ОБРЕТЕНИЕ БУДУЩЕГО      СТРАТЕГИЯ 2012     Москва - 2011           1
.СОДЕРЖАНИЕ                                                    стр.Предисловие                                          4М...
ПРЕДИСЛОВИЕ      Публикация в феврале 2010 года доклада "Россия XXI века: образжелаемого завтра" спровоцировала широкую, а...
МОДЕРНИЗАЦИЯ КАК СТРАТЕГИЯ                 НАЦИОНАЛЬНОГО РАЗВИТИЯ1      Доклады ИНСОР – «Россия в XXI веке» и «Обретение б...
остановке и даже к регрессу: привстав с колен, страна попятиласьназад.      «Смена вектора развития» остается лозунгом, ко...
подспудно навязывается теневая идеология, далекая от идеалов иценностей подлинной модернизации.      Однако наряду с этим ...
Жанр, в котором выполнен данный доклад, так и называется –стратегическое планирование в предвыборном контексте.           ...
религии» в России вообще свойственно эпатировать себя и всех ужасами«последнего шанса». Но сейчас это перестает быть ритор...
Поэтому образ желаемого будущего — не только картинытеоретически возможного процветания, но в первую очередьгарантированно...
обеспечить максимальную мобильность и возможности выбора,высвободить энергию самореализации.     Такой подход задает рамки...
Эти рассуждения могут показаться либеральной лирикой, но онивыводят на совершенно прозаические и крайне жесткие вопросы:  ...
истории человечества в этом воздействии на будущее открываетсявозможность глобального картельного сговора — и никакая конк...
Положение России в этом плане двойственно: она и наследницафрагментарного величия СССР — но и страна, которой все еще пред...
оказывается вовсе не арифметической. После эмансипации от партииостаются не готовые институты, а «осиротевшие протезы» (А....
полноценной модернизацией, то путь до цели придется измерятьсветовыми летами.      Центральная проблема модернизации – про...
на этой основе возможно и удовлетворение державных, геополитических,силовых и прочих амбиций. Несвобода и бесправие гражда...
КРИТЕРИИ СТАРТА: ПУТЫ ВЛАСТИ И ПОТЕНЦИАЛ                      ОБЩЕСТВА     В дискуссиях о будущем страны пропущен вопрос п...
или эскалация поддержки отечественной халтуры устранением внешнихконкурентов.      Однако все тут же признали бы началом м...
административного прессинга и взяткоемкости в рублях и у.е., устранениякоррупциогенных схем, сокращения сроков допуска на ...
модернизации должен стать реальный потенциал общества, а не толькопродвинутое руководство с прикормленными деятелями своей...
Когда страна в тупике, для возврата к исконным ценностям и«корням» существующее положение приходится не закреплять, арешит...
самореализации. Сюда же примыкает оппозиция консервативных иинновационных ценностей.      Для нас это актуально: консерват...
конкуренции. А уже потом страну накрывает «голландская болезнь»,усугубленная институциональным проклятьем. И мы получаем с...
атмосфера. Государство, пугающееся и третирующее несогласных, намассовые инновации в экономике и технологиях может не расс...
систематично и всерьез, без оговорок и до потери репутации – какубогость, не способную к самостоятельному делу и к честной...
Insorreport 2012-110317065745-phpapp01
Insorreport 2012-110317065745-phpapp01
Insorreport 2012-110317065745-phpapp01
Insorreport 2012-110317065745-phpapp01
Insorreport 2012-110317065745-phpapp01
Insorreport 2012-110317065745-phpapp01
Insorreport 2012-110317065745-phpapp01
Insorreport 2012-110317065745-phpapp01
Insorreport 2012-110317065745-phpapp01
Insorreport 2012-110317065745-phpapp01
Insorreport 2012-110317065745-phpapp01
Insorreport 2012-110317065745-phpapp01
Insorreport 2012-110317065745-phpapp01
Insorreport 2012-110317065745-phpapp01
Insorreport 2012-110317065745-phpapp01
Insorreport 2012-110317065745-phpapp01
Insorreport 2012-110317065745-phpapp01
Insorreport 2012-110317065745-phpapp01
Insorreport 2012-110317065745-phpapp01
Insorreport 2012-110317065745-phpapp01
Insorreport 2012-110317065745-phpapp01
Insorreport 2012-110317065745-phpapp01
Insorreport 2012-110317065745-phpapp01
Insorreport 2012-110317065745-phpapp01
Insorreport 2012-110317065745-phpapp01
Insorreport 2012-110317065745-phpapp01
Insorreport 2012-110317065745-phpapp01
Insorreport 2012-110317065745-phpapp01
Insorreport 2012-110317065745-phpapp01
Insorreport 2012-110317065745-phpapp01
Insorreport 2012-110317065745-phpapp01
Insorreport 2012-110317065745-phpapp01
Insorreport 2012-110317065745-phpapp01
Insorreport 2012-110317065745-phpapp01
Insorreport 2012-110317065745-phpapp01
Insorreport 2012-110317065745-phpapp01
Insorreport 2012-110317065745-phpapp01
Insorreport 2012-110317065745-phpapp01
Insorreport 2012-110317065745-phpapp01
Insorreport 2012-110317065745-phpapp01
Insorreport 2012-110317065745-phpapp01
Insorreport 2012-110317065745-phpapp01
Insorreport 2012-110317065745-phpapp01
Insorreport 2012-110317065745-phpapp01
Insorreport 2012-110317065745-phpapp01
Insorreport 2012-110317065745-phpapp01
Insorreport 2012-110317065745-phpapp01
Insorreport 2012-110317065745-phpapp01
Insorreport 2012-110317065745-phpapp01
Insorreport 2012-110317065745-phpapp01
Insorreport 2012-110317065745-phpapp01
Insorreport 2012-110317065745-phpapp01
Insorreport 2012-110317065745-phpapp01
Insorreport 2012-110317065745-phpapp01
Insorreport 2012-110317065745-phpapp01
Insorreport 2012-110317065745-phpapp01
Insorreport 2012-110317065745-phpapp01
Insorreport 2012-110317065745-phpapp01
Insorreport 2012-110317065745-phpapp01
Insorreport 2012-110317065745-phpapp01
Insorreport 2012-110317065745-phpapp01
Insorreport 2012-110317065745-phpapp01
Insorreport 2012-110317065745-phpapp01
Insorreport 2012-110317065745-phpapp01
Insorreport 2012-110317065745-phpapp01
Insorreport 2012-110317065745-phpapp01
Insorreport 2012-110317065745-phpapp01
Insorreport 2012-110317065745-phpapp01
Insorreport 2012-110317065745-phpapp01
Insorreport 2012-110317065745-phpapp01
Insorreport 2012-110317065745-phpapp01
Insorreport 2012-110317065745-phpapp01
Insorreport 2012-110317065745-phpapp01
Insorreport 2012-110317065745-phpapp01
Insorreport 2012-110317065745-phpapp01
Insorreport 2012-110317065745-phpapp01
Insorreport 2012-110317065745-phpapp01
Insorreport 2012-110317065745-phpapp01
Insorreport 2012-110317065745-phpapp01
Insorreport 2012-110317065745-phpapp01
Insorreport 2012-110317065745-phpapp01
Insorreport 2012-110317065745-phpapp01
Insorreport 2012-110317065745-phpapp01
Insorreport 2012-110317065745-phpapp01
Insorreport 2012-110317065745-phpapp01
Insorreport 2012-110317065745-phpapp01
Insorreport 2012-110317065745-phpapp01
Insorreport 2012-110317065745-phpapp01
Insorreport 2012-110317065745-phpapp01
Insorreport 2012-110317065745-phpapp01
Insorreport 2012-110317065745-phpapp01
Insorreport 2012-110317065745-phpapp01
Insorreport 2012-110317065745-phpapp01
Insorreport 2012-110317065745-phpapp01
Insorreport 2012-110317065745-phpapp01
Insorreport 2012-110317065745-phpapp01
Insorreport 2012-110317065745-phpapp01
Insorreport 2012-110317065745-phpapp01
Insorreport 2012-110317065745-phpapp01
Insorreport 2012-110317065745-phpapp01
Insorreport 2012-110317065745-phpapp01
Insorreport 2012-110317065745-phpapp01
Insorreport 2012-110317065745-phpapp01
Insorreport 2012-110317065745-phpapp01
Insorreport 2012-110317065745-phpapp01
Insorreport 2012-110317065745-phpapp01
Insorreport 2012-110317065745-phpapp01
Insorreport 2012-110317065745-phpapp01
Insorreport 2012-110317065745-phpapp01
Insorreport 2012-110317065745-phpapp01
Insorreport 2012-110317065745-phpapp01
Insorreport 2012-110317065745-phpapp01
Insorreport 2012-110317065745-phpapp01
Insorreport 2012-110317065745-phpapp01
Insorreport 2012-110317065745-phpapp01
Insorreport 2012-110317065745-phpapp01
Insorreport 2012-110317065745-phpapp01
Insorreport 2012-110317065745-phpapp01
Insorreport 2012-110317065745-phpapp01
Insorreport 2012-110317065745-phpapp01
Insorreport 2012-110317065745-phpapp01
Insorreport 2012-110317065745-phpapp01
Insorreport 2012-110317065745-phpapp01
Insorreport 2012-110317065745-phpapp01
Insorreport 2012-110317065745-phpapp01
Insorreport 2012-110317065745-phpapp01
Insorreport 2012-110317065745-phpapp01
Insorreport 2012-110317065745-phpapp01
Insorreport 2012-110317065745-phpapp01
Insorreport 2012-110317065745-phpapp01
Insorreport 2012-110317065745-phpapp01
Insorreport 2012-110317065745-phpapp01
Insorreport 2012-110317065745-phpapp01
Insorreport 2012-110317065745-phpapp01
