Successfully reported this slideshow.
We use your LinkedIn profile and activity data to personalize ads and to show you more relevant ads. You can change your ad preferences anytime.
В.П.Цыпленков
Автобиографическая
хроника
Санкт-Петербург
2014
УДК 94(470) + 929.5
Цыпленков В.П. Эпоха. Автобиографическая хроника. – СПб, 2014.
– 272 с.
В автобиографической хронике п...
ЭПОХА
От автора. Вместо предисловия.
Один есть путь – путь истины,
все остальные – не пути!
Гомер
Желание написать об исто...
В.П.Цыпленков
ний я пришел к выводу, что об истории любой семьи
можно с уверенностью сказать, что, как бы она ни каза-
лас...
ЭПОХА
не фиксировалась документально, а, порой, и вовсе скры-
валась по ряду «причин», характерных для каждого вре-
мени, ...
В.П.Цыпленков
апофеоз Второй мировой войны, начавшейся 1 сентября
1939 года, изменившая судьбы многих людей. Для меня
это ...
ЭПОХА
звал, могли гордиться своими героическими предками.
Поскольку жизнь нашей семьи была тесно связана с
событиями в стр...
В.П.Цыпленков
Пророчество
Иоанна Кронштадтского
Первый этап моей жизни, как и другие (последую-
щие) оказался сложным и ве...
ЭПОХА
всего сочинения. Вот по этой причине прошу читателя не
удивляться, что, начиная этот рассказ о своем рождении,
я для...
В.П.Цыпленков
Рис. 1. Фотография старой деревянной церкви в селе Поречье.
у Матвея был и сын, который вскоре после рождени...
ЭПОХА
лось прислуживать
ему господам офице-
рам, среди которых
он, кроме прочего,
повышал свой куль-
турный уровень. Не
сл...
В.П.Цыпленков
Рис. 3. Житница Матвея Цыпленкова на правом берегу реки Мелечи
тельства. Вероятно, по этой причине на Павла ...
ЭПОХА
Рис. 4. Изба Матвея Цыпленкова по левой
стороне Карабановского конца
Прежде всего, обратились к фельдшеру местной
бо...
В.П.Цыпленков
Рис. 5. Фотография Анны с первым её сыном.
измученных и отчаявшихся родителей Павла.
Решиться на такую поезд...
ЭПОХА
Рис. 6. Часть села Поречье с дорогой от церкви
в сторону Бежецка. Карабановский конец.
младенца свою ладонь и сказал...
В.П.Цыпленков
Рис. 7. Река Мелеча.
Таким образом, сколько бы ни удивлялись скепти-
ки, мы с полным основанием удостоверяем...
ЭПОХА
Прежде чем
перейти к школь-
ным годам моего
отца, набросаю
краткую картину
природы и быта
тех мест в конце
позапрошл...
В.П.Цыпленков
Рис. 9. Настасья со своим выводком «цыплят»,
из которых после войны остались только Василий и Иван.
участок ...
ЭПОХА
реку Мологу, а та уже вте-
кает в Волгу.
Я слышал, что среди
стариков бытовало поверье,
мол, если тяжелого больно-
г...
В.П.Цыпленков
сандр у нас в гос-
тях уже в Ленин-
граде, когда он
ещё один (вероят-
но, последний раз)
мог передвигать-
ся...
ЭПОХА
Наука и церковь
Родные и близкие отмечали, что с первых дней
своей, уже более сознательной жизни Павел Цыпленков
тян...
В.П.Цыпленков
Однако, столь ра-
достное событие в
жизни, как ни странно,
отрицательно сказалось
на мечте Павла об учи-
тел...
ЭПОХА
ства в селе Поречье.
Школа располага-
лась рядом в деревне
Хорошово. Архие-
рей, великолепно
зная обстановку в их
ра...
В.П.Цыпленков
учительской карьерой, а в отношениях с церковью и ре-
лигией образовалась трещина, которая постепенно стала
...
ЭПОХА
Новое положение служащего почты позволяло
больше времени уделять чтению научной литературы. Но
тут подстерегла его н...
В.П.Цыпленков
ливаясь слезами, она стала причитать, что с покойным
отцом прожила долгую и нелегкую жизнь, но он-то нико-
г...
ЭПОХА
Имена на обломках самовластья
По рекомендации студента Агафонова Павел Мат-
веевич явился в Лесной институт (рис. 15...
В.П.Цыпленков
Рис. 15. Санкт-Петербург. Лесной институт. Начало трудовой
и революционной деятельности Павла Цыпленкова
тии...
ЭПОХА
проводил практику со студен-
тами. Скандала и спора с про-
фессором не возникло, а вот
своё задание Павел выполнил
т...
В.П.Цыпленков
родственниками Клавы
повезло. В то время в их
семье, у Марии и её
мужа Павла, из живых в
то время было шесте...
ЭПОХА
Священник церкви Свя-
того Духа1
в Пороховых отка-
зался молодого парня повен-
чать по причине редкого и не-
регуляр...
В.П.Цыпленков
Пришлось вызвать меня из командировки, посколь-
ку я был зарегистрирован уже государством и при совет-
ской ...
ЭПОХА
А вот ещё вспоминается, кстати, один любопытный
факт, связанный с последствиями Февральской и Ок-
тябрьской Социалис...
В.П.Цыпленков
планировалась эта
сельскохозяйст-
венная коммуна. И
вот на востоке
нынешнего Казах-
стана, в городе
Усть-Кам...
ЭПОХА
Рис. 21. Клава с годовалым Евгением вместе с младшей сестрой
Павла Дуней. С Дуней Клава тесно сдружилась.
«На добрую...
В.П.Цыпленков
Рис. 22. Мои старшие братики-коммунары алтайские.
Женя на коне – 3 года. Шура на пеньке – 1 год.
36
ЭПОХА
Смерть и жизнь
В эти смутные годы семья путешествовала. Однако,
уже в 1923 году родилась дочь Муза, то есть уже трет...
В.П.Цыпленков
нившихся с прошлых лет, в ломбард. Отец постепенно
отучил её от этих неразумных «кредитов», заставил пе-
рей...
ЭПОХА
поведаны мне моей мамой буквально перед её кончиной.
А сама её тайна состояла в том, что к началу 1925 года
она была...
В.П.Цыпленков
Рис. 23. Исполнилась вторая часть из предсказания
Иоанна Кронштадтского.
10 марта 1925 года я с горем попола...
ЭПОХА
В качестве заключения к той части моего рассказа,
в которой я постарался, как мог серьезно и с долей юмо-
ра, изложи...
В.П.Цыпленков
Анализируя сказан-
ное выше уже в более
взрослом состоянии, ко-
гда, как я полагал, к этому
времени в моей г...
ЭПОХА
родилось три сына. Их звали Каин, Авель и Сиф-Благо-
нравный, от которого, кстати, род Ноя и шел по прямой
линии. О ...
В.П.Цыпленков
О вере в Бога и Буку
Предупреждаю читающего, что в ходе своего рас-
сказа я касаюсь религиозных тем. Я не им...
ЭПОХА
а пока осваивались с новой городской обстановкой по-
ступали на должность няни. Вот такая няня из Поречья,
когда укл...
В.П.Цыпленков
зловещий темный угол, из которого Бука так и не вышла,
хотя я ведь уже давно не спал, и стал с любопытством
...
Epoch. Chronicle.
Epoch. Chronicle.
Epoch. Chronicle.
Epoch. Chronicle.
Epoch. Chronicle.
Epoch. Chronicle.
Epoch. Chronicle.
Epoch. Chronicle.
Epoch. Chronicle.
Epoch. Chronicle.
Epoch. Chronicle.
Epoch. Chronicle.
Epoch. Chronicle.
Epoch. Chronicle.
Epoch. Chronicle.
Epoch. Chronicle.
Epoch. Chronicle.
Epoch. Chronicle.
Epoch. Chronicle.
Epoch. Chronicle.
Epoch. Chronicle.
Epoch. Chronicle.
Epoch. Chronicle.
Epoch. Chronicle.
Epoch. Chronicle.
Epoch. Chronicle.
Epoch. Chronicle.
Epoch. Chronicle.
Epoch. Chronicle.
Epoch. Chronicle.
Epoch. Chronicle.
Epoch. Chronicle.
Epoch. Chronicle.
Epoch. Chronicle.
Epoch. Chronicle.
Epoch. Chronicle.
Epoch. Chronicle.
Epoch. Chronicle.
Epoch. Chronicle.
Epoch. Chronicle.
Epoch. Chronicle.
Epoch. Chronicle.
Epoch. Chronicle.
Epoch. Chronicle.
Epoch. Chronicle.
Epoch. Chronicle.
Epoch. Chronicle.
Epoch. Chronicle.
Epoch. Chronicle.
Epoch. Chronicle.
Epoch. Chronicle.
Epoch. Chronicle.
Epoch. Chronicle.
Epoch. Chronicle.
Epoch. Chronicle.
Epoch. Chronicle.
Epoch. Chronicle.
Epoch. Chronicle.
Epoch. Chronicle.
