О постиндустриальных особенностях американского НТП

1,673 views

Published on

О постиндустриальных особенностях американского НТП

Е.А.Роговский, ИСКРАН

0 Comments
0 Likes
Statistics
Notes
  • Be the first to comment

  • Be the first to like this

No Downloads
Views
Total views
1,673
On SlideShare
0
From Embeds
0
Number of Embeds
375
Actions
Shares
0
Downloads
20
Comments
0
Likes
0
Embeds 0
No embeds

No notes for slide

О постиндустриальных особенностях американского НТП

  1. 1. О постиндустриальных особенностях американского НТПвыступление на конференции Industry Emerging0. Наука, рождённая в лоне христианской культуры, изначальнотребовала, чтобы её достижения не противоречили христианскойэтике. При этом морально-нравственная ответственность лежала насамом учёном.1. Когда НТП стало финансировать Государство, оно им руководилои такую ответственность «взяло на себя». Военная ориентация.Оправдывает ли себя НТП с финансовой точкизрения?Завышенные оценки эффективности. Как считать эффективность, снегативными последствиями или без («bads», а не «goods»)?АЭС Солоу -Глобальные оценки практически не работают.Инвестирует один, а эффект получает другой? Схемы финансирования НТП из накоплений, мобилизация средств на стороне. Схемы опережающего кредитования (под ожидаемые будущие доходы, – деривативы). Схемы безвозвратного кредитования (доходов должно хватать хотя бы на обслуживание долгов)Исчерпание возможностей дальнейшего совершенствованиякредитования ограничивает темпы НТП.2. Сегодня научная деятельность мотивируется конкурентнымбизнесом, что часто оказывается несовместимой снравственными принципами общества.Как в своё время сказал средневековый английский философ Ф.Бэкон: «Вора создаёт возможность украсть», и далеко не все видятстолько возможностей поживиться, сколько видят профессионалы,учёные специалисты. Поэтому интеллигенция мутировала, лишиласьпрофессиональной этики, а сообщения о том, что специалистызанимаются криминальной деятельностью, множатся с пугающейскоростью. 4. Куда направлен современный американский НТП
  2. 2. До окончания холодной войны в США тенденции НТП определялогосударство, которое устанавливало соответствующие интересам страны цели икритерии оценки как позитивных, так и негативных его последствий.Абсолютный приоритет имели оборонные разработки, многие из которых бизнесиспользовал с помощью механизма передачи технологий (spin-off). На рубеже веков традиционные мотивы гонки вооружений частичнопотеряли значение, а инновационное развитие США в большей степени сталоориентироваться на потребности гражданского рынка. Однако проблемыбезопасности в контексте НТП не исчезли. В современной инновационной экономике технологические новшествапостоянно «упрощают» решение даже самых сложных организационно-финансовых проблем. Однако при этом «информатизация не только ускоряетразвитие цивилизации, но и порождает новые угрозы национальной,региональной и глобальной безопасности». 1 В частности это означает, чтонекоторые правовые нормы не являются технологически нейтральными идолжны изменяться вместе с технологиями. С этих позиций безоговорочнаядекларация нейтральности информационных технологий представляетсянеобоснованной (даже такие разные процессы развития современного общества,как демократизация, с одной стороны, и совершенствование военныхпотенциалов, с другой, объединяет то огромное влияние, которое оказывает наних быстрое совершенствование ИТ). Неинвариантность политики по отношению к информационнымтехнологиям подтверждается и рядом документов ООН, в которых выраженаозабоченность тем, что «информационные технологии затрагивают интересывсего международного сообщества… и в то же время потенциально могут бытьиспользованы в целях, несовместимых с задачами обеспечения международнойстабильности и безопасности, могут негативно воздействовать на безопасностьгосударств как в гражданской, так и в военной сферах».2 Можно с уверенностью утверждать, что ускоренное развитиеинформационных технологий в США во второй половине 90-х гг. обеспечилоширокую доступность мощного информационно-коммуникационногопотенциала для широких слоёв общества. Но, как оказалось, социальные и экономические последствияраспространения информационных технологий могут быть не толькоположительными, но и отрицательными. Так, массовое применение схемопережающего кредитования резко увеличило количество фиктивных активов,находящихся в обращении на финансовых рынках (фактически долгов), чтоимело негативные макроэкономические последствия. Всё это резко повысилоинтегральную экономическую неопределённость такого ускоренного(венчурного) НТП, который, грубо говоря, постоянно не успевал себя окупать,однако постоянно порождал новые надежды на будущие доходы и стимулировалопережающую реальный экономический рост динамику долгов. Как подчеркивают отечественные экономисты «Помимо промышленногосектора, техника и технология на микроэлектронной базе оказали огромноевлияние на банковскую и страховую отрасли, полностью революционизировав1 Цыгичко В.Н. Геополитические последствия информатизации и новые вызовы безопасности //Информационное общество. – Вып. 1. – 2002,http://emag.iis.ru/arc/infosoc/emag.nsf/BPA/027b0b9e39a4bd01c3256d570040303e.2 Информационные вызовы национальной и международной безопасности / Под общейредакцией Федорова А.В. и Цыгичко В.Н. – ПИР-Центр: Москва, 2001. Резолюция ГенеральнойАссамблеи ООН 55/28 20 ноября 2000 г.http://daccessdds.un.org/doc/UNDOC/GEN/N00/561/09/PDF/N0056109.pdf. 2