Insorreport 2012-110317065745-phpapp01
Insorreport 2012-110317065745-phpapp01
Insorreport 2012-110317065745-phpapp01
Insorreport 2012-110317065745-phpapp01
Insorreport 2012-110317065745-phpapp01
Insorreport 2012-110317065745-phpapp01
Insorreport 2012-110317065745-phpapp01
Insorreport 2012-110317065745-phpapp01
Insorreport 2012-110317065745-phpapp01
Insorreport 2012-110317065745-phpapp01
Insorreport 2012-110317065745-phpapp01
Insorreport 2012-110317065745-phpapp01
Insorreport 2012-110317065745-phpapp01
Insorreport 2012-110317065745-phpapp01
Insorreport 2012-110317065745-phpapp01
Insorreport 2012-110317065745-phpapp01
Insorreport 2012-110317065745-phpapp01
Insorreport 2012-110317065745-phpapp01
Insorreport 2012-110317065745-phpapp01
Insorreport 2012-110317065745-phpapp01
Insorreport 2012-110317065745-phpapp01
Insorreport 2012-110317065745-phpapp01
Insorreport 2012-110317065745-phpapp01
Insorreport 2012-110317065745-phpapp01
Insorreport 2012-110317065745-phpapp01
Insorreport 2012-110317065745-phpapp01
Insorreport 2012-110317065745-phpapp01
Insorreport 2012-110317065745-phpapp01
Insorreport 2012-110317065745-phpapp01
Insorreport 2012-110317065745-phpapp01
Insorreport 2012-110317065745-phpapp01
Insorreport 2012-110317065745-phpapp01
Insorreport 2012-110317065745-phpapp01
Insorreport 2012-110317065745-phpapp01
Insorreport 2012-110317065745-phpapp01
Insorreport 2012-110317065745-phpapp01
Insorreport 2012-110317065745-phpapp01
Insorreport 2012-110317065745-phpapp01
Insorreport 2012-110317065745-phpapp01
Insorreport 2012-110317065745-phpapp01
Insorreport 2012-110317065745-phpapp01
Insorreport 2012-110317065745-phpapp01
Insorreport 2012-110317065745-phpapp01
Insorreport 2012-110317065745-phpapp01
Insorreport 2012-110317065745-phpapp01
Insorreport 2012-110317065745-phpapp01
Insorreport 2012-110317065745-phpapp01
Insorreport 2012-110317065745-phpapp01
Insorreport 2012-110317065745-phpapp01
Insorreport 2012-110317065745-phpapp01
Insorreport 2012-110317065745-phpapp01
Insorreport 2012-110317065745-phpapp01
Insorreport 2012-110317065745-phpapp01
Insorreport 2012-110317065745-phpapp01
Insorreport 2012-110317065745-phpapp01
Insorreport 2012-110317065745-phpapp01
Insorreport 2012-110317065745-phpapp01
Insorreport 2012-110317065745-phpapp01
Insorreport 2012-110317065745-phpapp01
Insorreport 2012-110317065745-phpapp01
Insorreport 2012-110317065745-phpapp01
Insorreport 2012-110317065745-phpapp01
Insorreport 2012-110317065745-phpapp01
Insorreport 2012-110317065745-phpapp01
Insorreport 2012-110317065745-phpapp01
Insorreport 2012-110317065745-phpapp01
Insorreport 2012-110317065745-phpapp01
Insorreport 2012-110317065745-phpapp01
Insorreport 2012-110317065745-phpapp01
Insorreport 2012-110317065745-phpapp01
Insorreport 2012-110317065745-phpapp01
Insorreport 2012-110317065745-phpapp01
Insorreport 2012-110317065745-phpapp01
Insorreport 2012-110317065745-phpapp01
Insorreport 2012-110317065745-phpapp01
Insorreport 2012-110317065745-phpapp01
Insorreport 2012-110317065745-phpapp01
Insorreport 2012-110317065745-phpapp01
Insorreport 2012-110317065745-phpapp01
Insorreport 2012-110317065745-phpapp01
Insorreport 2012-110317065745-phpapp01
Insorreport 2012-110317065745-phpapp01
Insorreport 2012-110317065745-phpapp01
Insorreport 2012-110317065745-phpapp01
Insorreport 2012-110317065745-phpapp01
Insorreport 2012-110317065745-phpapp01
Insorreport 2012-110317065745-phpapp01
Insorreport 2012-110317065745-phpapp01
Insorreport 2012-110317065745-phpapp01
Insorreport 2012-110317065745-phpapp01
Insorreport 2012-110317065745-phpapp01
Insorreport 2012-110317065745-phpapp01
Insorreport 2012-110317065745-phpapp01
Insorreport 2012-110317065745-phpapp01
Insorreport 2012-110317065745-phpapp01
Insorreport 2012-110317065745-phpapp01
Insorreport 2012-110317065745-phpapp01
Insorreport 2012-110317065745-phpapp01
Insorreport 2012-110317065745-phpapp01
Insorreport 2012-110317065745-phpapp01
Insorreport 2012-110317065745-phpapp01
Insorreport 2012-110317065745-phpapp01
Insorreport 2012-110317065745-phpapp01
Insorreport 2012-110317065745-phpapp01
Insorreport 2012-110317065745-phpapp01
Insorreport 2012-110317065745-phpapp01
Insorreport 2012-110317065745-phpapp01
Insorreport 2012-110317065745-phpapp01
Insorreport 2012-110317065745-phpapp01
Insorreport 2012-110317065745-phpapp01
Insorreport 2012-110317065745-phpapp01
Insorreport 2012-110317065745-phpapp01
Insorreport 2012-110317065745-phpapp01
Insorreport 2012-110317065745-phpapp01
Insorreport 2012-110317065745-phpapp01
Insorreport 2012-110317065745-phpapp01
Insorreport 2012-110317065745-phpapp01
Insorreport 2012-110317065745-phpapp01
Insorreport 2012-110317065745-phpapp01
Insorreport 2012-110317065745-phpapp01
Insorreport 2012-110317065745-phpapp01
Insorreport 2012-110317065745-phpapp01
Insorreport 2012-110317065745-phpapp01
Insorreport 2012-110317065745-phpapp01
Insorreport 2012-110317065745-phpapp01
Insorreport 2012-110317065745-phpapp01
Insorreport 2012-110317065745-phpapp01
Insorreport 2012-110317065745-phpapp01
Insorreport 2012-110317065745-phpapp01
Insorreport 2012-110317065745-phpapp01
Insorreport 2012-110317065745-phpapp01
Insorreport 2012-110317065745-phpapp01
Insorreport 2012-110317065745-phpapp01
Insorreport 2012-110317065745-phpapp01
Insorreport 2012-110317065745-phpapp01
Insorreport 2012-110317065745-phpapp01
Insorreport 2012-110317065745-phpapp01
Insorreport 2012-110317065745-phpapp01
Insorreport 2012-110317065745-phpapp01
Insorreport 2012-110317065745-phpapp01
Insorreport 2012-110317065745-phpapp01
Insorreport 2012-110317065745-phpapp01
Insorreport 2012-110317065745-phpapp01
Insorreport 2012-110317065745-phpapp01
Insorreport 2012-110317065745-phpapp01
Insorreport 2012-110317065745-phpapp01
Insorreport 2012-110317065745-phpapp01
Insorreport 2012-110317065745-phpapp01
Insorreport 2012-110317065745-phpapp01
Insorreport 2012-110317065745-phpapp01
Insorreport 2012-110317065745-phpapp01
Insorreport 2012-110317065745-phpapp01
Insorreport 2012-110317065745-phpapp01
Insorreport 2012-110317065745-phpapp01
Insorreport 2012-110317065745-phpapp01
Insorreport 2012-110317065745-phpapp01
Insorreport 2012-110317065745-phpapp01
Insorreport 2012-110317065745-phpapp01
Insorreport 2012-110317065745-phpapp01
Insorreport 2012-110317065745-phpapp01
Insorreport 2012-110317065745-phpapp01
Insorreport 2012-110317065745-phpapp01
Insorreport 2012-110317065745-phpapp01
Upcoming SlideShare
Loading in...5
×

Insorreport 2012-110317065745-phpapp01

4,342

Published on

0 Comments
1 Like
Statistics
Notes
  • Be the first to comment

No Downloads
Views
Total Views
4,342
On Slideshare
0
From Embeds
0
Number of Embeds
0
Actions
Shares
0
Downloads
11
Comments
0
Likes
1
Embeds 0
No embeds

No notes for slide

Insorreport 2012-110317065745-phpapp01

  1. 1. ОБРЕТЕНИЕ БУДУЩЕГО СТРАТЕГИЯ 2012 Москва - 2011 1
  2. 2. .СОДЕРЖАНИЕ стр.Предисловие 4Модернизация как стратегия национального развития 5Повестка дня для российской политики-2012 33Перезагрузка экономической модели 79Модернизация системы управления 126Социальное развитие 130Миграционные процессы и будущее России 179Модернизация: пространственный ракурс 217Устойчивое развитие 239Оборона и безопасность 259Внешняя политика 289Заключение 321 2
  3. 3. ПРЕДИСЛОВИЕ Публикация в феврале 2010 года доклада "Россия XXI века: образжелаемого завтра" спровоцировала широкую, а местами и бурнуюдискуссию о будущем страны. Одним из наиболее часто задававшихсяавторам вопросов сводился к тому, как именно хотя бы начать движение к"желаемому завтра". Это свидетельство того, что наше общество всѐ ещеобладает значительным модернизационным потенциалом. Раскрыть егоможет только однозначно проявленная политическая воля ПрезидентаРоссии, воплощенная в конкретной "дорожной карте", подготовленнойсовместно властью и обществом. Остался ровно один год до выборов главы государства. Этогодостаточно для того, чтобы тот, кто в 2012 году победит на честных ипрозрачных выборах пришел в Кремль со своим планом действий,который можно было бы начать исполнять с первых же дней нового, наэтот раз шестилетнего, президентства. ИНСОР предлагает вариант этого плана, который, естественно, неявляется истиной в последней инстанции, но может послужить отправнойточкой для общественной дискуссии. Фактически речь идет о том, чтобыполитик, который через год станет Президентом России, получил отобщества наказ как сделать модернизацию страны необратимой и,главное, успешной. 3