Epoch. Chronicle.
Epoch. Chronicle.
Epoch. Chronicle.
Epoch. Chronicle.
Epoch. Chronicle.
Epoch. Chronicle.
Epoch. Chronicle.
Epoch. Chronicle.
Epoch. Chronicle.
Epoch. Chronicle.
Epoch. Chronicle.
Epoch. Chronicle.
Epoch. Chronicle.
Epoch. Chronicle.
Epoch. Chronicle.
Epoch. Chronicle.
Epoch. Chronicle.
Epoch. Chronicle.
Epoch. Chronicle.
Epoch. Chronicle.
Epoch. Chronicle.
Epoch. Chronicle.
Epoch. Chronicle.
Epoch. Chronicle.
Epoch. Chronicle.
Epoch. Chronicle.
Epoch. Chronicle.
Epoch. Chronicle.
Epoch. Chronicle.
Epoch. Chronicle.
Epoch. Chronicle.
Epoch. Chronicle.
Epoch. Chronicle.
Epoch. Chronicle.
Epoch. Chronicle.
Epoch. Chronicle.
Epoch. Chronicle.
Epoch. Chronicle.
Epoch. Chronicle.
Epoch. Chronicle.
Epoch. Chronicle.
Epoch. Chronicle.
Epoch. Chronicle.
Epoch. Chronicle.
Epoch. Chronicle.
Epoch. Chronicle.
Epoch. Chronicle.
Epoch. Chronicle.
Epoch. Chronicle.
Epoch. Chronicle.
Epoch. Chronicle.
Epoch. Chronicle.
Epoch. Chronicle.
Epoch. Chronicle.
Epoch. Chronicle.
Epoch. Chronicle.
Epoch. Chronicle.
Epoch. Chronicle.
Epoch. Chronicle.
Epoch. Chronicle.
Epoch. Chronicle.
Epoch. Chronicle.
Epoch. Chronicle.
Epoch. Chronicle.
Epoch. Chronicle.
Epoch. Chronicle.
Epoch. Chronicle.
Epoch. Chronicle.
Epoch. Chronicle.
Epoch. Chronicle.
Epoch. Chronicle.
Epoch. Chronicle.
Epoch. Chronicle.
Epoch. Chronicle.
Epoch. Chronicle.
Epoch. Chronicle.
Epoch. Chronicle.
Epoch. Chronicle.
Epoch. Chronicle.
Epoch. Chronicle.
Epoch. Chronicle.
Epoch. Chronicle.
Epoch. Chronicle.
Epoch. Chronicle.
Epoch. Chronicle.
Epoch. Chronicle.
Epoch. Chronicle.
Epoch. Chronicle.
Epoch. Chronicle.
Epoch. Chronicle.
Epoch. Chronicle.
Epoch. Chronicle.
Epoch. Chronicle.
Epoch. Chronicle.
Epoch. Chronicle.
Epoch. Chronicle.
Epoch. Chronicle.
Epoch. Chronicle.
Epoch. Chronicle.
Epoch. Chronicle.
Epoch. Chronicle.
Epoch. Chronicle.
Epoch. Chronicle.
Epoch. Chronicle.
Epoch. Chronicle.
Epoch. Chronicle.
Epoch. Chronicle.
Epoch. Chronicle.
Epoch. Chronicle.
Epoch. Chronicle.
Epoch. Chronicle.
Epoch. Chronicle.
Epoch. Chronicle.
Epoch. Chronicle.
Epoch. Chronicle.
Epoch. Chronicle.
Epoch. Chronicle.
Epoch. Chronicle.
Epoch. Chronicle.
Epoch. Chronicle.
Epoch. Chronicle.
Epoch. Chronicle.
Epoch. Chronicle.
Epoch. Chronicle.
Epoch. Chronicle.
Epoch. Chronicle.
Epoch. Chronicle.
Epoch. Chronicle.
Epoch. Chronicle.
Epoch. Chronicle.
Epoch. Chronicle.
Epoch. Chronicle.
Epoch. Chronicle.
Epoch. Chronicle.
Epoch. Chronicle.
Epoch. Chronicle.
Epoch. Chronicle.
Epoch. Chronicle.
Epoch. Chronicle.
Epoch. Chronicle.
Epoch. Chronicle.
Epoch. Chronicle.
Epoch. Chronicle.
Epoch. Chronicle.
Epoch. Chronicle.
Epoch. Chronicle.
Epoch. Chronicle.
Epoch. Chronicle.
Epoch. Chronicle.
Epoch. Chronicle.
Epoch. Chronicle.
Epoch. Chronicle.
Epoch. Chronicle.
Epoch. Chronicle.
Epoch. Chronicle.
Epoch. Chronicle.
Epoch. Chronicle.
Epoch. Chronicle.
Epoch. Chronicle.
Epoch. Chronicle.
Epoch. Chronicle.
Epoch. Chronicle.
Epoch. Chronicle.
Epoch. Chronicle.
Epoch. Chronicle.
Epoch. Chronicle.
Epoch. Chronicle.
Upcoming SlideShare
Loading in …5
×

Epoch. Chronicle.

1,805 views

Published on

А professor of St. Petersburg University in the autobiographical chronicle talks about the origin of his family and the facts of his own life in Leningrad before the war, during the siege at the front, in the postwar period. The period of active life of a scientist coincided with the era of socialism in Russia. The book is of interest to historians, sociologists, biologists, anthropologists.

Published in: Art & Photos
  • Be the first to comment

  • Be the first to like this

Epoch. Chronicle.

  1. 1. В.П.Цыпленков Автобиографическая хроника Санкт-Петербург 2014
  2. 2. УДК 94(470) + 929.5 Цыпленков В.П. Эпоха. Автобиографическая хроника. – СПб, 2014. – 272 с. В автобиографической хронике профессор Санкт-Петербургского университета рассказывает о происхождении свой семьи и фактах собственной жизни в городе Ленинграде до войны, во время блокады, на фронте, в послевоенный период. Период активной жизни ученого совпал по времени с эпохой социализма в России. Книга представляет интерес для историков, социологов, биологов, этнографов. В сети Интернет – http://www.pzarch.h1.ru/epoch/ А professor of St. Petersburg University in the autobiographical chroni- cle talks about the origin of his family and the facts of his own life in Leningrad before the war, during the siege at the front, in the postwar period. The period of active life of a scientist coincided with the era of socialism in Russia. The book is of interest to historians, sociologists, biologists, anthropolo- gists. Редактирование, макет и верстка – П.В.Цыпленков. Издатель П.В.Цыпленков Отпечатано с готового оригинал-макета в Типографии Политехнического университета, 195251, г. Санкт-Петербург, ул. Политехническая, д.29 Тел./факс: +7 (812) 702-77-18 Формат 60х90/16. Усл. печ. листов 17. Тираж 100 экз. Заказ 125. 2
  3. 3. ЭПОХА От автора. Вместо предисловия. Один есть путь – путь истины, все остальные – не пути! Гомер Желание написать об истории своей семьи и, осо- бенно, лично свою историю жизни в семье и обществе возникло не случайно, а в достаточно зрелом возрасте. Такое стремление вполне понятно и объясняется, на мой взгляд, тем, что в детском и в юношеском возрасте ещё не можешь дать объективную оценку увиденному собы- тию или даже участию в нем, и оно как картинка остается в памяти на долгие годы. Конечно, если память человека к этому готова. Я лично не думаю, что кто-либо в пеле- ночном возрасте в то время, когда няня над ним пела «ладушки»∗ , хлопая в ладоши, размышлял над тем, сколько он в следующий раз выпьет у бабушки бражки? И у какой из бабушек бражка хмельнее? Позже я узнал, что ученые-физиологи доказали, что высшая нервная система у новорожденного не вполне сформирована, и отдельные её центры продолжают раз- виваться какое-то время уже после появления человека на свет. Моя память стала фиксировать события в возрасте после трех лет и далее, что я и называю активным перио- дом моей жизни. По ходу своих многолетних наблюде- ∗ - Ладушки, ладушки, /где были? - У бабушки./ - Что ели? – Кашку. / - Что пили? – Бражку. / Кашка сладенька, / бражка хмельненька! 3
  4. 4. В.П.Цыпленков ний я пришел к выводу, что об истории любой семьи можно с уверенностью сказать, что, как бы она ни каза- лась простой-будничной, но и в ней могут происходить очень интересные события, о которых можно отдельно судить, описывая в рассказах. В моей жизни на примерах родных и близких мне людей я познакомился с массой интересных случаев, которые, обычно, и составляют нашу общую историю, и не только одной семьи, но и всей страны. Обидно, что о таких фактах своей истории, часто, стесняются говорить, стараются не вспоминать и, уж тем более, писать откры- то. В связи со сказанным не следует забывать, что, когда я начал свой жизненный путь, со дня отмены царизма и нормального капитализма прошло не более восьми лет. А если уж строго подходить к социализму, то и он выстро- ился позже моего рождения. Напомним, что первая пяти- летка, давшая старт «социалистическому строительству», началась в 1928 году. По этой причине можно твердо сказать, что взрослое мое окружение ещё недавно было прочно связано с частной собственностью и религией, что эти привычные для них категории позже стали име- новать «родимыми пятнами» капитализма. Уже в раннем детстве на примере одной только на- шей семьи (родни) я узнал о делении общества на дво- рян, мещан и даже крепостных крестьян, а уже значи- тельно позже встретился с членами разных политических партий и религиозных конфессий. В широком плане, уже когда стал коллекционировать почтовые марки и более серьезно интересоваться историей, я узнал о смене поли- тических курсов и идеологий, религиозных взглядов, о защите и распаде крупных государств. Возможно, что и по этой причине мне показалось обидным то, что в от- дельных семьях их удивительная история рода, склады- вающаяся на протяжении весьма длительного времени, 4