  3. 3. финансовую сферу»3. Тенденция развития этой сферы, с одной стороны,отразила постоянный рост потребности общества в финансовых услугах, сдругой - дала основания полагать, что ключевые ориентиры НТП в современнойэкономике США всё в большей степени связаны со сферой обращения и, преждевсего, со сферой торговых (биржевых) и финансовых услуг. Причём по своейэкономической «результативности» на первый план в этой сфере вышлиинновации, опирающиеся на масштабное применение не простомикроэлектроники, но весьма изощрённого программного обеспечения. По сравнению с периодом 1970-1980-х гг. интересы бизнеса(функционирующего капитала) стали «более еще более прямолинейными».Ориентиры НТП вышли за традиционные чисто технические (технологические)рамки отраслевой инновационной политики - рационализации производства,технологий переработки сырья и ресурсосбережения. В наступившейпостиндустриальной эпохе при равенстве базисного технологического уровнябизнеса его конкурентные преимущества во многом зависели от изощренностисопровождающей этот бизнес корпоративной политики, а также ееразведывательной и аналитической поддержки. На первый план вышлиорганизационные инновации в сфере финансовых услуг, имеющиекраткосрочный, зачастую сугубо спекулятивный эффект. Говоря словами Л.Ларуша, «фокус экономического развития началсмещаться с производства товаров по высоким научно-техническим стандартамна развитие услуг», способствующих их реализации. Все это существенноослабляет связь между объёмом торгуемых на рынке товаров и реальнымиэкономическими ресурсами, затрачиваемыми для производства новых изделий.Это означает, что бизнес ориентировал свою инновационную политику нетолько на технологическое соперничество с конкурентами в профильнойотрасли, но также и на иные методы соперничества. Как отмечалось выше, значительная часть вкладываемых в новые проектыденежных ресурсов поступала не из собственных прибылей компаний, апривлекалась со стороны. В этой ситуации финансовые вопросы (новыекредиты, выход на первичное размещение акций на бирже, эмиссия иразмещения дополнительных пакетов акций, а также рост их биржевыхкотировок) имели для функционирующего капитала значение, не меньшее (еслине большее), чем новые производственные разработки. В эти годы основныекритерии рыночной оценки бизнеса в сфере ИКТ, если судить по выступлениямпечать США, связывались не столько с его реальной эффективностью, сколько сростом его капитализации и кредитного потенциала. По нашему мнению на целидостижения информационного превосходства над конкурентами (инвесторами,покупателями) была направлена очень значительная (если не основная) частьинновационного потенциала бизнеса. Это очень существенно сместилотрадиционные ориентиры НТП, изменило характер его воздействия наамериканскую экономику, а также содержание наиболее значимых сэкономической точки зрения инноваций. Среди них наиболее востребованными являются услуги по управлениюактивами, то есть услуги инвестиционного бизнеса, занятого реструктуризацией(приобретением и перепродажей) ценных бумаг, принадлежащих тому илииному владельцу, с целью наращивания интегральной рыночной стоимостипортфеля. Этот весьма популярный в постиндустриальной экономике бизнесстановится очень удобным, глобальным и онлайновым. Такой бизнес на рубежеXX и XXI веков по своей эффективности в целом достаточно долго превосходил3 С у п я н В. Б. Американская экономика: новые реальности и приоритеты XXI века. – М., 2001,с.14. 3
  4. 4. многие традиционные для индустриальной эпохи (производственные) способыэкономической деятельности.Информационное преобладание – стратегия выигрыша.Другие особенности бизнес-ориентации инноваций:Какие технологии более всего нужны бизнесу?Это раньше государство могло себе позволить экономически невыгодный НТП. Если инновациями «рулит» бизнес – главныйпринцип Деньги инвестора должны возвращаться!Нужны заведомо эффективные, финансово беспроигрышныеинновации.1. Основной «эффект» бизнес получает на нерегулируемом этапестихийного распространения инновации. Без учёта негативныхпоследствий.Дестабилизатор обгоняет государственного регулятора.Президент Медведев обратил внимание на то, что новыесинтетические наркотики создаются быстрее, чем их удаётсязапрещать.2. Глобальный бизнес, удалён от своей страны – юридическиетехнологии оптимизации бизнеса («технологии оффшорногобизнеса») 3. Технологии коммерческого использования информации (в томчисле личной) - Создание и Максимальное использованиеинформационного превосходства (асимметрии) и информационной«ауры» (технологии опережения конкурентов в использованииимеющихся спекулятивных возможностей).Преимущество в соотношении «анонимность -транспарентность»4. Инновационные методы биржевой торговли («роботы»).Компьютеризация финансовых спекуляций, финансовые роботы.Высокочастотная торговля - «наноденьги» Технологии сверхбыстрых финансовых спекуляций – одно изважнейших направлений НТП.http://www.youtube.com/watch?v=86rq9-mssVYПрименение роботов в торговле. (это не только автомат,торгующий газировкой!). Спекуляция - норма поведения на рынке 4
  5. 5. С точки зрения бизнеса - хороший товар это товар схорошей маржой (разницей между ценой производителя иценой реализации конечному потребителю), его выгодно нестолько производить и продавать, сколько многократноперепродавать (как можно дольше удерживать в сфереобращения).По мере насыщения товарного рынка США помимо старых схемфункционирования капитала (производство товаров и капитализациячасти произведённой прибавочной стоимости) быстрое развитиеполучила сфера обращения. В экономике всё чаще стали возникатьситуации, когда товары выгоднее не производить, а многократноперепродавать. При этом как можно большая часть маржи должнадоставаться торговому посреднику. На это и направленсовременный НТП. На первый план по уровню своей рентабельности вышлиспекулятивные сделки по перепродаже товаров, ценных бумаг и другихактивов, осуществляемые с помощью мощных информационныхтехнологий. Всё больше и больше товаров находит путь к своему конечномупотребителю только после того, как они будут «тщательнопережёваны спекулянтами», т.е. наберут в сфере обращениямаксимально возможное приращение цены. Сложился целыйкомплекс специфических торгово-финансовых технологий (такназываемые «технологии высокочастотной торговли»),ориентированных на максимальное расширение спекулятивноймаржи на ценные бумаги, товары и услуги, продающихся наэлектронном рынке («отжим» предельно низкой цены приобретенияу первичного продавца и предельно высокой цены продажиконечному покупателю). С помощью таких технологий посредники успевают, во-первых,быстрее всех узнавать о реальной ситуации на рынке (в частности, отой минимальной цене, по которой первичный продавец готовуступить свой товар, а также о той максимальной цене, по которойконечный покупатель готов этот товар купить), во-вторых,предотвратить прямой контакт первичного продавца с конечнымпокупателем, и в-третьих, «войти в сделку» в качестве посредника и«прокрутить её в своих интересах».Для этого посредник должен предотвратить прямой контактпокупателя с производителем, повышать ценность товара иобеспечивать высокий уровень «комфортности» сделки и побольше«Накрутить». 5