  4. 4. МОДЕРНИЗАЦИЯ КАК СТРАТЕГИЯ НАЦИОНАЛЬНОГО РАЗВИТИЯ1 Доклады ИНСОР – «Россия в XXI веке» и «Обретение будущего» –относятся к линии проектов российской модернизации. Это именнопрограмма обновления. Причем обновления радикального исистемного. По данным критериям и надо оценивать предлагаемыйдокумент в сравнении с другими разработками. Работать на идею модернизации приходится в условиях, когда самоэто слово уже становится затертым, едва ли не раздражающим. Но это неснимает реальной проблемы. В преддверии парламентских, а затем ипрезидентских выборов, обществу будут предложены конкурирующиестратегии. Они могут иметь разные «ключевые слова». Но надо считатьсяс фактом: у модернизации нет приемлемых альтернатив. И именно вней – сама суть исторического момента. Это вовсе не преувеличение. Задача приведения к современностиозначает для России буквально следующее: - страна опасно отстала, отставание усиливается и в ближайшеевремя может стать необратимым; - государство и общество нуждаются в переменах, которые должныбыть глубокими, системными и достаточно быстрыми; - успех или провал обновления уже стал для нас вопросом даже неблагоденствия или прозябания, но именно выживания, самогосуществования страны. Россия опять пробуксовывает в экономике, сдает назад в политике,опускается в идеологии и явно не успевает в истории. Это уже было.Задержки с назревшим обновлением развалили Империю, потом СССР. Вызов будущего исчерпывается тремя формулами: «Времяупущено!», «Время не ждет!», «Время обязывает!». НАШЕ ПОЛОЖЕНИЕ Любая стратегия начинается с оценки ситуации и перспективы. Длянас это тем более важно, что официальная пропаганда и политическийпиар рисуют заведомо приукрашенную картину. После напряженных 90-х страна получила передышку.Конъюнктура на рынке сырья позволила снизить социальное напряжение.Настроение масс приподняли духоподъемной риторикой и затыканиемртов, демонстрацией внешнего влияния, запуском символическихпроектов и безудержным пиаром. Однако в политэкономике это привело к1 Автор - А.В.Рубцов 4
  5. 5. остановке и даже к регрессу: привстав с колен, страна попятиласьназад. «Смена вектора развития» остается лозунгом, которыйпротиворечит реальным трендам. Диверсификация буксует. Зависимостьот экспорта сырья растет. Импортозамещение остается темой,маргинальной даже на уровне идей. Собственной продукциипроизводится ничтожно мало; деиндустриализация уже стала критичной.В высокотехнологичных отраслях, делающих жизнь современной, мы непроизводим почти ничего (редкие исключения лишь подтверждаютправило). Утечка человеческого капитала – мозгов и актива – становитсяглавной проблемой демографии: страна на грани качественнойдепопуляции, которая отличается от депопуляции количественной тем,что ее на порядок труднее остановить и компенсировать. Понасыщенности хай-теком Россия выглядит модернизированнымобществом, но это импортная современность. Мы модернизированы понекоторым статьям расходов, но по источникам доходов архаичны (даже сучетом вялотекущей модернизации нефтегазового комплекса). Наша относительная социальная стабильность тоже импортная:она куплена за нефтедоллары и подстрахована «подушкой безопасности»,надутой из тех же источников. Кризис показал, насколько этот запасспокойствия ненадежен и как мало от нас зависит. И он же напомнил, чегостоит эта безопасность: после срабатывания «подушки» все живы… ноникто никуда не едет. Реформы институтов (административная, техническогорегулирования, саморегулирования и т.п.), шумно запускавшиеся в начале00-х, провалены и практически свернуты, выродились в имитацию, вдополнительную нагрузку или вовсе вошли в стадию контрреформы.Административный прессинг растет, а отдельные успехи в его снижении,слишком скромные и локальные, лишь доказывают, что в режимеручного управления проблема не решаема в принципе. Обозначен явный регресс в политике. Под лозунгомпреемственности курса и защиты от потрясений создана система личногоконтроля, фактически исключающая свободную ротацию реальнойвласти. Институты и процедуры народовластия становятся все болееимитационными. Идея «управляемой демократии» овладела правящимимассами (сверху донизу) и стала реальной силой. Эти концепции легальнорекламируются экспертным сопровождением власти – в вопиющемпротиворечии не только с сутью дела и требованиями момента, но и сКонституцией РФ. Командные высоты СМИ, обеспечивающие обработкусознания и решающие рейтинги, полностью контролируются ифактически приватизированы в качестве инструмента личного пиара.Театрализация политического процесса утратила меру. Обществу 5
  6. 6. подспудно навязывается теневая идеология, далекая от идеалов иценностей подлинной модернизации. Однако наряду с этим вменяемая и активная часть общества всеболее явно выходит из пассивного состояния. Люди понимают, что нельзяи дальше жить, не приходя в сознание. Складываются два ни в чем несводимых образа действительности: официальный и гражданский. Витоге мы рискуем получить в одной стране две общности, живущие спринципиально разными картинами происходящего, с разнымпониманием своих и общих интересов, с несводимыми представлениямио ценностях и морали, о желаемом и должном. Машина обработкисознания, зомбирующая одних, но вызывающая резкое неприятие удругих, ставит страну на грань «холодной гражданской войны» в сфересознания. Это крайне опасно: сначала раскалываются умы – потомначинают раскалывать головы. Конфликт уже взрывается в СМИ. Пресса откровенно и частоподелом обижает власть, причем на многие выпады ответить сколько-нибудь убедительно просто нечем. Интернет и блогосфера насмешничаютнад режимом, а это хуже концептуальной критики: смеются, когдаперестают уважать. И когда нечего терять. Конфликт выплескивается на улицы. Не потому что такиевыступления якобы провоцируются несогласными (в цивилизованныхстранах несогласные митингуют круглосуточно, что не мешает властиподавлять экстремизм и правонарушения в зародыше). Напротивоправные эксцессы граждан толкает не отстаивание прав, а самобесправие. Открытый протест провоцируется другим: самодовольствомвласти и ею же созданными перегретыми ожиданиями, с одной стороны, иподавленным недовольством – с другой. Это протест и против жизни, ново многом и против нарциссизма политики и политиков, оскорбительногодля всякого чувствующего фальшь человека. Грубые политтехнологии исамовлюбленный пиар могут вызывать более глубокое неприятие, чембедность. Этот конфликт еще можно снять назревшими изменениями, ипрежде всего рациональным самоограничением власти, воспитанием вней уважения к самостоятельным, независимым и свободно мыслящимлюдям. Но можно временно загнать этот конфликт вглубь – и черезнекоторое время получить полноценный взрыв. Если ничему не учитистория советского режима, достаточно осмыслить хронику недавнихсобытий. О том, какая перспектива ждет страну в ближайшие десятилетия,можно будет судить даже не по итогам предстоящих президентскихвыборов, но уже по предвыборным маневрам, по предложениямистратегического характера, по самому духу и идеологии избирательныхкампаний. 6
  7. 7. Жанр, в котором выполнен данный доклад, так и называется –стратегическое планирование в предвыборном контексте. ВЫЗОВЫ И РИСКИ Назревшая модернизация требует принципиального согласия вобществе. В отсутствие консенсуса в ценностях, мировоззрении иполитических взглядах, тем не менее, просматривается общая точкаотсчета. Общепризнанной для всех идеологических ориентаций сталазадача смены вектора развития – преодоления избыточной зависимостиот экспорта сырья с выходом в экономику знаний, наукоемкихпроизводств, высоких технологий и интенсивных инноваций. Данная формула приемлема, но только как начальный и сугубопрагматичный мотив. Она требует развития и уточнений: 1) В то время как будущее за инновациями и высокимитехнологиями, текущая конъюнктура, наоборот, тянет страну назад, кзакреплению ресурсной ориентации. Это – историческая ловушка.Сложившаяся управленческая система в союзе с прикормленнымокологосударственным бизнесом будет отчаянно и до концасопротивляться обновлению, вплоть до «войны за государство». Еслиусилия по модернизации пока еще не встречают радикальногопротиводействия, значит, они не носят системного характера и сводятся кпаллиативу. В итоге мы рискуем получить лишь демо-версиюмодернизации, что реальных проблем заведомо не решит. 2) В наших условиях инновационный маневр требует такжереиндустриализации в постиндустриальную эпоху, создания условийдля восстановления производства как такового. Россия относится кразряду особо крупных стран, которым по определению и по генетикесвойственна относительная автохтонность. Прежде чем производитьновое, надо начать производить. 3) В современном мире глобальная конкуренция выливается вконкуренцию институтов (а уже потом продуктов и технологий).Поэтому задача решается только кардинальным изменениеминституциональной среды, всей регулятивной сферы. В конечном счете –политики и идеологии, самой системы ценностей и принципов. Более того, модернизация – это прежде всего проблемагуманитарная. Все начинается с обновления сознания. Со старымимозгами новую страну не построить. Вызов времени императивен. Возможно, столь отчетливый шансистория предоставляет нам впервые. Это называется некуда деваться.Упустить такую возможность было бы непростительно: при глубине,скорости и необратимости происходящих в мире изменений подобныйшанс обновления может не представиться уже никогда. «Интеллигентской 7