  5. 5. ЭПОХА не фиксировалась документально, а, порой, и вовсе скры- валась по ряду «причин», характерных для каждого вре- мени, а если и передавалась, то только устно и то отдель- ным членам последующего поколения, а могла и совсем потеряться, забыться с годами. Лично мне показалось, что такими причинами во все времена были, в первую очередь, определенные политические взгляды не соот- ветствующие правящей власти и поддерживающей её партии, которая и становится со временем основной и единственной политической силой, а её идеология – го- сударственной. Публичные высказывания своих особых взглядов, не соответствующих генеральной линии пра- вящей партии и государственной идеологии, строго нака- зывалось во все времена. Яркими примерами могут слу- жить деяния инквизиции. Более мелкими причинами стеснительности семей- ных историографов на нашей памяти могут быть названы социальное происхождение человека («лишенцы») и в некоторых случаях национальность (нация). Правда, в последнее время это уже сглаживается. Признаюсь, что любовь к исторической науке, к истории зарождалась во мне ещё уже тогда, когда я слушал рассказы моего отца о превратностях его судьбы, и усиливалась с накоплением моего жизненного опыта, при встречах с интересными людьми и беседах с ними. После ряда крупных (заметных) смен и перемен в исто- рии уже нашей страны, а ещё и когда у меня появилось больше свободного времени, сложилось свое суждение по некоторым (отдельным) вопросам, я стал задумывать- ся о целесообразности, необходимости поделиться свои- ми наблюдениями. Не следует забывать, что ещё и в 1941 году случи- лось крупнейшее потрясение в нашей общей жизни. 22 июня разразилась Великая Отечественная война, как 5
  6. 6. В.П.Цыпленков апофеоз Второй мировой войны, начавшейся 1 сентября 1939 года, изменившая судьбы многих людей. Для меня это было особенно памятно, так как на многие годы вы- рвало из привычной семейной спокойной жизни, прерва- ло школьную учебу. Я лично участвовал в обороне Ле- нинграда и переживал самые страшные месяцы блокад- ного ужаса. В период фронтовой жизни в разных армиях и на разных фронтах мне встречались героические лич- ности, с некоторыми я встретился и после окончания войны. Бегут года, уходят люди, все меньше остается сви- детелей прошлых исторических событий. Сам же интерес к этим удивительным событиям, как обычно, с годами не уменьшается, а растет. На мой взгляд, объясняется такой интерес ещё и тем, что, когда ты читаешь какой-либо со- временный рассказ, основанный на воспоминаниях, и понимаешь, что автор пишет о том, чего он сам видеть не мог, возникают сомнения. Значит, он пишет с чьих-либо слов, о чем должен был бы уведомить читателя. Если же он сам фантазирует, то такое нельзя допускать в описа- нии исторических фактов. По-настоящему, автор должен убедить читателя в достоверности тех историй и фактов, о которых он пишет в своем рассказе, чтобы ими можно было, не стесняясь, пользоваться в будущем. От себя скажу ещё, что мой рассказ, как я себе его представляю, адресован целенаправленно внукам и пра- внукам, и не только моим, а и внукам и правнукам тех, кто в годы лихолетья, не щадя своих сил и жизни, совер- шал рядом со мной героические поступки, значение ко- торых могло и не дойти до их потомков. Вот по этой причине я и позволил себе, описывая отдельные события, приводить, по возможности, настоящие имена и фамилии участников, чтобы читающие этот рассказ, узнавшие и вспомнившие по этим именам и фамилиям тех, кого я на- 6
  7. 7. ЭПОХА звал, могли гордиться своими героическими предками. Поскольку жизнь нашей семьи была тесно связана с событиями в стране, то и описание своей истории в рас- сказе я решил разделить на отдельные крупные этапы. 1. Первый этап от рождения моего отца, формирова- ния моей будущей семьи и до момента моего рождения. 2. Второй этап от моего рождения и до поступления в школу. 1925 – 1931 годы. 3. Школьный период1 . 1931 – 1941 годы. 4. Великая Отечественная война и служба в Совет- ской Армии2 . 1941 – 1950 годы. 5. Период, посвященный Государственному универ- ситету3 (учеба, семья, работа). 1951 – 1992 годы. 1 Мой школьный период был необычно сложен и растянулся почти на два десятилетия. Он захватил или, правильнее, его захватили вой- на, блокада Ленинграда, фронт и служба в Армии за пределами Со- ветского Союза. Таким образом, поступил я в школу в 1931 году, а окончил в 1951 году, когда получил аттестат зрелости. 2 Этот этап жизни включает всю войну до 1945 года в действующей Армии и на фронте и ещё пять лет после окончания войны уже в мирное время за пределами России. 3 Начинается этап жизни с получения аттестата зрелости и учебы в Ленинградском университете. 7
  8. 8. В.П.Цыпленков Пророчество Иоанна Кронштадтского Первый этап моей жизни, как и другие (последую- щие) оказался сложным и весьма запутанным. Как пер- воначально предполагалось, и как это принято в биогра- фиях, я должен был бы начать рассказ о себе непосредст- венно с момента рождения, а далее уже и с поступления в школу, и т.д. Однако, при планировании этого повество- вания имелось в виду описание событий со мною и в мо- ей семье, а вот семья-то – это не только я. Семья и мой род, если можно так назвать мое происхождение, суще- ствовала задолго до моего появления и даже до рождения моего отца1 . А вот ему-то и его родным было серьезное религиозное или церковное предсказание. Поэтому, если бы я начал книгу со своего рождения и дальнейшей своей жизни в семье, как это делается в анкетах, то оставил бы за рамками повествования весь секрет, таинственность и, прямо скажу, всю божественность2 и драматичность самого появления моего на белый свет. А это очень важно и для правильного понимания некоторых эпизодов в рассказах, относящихся к более позднему времени, и 1 Говоря о своей семье, я имею в виду, в основном, отцовскую ли- нию, которая дает потомкам мужчины основную родовую фамилию. Ведь так сложилось у современных людей, что женщина в замужест- ве принимает, обычно, фамилию мужа, и первоначальная её фамилия может с годами даже забыться. 2 При использовании этого выражения на меня, вероятно, подейство- вали не столько старые «родимые пятна царизма», которых на мне, разумеется, не было, а не в меньшей мере новые современные «пят- нышки». 8
  9. 9. ЭПОХА всего сочинения. Вот по этой причине прошу читателя не удивляться, что, начиная этот рассказ о своем рождении, я для последовательности (сохранения очередности) на- чинаю с описания рождения моего отца. Дело ещё и в том, как мне кажется и сейчас, что эти два разновременных и далеких друг от друга события имеют тесную и неразрывную психологическую связь. Оба эти события, если их рассматривать во времени, конкретно, имеют связь, хотя и весьма таинственную и труднообъяснимую, в которой мы в семье и попытались по мере сил и возможностей (способностей) разобраться, и, если удастся, привлечь внимание читателя, заинтере- совать его выяснением этой таинственной связи. Мы, ко- нечно, понимаем, что сложность этого вопроса заключа- ется ещё и в том, что в разгадке тайны моего рождения, уж если судить строго, затрагиваются сразу два вопроса. Один относится непосредственно к биологической науке, а второй – чисто религиозный, который при рождении моего отца решался проще, а в наши дни он представля- ется весьма деликатным. Итак, начну с того, что в 1887 году в доме моего деда Матвея Цыпленкова и его супруги, моей бабушки Анны, которые происходили из крепостных крестьян по- мещиков Карабанова и Нарбекова, в селе Поречье Твер- ской губернии (см. рис. 1 – 4) родился долгожданный сын-наследник, которого окрестили Павлом. Радость была велика, однако, и беда не заставила себя долго ждать, и вскоре короткое счастье сменилось длительными и очень серьезными заботами. Мальчик-то, как оказалось, родился слабеньким, хилым, болезненным. Как говорили, головка-то не держалась. Заметим, что в семье Матвея к этому времени уже росла старшая дочка Таня, а позже появилась и младшая Дуня, крепкая и здоровая. Более того, до рождения Павла 9
  10. 10. В.П.Цыпленков Рис. 1. Фотография старой деревянной церкви в селе Поречье. у Матвея был и сын, который вскоре после рождения скончался, так как тоже был очень слабым при рожде- нии, как и Павел. Так в жизни любой семьи могут возникнуть труд- норешаемые проблемы. Вот и в данном конкретном слу- чае все девочки были крепкими и здоровыми, а их мама – молодая и здоровая деревенская девушка, которая и вы- шла замуж за Матвея. А вот Матвей-то был гораздо старше своей жены. Он отслужил свой солдатский срок в царской Армии и вернулся в свое родное Поречье, где оставались его братья Александр и Андрей, земледельцы с большими семьями, в которых многочисленное потом- ство играло роль работников в хозяйстве. Не думаю, что служба в Армии могла сильно ска- заться на здоровье Матвея и отразиться на здоровье его наследников. Большую часть своей службы Матвей про- вел в чине денщика у офицера. Много времени приходи- 10