  6. 6. Для этого надо стремиться вовремя узнавать минимальную ценупокупки данного товара и максимальную цену его продажи.Компьтеризация торговли (автоматизация, программированиесделок)Компьютеры с огромной скоростью продают товары друг другу«накручивая» объём суммарного товарооборота.Для реализации схемы высокочастотного факторинга надопросто иметь суперкомпьютер, с помощью которогоуспевать вовремя войти в любую сделку.Самые изощрённые умы программистов-трейдеровизобретают и реализуют схемы опережающеговысокочастотного факторинга. – это и есть самыеэффективные инновации.Применение роботов на фондовой бирже.В принципе тоже самое. Компьютерные методы биржевой торговлиприменяются уже давно. Из-за разрешения электронной торговлиакциями, принятого SEC и NYSE летом 2007 года уже в августе 2007года на бирже возникла чрезмерная волатильность.Суперкомпьютерный программно-аппаратный комплекс можно считатьразновидностью легального шулерского реквизита. Компьютеры, с которымитрейдеры приходят на биржу никто не проверяет (то есть при подключении ксети их могут проверить на вирус, но не на наличие хищнических программ).Распространение принципов рыночного либерализма на торговыхроботов. В результате6 мая 2010 года торговые роботы легко преодолели биржевые«тормоза» NYSE и с помощью Интернета перешли на другиеплощадки, где таких тормозов не было. В результате за считанныесекунды торговые индексы обвалились на несколько процентов.Причиной могла быть целенаправленная хакерская атака одногоиз торговых роботов, управляющего продажей акций.Этот пример показывает, что такие компьютерные финансовыеинновации, как глобальные электронные биржи и «торговые роботы»небезопасны для финансовой системы в целом.5. Роль государства – создавать для бизнеса комфортнуюинфраструктуру. Сегодня это означает не столько строить иремонтировать дороги, сколько печатать деньги и раздавать ихчастным банкам (точнее, разрешать частным банкам создавать ивбрасывать в оборот новые долговые «деньги») и таким образом 6
  7. 7. обеспечивать постоянное улучшение условий коммерческогокредитования.ОГРАНИЧЕНИЕ – БЕЗОПАСНОСТЬ6. В XXI веке США вступили в новую технологическую эру – эрукибербезопасности - У. Дж. Линн III Он оказался одним из первых, кто считает, что именно технологииобеспечения безопасности информационного пространства уже стали иостанутся в долгосрочной перспективе ведущими, если не доминирующими. Егопозицию можно понять так, что происходящая в настоящее времятехнологическая революция в США, ориентируется на преодоление оченьсущественных негативных последствий нынешнего информационно-коммуникационного «уклада». Для российского читателя, воспитанного на широко известных трудахакадемиков Д.С. Львова и С.Ю. Глазьева и их последователей, это звучит, покрайней мере, странно. В самом деле, у нас принято считать, что процесстехнологического совершенствования в целом носит рациональный(позитивный) характер, что этот процесс обусловлен исключительноповышением эффективности общественного производства, Как считает академик С.Ю. Глазьев, «с середины 80-х годов повышениеэффективности общественного производства развитых стран мира связываетсяс широким распространением так называемого пятого технологического уклада(информационных и коммуникационных технологий), опирающегося на дваключевых фактора 1) микроэлектронику и 2) программное обеспечение. Сегодняэтот технологический уклад близок к пределам своего роста: взлет и падениецен на энергоносители, образование и крах финансовых пузырей – верныепризнаки завершающей фазы жизненного цикла доминирующего в настоящеевремя технологического уелада и начала структурной перестройки экономики наоснове следующего – шестого технологического уклада, становление и росткоторого будут определять глобальное развитие в ближайшие два-тридесятилетия. Граница между пятым и шестым укладами лежит в глубинепроникновения технологии в структуры материи и масштабах обработкиинформации…»4 В рамках такой теории периодизация смены технологическихукладов с точки зрения проблем безопасности не рассматривается. Именно вэтом и заключается особенность позиции автора рецензируемой статьи.По его мнению, начало новой технологической эпохи ознаменовалаошеломляющая серия кибератак, которым подвергаются американскиеИнтернет-ресурсы последние 10 лет - каждый день на военные и гражданскиесети США обрушиваются тысячи кибератак, в том числе направленных наамериканские военные сети, причем частота и изощренность последних быстровозрастает. Е.А.Роговский ∗4 Сергей Глазьев. Мировой экономический кризис как процесс замещения доминирующихтехнологических укладов (http://www.glazev.ru/scienexpert/84/). Шестой уклад характеризуетсяиспользованием нанотехнологий и биокомпьютеров, на этом уровне появляется возможностьменять молекулярную структуру вещества, придавать ему принципиально новые свойства,видоизменять клеточную структуру живых организмов.  Р О Г О В С К И Й Евгений Александрович – кандидат экономических наук,руководитель Центра проблем военно-промышленной политики ИСКРАН. Copyright ©2009. 7
  8. 8. Научно-технический прогресс и кризис За последние 50 лет научно-технический прогресс (НТП) в СШАкачественно изменился, изменилось и воздействие НТП на экономику, посколькуочень существенно изменилась сама американская экономика. На рубеже XXI века накопление капитала приобрело новые,специфические формы. Наиболее значимыми для дальнейшего развития сталиинновации, не связанные с присущим индустриальной экономике процессомпроизводства новых материальных благ и традиционными формамиприменения основных экономических факторов, прежде всего труда и капитала. По мере насыщения товарного рынка США доминировать сталиотношения, обусловленные не производством товаров, а сделками в сфереобращения – продажами товаров и активов. Капитализм нашёл способынаращивать капиталы с помощью услуг, связанных с их обращением. По уровню рентабельности на первый план вышли торговля и сферафинансовых услуг, тесно связанные с биржами, а также с корпоративнойполитикой и управлением активами. Логика инноваций здесь простая – то, чтопродается, должно быть доступным для продажи всегда и везде. Даже послетого как это однажды уже было продано. Как оказалось, за счёт многократнойперепродажи одних и тех же активов можно даже повышать валовыйнациональный продукт (ВНП), что существенно проще, чем производить новуюпродукцию. Более того, таким способом увеличивать ВНП можно независимо отдинамики традиционных экономических ресурсов, эффективности ихиспользования и технологического уровня производства. Казалось, что в СШАскладываются особые экономические условия, когда наращивать ВНП можно 8