  8. 8. религии» в России вообще свойственно эпатировать себя и всех ужасами«последнего шанса». Но сейчас это перестает быть риторикой.Возможности развития по привычной схеме дискретных рывковпрактически исчерпаны. Модернизация становится перманентной.Поэтому лидеры идут вперед быстрее догоняющих. Прямо сейчас мирстремительно делится на тех, кто еще успевает войти в потоксверхбыстрых изменений, и на тех, кто в него уже никогда не войдет. Для России, с ее историей и географией, это вопрос не социальногокомфорта, а судьбы. Ситуация чревата повышенными рисками. В то времякак все более усугубляется наша зависимость от экспорта сырья, дажесамые мягкие прогнозы проседания сырьевой экономики (под давлениемтехнологических инноваций в энергетике, снижения рентабельностисырьевых отраслей, целенаправленных внешних манипуляций или какого-либо пока вовсе не прогнозируемого развития событий) не исключаютэкстремальных сценариев. Худшие варианты, всерьез обсуждаемыеэкспертами, допускают: - экономический коллапс и потребительский кризис; - консервацию технологического отставания, которое может статьнеобратимым; - невозможность выполнения социальных обязательств вдостаточном объеме и критическое обострение социальнойнапряженности; - глубокий политический кризис с плохо предсказуемымипоследствиями вплоть до открытого конфликта, развязываниянелегитимного насилия и срыва в реакцию; - рост центробежных тенденций с угрозой новой фазыдезинтеграции или, как минимум, опасного ослабления федеральнойсобранности; - утрату принципиально важных геополитических позиций намеждународной арене и ряда ключевых суверенитетов; провалы вобеспечении национальной безопасности; - катастрофическую депопуляцию, прежде всего качественную –новую утечку «человеческого капитала», исход из страны наиболеепродуктивной части населения. Не просчитывать «черные» варианты политически безответственно.В новом мире требуется принципиально иное отношение к прогнозам взоне критичного: и в стратегическом планировании и в большой политикесценарии, чреватые неприемлемым ущербом, должнырассматриваться как актуальные даже при весьма малой ихвероятности. Будущее страны нельзя обсуждать в обычной идеологиикоммерческих рисков. Атомные станции не строят по принципу «еслирванет, то накроет всех, хотя вряд ли». 8
  9. 9. Поэтому образ желаемого будущего — не только картинытеоретически возможного процветания, но в первую очередьгарантированное исключение неприемлемых вариантов. Вместе с тем, меры, необходимые для предотвращения крайнихрисков, по сути, те же самые, что могли бы позволить использовать покаеще остающийся исторический шанс. Вызов времени на данныймомент это одновременно и угроза, но и уникальная возможность. Мыеще не потеряли перспективу узнать, на что в действительности способнастрана, если не мешать ей паразитарными обузами и отсталымменеджментом. МАСШТАБ И УСЛОВИЯ ЗАДАЧИ Чтобы избежать угроз и ответить на вызовы века, модернизация вРоссии должна быть: а) глубокой – выход из колеи ресурсного развития означаетпреодоление вековой традиции, что соизмеримо с задачами построенияплановой экономики или воссоздания на ее руинах цивилизованногорынка («смена формации»); б) системной – прогресс экономики и технологий нельзяобеспечить архаизацией политики и социальной жизни; это обрекаетстрану на привычную в нашей истории фрагментарность модернизаций,обусловливающую их неустойчивость и обратимость, рано или поздносменяющую временные рывки историческими провалами; в) форсированной – в условиях растущего ускоренияинновационных процессов отставание становится фатальным; независимоот прогнозов кризиса сырьевой модели или ее обвала, зоны принятиярешений и точки невозврата страна проходит уже сейчас. Поскольку текущая конъюнктура располагает к инерции и питаетэнергию системного сопротивления, модернизацию придется начинать,опираясь на экстраординарную политическую волю. Но именно поэтому положение дел требует крайне осторожногоотношения к привычным для нас методам реализации особо крупныхначинаний. Страна обречена на очередной мегапроект в эпоху, ужерассматривающую всякого рода тотальные начинания как опасныеанахронизмы. Мегапроект, как всегда, чреват повышенными рискамиошибок и злоупотреблений – однако в нашем положении инерция и вовсегубительна. Это задача не техническая, но концептуальная. Она требуетобновления самой философии социально-политического проектированияи реализации таких программ. Принцип ненасилия над будущим требуетсоздания не жестких, а тем более не вручную управляемых агрегатов, ноживого и подвижного социально-экономического организма, способного 9
  10. 10. обеспечить максимальную мобильность и возможности выбора,высвободить энергию самореализации. Такой подход задает рамки ценностных и политических параметровпредлагаемой модели, выводит на принципиально иные политические иуправленческие технологии. Это проект – но проект именно ограничениянепомерного и вредного регулятивного воздействия, снятия избыточногоконтроля, к тому же, как правило, своекорыстного. Свобода не всегда была лучше, чем несвобода. Но теперь это так. МОТИВЫ ОБНОВЛЕНИЯ И ЛИДЕРСТВА Нынешняя модернизация опять будет для России догоняющей.Однако на этот раз проблема в том, можно ли вообще выйти из этогорежима хронических отставаний. Если ориентироваться на такую задачу, в первую очередьнеобходимо преодолеть отставание от самих себя. Страна хроническиотстает от уровня развития своих же лидирующих групп. Вопрос уже не втом, как «догнать Америку», а в том, как изменить свои институты иполитику, свою идеологию, мораль и ценности, чтобы путь от вечноотстающей реальности к нашим же интеллектуальным достижениям иобразам современности не был таким замусоренным, а то и вовсенепроходимым. Сейчас для нашей модернизации дело даже не в том, кто лидер, акто догоняет, но в стимуле и мотиве, во внутреннем источникесаморазвития (чего всегда не хватало в России). Зачем модернизациятому, кому некого догонять? — вопрос не тривиальный даже для лидеров,тем более для догоняющих. Возможно, все вечно отстающие как раз иобречены быть без конца догоняющими именно потому, что у них нетэтого «зачем». От качества ответа на этот вопрос зависит, может ли впринципе субъект догоняющей модернизации когда-нибудь стать однимиз лидеров. Если же мы этого «зачем» не понимаем и самого этоговопроса даже не чувствуем, место в рядах вечно догоняющих намнавсегда гарантировано. Мотивы лидерства 1. Среди стимулов всякого рода обновлений самое простое, но исамое уязвимое — естественный напор креатива. Не «для чего», а «нидля чего»: из любви к искусству. Это спонтанное давление нового с точкизрения модернизаций важно уже тем, что оно либо есть, либо его нет. Нетак просто задавить творчество в его отдельных особо сильныхпроявлениях, но не так трудно сделать социально-экономическую системукосной и нетворческой в целом. Достаточно подавить инакомыслие. 10
