенно нравились – несколько простых русских березок, жальчто они были маленькие. Росли еще 3 или 4 дубка, и штук пять
  18. 18. зеленых елочек... Поэтому каждый из экипажа редко называлбиологический отсек – биологическим.Кто-то называл это все – лесом. Кто – зимним садом. Джунглями,иногда и в шутку огородом... Частенько здесь собирался весьэкипаж целиком и начинал дурачится – играть в прятки иликричать ау я заблудился! Сергей – командир экипажа притворялсягрибником и летая между стеллажей их искал... самое главное-находил!Росли они конечно не на переборках и тем более не на условномполу. Это были обычные земные грибы очень похожие на Вешенки,которые выращивали на своих кухнях или балконах земныежители. Ну а искать их приходилось – потому что Светка частенькоубирала их по разным стеллажам – грибы росли быстрее всего исъедали их так же быстро... .Есть надо было все что растет, а наодних грибах –далеко не улетишь!

×