  9. 9. просто вбрасывая в экономику т.н. «дополнительные» деньги и применяяспециальные меры сдерживания роста цен на товары, которые на самом делепотребляются (то есть инфляции на потребительском рынке). Эти деньгидолжны будут обслуживать спекулятивный рынок, они вернут на него множестворанее проданных товаров, которые в новых условиях можно выгодноперепродать. Таким образом, мобилизуются огромные массы старых товарныхзапасов, что существенно ослабляет связь между объёмом денежной массы ипроизводством новых товаров. При этом, поскольку огромная масса товаров фактически не потребляется,а постоянно перепродаётся, она превращается в так называемые 5экономические «сокровища» . Вот почему можно утверждать, что в любойданный период времени на американских товарных рынкахпродается многократно больше того, что в США за этот период былопроизведено . Это и определило качественное изменение и ориентиров НТП и всейструктуры американской экономики: опережающее развитие получила сфераобращения (см. табл. 1). Если в 1980 г. пятую часть ВНП составлялаобрабатывающая промышленность, то в 2007 году более четверти ВНПприходилось на информационные и финансовые услуги. Такое существенноеизменение стоимостной структуры американской экономики тесно связано сдвумя взаимосвязанными изменениями конечного платежеспособного спроса, аименно резко возросшим спросом, во-первых, на услуги сферы обращениятоваров и ценных бумаг (финансовые услуги), и во-вторых, на информацию(знания). Как свидетельствует официальная статистика США, начиная с 1990- 5 «Сокровища» – это товары, стоимость которых со временем не уменьшается. Подробнеесм.: Р о г о в с к и й Е. А. Спрос на информацию и развитие информационного сектора США кначалу XXI века. М., ИСКРАН, 2002. 9
  10. 10. х годов ХХ века, информация и финансовые услуги оказались средиключевых факторов развития американской экономики. Одним из наиболее востребованных видов услуг стало управлениеактивами, принадлежащими клиенту, с целью наращивания интегральнойрыночной стоимости портфеля. Этот постоянно расширяющийся бизнес сталонлайновым и глобальным, и по своей эффективности значительно превосходиттрадиционные для индустриальной эпохи (производственные) способыэкономической деятельности. Таблица 1 Структура услуг и их место в ВНП СШАп/п Годы 1980 1990 2000 2007 ВНП (млрд.долл.) 2 789,5 5 803,1 9 817,0 13 841,3 1 Обрабатывающая промышленность 556,6 947,4 1426,2 1615,8 (20,0%) (16,3%) (14,5%) (11,7%) 2 Торговля 389,6 746,5 1254,1 1685,6 (оптовая и розничная) (14,0%) (12,9%) (12,8%) (12,2%) 3 Информационная сфера 99 225,1 458,3 645,3 (СМИ, издательская деятельность, (3,5%) (3,9%) (4,7%) (4,7%) кино-, видео- и аудиоиндустрия, радио и ТВ, связь, обработка данных) 4 Финансовая деятельность (финансы, 442,4 1042,1 1931,0 2860,7 страхование, недвижимость, аренда , (15,9%) (18,0%) (19,7%) (20,7%) лизинг и проч.) 5 Профессиональные услуги 186,4 569,8 1140,8 1684,2 (Профессиональные и научно- (6,7%) (9,8%) (11,6%) (12,2%) технические услуги, услуги по менеджменту) 6 Образование, здравоохранение и 139,7 386,7 678,4 1090,7 социальное обеспечение (5,0%) (6,7%) (6,9%) (7,9%) 7 83,5 195,2 350,1 505,7 Искусство, развлечения, отдых, гостиничный и ресторанный бизнес (3,0%) (3,4%) (3,6%) (3,7%) 8 Прочие услуги (помимо услуг 62,6 142,6 229,1 316,6 правительства) (2,2%) (2,5%) (2,3%) (2,3%) 9 Услуги правительств 383,7 805,3 1202,7 1741,0 (Федерального, штатов и местных (13,8%) (13,9%) (12,3%) (12,6%) администраций) Итого услуги (2-9) 64,1 71,1 73,9 76,3 BEA 1. На индустриальном этапе развития американской экономикикапиталовложения в модернизацию и обновление технологической 10
  11. 11. базы производства осуществлялось промышленными корпорациямив основном из собственных накоплений. Соответственно, темпы научно-технического прогресса были относительно низкими, поскольку для внедрениядаже многообещающих изобретений надо было сначала накопить средства всоответствующем фонде компании. Постепенно, по мере накопления финансового капитала, обновлениепроизводства в США стало осуществляться за счёт кредитов, взятых под залогимущества компании. Примерно с начала 1990-х гг., когда финансовыеинституты накопили достаточно много кредитных ресурсов, они сталиприменять схемы опережающего финансирования, в которых обеспечениемкредита выступали ещё не полученные «ожидаемые доходы». Причём залогомпод такие кредиты, как правило, выступали акции компании-заёмщика,стоимость которых непосредственно связывалась с масштабами «ожидаемыхдоходов», а размеры кредита зависели от уровня капитализации компании. Такая схема кредитования под «запланированные будущие доходы»позволила в эти годы американским предпринимателям больше рисковать, апотому эти схемы получили название рисковых, или венчурных, проектов. Онихарактерны как для крупных, так и особенно для тысяч средних и мелкихкомпаний. Чтобы рисковать, предпринимателю надо было верить в намеченныйпроект. Для кредитора такой веры недостаточно, ему надо иметь возможностьмаксимально сократить («хеджировать») свои финансовые риски. Иначе говоря,переложить основную часть такого кредита на других инвесторов. Наиболеераспространённый метод хеджирования рисков - секъюритизация долгов. (Речьидет о случаях, когда под ещё не выплаченный, но не просроченный долг 11