  11. 11. Эти рассуждения могут показаться либеральной лирикой, но онивыводят на совершенно прозаические и крайне жесткие вопросы: а) какие барьеры приходится преодолевать в стране всему новому,будь то технологии, экономика, политика или идеология? б) какой тип личности и социальности воспитывают школа ивысшее образование, армия и медицина, собес и быт, повседневныеконтакты граждан с властью? в) на какой уровень интеллекта (или граничащего с кретинизмомпростодушия) ориентирован уровень СМИ, особенно ТВ; какобрабатывают сознание политтехнологии; на какие архетипы, ценности исмыслы нацелена идеологическая работа; каким образом режим и самообщество относятся к проявлениям человеческой самостоятельности инезависимости, к критической рефлексии? 2. Модернизация лидеров развития движима также амбициями —государства, власти, элиты, нации. Или просто вождей в истории. За этиммогут стоять позитивные смыслы авторитаризма (если они вообще есть) итакие мощные институты, как идеология и производство сознания,ценности престижа, самоуважения, архетипы Славы. Советский человеквосполнял нищету быта причастностью к мировому лидерству страны;научно-технический комплекс СССР работал на идеологию больше, чемна оборону. Быть во всем первыми приходилось ради мировоззрения. 3. В истории модернизаций также трудно переоценить влияниемотивов военной мощи. Это часто недоговаривают, но в движущих силахмодернизаций соблазны военного могущества или страх незащищенностичасто бывают наиболее весомыми. Серьезный вред российскоймодернизации наносит обладание остатками ядерного потенциала. Этоодновременно и защита, но и крест России. Подобно расслабляющемусырьевому проклятью, впору говорить о ядерном проклятии. Даже когдавнешнюю угрозу утрируют, в подкорке власти, военных и мирныхобывателей остается уверенность в том, что ядерный щит исключитвнешнюю агрессию при любом уровне нашей технологическойдеградации — подобно тому, как цены на нефть «защищают» российскуюэкономику от последствий ничегонеделанья. Немирный атом и нефтьпродолжают греть русскую печь, с которой с таким трудом слезают у насмуромцы и емели. 4. Помимо Силы и Славы не менее значимый мотив модернизаций— Власть, ее удерживание и воспроизводство. Обновляться приходится идля того, чтобы не потерять контроль. Чувство элементарногосамосохранения – возможно, главный мотив, по которому нынешнееправление могло бы приступить к обновлению всерьез. Но теперь квласти над себе подобными добавляется власть над будущим. Лидерствов перманентной модернизации открывает возможность выстраиватьмораль и архитектуру нового мира, распределять в нем роли. Впервые в 11
  12. 12. истории человечества в этом воздействии на будущее открываетсявозможность глобального картельного сговора — и никакая конкуренция,никакие антимонопольные службы этому помешать не смогут. Инаоборот, провалы в модернизации в итоге ведут к завуалированномурабству. 5. Самое рутинное и понятное в модернизациях лидеров развития— экономические стимулы. Легальную монопольную ренту даютименно авангардные новшества. Инновационные прорывы всегда делаютдержателей нового монополистами. Ситуации временного лидерствапредельно эффективно эксплуатируются. Венчурная экономика частопохожа на узаконенную аферу. Хотите быстро разбогатеть — придумайтечто-нибудь небывалое и рисковое. Но тогда это новое надо уметькультивировать. Или, как минимум, не создавать для него запретительныхбарьеров. Инновационная экономика требует особых техник управлениякоммерческими рисками. 6. Наконец, важнейший стимул опережающих модернизаций – всеболее полное удовлетворение постоянно растущих потребностейчеловека (коммунистическое звучание формулы не портит сути). Человектворит, обновляет и обновляется в том числе и из любви к себе и себеподобным, ради расширения своих и чужих способностей, ради личного иобщего блага, наконец, просто для комфорта. Однако чтобы институтизобретательства работал на человека, человек в обществе должен бытьценностью — и как «капитал», и индивидуально, как Лицо. Для этогонадо высоко ценить себя и себе подобных, что с точки зрениятрадиционной идеологии, политики и социальной психологии вовсе неочевидно. Мощная, но тупиковая модернизация в СССР — классическийслучай. Это и есть проблема ценностей, гуманитарной составляющей,которую недооценивают застрявшие в прошлом «технократы». Если ориентироваться не на раскрытие внутренних стимуловсаморазвития, а на привычное «догнать!», такая модернизация опятьвыведет страну из тупика в болото. Если вообще куда-нибудь выведет. АНАЛОГИ И ПРООБРАЗЫ Кажущаяся самоочевидность догоняющего характера нашеймодернизации соблазняет вполне определенными аналогами – опытомстран второго эшелона, которым удались впечатляющие рывки. Но естьразные типы догоняющих модернизаций. Либо в гонку вступают те, кто влидерах давно или никогда не был, но движим внутренним импульсом иощущением открывающейся перспективы. Либо вдогонку бросаютсяутратившие позиции вчерашние лидеры. Разная природа отставаниядиктует разные стратегии. 12
  13. 13. Положение России в этом плане двойственно: она и наследницафрагментарного величия СССР — но и страна, которой все еще предстоитустранить недострой советской модернизации. Былая мощь ко многомуобязывает, причем не только морально, но и в плане стратегии, дажетехники модернизации. Если страна отстала безнадежно, ей иполитическая модернизация не нужна – эту логику открыто непроговаривают, но она есть. Если же страна еще на что-то способна, ейнужна именно полноценная модернизация, включающая обновлениеполитической системы и институтов. Постиндустриальных феодализмовне бывает, как, впрочем, и феодальных реиндустриализаций. Нам тем более нельзя засматриваться на китайские и им подобныеаналоги: бешеные темпы от почти нулевого старта при жесткоорганизованном, дисциплинированном населении и дармовой рабочейсиле — для нас этап пройденный. Этот ресурс история дает единожды, иСССР им в свое время в полной мере воспользовался. Далее странапрошла свой путь социально-политической эволюции, и теперь возврат вавторитаризм порождает не дисциплину в обществе, а разгул во власти,по всей вертикали, сверху донизу. Нельзя заимствовать позитивавторитарных модернизаций, не взяв остальное как жестокиеобременения. Тогда надо отрывать бизнес от власти, а власть от бизнесане политическими, правовыми и экономическими методами, а с кровью (впрямом смысле). Однако вряд ли возможны расстрелы министров вгосударстве, в котором повисает в воздухе даже резкое «Где посадки?!».Такой авторитаризм не означает руления модернизацией сверху. Наоборот,дело тормозит манипулирование авторитарным верхом снизу, со сторонырядовой бюрократии и аффилированного бизнеса. Если где-то модернизация идет при «завинченных гайках», вовсенеочевидно, что это пример для России. У нас такое завинчивание душитне злоупотребления администрации (как в приводимых аналогах), аинициативу и энергию, сам дух бизнеса, творчества ипредпринимательства. Зажим наверху автоматически передается вниз, повертикали — и оборачивается рэкетом регуляторов и рейдерствомприставов, инспекторов контроля и надзора, торговцев госстандартами,сертификатами и лицензиями, бюрократическим садизмом и хамством всоциальных службах. Это особое свойство такого рода «вертикалей» вусловиях полусвободы. Проблема не техническая, но системная. Речь идет о самихпринципах функционирования государства. Мы все еще остаемсягенетическими наследниками советского режима, который грамотныеполитологи определяли как «партия-государство». В этой системе партияподавляет государство, оставаясь единственным самостоятельным исамодеятельным организмом. Институты государства остаются в качествеуправляемых протезов. Поэтому операция «государство минус партия» 13