  11. 11. ЭПОХА лось прислуживать ему господам офице- рам, среди которых он, кроме прочего, повышал свой куль- турный уровень. Не случайно ведь, когда он вернулся в свою деревню, к нему при- липло прозвище Ма- тюшка-безбородый. Он привык сбривать бороду, несколько от- личался от земляков своими манерами, но общим оставалось од- но: в каждой кресть- янской семье ждали наследника, как пове- лось из далекой древ- ности. Рис. 2. Новая каменная церковь в селе Поречье. Признаюсь, мне, городскому жителю, воспитанно- му в совершенно другом обществе вне прежних законов старой крестьянской общины, трудно судить о наследст- ве и роли наследников, а также работников и членов об- щины в крестьянской семье. В собственности у Матвея была только изба да житница на высоком правом берегу реки Мелечи (рис. 3). За рекой – заливные луга и покосы, а на правом бе- регу – пахотные земли всей общины, без которых кресть- янин не крестьянин. Девочки в семье, в отличие от маль- чиков-наследников, берут приданое, выходя замуж, и за- тем не только меняют фамилию, но, часто, и место жи- 11
  12. 12. В.П.Цыпленков Рис. 3. Житница Матвея Цыпленкова на правом берегу реки Мелечи тельства. Вероятно, по этой причине на Павла и возлага- лась такая надежда, как на наследника-продолжателя ро- да, фамилии Цыпленковых. Вот в данном конкретном случае радость была безмерной. Однако, хворь малыша портила всю картину и не собиралась отступать. Папа Матвей, повидавший не только жизнь своего села, сразу понял, что без хорошей медицинской внешней помощи, в домашних условиях с бабками и знахарками, ребенка им будет не спасти. Начались утомительные по- иски лекаря, способного предотвратить надвигающуюся ужасную катастрофу. В семье не забыли, что их первенец, тоже болезненный мальчик, скончался (рис. 5). 12
  13. 13. ЭПОХА Рис. 4. Изба Матвея Цыпленкова по левой стороне Карабановского конца Прежде всего, обратились к фельдшеру местной больницы. Тот осмотрел мальчика и чистосердечно при- знался, что его помощь будет малоэффективной. В то же время родственники посоветовали обратиться к колдуну- знахарю1 . Окуривание ребенка дымом различных целеб- ных трав ожидаемого результата не дало. Ребенок таял на глазах, и родители решились на трудный и последний шаг – ехать в Санкт-Петербург к прославленному в наро- де чудотворцу Иоанну Кронштадтскому на его подворье у речки Карповки. Это была последняя надежда 1 Эпизод посещения колдуна-знахаря подробно описан в рукописном дневнике моего отца. 13
  14. 14. В.П.Цыпленков Рис. 5. Фотография Анны с первым её сыном. измученных и отчаявшихся родителей Павла. Решиться на такую поездку было не просто. Санкт- Петербург для них был край неблизкий, расходы на дорогу немалые. В решении этой задачи основную роль сыграла религиозная вера в чудо и большая родительская любовь к сыну. Не могу точно представить себе и описать душевное состояние родителей, когда они прибыли уже на само подворье и узрели персону чудотворца. Иоанн любезно их принял и спокойно подошел к Анне, которая держала сына на руках. Иоанн возложил на головку 14
  15. 15. ЭПОХА Рис. 6. Часть села Поречье с дорогой от церкви в сторону Бежецка. Карабановский конец. младенца свою ладонь и сказал матери простые слова: «Поезжай, матушка, спокойно домой. Твой ребенок по- правится, будет жить долго и родит трех сыновей». Окрыленные такой надеждой и с верой в чудотвор- ную силу Иоанна, не задерживаясь в столице Империи, Матвей и Анна вернулись в родную деревню к своим де- лам по хозяйству, а их ребенок, что самое удивительное и радостное, день ото дня стал поправляться. Я, конечно, могу понять состояние взрослых роди- телей, которые верили в чудотворную силу святого стар- ца, но чем объяснить изменение состояния малолетнего ребенка, находившегося при смерти. Ребенок-то ничего не ведал о прошлых деяниях Иоанна, а вера во что-либо у него ещё не сформировалась. Но стал поправляться, и выздоровел! 15
  16. 16. В.П.Цыпленков Рис. 7. Река Мелеча. Таким образом, сколько бы ни удивлялись скепти- ки, мы с полным основанием удостоверяем, что первая часть предсказания Иоанна Кронштадтского чудесным образом скоро свершилась. Правда, для проверки сле- дующих слов прорицателя, особенно, «будет жить дол- го», нам, вероятно, понадобится неизвестно какой дли- тельности срок, время, чтобы понаблюдать жизнь Павла и определить, что значит в понимании Иоанна «долго». А пока ребенок набирал силы и, как все дети, вхо- дил в ребячью среду своей деревенской жизни. По ре- маркам соседей и родственников Цыпленковых в первые годы своей жизни в деревне маленький Павлик уже за- метно отличался от ровесников в детских играх, выделял- ся успехами в первый период школьного обучения, прояв- лял свою память в приходской школе при чтении наизусть отдельных молитв и т.п. 16
  17. 17. ЭПОХА Прежде чем перейти к школь- ным годам моего отца, набросаю краткую картину природы и быта тех мест в конце позапрошлого ве- ка. Ещё раз верни- тесь на несколько страниц назад к первым фотогра- фиям, которые сделаны были уже во второй полови- не ХХ века. На рис.1 (с. 10) вы видите сельскую церковь, как и положено для села. В де- ревнях церковь не полагалась. Но это – старая церковь, позднее превращенная в пожарную часть. Новая камен- ная, красивая церковь на рис.2. Её возведение (на средст- ва помещиков) знаменовало рост благосостояния Твер- ской епархии. Рис. 8. Дед Саша в гостях на Смольном, сидит рядом с моей мамой, Клавдией, а я – крайний слева. Утвержденный в 1905 году проект распространения трапезной и строительство новой колокольни осуществ- лен в 1908-1909 годах. В 2003 году Поречьевский храм был включен в программу восстановления Тверских свя- тынь на 2004-2008 годы. Но пока, как говорят, реставра- ционные работы ведутся медленно. В Поречье, которое принадлежало частями двум помещикам, Нарбекову и Карабанову, от церкви отходи- ло две дороги, улицы или, как говорили местные, два конца: Нарбековский и Карабановский. На рис.6 виден 17
  18. 18. В.П.Цыпленков Рис. 9. Настасья со своим выводком «цыплят», из которых после войны остались только Василий и Иван. участок Карабановского конца, с правой и левой стороны которого стояли избы. Дом Матвея был на высоком правом берегу реки Мелечи, там же была и житница, и приусадебный участок. Сама река Мелеча (рис. 7) в летнее время мельчала, зато весной заливала всю долину по левому берегу, и там находился огромный заливной луг, который принадлежал поречьенским крестьянам. На фотографии вдали за лугом виднеется деревня Степаньково, у жителей которой в прежние времена и был отвоеван заливной луг. Мелеча в низовье сливается с рекой Могочей, образуя так назы- ваемую речку Осень, которая, в свою очередь, впадает в 18
  19. 19. ЭПОХА реку Мологу, а та уже вте- кает в Волгу. Я слышал, что среди стариков бытовало поверье, мол, если тяжелого больно- го, с которым не справля- ются врачи и колдуны- знахари, окунуть в воду в месте слияния Мелечи и Могочи, то на один конец, ждать долго не придется. Делать подобную процеду- ру надо весной. Когда я это услышал впервые, мне было 15 лет, но я уже тогда сообра- зил, что если весной окунуть в воду здорово- го, то результат будет «на один конец». Рис.10. Петр Александрович с женой Маней. Рис. 11. Ольга Андреевна с дочкой Музой. У Матвея Цыплен- кова (Матюшки безбо- родого) было два брата: Андрей и Александр, избы которых находи- лись на противополож- ной стороне Карабанов- ского конца. На рис. 8 представлена фотогра- фия, на которой Алек- 19
  20. 20. В.П.Цыпленков сандр у нас в гос- тях уже в Ленин- граде, когда он ещё один (вероят- но, последний раз) мог передвигать- ся. На рис.9 дети Александра и На- стасьи. Сохрани- лась также фото- графия его сына Петра с женой (рис. 10). Рис. 12. Тётя Пóра и её дочь Саша Слезкина Из семьи Андрея запомнилась дочь Ольга Андреев- на, которая в свое время вышла замуж за Кольку Гусева (из нарбековских), и их дочь Муза (рис.11). История их потомков продолжается. У Андрея был старший сын Александр и младший Иван, с которым мы встретились накануне войны в 1941 году. Напомню, что у Матвея, моего деда, были и сестры, из которых я общался лишь с Параскевой, тетей Пóрой (рис. 12). Её выдали замуж в деревню Дорку. Из Цыплен- ковых она стала Слезкиной. С её дочерьми Сашей и Катей и Сашиными дочками Маней, Тоней и Зиной наши дороги после войны постепенно разошлись. 20