  12. 12. выпускаются и размещаются на рынке новые производные ценные бумаги –деривативы.) Подобные схемы позволяли предпринимателям США начинать новыепроекты, не дожидаясь, пока окупятся старые, что революционно (!) ускорилотемпы научно-технического прогресса. Однако в тоже время это резкоувеличило количество находящихся в обращении на финансовых рынкахфиктивных активов (фактически долгов), что очевидно имело негативныемакроэкономические последствия. В 1990-х годах в США особенно высокими темпы инноваций были в сферепроизводства и использования информационно-коммуникационных технологий(ИКТ). Значительная часть вкладываемых в новые проекты денежных ресурсовпоступала не из собственных прибылей компаний, а привлекалась со стороны. Вэтой ситуации финансовые вопросы (новые кредиты, выход на первичноеразмещение акций на бирже, эмиссия и размещения дополнительных пакетовакций, а также рост их биржевых котировок) имели для функционирующегокапитала значение, не меньшее (если не большее), чем новыепроизводственные разработки. В эти годы основные критерии рыночной оценкибизнеса в сфере ИКТ, если судить по выступлениям печать США, связывалисьне столько с его реальной эффективностью, сколько с ростом его капитализациии кредитного потенциала. Все это очень существенно сместило традиционныеориентиры НТП, изменило характер его воздействия на американскуюэкономику, а также содержание наиболее значимых с экономической точкизрения инноваций. Завершение процесса информатизации инвестиционно-финансовойсферы и особенно текущий экономический кризис США заставляют их 12
  13. 13. идеологов переосмыслить подходы к широкому распространению такихинноваций, как схемы опережающего кредитования . Можно утверждать,что по мере их распространения сформировалась тенденциясистематического привнесения в реальную кредитно-финансовуюсистему всей той неопределенности, которая тесно сопряжена с«ожиданиями будущих доходов». Фактически текущий кризис поставил перед трезво мыслящимиамериканскими экономистами вопрос о том, что завышенные оценки будущихдоходов, заключенные в огромной массе одолженных денег, стали представлятьреальную угрозу экономической безопасности США. 2. До окончания холодной войны в США тенденции НТПопределяло государство, которое устанавливало соответствующиеинтересам страны цели и критерии оценки как позитивных, так инегативных его последствий. Абсолютный приоритет имели оборонныеразработки, многие из которых бизнес использовал с помощью механизмапередачи технологий (spin-off). На рубеже веков традиционные мотивы гонки вооружений частичнопотеряли значение, а инновационное развитие США в большей степени сталоориентироваться на потребности гражданского рынка товаров и услуг, которыйпоставил перед НТП новые финансовые ориентиры. Интересы бизнеса(функционирующего капитала) стали «более прямолинейными» – в отличие от1970-1980-х годов, реальные цели инновационной политики корпораций вышлиза рамки технологий переработки сырья, ресурсосбережения и рационализации 13
  14. 14. производства. Главным стал чисто финансовый результат их бизнеса. Отсюдарезкое повышение значимости инноваций в самой финансовой сфере. Как подчеркивают отечественные экономисты «Помимо промышленногосектора, техника и технология на микроэлектронной базе оказали огромноевлияние на банковскую и страховую отрасли, полностью революционизировав 6финансовую сферу» . Тенденция развития этой сферы, с одной стороны,отразила постоянный рост потребности общества в финансовых услугах, сдругой - дала основания полагать, что ключевые ориентиры НТП в современнойэкономике США всё в большей степени связаны со сферой обращения и,прежде всего, со сферой торговых (биржевых) и финансовых услуг. Причём посвоей экономической «результативности» на первый план в этой сфере вышлиинновации, опирающиеся на масштабное применение не простомикроэлектроники, но весьма изощрённого программного обеспечения. Жёсткая ориентация инновационной политики на финансовый результатмодифицировала схему расчётов экономической эффективности нововведений.В частности, при оценке инвестиций, связанных с новыми ИТ-системами(приобретением компьютеров, программного обеспечения, применением новыхносителей информации, подключением к тому или иному онлайновому сервисуи проч.), эти инвестиции стали сопоставляться не только с ожидаемымидоходами, но также и с постоянно нарастающими расходами на ихобслуживание и обеспечение информационной безопасности. Это существенно 7понизило уровень реальной экономической эффективности ИТ-систем .6 С у п я н В. Б. Американская экономика: новые реальности и приоритеты XXI века. – М., 2001,с.14.7 В экономической литературе этот «эффект» получил название «эффекта Солоу», по имениамериканского экономиста, нобелевского лауреата Роберта Солоу, впервые обратившеговнимание на то, что ожидаемой выгоды от ИТ статистика не подтверждает. 14
  15. 15. В данном контексте обращают на себя внимание такие уже проявившиесяособенности современного НТП, как соревнование между транспарентностью ианонимностью применения информационно-финансовых технологий. Особыйинтерес представляет соревнование государства, создающего все болееизощренные средства фискального контроля (см. об этом ниже) и частногобизнеса (в основном заинтересованного в средствах защиты от такогоконтроля). Фактически в этой сфере в США развернулась своего рода «гонкавооружений», а технологическое развитие пошло одновременно по двумпротивоположным направлениям – создание условий транспарентности(прозрачности) для одной стороны и повышенной «конфиденциальности» длядругой. Как известно, в рыночной экономике вопрос транспарентности бизнесаявляется одним из самых важных. В США ещё совсем недавно ликвидностьрынка корпоративных акций (то есть их свободное превращение в деньги)опиралась на достаточно высокий уровень развития «экономическойдемократии», которая целенаправленно культивировалась после «великойдепрессии» 1929 г. Её важнейшие черты – информационная открытость бизнесакак для частных инвесторов, так и для государства-регулятора. Отсюда высокийобъем обязательной ежеквартальной и годовой финансово-бухгалтерскойотчетности. Эти данные были доступны не только правительственнымведомствам, акционерам и участникам рынка ценных бумаг, но и любому 8желающему. Сегодня информационной открытости американскому бизнесу явнонедостает. Разработчики современных инноваций онлайнового бизнеса, какправило, ориентируются на так называемые «оптимизирующие» финансовые8 К о ч е т к о в Г. Б., С у п я н В. Б. Корпорация: американская модель. – СПб., 2005. – С. 12. 15