  14. 14. оказывается вовсе не арифметической. После эмансипации от партииостаются не готовые институты, а «осиротевшие протезы» (А. Ксан).Системе приходится учиться работать не на себя без привычного«партбилет на стол!». И эти курсы еще далеко не закончены. Кроме того, остается проблема метафизических обоснованийвласти. Если самодержавие происходит от Бога, коммунизм от идеологии,а демократия от формально строгих, свободных и честных процедуррегулярной ротации власти и постоянного контроля над ней, топсевдодемократия подвисает на сомнительной легитимности. Именно этоощущение ненадежности и неукорененности более всего питаетпсихологию вороватых временщиков. Такая же проблема исторического наследия есть и в стратегииреиндустриализации. Создавая индустрию, которой не было и нет, ещеможно эффективно использовать административные рычаги, собиратьстрану в кулак, играть на мобилизации. Нам же предстоитвосстанавливать индустрию, которая уже была и еще есть, но гибнет,причем не только от «голландского синдрома» (который есть — при всемгероическом скряжничестве Минфина), но и от административногоудушья. Понятно, почему неконкурентоспособна отечественнаяпродукция при высоких ценах на нефть. Но непонятно, как она можетбыть конкурентоспособной при любых ценах на нефть и курсах валют,если в ее цену зашита такая административная рента. Начинатьреиндустриализацию наращиванием административного воздействияозначает усиливать как раз то, от чего производство гибнет и отчего самапроблема возникает. Это как человеку, умирающему от стрихнина,добавить для поправки немного циана. Таким образом, проблема модернизации имеет для России сразу дваплана: мы периодически вынуждаем себя бросаться догонять других — имы же, сплошь и рядом опережая мир и время, отстаем от самих себя вчасти интеллектуальных и духовных прорывов, знания иизобретательства, превращения новаций в инновации. Теперь нам опять предстоит догнать других, но мы этого несделаем, если не научимся догонять себя, если не перестанем жить ввечном отставании от своих же собственных представлений осовременном и должном. Догонять и учиться самим идти вперед – почти одно и то же, ноименно почти. ЭНЕРГИЯ ЗАПУСКА – ПЕРЕОЦЕНКА ЦЕННОСТЕЙ Приходится признать, что при всех усилиях по запускумодернизации, ее реальный старт еще не состоялся. Если это называть 14
  15. 15. полноценной модернизацией, то путь до цели придется измерятьсветовыми летами. Центральная проблема модернизации – проблема старта. Этумодернизацию завершить нельзя: она по определению перманентна. Но висторию войдет тот лидер, которому удастся дать обновлению реальноеначало. Поэтому старт: 2012. ■ Для запуска модернизации предстоит разрешитьфундаментальный ценностный конфликт. Ресурсный социум,базирующийся на сырьевой экономике, традиционно располагает ксакрализации власти и государства — верховного распределителя(«дарителя») благ. При этом естественно вырабатывается отношение кнаселению отчасти как к обузе, отчасти как к возобновляемому ресурсу(расходному материалу) исторических свершений, титаническихпроизводств и т.д., вплоть до понимания социальной массы какпассивного объекта для политтехнологических манипуляций.Складывается цивилизация низких переделов, культура недоделанности.В итоге сама страна оказывается вечной заготовкой под будущееправильное существование. Однако теперь и впредь попытки привычной для Россиимодернизации ресурсно-мобилизационного типа не толькобесперспективны, но и невозможны: - идеологические ресурсы веры и энтузиазма исчерпаны на этапесоциалистического строительства; - процесс раскрепощения общества в исторической перспективенеобратим, что исключает «построение» народа на решениемодернизационных задач политическим зажимом и сколь угодномощными дисциплинарными техниками; - при ограниченных возможностях воодушевления и репрессийдемобилизуется и сам «аппарат авторитарной модернизации»:политический и административный класс, настроенный на авторитарныедействия, наоборот, сам становится основным тормозом обновления. И, наконец, главное: в отличие от этапов индустриализации,урбанизации и т.п., полноценные модернизации постиндустриальнойэпохи в условиях несвободы в принципе не реализуются. Всовременном мире главным ресурсом развития становятся творческиеспособности человека, его энергия и инициатива. Перекос в сторонуэтатизма, культа власти и коммунальных ценностей в новом мирезаведомо непродуктивен. Мегамашина государства, состоящая из«винтиков», теперь и впредь безнадежно проигрывает сообществусвободных индивидов. Величие и процветание страны более не можетобеспечиваться за счет граждан, политическими и экономическимиограничениями. Развитие обеспечивается на базе свободы и права. Только 15
  16. 16. на этой основе возможно и удовлетворение державных, геополитических,силовых и прочих амбиций. Несвобода и бесправие граждан, наоборот,обрекают страну на вечное отставание и геостратегические провалы. Тем самым кардинально перестраивается система отношений.Паразитарно-распределительные ценности замещаются творчески-производительными. Это ставит свободу над властью, народ надгосударством. Модель «граждане на службе у государства» сменяетсяпринципом «государство, обслуживающее граждан». Историческимрудиментом становится авторитаризм в политике и управлении, вперераспределении собственности и контроле над экономикой, видеологии и культуре, в коммуникациях и социальной сфере. Наиболее ценными качествами «человеческого капитала»становятся самостоятельность в делах и независимость во взглядах,способность к рефлексии и рациональность, критичность и реалистичноевосприятие действительности, неприятие патернализма, инициатива иответственность, динамика и мобильность. Культивировать этикачества в обществе и в людях — стратегическая задача всякойсовременной власти. ■ Новые ценности и принципы меняют соотношение статусов властии общества, государства и человека. Самым современным и стратегическизначимым требованием к власти становится ее способность крациональному самоограничению. Во власти формируется новый кодексслужения — не самой себе или абстрактной «державе», а живым людям,ее населяющим. Теперь страна — это мы, народ. Точно по Конституции. В этой системе ценностей людей нельзя унижать не толькофизически или морально, но и интеллектуально. Стратегической ошибкойстановится обращение с народом, как с публикой, которой картинка втелевизоре внушает какие угодно мысли и настроения. Слепя других,быстро слепнут сами. Систематическое промывание мозгов в итогеприводит к их вымыванию, в том числе у самих промывающих. Стратегическим ресурсом становится человеческоедостоинство. Для приличных людей оно всегда было этическимимперативом, но теперь эта мораль становится залогом будущего, онанепосредственно конвертируется в прагматические ценности иинвестируется в развитие, становится ликвидной в прямомэкономическом смысле слова. И наоборот: диктат, насилие и унижениеуже неликвидны, они тормозят развитие, лишают перспективы. Такая переоценка ценностей требует изменения всей системыинститутов, практик и отношений. 16
  17. 17. КРИТЕРИИ СТАРТА: ПУТЫ ВЛАСТИ И ПОТЕНЦИАЛ ОБЩЕСТВА В дискуссиях о будущем страны пропущен вопрос прямой ижесткий: как именно мы представляем себе старт модернизации? Чтодолжно произойти, чтобы страна вдруг сказала: вот, модернизацияначалась, пробуксовка кончилась? Контексты: мировой и исторический Это не старт с места. Модернизация в России уже идет — как и вовсем мире, втянутом в глобальный процесс. Технологии обновляютстрану помимо усилий власти, часто вопреки. Общество меняюттранспорт и связь, ксероксы и мобильная телефония, Интернет и нетбуки,цифровое ТВ... С «железом» и оболочками меняются сознание иотношения. Это нагнетает скрытый конфликт между коснеющимрежимом и спонтанно обновляющимся обществом. А уже далее вопрос:окажемся ли мы в охвостье лидеров или начнем модернизацию делать, ане только потреблять? Таким образом, задача для власти уже не в том, чтобы звать страну вбудущее, а в том, чтобы самой заскочить на платформу, на которойнесутся вперед лидеры мирового развития и все увлекаемые имиобщества, включая наше. Далее, заново запуская модернизацию, мы лишь пытаемся прерватьочередную паузу. Все это этапы одного большого пути: 90-е и конец 80-х,оттепель и десталинизация, индустриализация и урбанизация... и т.д.,вплоть до великих императорских реформ. Приходится устранятьнедоделки всех прежних попыток приведения страны к современности. Символический старт уже состоялся. Интеллектуальная игра в«модернизацию» обязывает и уже стала началом идеологическогоразворота. Это в корне меняет тональность в оценках положения иперспектив. Теперь главное, чтобы слова были подкреплены делом. А уж темболее, чтобы их не разменяли на мифологию останавливающего страну«консерватизма». С чего начинается модернизация? Почти все, что делается сейчас «в интересах обновления»,полноценным стартом счесть трудно. Таковым не станет даженаращивание мер по диверсификации, импортозамещению, поддержкеинноваций (вопрос не количественный). Тем более не станут стартомобновления новые вливания в инкубаторы инновационных «распилов» 17