  21. 21. ЭПОХА Наука и церковь Родные и близкие отмечали, что с первых дней своей, уже более сознательной жизни Павел Цыпленков тянулся к знаниям, к науке, к интеллигенции. Среди дос- тупной ему в то время достаточно грамотной интелли- генции (по его мнению) были поповичи, приезжавшие на каникулы из семинарии, молодые учителя, а иногда и ссыльные молодые революционно настроенные студенты (рис. 13). Среди своих родных и близких его окружала лишь набожная и малограмотная публика, точнее говоря, совершенно неграмотная. И все же Павел после окончания двух классов церковно-приходской школы упорно продолжил заниматься самообразованием. Тяга к знаниям и упорство его были настолько велики, что, самостоятельно изучая науки, он к своему совершеннолетию смог в Тверской семинарии сдать экстерном экзамен и получить аттестат учителя церковной школы. Это, подчеркнем, случилось в темные времена царизма. Павел родился, когда оберпрокурор Святейшего Синода Победоносцев «над Россией простер совиные крыла», как писал о мрачной эпохе реакции в конце XIX века поэт А.Блок. Павел оканчивал школу в разгар так называемой столыпинской реакции, которая последовала за революцией 1905 года1 . 1 Именно в эти годы в Твери юный Павел знакомится с революцион- ными студентами, примыкает к движению партии социалистов- революционеров. 21
  22. 22. В.П.Цыпленков Однако, столь ра- достное событие в жизни, как ни странно, отрицательно сказалось на мечте Павла об учи- тельской карьере в родном селе, а также на его отношении к рели- гии в будущем. Хотя, если посмотреть стро- же, то не столько сама религия или какая-либо идеология были в этом виноваты. Виноваты были отдельные пред- ставители, пытающиеся не всегда удачно доне- сти истину другим, а иногда допуская гру- бые психолого-педаго- гические ошибки. Для того, чтобы поучать другого, самому нужно глубоко и всесторонне знать предмет, о котором идет речь. И уж никак не подтасовывать факты. Рис. 13. Тверь, 1908 год. Группа студентов, с которыми познакомился Павел Матвеевич, после чего началось его политическое развитие. А случилось с его педагогической мечтой вот что. Возбужденный успехом на экзамене в семинарии мой отец сразу же, не долго раздумывая, помчался к архиерею со своей заветной просьбой, поскольку тот был в Твери, и от него зависело назначение на должность учителя в сельскую школу. Как и полагалось образованному и вос- питанному человеку, отец приложился (поцеловал) к руке архиерея и после этого изложил свою просьбу о назначе- нии его в районную сельскую школу по месту его житель- 22
  23. 23. ЭПОХА ства в селе Поречье. Школа располага- лась рядом в деревне Хорошово. Архие- рей, великолепно зная обстановку в их районе, спокойно от- ветил, что в настоя- щее время свобод- ных вакансий в их школе не имеется. Отец растерял- ся и подумал, что архиерей запамято- вал по старости, и, забыв обо всех при- личиях в данной си- туации, возразил, что он недавно сам выяснял этот вопрос и знает, что именно в их деревенской школе есть одно свободное ме- сто. На это замечание почтенный архиерей, нисколько не смутившись, ответил, что сие место уже забронировано для будущей учительницы Новоселовой. Не разбираясь в бюрократических тонкостях и не понимая глубинных причин, юный Павел Матвеевич напомнил архиерею, что всем известно, что этой Новоселовой-то ещё целый год учиться, а он уже имеет на руках аттестат. Рис. 14. Санкт-Петербург. Пороховые. Семья Агафонова, директора Охтинской лесной дачи. Пришлось архиерею повысить голос и строго ука- зать аттестованному, что девица Новоселова – дочь свя- щенника из их же прихода, а Цыпленков – простой му- жик. После такого аргументированного разъяснения, отец к ручке архиерея подходить не стал, а ушел, не попрощавшись. На этом у моего отца надолго было покончено с 23
  24. 24. В.П.Цыпленков учительской карьерой, а в отношениях с церковью и ре- лигией образовалась трещина, которая постепенно стала увеличиваться. Особенно после того, как он заинтересо- вался биологией, дарвинизмом, стал читать книги по ес- тественным наукам, а также книги философско-идеоло- гического направления. По этому поводу его, если можно так выразиться, воскреситель или крестный отец Иван Ильич Сергиев (Кронштадтский) говорил: «Вы предпочли Христу Льва Толстого, высших светских писателей, умноживших свое борзописание до бесконечности, так что некогда Христианину взяться за Слово Божие, – которое есть источник чистоты, святости, правды, света, вечной жизни и блаженства». Оставшись в деревне, Павел ищет выход из сложив- шегося положения, как удовлетворить свое самолюбие. В связи с этим следует отметить ещё два небольших по вре- мени, но ярких события того периода, оставивших след в дальнейшей его жизни. После неудачи с должностью учителя Павел Мат- веевич поступает на казенную службу писарем почтового отделения в родном селе Поречье. Ему начинают платить заработную плату и даже предоставляют отдельную жилплощадь при почтовом пункте в их же селе. Отдельная казенная комната при почте давала Павлу возможность в свободное время дополнительно без домашних помех повышать свой образовательный уровень и осваивать работу с денежными документами, различными формами финансовой отчетности, что в дальнейшем ему очень пригодилось и выручило в годы гражданской войны. 24
  25. 25. ЭПОХА Новое положение служащего почты позволяло больше времени уделять чтению научной литературы. Но тут подстерегла его новая неудача. Начитавшись ново- модных трактатов естествоиспытателей, Павел задумался о совершенствовании деревенского хозяйства. Наиболее простым, по его понятиям, был постановка эксперимента по выведению собственной новой породы яйценоских кур в своем хозяйстве. И в этом-то хозяйстве, наследни- ком которого он являлся по закону первородства, подсте- регла беда молодого ученого-мичуринца. Правда, не сле- дует забывать, что в это время он жил не в своей избе, а, как начинающий интеллигент, в отдельной квартире при почте. В его же хозяйстве трудились родная мать и сест- ры Татьяна и Евдокия, о чем он за чтением умных книг как-то и не задумывался. Добавим, что служба Павла пи- сарем на почте и служебная жилплощадь заметно выде- ляли его из общей массы крестьян-земляков. Это была очередная ступенька в интеллигенцию. В этот же период тяжело заболел его отец Матвей и вскоре скончался. В народе говорили, как всегда в таких случаях, что его не смогли спасти «эскулапы». На могиле отца Павел дает клятву, что обязательно выучится и станет хорошим вра- чом! Сейчас мы понимаем, что такой зарок крестьянина в дореволюционной России был весьма фантастическим. Куры, тем временем, не зная о хозяйских пробле- мах, несли себе, как это положено у кур, яйца. В один из свободных от почтовых дел день, молодой хозяин Павел Матвеевич является в свою родную избу и в разговоре за чаем, не задумываясь о том, что его мама умных книжек не читала, предлагает ей и сестрам ежедневно отмечать, какая из кур снесла яичко. Ведь он замыслил отобрать яйценоскую породу и приступил к эксперименту, полагая, что «ассистентов» не слишком затруднит это поручение. У мамы просьба сына вызвала истерику. За- 25
  26. 26. В.П.Цыпленков ливаясь слезами, она стала причитать, что с покойным отцом прожила долгую и нелегкую жизнь, но он-то нико- гда не проявлял жадность и не заставлял её учитывать подобные пустяки. И уж от родного своего единственно- го сына она вообще такого унижения ожидать никак не могла. Вот, мол, до чего я на старости лет дожила: родной сын решил яички контролировать. Не заслужила я такого унижения. Какой позор, если об этом узнают деревенские соседи! Павел попытался успокоить мать. Ей было в это время чуть за сорок лет. Но никак не мог успокоить, объясняя, что это он делает не ради корысти, а ради науки. Безуспешно! Впоследствии биологические экспе- рименты в его хозяйстве больше не проводились. После таких неудач – ссора с церковным руково- дством и обида ближайших родственников – надо пола- гать, Павел решил искать другие условия для решения своих проблем, осуществления планов и исполнения же- ланий. Для этого ему пришлось покинуть родное село Поречье, берега реки Мелечи, и отправиться на берега другой реки – Невы. Санкт-Петербург, столица Россий- ской Империи, манил молодого сельского интеллигента. Решение созрело в 1908 году, когда он в Твери познако- мился с молодым студентом Агафоновым и, уразумев, что тот через своего отца, старшего Агафонова (рис. 14), служившего в Санкт-Петербургском Лесном институте заведующим Охтинской научно-учебной дачей в Поро- ховых, может устроить его на имевшуюся там вакансию, собрался в дальнюю дорогу. В Санкт-Петербурге Павел побывал малышом, потянуло его в столицу и юношей. 26