  16. 16. схемы, «опережающие» правила налоговой, бухгалтерской и прочей отчётности.Уместно упомянуть, например, о технологии оформления сделок поприобретению акций «постфактум» («backdating»), что очень существенно придинамичных котировках. Помимо опережения во времени такие инновационные финансовые услугисоздают условия для глобальной «налоговой оптимизации» бизнеса. Этопозволяет подбирать для совершения сделок наиболее выгодные площадки,менять форму легализации и юридический «порт приписки» капитала и т.д.Можно утверждать, что применение подобных «оптимизирующих» схемфактически стало не просто типичным явлением, а необходимым атрибутомконкурентоспособности любой компании . Практика показывает, что отсутствие транспарентности заёмщика длябанка-кредитора является главной причиной роста «плохих кредитов», что вконечном счете ухудшает финансовое состояние банка. В известном смысле с помощью подобных технологий американскийкапитал в конце XX - начале века XXI на деле систематически размывалэкономическое благополучие страны, регулярно «обыгрывая» государство,которое по старинке опиралось на общепринятые стандарты системыежемесячной, ежеквартальной и годовой финансово-бухгалтерской отчётности. Всякий раз после очередной крупной афёры или финансового кризисаамериканское государство объявляло виновников мошенниками и пыталось спомощью новых законов и инструкций повысить уровень транспарентностибизнеса («догнать мошенников»). Достаточно упомянуть ужесточениефинансово-бухгалтерской отчётности, введённое законом Сарбанеса - Оксли(принят после краха компании «Энрон»). В США действуют и достаточно строгие 16
  17. 17. правила регулирования финансового рынка. Однако, как оказалось, ониоставляли для функционирующего капитала достаточно лазеек, которые 9используются в новых инновационных схемах . За последние 20 лет количество и разнообразие тесно связанных синформационно-коммуникационными технологиями организационных ифинансовых инноваций в США нарастало очень быстро. Это электронныебиржи, регистрация виртуальных компаний, Web-банки, аналитическиеИнтернет-сервисы и многое другое. Всё это буквально провоцировалоагрессивный бизнес работать «на грани фола». И поскольку в реальной жизнискорость таких инноваций значительно опережает темпы нововведений всфере государственного регулирования (и тем более темпы международныхдоговоренностей), ответы на вопрос о том, кто выигрывает эту своеобразнуюгонку и куда в США был направлен результирующий вектор НТП, достаточноочевидны. За период своих полномочий администрация Дж. Буша-мл. практически доминимума сократила воздействие государства на экономику. При этомзаблаговременный анализ возможных негативных последствий применениярискованных инноваций не проводился. А вопросы (критерии) допустимости илинедопустимости применения этих инноваций рассматривались в ходе судебныхразбирательств, то есть только после предъявления пострадавшими исков окомпенсации понесенного ими ущерба. В известной степени это позволяетутверждать, что сфера государственного регулирования НТП утратиластратегическую инициативу его ориентации на интересы общества вцелом .9 RegNMS, FFIES, 22c-2, и др. О мерах администрации Б.Обамы см. ниже 17
  18. 18. 3. К такого рода инновациям можно отнести и современныефинансовые пирамиды . Судя по обвинениям, предъявленным отцу-основателю НАСДАК Б. Медоффу, в США финансовые пирамиды считаютсямошенничеством, за которое надо судить постфактум, а не преступлением,которое надо предотвращать и пресекать. Сложившаяся практика такова, чтоныне правоохранительные органы могут мошенничество просто игнорироватьдо тех пор, пока «участники» пирамиды ожидают возвращения вложенных в неёденег и официальных исков не предъявляют. Если на уровне отдельной компании вопрос об ущербе обозначается виске к виновнику, то на уровне экономики в целом вопрос об оценке ущерба,связанного с применением подобных финансовых инноваций, ни американскойэкономической наукой, ни ФРС, ни советниками президентов даже не ставился. Размеры такого рода ущербов определить очень трудно, посколькумакроэкономический ущерб в этом случае не исчерпывается расчётомнедополученной прибыли (здесь традиционные антимонопольные рецепты 10оценки ущерба не подходят) . Следует иметь в виду, что негативныепоследствия широкого применения финансовых инноваций могут быть, во-первых, распределёнными во времени и комплексными (т.е. проявляться нетолько на уровне отдельных компаний и людей, но и общества в целом). Во-вторых, в отличие от природных катаклизмов ущербы и бедствия, связанные стакими инновациями, ни в коей мере нельзя считать стихийными. Проблемаусложняется необходимостью учёта экономических ущербов, о которых никто не10 В принципе оценка негативного эффекта от перенасыщения постиндустриального обществаинформационными технологиями может быть подобна оценке негативных экологическихпоследствий, вызванных чрезмерным воздействием хозяйственной деятельности человека наокружающую среду. С этой точки зрения, интегральные оценки могут строиться на доказанных всуде исках пострадавших. Думается, что экономического обобщения требуют данныеправоохранительной системы США о судебных решениях по искам, связанным спромышленным шпионажем, интеллектуальным пиратством, использованием инсайдерскойинформации, сознательным обманом инвесторов, недобросовестной рекламой и проч. 18
  19. 19. заявляет (по ним иски не предъявляются). В этом случае вопрос опострадавших не возникает и ущерб не оценивается. Всё это означает, что задача количественной оценки негативныхпоследствий (ущерба) от распространения такого рода инновацийпредставляется достаточно сложной. Её решение требует большихтеоретических и методологических усилий. А современная статистика США,экономика и социология к этому пока не готовы, в том числе и по политическимсоображениям. Особого внимания к себе требуют те инновации, ущерб от применениякоторых невозможно возместить; они должны рассматриваться какнеприемлемые и относиться к разряду угроз экономической безопасности, т. е.таких, распространение которых выгоднее (целесообразнее) предотвращать. 4. Видимо, именно такой ущерб обеспокоил одного из руководителей 11Федеральной резервной системы (ФРС) США Э. Грамлиха, который ещё в 2000г. (!) обратил внимание своего шефа А. Гринспена на нарастающую угрозухищнического кредитования. Речь шла о росте пирамиды заимствований за счёттак называемых «кредитных свопов». Он настаивал, чтобы А. Гринспенпредложил правительству принять меры, препятствующие росту 12злоупотреблений на рынке ипотечных кредитов . Как оказалось, Гринспен об этой угрозе знал, но тем не менее, обращениеГрамлиха проигнорировал. В последующий период (2000 - 2007годов), оценкиинвестиционных рисков, рейтингов и тенденций развития экономики США во11 Эдвард Грамлих – авторитетный эксперт по плохо обеспеченным займам (subprime lending),член совета управляющих ФРС, профессор экономики Мичиганского университета.12 U.S. House of Representatives, Committee of Government Oversight and Reform. The FinancialCrisis and the Role of Federal Regulators. 23. 10 2008. Stenografic minutes, p. 35. См. также В а с и ль е в В. С., Р о г о в с к и й Е. А. «Мировой финансовый кризис. Фаза 2 (Рецессия). «США *Канада». 2009. № 3. 19