  18. 18. или эскалация поддержки отечественной халтуры устранением внешнихконкурентов. Однако все тут же признали бы началом модернизации активныедействия власти в отношении… самой себя. Это лишь подтвердило бы,что такие процессы запускаются не с экономики и технологий, а синституциональной среды. Сейчас модернизация в России – это преждевсего обновление государства. У нас тем более: это государствомодернизацию не может не то что провести, но даже начать. Несогласные(с этим) должны понимать: если дело не в системе, то в личностях (чтовряд ли обрадует личности и почитателей). Пока в отношении институтов нет ни действий, ни даже программы– лишь одно из четырех «И» полузабытого лозунга. «Стратегия 2020»(тень «плана Путина») предусматривает формирование корпусадипломированных медсестер и строительство плавсредств для Арктики, апро административные барьеры сообщает, что их надо… снижать. И всѐ!Без системной модернизации институтов старт заблокирован. Предстартовая готовность: отсчет времени Для подготовки старта необходимо: 1. Признать императивы ситуации, перестать думать и внушать,будто модернизация – лишь приятное дополнение к якобы уже «спасшейстрану» стабилизации. Проработать «черные» сценарии проваламодернизации. Ориентироваться на такие сценарии даже в логикенеприемлемого ущерба. Это даст тонус и ответственность. 2. Просчитать резерв времени до начала кризиса, а затем и обваласырьевой экономики, «заложившись» на самые сжатые варианты сучетом: а) риска неожиданных бифуркаций в технологиях, экономике игеополитике; б) «трения покоя», инерции сознания и системы, потерь напротиводействии. Признать, что мы уже в историческом цейтноте.Приурочить к следующему президентству (не можем без формальныхдат) внятный план запуска и стартового периода модернизации сцелевыми установками, реперами и пошаговыми действиями («дорожныекарты»). 3. Разработать «оконечные» критерии оценки результативности этихдействий. Более не оценивать работу власти по затраченным ресурсам ителодвижениям (выделено средств, принято решений…), даже попромежуточным результатам и отдельным эффектам. Оценивать процесс:а) по тому, насколько задача решается в целом и в срок; б) по критериям,не допускающим имитации (можно имитировать инновации, но нереальную конкурентоспособность). Связать эти критерии с целевымиустановками (эффекты от сокращения объема документооборота, временина принятие и оформление управленческих решений, от снижения 18
  19. 19. административного прессинга и взяткоемкости в рублях и у.е., устранениякоррупциогенных схем, сокращения сроков допуска на рынок дляпродукции и деятельности и т.п.). Оценку пошаговых результатов сделатьпубличной, обеспечив открытость информации, общественный контрольи эффективную обратную связь. Более нельзя делать вид и вести себя так, будто модернизация этоинтересное приключение, новая игрушка власти, а не единственныйвыход из тупика, из дальнейшей деградации с очередным историческимсрывом. Необходимо признать, что мы опять увязаем в исторической лени– «по самые оси», как раньше вязли «по стремена». И начать работать ужене на идеологию, а на результат. ОТ ТЕХНОЛОГИЙ И ЭКОНОМИКИ К ПЕРЕОЦЕНКЕ ЦЕННОСТЕЙ. МОДЕРНИЗАЦИЯ И КОНСЕРВАТИЗМ В программе обновления многое решает состав проекта. Идея зарождалась в логике преодоления технологическогоотставания. Затем выяснилось, что проблема не решается без изменений вэкономике (в концепции это уже стало общим местом, но на практикелишь наращиваются обреченные попытки имплантироватьинновационные программы все в ту же отторгающую их экономику). Обновление экономики диктует необходимость модернизацииинституциональной среды, социальных практик и отношений,политики. На очереди признание фундаментальной роли изменений видеологии, в ценностях и принципах, в политической этике иобщественной морали, в гуманитарной составляющеймодернизационного процесса и жизни в целом. Идеология модернизации должна быть четкой и бескомпромиссной.Мы уже не в том положении, чтобы терять время. Форсированная модернизация предполагает особое отношение кценностям нового, динамики, готовность к изменениям. Инертное,ленивое, сонливое общество — особенно в слоях, считающихся элитами иактивом — на модернизацию неспособно. Для нас здесь есть рядусиливающих моментов: 1. Модернизацию приходится делать через силу, вопрекиконъюнктуре, когда буквально все располагает к инерции. 2. В таком положении все решает действие от сознания: пониманиевызовов времени и угроз необратимого отставания, готовность проявитьполитическую волю вопреки соблазнам «стабилизации» и пассивногоумиротворения. 3. Предстоит обновление нового (для нас) типа. Более не удастсяиспользовать общество как пассивный ресурс. Страну более нельзяпостроить силой и страхом, вздыбив идеологией на жертвы. Активом 19
  20. 20. модернизации должен стать реальный потенциал общества, а не толькопродвинутое руководство с прикормленными деятелями своей науки, какбы техники и не вполне культуры. В постиндустриальном мире новое, изменения и динамика –ценности особого рода, даже в сравнении с входом в Модерн.Консервативное начало признается только как защита отреволюционаризма, от перемен избыточных и чрезмерно быстрых, дляобщества непосильных. Этот баланс требует особо тонкой настройки:время, упущенное для эволюционного реформирования, само создаетреволюционные ситуации. За исторические срывы, подобные трагедиямРоссийской и Советской империй, равно отвечают и революционеры, иблизорукие консерваторы. Такой консерватизм подтачивает свои жеоснования, устои общества и государства, готовит спад, ведущий квзрыву. Ключевой вопрос: что именно является сейчас для российскогообщества реальной, насущной проблемой: избыточный динамизм —или, наоборот, инерция и застой? Нелепо и безответственно стенать оконсерватизме в стране, которая никак не сдвинется с места, тогда каклидеры мирового развития проносятся мимо во все более ускользающееот нас будущее. В идеологии такого консерватизма есть и плохо скрываемыйинтерес. За уважением к прошлому часто прячут обычноеохранительство – идеологию консервации существующего порядка,«текущего момента», выгодного расклада. Речь ведут о «корнях», а наделе бетонируются оперативно сложившиеся отношения влияния,собственности и контроля. Такой «консерватизм» никогда (и вполнесознательно!) не задается вопросом, как бы отнеслись отцыотечественной консервативной традиции к нынешним политическим,административным и деловым экспериментам наших «консерваторов»,весьма новаторски обустраивающих себя в системе власти исобственности. Традиция многомерна, и каждое время относится к нейизбирательно. История России представлена как навыкамиохранительства, так и ценностями свободы и обновления. В ситуацииявной исторической пробуксовки на первый план закономерно выходитпроблема обновления традиции, ее преодоления. Речь не только оботношении к «корням», но и о том, где и как их ищут. О нашейидентичности нам всегда кто-то рассказывает – с трибуны, в учебнике илис амвона. Но она не в писаниях старых или нынешних идеологов ипроповедников, а в том, что реально продолжается в культуре и сознании,в живом творчестве современников, в нас самих. Самобытность этопрежде всего возможность быть самому, здесь и сейчас. 20
  21. 21. Когда страна в тупике, для возврата к исконным ценностям и«корням» существующее положение приходится не закреплять, арешительно менять. Сегодня, в уже явно обозначившейся развилкемежду идеологиями модернизации и консерватизма, выбиратьприходится ценности изменений и обновления. В противном случае завтра в стране уже нечего будетконсервировать. ■ Нельзя недооценивать и риски избыточного радикализма. Поэтомупредлагается проект «другой страны» – но ровно в той мере, в какойвызов будущего совместим с общественно-политическими и социально-экономическими реалиями России в начале XXI века. Этот проектреализуем без потрясений, хотя и создает известные неудобства длявласти и критичные проблемы для всего административно-политического«обвеса» сырьевой экономики. Но если сегодня страна провалит эволюционное обновление, завтраона может столкнуться с новой революционной ситуацией. И тогда«украинизация» и «оранжевые угрозы» покажутся всем детскимипугалками. Развилка проста, но опасна: либо сейчас неприятныепотрясения для паразитарного нароста, не дающего стране свободно идинамично развиваться – либо завтра потрясения для всего общества, длясамой российской государственности. Сейчас главная задача – поймать правильный вектор и темпобновления. России нужны десятилетия спокойного развития. Но такоеразвитие в нашей истории прерывается катаклизмами именно тогда, когдастрана останавливается, теряя баланс движения и вновь поднимаясь, ноуже через ломку, в очередном догоняющем рывке. Уважая консервативныеценности, надо отдавать себе отчет в том, что Россию в XXI веке можетпогубить (уже губит!) вовсе не дефицит стабильности. Ее губитнепреодолимая инерция, отсутствие необходимой динамики, потерятемпа. Страна впадает в новый застой, а из истории мы знаем, чем онизаканчиваются. Наши традиции это национальное достояние – но только нетрадиция отставания! ВЫЙТИ ИЗ «КОЛЕИ» РЕСУРСНОГО СОЗНАНИЯ Идея «сменить вектор развития с сырьевого на инновационный»стала общим местом, но не освоен ее гуманитарный, в том числеэтический, нравственный смысл. Есть известные оппозиции: сырьевая и постиндустриальная моделисуществования; этатизм и либерализм; общинные, коммунальныеценности и ценности индивидуальной свободы, личной ответственности, 21