  27. 27. ЭПОХА Имена на обломках самовластья По рекомендации студента Агафонова Павел Мат- веевич явился в Лесной институт (рис. 15), в котором планировались большие полевые научные работы, и тре- бовались сотрудники с умелыми руками и светлыми го- ловами. Надо понимать, что профессоров в институте хватало, а вот рабочие для полевых подготовительных работ были в дефиците. Нужны были заинтересованные и грамотные люди. Идеологические революционные взгляды Павла совпадали со студенческими, с позицией городской молодёжи. В эти годы активную пропаганду вели социалисты-революционеры (эсеры), выступающие, как партия крестьянства, привлекая к работе сельскую молодежь, которая в России тогда была гораздо много- численнее городского пролетариата. «Россия вспрянет ото сна, и на обломках самовла- стья напишут наши имена», – всерьез скандировали юные революционеры на сходках, сверкая глазами после прочтения замусоленных брошюрок с сочинениями Ни- колая Чернышевского, Петра Лаврова, Николая Михай- ловского, Виктора Чернова. Особенно усилились рево- люционеры спустя десять лет после описываемого при- езда Павла в Санкт-Петербург. В 1917 году в дни Фев- ральской революции партия эсеров превратилась в круп- нейшую политическую силу, достигла по своей числен- ности миллионного рубежа, приобрела господствующее положение в местных органах самоуправления и боль- шинстве общественных организаций, осенью победила на выборах в Учредительное собрание. Её представите- лям принадлежал ряд ключевых постов в правительстве. Привлекательными для населения были идеи этой пар- 27
  28. 28. В.П.Цыпленков Рис. 15. Санкт-Петербург. Лесной институт. Начало трудовой и революционной деятельности Павла Цыпленкова тии: демократический социализм и мирный переход к нему. Однако, несмотря на всё это, эсеры не смогли удержать власть. Работа в Лесном институте пришлась Павлу по ду- ше. Он включился в активную деятельность по подготов- ке новых делянок для проведения научных посадок различных древесных пород на участках лесной дачи по берегу речки Луппы рядом с дорожкой (тропинкой) под названием Пунтоловка. Следует особо заметить, что при этих посадках впервые был использован квадратно- гнездовой метод, много позже получивший такое назва- ние впервые в работах академика Т.Д.Лысенко. Павлу поручили руководить группой рабочих. Для удобства их размещения поблизости от работы всех по- селили в дом профессора Агиевского, имеющего шесть пустующих комнат. Профессор вселялся в этот заброни- рованный за ним дом лишь на короткое время, когда 28
  29. 29. ЭПОХА проводил практику со студен- тами. Скандала и спора с про- фессором не возникло, а вот своё задание Павел выполнил точно в срок. Он к 1913 году совершенно не отличим уже от сотрудников Института, носит такую же форму (рис. 16). Со многими молодыми учеными- лесоводами он установил при- ятельские отношения. В этот период времени, находясь в окружении интел- лигентной молодёжи, Павел особо усиливает свою полити- ческую активность. Если в де- ревне его политические порывы ограничивались тем, что он сочинял частушки про местных мироедов-богачей: «Анкудинов и Мишуха Петухов понаделали великих вам грехов!», то в Санкт-Петер- бурге он участвует в общест- венной жизни всего Порохов- ского района, не только Ох- тинской дачи. Рис. 16. Молодой интелли- гент в форме сотрудника Лесного института и в роли жениха. П.М.Цыпленков. 4 ноября 1914 года Рис. 17. Павел встретил девушку Клаву Дедюхину. На фоне высокой обще- ственной активности Павел не забывает и о личной жизни. Так, он знакомится с житель- ницей этого района молодой девушкой Клавдией Дедюхи- ной, из мещан, и её родствен- никами (рис. 17). Можно ска- зать определенно, что Павлу с 29
  30. 30. В.П.Цыпленков родственниками Клавы повезло. В то время в их семье, у Марии и её мужа Павла, из живых в то время было шестеро детей. Вот список: 1. Мария Павловна (старшая) 2. Екатерина 3. Пантелеймон 4. Глафира 5. Клавдия 6. Ольга Все дети в этой се- мье, за исключением Клавы, уже имели свои семьи и, что немаловажно, квар- тиры в городе или собственные дома в Пороховых. Кла- ва проживала с родителями, имея медицинское образо- вание, работала в частной клинике (рис. 18). Вот с этой- то девушкой и познакомился молодой лесной инженер. В начале 1915 года Паля, как стала называть Павла Матвеевича Клава Дедюхина, решается окончательно от- дать ей свои руку и сердце и вести под венец (рис. 19). Но и в этот раз ему, как и с учительством, не повезло с религией. Правильнее сказать не с религией, а со служи- телем культа. Рис. 18. Клава – акушерка на службе в частной клинике 30
  31. 31. ЭПОХА Священник церкви Свя- того Духа1 в Пороховых отка- зался молодого парня повен- чать по причине редкого и не- регулярного посещения им этой церкви и неявок самого Павла на исповедь. Более того, старшего (первого) его сына Евгения2 , который родился весной, 11 марта 1916 года (рис. 20, 21), этот священник не вписал в церковную книгу. Последствия этого деяния священника про- явились много лет спустя, ко- гда скончалась наша мама. При оформлении документов от- крылось, что ни муж, ни стар- ший сын не являются её закон- ными наследниками. Рис. 19. Павел отдал Клаве руку и сердце в мае 1915 года. 31 мая у Клавы день рождения. 1 От кольца в Пороховых рядом с церковью до кольца на Охте была одноколейная трамвайная линия с разъездами для встречных поез- дов. На Охте на конечной станции был строгий злой контролер. По этой причине весь этот трамвайный маршрут в народе прозвали «от Святого до Злого духа». 2 При крещении своего первого сына отец волновался, а тут ещё раз- говоры, трения со священником. В то время Павел был поклонником творчества Льва Толстого, вероятно, по этой причине хотел назвать своего первенца Львом. Однако же подобное имя, как заметили ок- ружающие, не гармонировало с его фамилией Цыплёнков. Смутив- шись, он решил дать своему сыну редкое имя Касьян. И это имя за- браковали. Ведь все дети будут справлять свои именины каждый год, а Касьян день Ангела отмечает раз в четыре года – 29 февраля. В результате назвали первенца Евгением. 31
  32. 32. В.П.Цыпленков Пришлось вызвать меня из командировки, посколь- ку я был зарегистрирован уже государством и при совет- ской власти в 1925 году. Можно полагать, что на подоб- ное отношение священника влияло не столько пренебре- жение исповедями, но заметная политическая активность Павла. В самом начале 1917 года в короткий период Фев- ральской революции, в возрасте Христа, мой отец актив- но принимает участие в революционном движении в стране и в подготовке выборов в Учредительное Собра- ние. В это время он уже был секретарем Пороховского Совета, и по его инициативе на организованный им ми- тинг были приглашены в Пороховые представители раз- личных политических партий. Именно на этом митинге выступал социал-демократ, большевик В.И.Ленин. Подтверждением этого факта служит большая кар- тина маслом, написанная отцом позже. Картина называ- ется «Выступление В.И.Ленина на митинге в Порохо- вых». В то время, когда отец писал эту картину, я сам был рядом с ним, а в перерывах он мне подробно расска- зывал, как проходил митинг и кто на нем выступал. Теперь я сожалею, что в ту пору мало интересовался историей и не записывал для себя эти рассказы. Обидно, что такие живые факты нашей истории, представленные очевидцем и организатором мероприятия, не просто со временем забываются, а, порой, специально умалчивают- ся и даже иногда искажаются, фальсифицируются. Объяснить такое негативное отношение, на мой взгляд, можно тем, что руководил тогда Пороховыми член партии эсеров, эта партия социалистов-революци- онеров пользовалась большим авторитетом, и в Учреди- тельное Собрание были избраны делегатами, в основном, эсеры, а не большевики. 32
  33. 33. ЭПОХА А вот ещё вспоминается, кстати, один любопытный факт, связанный с последствиями Февральской и Ок- тябрьской Социалистической революций. В тот день, ко- гда произошел так называемый «разгон Учредилки» (матрос Железняк и т.п.), выяснилось, что некому пла- тить за предварительную и подготовительную бумажную работу тем писарям, которыми руководил мой отец. Пришлось ему, не откладывая в долгий ящик, ведь события тогда мелькали с калейдоскопической быстротой, побеседовать серьезно не с матросом Железняком, а с всемогущим Моисеем Соломоновичем Урицким. Тот распоряжался по поводу чего-то в Таврическом дворце, и отец спросил его, кто же будет оплачивать работу писарей? Урицкий остроумно ответил: «Кто нанимал писарей, тот и должен с ними расплатиться». «Но ведь Вы же только что всех наших нанимате- лей арестовали!» – возразил отец. Урицкий призадумал- ся, а после лишь развел руками. В самом деле, какие могут быть мелкие вопросы об оплате труда ничтожных писарей, когда Октябрьская ре- волюция ставила перед всей страной грандиозные задачи, за решение которых участники платили своими жизнями, а не керенками. Пролетарская революция порождала новые идеи, новые проблемы. Возникли идеи и в голове Павла Матвеевича. Со своими идеями группа революционно настроенных молодых людей, участников двух революций 1917 года, но не коммунистов, а представителей, в большинстве своем, крестьянства, идут в Смольный к Ленину. Там с Лениным эти ходоки обсуждают план орга- низации коммуны – сельскохозяйственного кооператива – и, получив от Ленина мандат, долго не мешкая, выез- жают на Алтай, где на пустующих плодородных землях 33