  20. 20. 13многом просто дезинформировали рядовых инвесторов и «грешилизавышенными ожиданиями», иначе говоря, приобрели систематическоесмещение в сторону чрезмерного оптимизма. Как справедливо подчеркивалпомощник Президента РФ А. Дворкович «завышенные ожидания были связаны сразвитием нового поколения технологий» , которые создавали иллюзию 14стимулов для бесконечного экономического роста . В такой атмосфере казалось, что в ускоренный рост экономики СШАинвестировать можно бесконечно, что в современном мире не трудно найтилюдей, желающих вложить куда-нибудь деньги (тем более не свои, а заёмныесредства). Реальных рисков никто не учитывал, поскольку для получениядоступа к деньгам достаточно было предъявить номинальный имидж,создаваемый рейтингом кредитоспособности. Рынки не страховались, потомучто «было ощущение», что американская экономика может функционировать некак нормальная капиталистическая (т. е. за свой счёт), а по-другому: то есть засчет внешних доноров. Росли Китай и Индия с их громадными рынками. Всепредыдущие годы было ощущение («завышенные ожидания»), что спрос есть ибудет всегда, что ресурсов – нефти, стали, промышленных мощностей –постоянно не хватает; что мировая экономика так и будет расти на 4% ежегодно.В результате и богатые, и бедные страны чувствовали, что можно ещё долгововлекать в этот рост заёмные финансовые ресурсы и таким образом напротяжении многих лет «обманывать судьбу» и избегать кризиса. После смерти Э. Грамлиха (в сентябре 2007 года) сторонниковпротивостояния злоупотреблениям на ипотечном рынке – этой главной угрозе13 Shiller R. The Subprime Solution. How Today’s Global Financial Crisis Happened, and What to Doabout it. Princeton University Press, 2008. p.3.14 См. Дворкович А. Если кризис затянется, полетят правительства The New Times (Новое время)№ 13 (109), 6. 04. 2009, с. 31. (http://newtimes.ru/articles/detail.php?ID=547). 20
  21. 21. экономической безопасности США, не нашлось. Можно утверждать, что вскоре,не испытывая противодействия, сложившаяся модель экономического роста,основанная на постоянных заимствованиях капитала, работать перестала,финансовый сектор задохнулся и в Соединенных Штатах начался финансовыйкризис (переросший впоследствии в экономический). При этом у мировой общественности сформировалось мнение,что кризис, с которым США столкнулись в 2007 г., совершеннонового типа, причины возникновения которого не знает никто и чтоподобного кризиса (который затронул бы всех) ещё никогда не было,а потому даже титулованным экономистам не зазорно признаватьсяв том, что они либо считают его рядовым (для капиталистическойэкономики) циклическим явлением, либо абсолютно не понимают егопричин и механизма развития (генезиса). 5. Возникшие в конце 2008 г. в мировой финансовой системе проблемызаставили многих мировых лидеров признать, что нерегулируемоеиспользование финансовых инноваций является одним из основныхисточников уязвимости не только национальной, но имеждународной экономической безопасности. На саммите «Двадцатки» вЛондоне в апреле 2009 г. для борьбы с кризисом Россия предложила создатьмировую финансовую разведку. Это предложение поддержано не было. Ипроблема тут не в России. Можно предположить, что основной причиной томубыло то, что подобная разведка в США фактически уже существует. После принятия в 2001 г. закона «О патриотизме», включающегофинансовые меры противодействия терроризму, понятие дестабилизирующих 21
  22. 22. финансовых угроз в США связывалось исключительно с «финансированиемтерроризма» и «отмыванием денег». Международная конвенция «О борьбе с финансированием терроризма»была принята Генеральной Ассамблеей ООН почти 10 лет назад, в декабре1999 г. Она требовала от подписавших её государств установить подсудностьлиц и организаций, финансирующих террористическую деятельность. Но дотрагических событий 11 сентября 2001 г. международное сотрудничество в этойсфере было недостаточным. Сразу после них Совет Безопасности ООН принял«Резолюцию 1373», которая обязала членов ООН «предотвращать ипрепятствовать финансированию террористической деятельности». Не замечать угрозы «финансирования терроризма» и «отмывания денег»,которые считаются уголовными преступлениями, правоохранительные органыне имеют права. В США механизм противодействия этим угрозам был создануже в 2001 г. по распоряжению президента Буша «для контроля над каналамифинансирования международного терроризма и пресечения запрещённых 15(соответствующими международными договорённостями) денежных потоков» .Это - уникальный механизм, который позже развился в международнуюорганизацию «Группа по борьбе с отмыванием денег и финансированиемтерроризма». С той же целью в 2004 г. в США было создано так называемое «Бюроглобальных рисков безопасности», которое составляло списки иностранныхкомпаний, чья деятельность «повышает глобальные риски безопасности и темсамым увеличивает материальные риски инвесторов».15 Taylor J. Global Financial Warriors. The untold story of international finance in the post 9/11 world.W.W. Norton & Company New York. London. 2008. Мировая печать не раз отмечала, чтомеждународные финансовые платежи по схеме SWIFT. контролируются американскимправительством. Здесь важно подчеркнуть – деятельность этой системы * не была направленапротив конфиденциальности крупных американских компаний и банков. 22
  23. 23. 6. В самом деле, если подходить к кризису серьёзно, тотрактовать его следует как угрозу национальной безопасностистраны (подобно тому, как в своё время США относились к проблеме 16ядерного противостояния с СССР) . В этом случае абсолютныйприоритет должна получить количественная характеристика угрозы(подобно подсчету количества и мощности ядерных зарядов) . Почти полвека назад руководитель СССР Никита Хрущев пообещалпоказать США «кузькину мать» и приказал построить и взорвать 100-мегатоннуюядерную бомбу. Советские ученые-физики пришли в ужас (теории взрывов такойциклопической мощности не существовало, предвидеть его последствияневозможно и случиться могло все что угодно, вплоть до глобальнойкатастрофы) и взяли на себя неслыханную ответственность, самовольно вдвоесократив мощность заряда. В зарубежной экономической науке сегодня таких ответственных ученыхнет. Нет и надёжной экономической теории, объясняющей, что можетслучиться, если вбросить в современную экономику сразу очень много денег.Поэтому, осуществляя такую «суперинновацию», жизненно важно сделатьэкономику более прозрачной и тщательно контролировать её состояние (алучше всего заранее точно знать, как именно бизнес будет «крутить»предоставляемые государством деньги). В этом контексте необходимо обратить особое внимание нанаиболее значимую (можно сказать, стратегическую)информационную инновацию А. Гринспена: за год до наступления16 См. подготовленный разведывательным сообществом США в феврале 2009 года ежегодныйдоклад об оценке угроз. http://intelligence.senate.gov/090212/blair.pdf 23
  24. 24. кризиса он покинул пост шефа ФРС и «посоветовал» начиная смарта 2006 г. засекретить ключевую информацию о предложенииденег (так называемый «долларовый агрегат М3», включающийстоимость облигаций и деривативов). Сегодня А. Гринспен потерял имиджфинансового гуру, но этому его совету нынешнее руководство ФРС следуетнеукоснительно. Более того, ни президент США, ни тем более президентыдругих стран этой информации от ФРС потребовать не могут. И это при том, чтонеконтролируемая эмиссия доллара уже стала главныминструментом скрытого давления США на мировую экономику.Именно это, с одной стороны, подрывает эффективность самых строгих мерпротиводействия кризисным явлениям, а с другой - придаёт перспективамразвития кризиса фундаментальную неопределённость. Решить возникшую проблему секретности, как представляется, можнодвумя путями. 1) создать спецслужбу, которая будет эту информацию регулярнокрасть (вспомним предложение о создании международной финансовойразведки); 2) убедить США отказаться от этой стратегической инновации А.Гринспена и отменить соответствующее решение ФРС. На саммите «Двадцатки» в Лондоне 19 воспитанных и образованныхлидеров ведущих стран мира просто постеснялись обратить вниманиеобаятельного Б. Обамы на эту проблему. Судя по материалам прессы, этотвопрос лидеры G8, не рассматривали и на саммите в Аквиле (Италия), гдеобсуждались меры по борьбе с экономическим кризисом. Возможно, именно поэтой причине они так и не пришли к единому мнению, достиг ли кризис своегодна и как он будет развиваться. В самом деле, без решения проблемысекретности «агрегата М3» бороться с кризисом придется вслепую, 24
  25. 25. не зная, сколько еще «волн» долларовой эмиссии может обрушиться намировую экономику (причем появляться эти «волны» могут не по«объективным» законам экономических циклов, а в связи с цикламиполитической жизни США). Отсюда напрашивается вывод – после засекречивания данных поагрегату М3 в США перестал работать жизненно важный механизмэкономической диагностики, что и стало главной причинойнаступившего кризиса . Иначе говоря, кризис показал, что одной изнаиболее значимых угроз, дестабилизирующих финансовую системуСША, является недостаток транспарентности американского рынкакапиталов, а также неадекватность механизма его регулирования.Само министерство финансов США признаёт, что, «недостатоктранспарентности на рынке секьюритизированных займов привел к снижению 17стандартов и качества соответствующих финансовых услуг» . «Бизнес явно дезинформировал регулирующие органы, систематическипредоставляя слишком неточную информацию (о сделках, рейтингах и проч.),проверить которую было практически невозможно». К таким выводам пришлиучастники прошедшей в конце 2008 года в Нью-Йорке конференции, 18посвященной проблемам перестройки международной финансовой системы . Вобнародованных в июне 2009 года предложениях министерства финансов США(см. ниже), фактически констатируется, что поскольку абсолютное большинствоинвесторов слишком доверялось ненадёжным индексам рейтинговых агентств,17 «Financial Regulatory Reform: A New Foundation»http://www.financialstability.gov/docs/regs/FinalReport_web.pdf18 Building an International Monetary and Financial System for the 21th Century: Agenda for Reform.Proceedings of the conference organized by the Reinventing Bretton Woods Committee in New YorkCity, November 24-25, 2008. eBook Reinventing Bretton Woods Foundation, 2009. ConferenceSummary Ed. by Sandrine Merckaert p.2 25
  26. 26. на инвестиционном рынке резко ухудшилась конкурентная среда и снизиласьрезультативность работы рыночного механизма. В этом контексте отмеченное выше предложение России, возможно,было истолковано, как намерение создать международный орган,контролирующий финансовую деятельность частных американскихкомпаний ; более того, как намерение создать систему предотвращенияподобных кризисов в будущем с помощью мониторинга и предотвращениязлоупотреблений. Такое предложение (как и предложение о международномконтроле Интернета) для США было, очевидно, неприемлемо. 7. Что будет делать Обама? Сталкиваясь с серьёзными проблемами, США всегда делали ставку напередовые научно-технические достижения и инновации. Новый президент СШАБ. Обама, возлагает большие надежды на развитие сетевых технологий ивыступает за свободное распространение информации в Интернете. Своюпозицию по этому вопросу он высказал в октябре 2007 года (будучи ещекандидатом в президенты), заявив, что выступил за «новый уровеньтранспарентности федерального правительства, предоставлениеамериканцам таких возможностей участия в обсуждении и решениивопросов в Вашингтоне, какие еще несколько лет назад были не 19доступны . Несколько упрощая ситуацию, следует признать, что в целом новыйпрезидент США оказался прав – сегодня кризис уже всерьёз захватиламериканскую экономику и среди его главных причин специалисты называют19 Technology and Innovation for a New Generation — Barack Obama Presidential AnnouncementSpeech in Springfield, IL 02/10/07 http://origin.barackobama.com/issues/technology/#open-internet#open-internet 26

×