  34. 34. В.П.Цыпленков планировалась эта сельскохозяйст- венная коммуна. И вот на востоке нынешнего Казах- стана, в городе Усть-Каменогор- ске в семье отца появился второй сын Александр (рис. 22). По уставу коммуны каждый член вкладывал свой пай, чем мог, и выбирал свою роль в коммуне. Мой отец вложил библиотеку книг и роль свою обозна- чил преподавате- лем в организо- ванной им при коммуне школе. Вот-вот, казалось, и сбудется его первая заветная мечта на степных просторах, вдали от суеты больших городов, при совер- шенно новой власти, свободной от мистической религии и её служителей. Только и в этот раз судьба сыграла с Павлом Матвеевичем злую шутку. В Омске объявился новый Рис. 20. Клавдия Павловна со своим первенцем Евгением, 1916 г. 34
  35. 35. ЭПОХА Рис. 21. Клава с годовалым Евгением вместе с младшей сестрой Павла Дуней. С Дуней Клава тесно сдружилась. «На добрую память Дуне от невестки. 1916 год» правитель адмирал Александр Колчак. Ему содействовал местный Алтайский окружной казачий атаман, который ликвидировал зарождающуюся коммуну, а самих комму- наров, способных держать винтовку, отправил солдатами в армию Колчака. Вчера – коммунары, завтра – бело- гвардейцы. Таковы сюрпризы Гражданской войны. Не знаю, кому и как повезло в той мобилизацион- ной сумятице, только отец уже через три дня бежал от Колчака и с помощью и при поддержке большевиков- подпольщиков оказался на стороне «красных», наших, и до победы над «белыми» работал в должности казначея СибРевКома. В 1920 году отец приступил к осуществле- нию другой своей мечты – поступил в Уральский меди- цинский институт. 35
  36. 36. В.П.Цыпленков Рис. 22. Мои старшие братики-коммунары алтайские. Женя на коне – 3 года. Шура на пеньке – 1 год. 36
  37. 37. ЭПОХА Смерть и жизнь В эти смутные годы семья путешествовала. Однако, уже в 1923 году родилась дочь Муза, то есть уже третий ребенок, и вся семья возвратилась в Петроград. Отец пе- ревелся из Уральского медицинского института в Воен- но-медицинскую академию. В то время такой переезд и перевод был связан с большими трудностями, о которых лучше поговорить особо. Если не касаться получения городской прописки (ведь они выехали из Петрограда), получения квартиры для большой семьи, то все трудности семья преодолела. Может показаться, что мирная жизнь налаживается, за- боты, страхи и переживания остались в прошлом. Моло- дая Клава была ещё с малых лет в своей семье Дедюхи- ных приучена к ведению домашнего хозяйства, не сиде- ла, сложа руки, как барыня, по выражению той эпохи. Ни один праздничный стол без её вкуснющих пирогов не обходился. И вот однажды, во время какого-то веселого чаепи- тием один из гостей, сидящих за столом, наблюдая, как хозяйка вносит аппетитный пирог, заметил: «А третье- го-то сына ещё нет!» К этому времени старца Иоанна уже не было в живых, существовал лишь монастырский приход на набережной реки Карповки, и оставалось в памяти пророчество священника. Под рюмочку пожелали третьего сына радушным хозяевам и спокойно разошлись по домам. Никто из гостей всерьез, наверное, не мог себе и представить, что эта легенда может осуществиться. В семье Цыпленковых уже было три ребенка, а материальное положение оставалось весьма скромным. Клава то и дело относила что-нибудь из вещей, сохра- 37
  38. 38. В.П.Цыпленков нившихся с прошлых лет, в ломбард. Отец постепенно отучил её от этих неразумных «кредитов», заставил пе- рейти на плановое хозяйство, установил месячную норму потребления и утвердил список лишь самых необходи- мых покупок. И все же новый эпизод в жизни семьи приближался. Был он трагическим, связанным с кровью и смертью чело- века, которую можно назвать даже убийством. Случай мра- чный и таинственный, долгое время сохранявшийся в сек- рете, и мы, дети, ничего о нем не знали. За давностью лет, поскольку я сам невольно оказал- ся участником этого серьезного происшествия, позволю себе открыть читателю всю правду. Прошу, конечно, всех простить меня за безапелляционные заявления. Я не забыл, что в начале книги я обещал строить повествова- ние на базе реальных эпизодов, случаев из жизни, фак- тов, событиях, в которых принимал участие или был оче- видцем. В данном же событии я был центральным дейст- вующим лицом, и пусть простят меня читатели за иронию и юмор, без которых этот инцидент выглядел бы совсем ужасным. Всем совершенно ясно, что о своем появлении на свет я не могу свидетельствовать, поскольку новорож- денный ничего не помнит. Оправдывая свое невнима- тельное отношение к процессу своего рождения, со- шлюсь на научные работы физиологов, из которых я ясно понял, что в этот момент необходимые для запоминания извилины в моем мозгу ещё не приняли нужной формы. Вот в связи с таким моим недостатком я признаюсь, что рассказываю о первых шагах в моей жизни, как я узнал позднее со слов моих родителей, которым я не могу не верить. Более того, моя уверенность в правоте моих родителей укрепилась позже ещё и тем, что некоторые эпизоды, остававшиеся в тайне всю жизнь, были 38
  39. 39. ЭПОХА поведаны мне моей мамой буквально перед её кончиной. А сама её тайна состояла в том, что к началу 1925 года она была беременна четвертый раз, а материальное положение семьи уже при трех детях и муже-студенте было весьма шатким, и это заставило её серьезно подумывать об аборте. Следует заметить, что в то время подобная мера го- сударством не поощрялась и строго наказывалась зако- ном. Подпольные же аборты часто приводили к смер- тельному исходу. Вследствие этого, например, сконча- лась моя двоюродная сестра Серафима. Правда, моя мать имела медицинскую квалификацию акушерки или пови- вальной бабки и, зная об ответственности перед законом, все же решилась на риск. Она без предварительных анализов и показаний приборов, как мне рассказывала впоследствии, нащупала голову младенца и умертвила его с помощью стальной вязальной спицы. Мама здорово просчиталась, поскольку убитое дитя осталось во чреве, но началось воспаление и сильные боли. Пошла кровь, и на «скорой помощи» с ди- агнозом «рожистое воспаление» её отвезли в инфекцион- ное (заразное) отделение Военно-медицинской академии. И вот, когда её поместили в палату с заразными больными, у мамы начались настоящие роды, и самое за- бавное, что обнаружился ещё и второй живой и здоровый ребенок. Его, едва он появился на свет, срочно перенесли в чистое отделение. Этим новорожденным оказался я (рис. 23), автор этой книги, третий сын в семье Павла Матвеевича, рож- дение которого предрек ему Иоанн Кронштадтский. Для проверки третьего пункта предсказания старца понадобился большой срок, поскольку отец мой прожил почти сто полных лет. Удивительно, что это предсказа- ние Иоанна, как и известное из истории предсказание 39
  40. 40. В.П.Цыпленков Рис. 23. Исполнилась вторая часть из предсказания Иоанна Кронштадтского. 10 марта 1925 года я с горем пополам родился. Оракула царю Акрисию, отцу Данаи, сбылось слово в слово. Замечу, что древние греки были, по теперешним взглядам, язычники, а до нашей правильной веры человечество шло ещё тысячу лет. 40
  41. 41. ЭПОХА В качестве заключения к той части моего рассказа, в которой я постарался, как мог серьезно и с долей юмо- ра, изложить в письменном виде ту чудесную легенду, которая возникла очень давно и существовала уже в на- шей семье много-много лет и вспоминалась и обсужда- лась устно лишь в кругу своих. Случалось, за столом говорили про это, но без осо- бых подробностей, чаще всего, в связи с событиями, происходившими в нашей семье. Хотя и косвенно касающиеся этой темы, но обязательно затрагивающие вопрос Веры. Надо полагать, что и тот разговор за столом в 1923 году был навеян событиями с самим старцем Иоанном и его подворьем в Петрограде. Кстати напомню, что это подворье было при женском монастыре, в который в марте 1903 года настоятельницей была назначена Анна Семеновна под именем игуменьи Ангелины. А вот как раз в 1923 году монастырь и был закрыт. Известие о закрытии монастыря коммунистической властью напомнило всем о семейной легенде. Сам Иоанн Кронштадтский, в миру Иван Ильич Сергиев, в жизни был человеком весьма необычным, о чем наглядно могут свидетельствовать обстоятельства его женитьбы1 и вся его жизнь и службы в Кронштадте. В своих проповедях Иоанн гневно обличал богоот- ступников-интеллигентов-писателей (борзописцев). Од- нако же, сам он не смог предугадать, что один из благо- словленных им на долгую жизнь отроков будет с малых лет стараться пробиться из крестьян в интеллигенцию и разделит некоторые взгляды Льва Толстого. 1 Насколько я представлял себе, он ведь не был ни монахом, ни като- ликом. 41
  42. 42. В.П.Цыпленков Анализируя сказан- ное выше уже в более взрослом состоянии, ко- гда, как я полагал, к этому времени в моей голове большая часть извилин уже приняла нужные фор- мы, и состояние моей высшей нервной системы позволяло задумываться и рассудительно подходить к решению сложных за- дач, возникающих на мо- ем жизненном пути, более разумно, я, грешник вели- кий, и представил по- своему всю картину ле- гендарного предсказания. Добрый пастырь Ио- анн, наставляя Анну Цып- ленкову о будущем её сы- на, находясь постоянно под влиянием Священного Писа- ния, мысленно видел Ковчег, в котором уже более чем шестисотлетний Ной плывет со своими – заметьте, тре- мя! – сыновьями: Симом, Хамом и Иафетом. Эти дети Ноя, как уверяют те, кто знал их лично, дали начало на- родам, населившим Землю после Всемирного Потопа. Мне представляется вполне вероятным, что при подоб- ном направлении мыслей в своей голове Иоанн мог по- ведать Анне о долгой жизни её ребенка и о трех его сы- новьях. Рис. 24. Павел Матвеевич Цыпленков в возрасте 99 лет. Я понимаю, конечно, что читатель, лучше меня знающий священную историю, сразу заметит, что и у са- мого первого мужчины на Земле по имени Адам тоже 42
  43. 43. ЭПОХА родилось три сына. Их звали Каин, Авель и Сиф-Благо- нравный, от которого, кстати, род Ноя и шел по прямой линии. О возрасте Адама я не задумывался особо, по- скольку при его проектировании главный и очень стро- гий боженька Яхве сконструировал его первоначально вечно живым, а это был бы возраст фантастический, бес- предельный. Нельзя забывать, что за небольшую оплош- ность, как понимают современные человеки, Адам был лишен этого преимущества и скончался, когда ему стук- нуло 930 лет. Ной умер в возрасте 950 лет, что и укрепило мое предположение. Исходя из разных истори- ческих показателей о постепенном сокращении продол- жительности человеческой жизни до 120 лет, то по срав- нению с ветхозаветными библейскими старцами, мне по- казалось, даже возраст 80 лет для простого смертного может считаться большим, а более 80 лет жизнь перехо- дит в категорию «долгой». Отец же мой прожил почти сто лет. Значит, Иоанн предсказал верно (рис. 24). Вернемся, однако же, от воспоминаний о легенде к описанию развития третьего сына Павла Матвеевича. Прямо из отделения Военно-медицинской академии его привезли в квартиру №35 на третьем этаже дома №9 по Смольному проспекту, и до третьего своего года жизни малыш развивался и рос в кроватке с защитными от вы- падения из нее прямо на пол перегородками, в рубашон- ке выше пупка, поскольку тогда памперсами не принято было пользоваться, и под наблюдением мамы и няни, и их добровольных помощников в лице старших братьев и сестры. 43
  44. 44. В.П.Цыпленков О вере в Бога и Буку Предупреждаю читающего, что в ходе своего рас- сказа я касаюсь религиозных тем. Я не имею желания обидеть ни каждого действительно верующего в своего Бога человека, ни атеистов за их неверие ни в какого Бога и потустороннюю жизнь после смерти. Если учесть, что я родился в стране уже светской, в которой церковь была отлучена от государства, и воспитывали меня в детских организациях как атеиста1 , то в среде наших родственни- ков в то время оставались глубоко верующие люди. Представьте, никаких конфликтов и противоречий между верующими и безбожниками в нашей семье не возника- ло. Более того, скажу, что меня в 1925 году крестили, но- сили причащать в Охтинскую церковь, А я, подрастая, стал сталкиваться с непонятными вопросами, которые требовали ответа. В раннем детском возрасте, который я ограничиваю для себя тремя годами, я имел свою веру в чудесное и та- инственное. Правда, верил я тогда не в настоящего Бога, о котором в то время я не имел представления, а в Буку. История эта проста, вполне правдива и весьма поучи- тельна, а связана она с моей няней. Поясняю, что в те времена молодые девушки из деревни часто приезжали в Питер к своим родным и знакомым с целью получения образования или устройства на работу на фабрику и т.п., 1 Этим я хочу специально подчеркнуть, что веру нельзя искоренить. Церковная деятельность в СССР продолжалась, оставалось и множе- ство верующих. В нашей семье меня воспитывали не как фанатично- го атеиста, а как думающего человека, который способен сравнивать ответы, которые дают религия и вероучения с одной стороны и наука и собственный жизненный опыт с другой. 44
  45. 45. ЭПОХА а пока осваивались с новой городской обстановкой по- ступали на должность няни. Вот такая няня из Поречья, когда укладывала меня спать в кроватку, а я капризничал и долго не засыпал, говорила мне страшным шепотом, указывая пальцем в темный угол детской комнаты, в ко- торой стояла моя кроватка, что если я быстро не засну, то из этого зловещего угла придет страшная Бука. Что же собой представляет эта страшная (или страшный) Бука? Первые годы после рождения самым большим миром для меня была наша коммунальная квартира. Каких чудовищных зверей я мог увидеть в этом мире? Только кошку Мурку да песика Валета, кото- рые были совсем не злыми и дикими, а домашними и до- брыми и могли, разве что, лизнуть. Но няня продолжала внушать, что если я не засну, то Бука может даже утащить меня к себе туда в этот дальний темный угол. И тут я вспомнил, как летом на да- че на Медвежьем Стане большой паук крестовик ловил мух в свою паутину. Когда паук сплетет свою паутину и спрячется, то его совсем не видно, а когда муха запутается и издает жалобные звуки, он мгновенно появляется из своего укрытия. Такая картина, только паук огромный и страшный, мне и представилась, когда няня продолжала шептать о том, что Бука даже может меня съесть. Воспоминания о пауке и то, что она говори- ла особым шепотом, чтобы Бука не услышала, действо- вали на меня очень устрашающе, а я искренне верил ей и вскоре действительно засыпал. Глупенький, я не мог по- думать, что и сонного ребенка Бука может ещё легче утащить. Впрочем, инстинкт подсказывал мне, что уют- ное детское одеялко – лучшая защита от Буки. Освободившись от меня, няня шла в соседнюю комнату «нянчиться» с моими старшими братьями. И вот однажды смех и визг из соседней комнаты разбудили меня. И как ни странно я, набравшись мужества, не стал плакать и звать на помощь, а принялся рассматривать 45
  46. 46. В.П.Цыпленков зловещий темный угол, из которого Бука так и не вышла, хотя я ведь уже давно не спал, и стал с любопытством прислушиваться к разговорам в соседней комнате: Голос брата: «Да не шуми, ведь Вадька проснется!» Голос няни: «Не бойся. Он ведь глупенький, мне ве- рит, а я ему таких страхов наговорила, что будет до утра спать, как убитый». После этого и других подобных случаев вера в Бу- ку, не говоря уже про доверие к юной няньке, у меня бы- стро и полностью угасла. Однако, силу слепой веры я ис- пытал на своем наглядном примере, запомнил и оценил силу внушения «глупенькому ребенку». Когда у нас появился мой младший брат (двоюрод- ный), а это было уже время, когда новорожденных не обязательно нужно было крестить, и им давали совер- шенно новые революционные имена: Владлен, Нинель, Мира, Аврора, Марксен и другие без крещения. Я уже совсем разуверился в реальности Буки. Однако, когда мне приходилось нянчиться с этим двоюродным братом, которого нарекли Кимом, Я без зазрения совести исполь- зовал старый испытанный на мне метод и, указывая ему на тот же темный угол, вещал страшным шепотом, что если он не будет быстро и без капризов засыпать, то из угла может появиться свирепая Бука. И конечно он, пу- гаясь, быстро засыпал, а я спокойно на полу рядом с его кроваткой мог играть в оловянных солдатиков. Должен заметить, что среди наших знакомых были и истинно верующие в Бога люди. В основном, женщи- ны. Их религиозность оправдана тем, что они, в своем большинстве, были далеки от академической науки и, сказать честно, ни писать, ни читать они не умели. 46

×