  22. 22. самореализации. Сюда же примыкает оппозиция консервативных иинновационных ценностей. Для нас это актуально: консервативный этатизм более характерендля сырьевых, ресурсных экономик и социумов – динамичнымэкономикам и социумам постиндустриального типа скорее свойственныценности либерально-инновационные. Это объяснимо и хорошо всем знакомо. Там, где достояниеобщества не создается трудом, мастерством и талантом, но извлекается изнедр, человек закономерно отодвигается на задний план, становитсяпассивным фоном государства и власти. Это экономика не умножения, аделения; в ней лес, лен, пенька или нефтегазовый комплекс составляютодин ряд. В этой традиции уже и само производство развивают, относяськ людям (к населению) как к еще одному природному ресурсу. Такое отношение в конечном счете извращает и сам режиммодернизаций. Модернизации почти всегда реализуют за чей-то счет,перераспределением и концентрацией ресурсов. Но в итоге либосоздается экономика, в которой люди свободно производят и творят, либоформируется социальная машина, в которой производят не люди, аотрасли и предприятия, творят не индивиды, а институты и«направления». Здесь не столько люди производят вещи, экономику,социум и пр., сколько производство и институты производят людей. ВСССР «на производстве» наравне с изделиями и товарами, в массовом,конвейерном режиме производился правильный советский человек. Этобыл для нас редчайший случай по-настоящему массового производства(не считая метизов и патронов). Убыточные предприятия и целые отраслибыли рентабельны идеологически и социально – как гигантскиевоспитательно-исправительные учреждения. Армия осуществляла«доводку» советского человека, занимаясь вопросами реальной обороныпараллельно, а то и факультативно. Воспитанием особой телесности с ееотношением к здоровью как к государственной собственности занималосьсоветское здравоохранение. Это распространялось на системуобразования, социализации и т.д., закреплялось в идеологии и сознании. Из этой колеи мы еще не вышли. Страна до сих пор пожинаетплоды устаревшей «морали». В таких условиях экономика собственногопроизводства может быть только закрытой экономикой закрытогообщества (как это было в СССР). По-другому эта система заведомонеконкурентоспособна: изобретательство, дизайн, убогая эргономика ивесь креатив не ориентированы здесь на человека как на потребителя.Зачем комфорт в танке, рассчитанном на минуты реального боя? В этом— квинтэссенция философии советского производства, суть отношения кчеловеку как к ресурсу. Как только такая экономика открывается вовне,она убивает большую часть собственных производств, изначальнорассчитанных на «рентабельность» социализации и на сбыт вне 22
  23. 23. конкуренции. А уже потом страну накрывает «голландская болезнь»,усугубленная институциональным проклятьем. И мы получаем сырьевуюмодель постсоветского типа, в которой доминируют перераспределение ипатернализм, сращивание с властью и теневые отношения, монополизм вэкономике и политике. ЦЕННОСТИ МОДЕРНИЗАЦИИ И ОБЩЕСТВЕННАЯ МОРАЛЬ Модернизация начинается с духа и атмосферы, с настроя иконцентрации (что, в отличие от наших «технократов», хорошо понимаютвоенные, спортсмены, корпоративные менеджеры и пр. организаторы иучастники экстремальных игр). Человек как ресурс и как цель Как уже отмечалось, безнравственность отношения к человеку как кресурсу в новом мире стала еще и неэкономичной. Эти потери вполнеисчислимы. Но в нашем исполнении даже понятие «человеческийкапитал» отдает старой ресурсной моралью. Власть все еще пытается посвоему мудрому разумению «выгородить» место для инноваций – вместотого, чтобы его расчистить и освободить, прежде всего от себя. Все ещенеявно подразумевается, что инновационный актив страны должен чему-то «послужить». Но чтобы эта энергия высвободилась в полной мере,вернув стране конкурентоспособность, власть сама должна служитьинновационному активу как самоцели. Для государства это особаямораль. Если эту пирамиду не перевернуть, на лидерство можно нерассчитывать, а инновации будут делать там, где эту пирамиду давно илинедавно, но уже перевернули. Инновации как инакомыслие Значение ценностей изменения в модернизациях – это еще нединамика процесса, а лишь кинематика: не видны движущие силы. Этисилы – в свободном, смелом, «отвязанном» сознании. Любая инновацияначинается с инакомыслия, и именно так поначалу и воспринимается.Всякая политическая, идеологическая и «моральная» ксенофобия,подавляющая инакомыслие, третирует инновационное сознание кактаковое (в лучшем случае загоняя его в спецрезервации). Размягчениемозга, как неизбежное следствие идейно-политического зажима, приводитк утечке мозгов из науки, технологий и бизнеса – за рубеж или в протест.Борьба за свободу дело благородное, но отвлекает цвет нации от болееполезных занятий. В климате политического «подмораживания» на глазахиспаряется главный ресурс модернизации – смелые люди и творческая 23
  24. 24. атмосфера. Государство, пугающееся и третирующее несогласных, намассовые инновации в экономике и технологиях может не рассчитывать. Этика социально-политической мобильности Поощрение переориентации и переподготовки, смены профессий иукладов, всякого рода миграций необходимо в стратегиях модернизации.Но не только «по горизонтали»: динамика общества немыслима безактивной ротации элит и власти. Модерн отменил закрытость сословий –у нас же возрождается восточный трайбализм в экономике, феодальнаясословность «своих» и «наших» в политике, близкая к династическойнесменяемость верховного руководства. Страна не сдвинется с места,пока закрыты социальные и политические лифты. Срастание с властью –с политикой и администрированием – извращает отбор даже в творческой,интеллектуальной среде: здесь героями становятся авторымонументального китча и фиктивных открытий. Глухая оборонаконсервирующихся «элит» не просто останавливает, а буквальноотбрасывает страну назад и вниз. Дух конкуренции Мобильность и динамику блокирует монополизм – последнееприбежище серости, среда противоестественного отбора. Подавлениеконкурентов оправдывают неготовностью людей к свободе, их тягой кпатернализму. Но такая «мораль» сама автоматически снижает качествоэлит и власти, политики и управления, самой жизни. Серой становитсястрана (не считая отдельных «складок»). У нас же монополизм неявляется делом постыдным – он уважаем, вводит в авторитет, создаетореол. Страна не выберется из болота, пока подавление состязательностии честной конкуренции в бизнесе и политике не будет осуждено моральюи правом кардинально – подобно допингу в спорте, грязным приемам вборьбе или подкупу судейства. Вплоть до пожизненной дисквалификации. Паразитарные стратегии и общественная мораль Паразитарные жизненные и деловые стратегии – одно из самыхопасных заболеваний социума. При этом они аморальны и в частномисполнении, и для общества в целом (будь то рэкет, коррупция, бизнес наадминистративном ресурсе – или привычное для страны проеданиеприродных богатств, самого будущего новых поколений). В такомобобщении – контуры новой этики модернизации. Идеи нравственногоосуждения у нас воспринимаются как прекраснодушие, но только покаэтот всероссийский паразитарий общество не начнет осуждать 24
  25. 25. систематично и всерьез, без оговорок и до потери репутации – какубогость, не способную к самостоятельному делу и к честнойконкуренции. У такого осуждения есть крайне эффективные меры: потерялица, ограничение контактов и входа в приличное общество. Моральныесанкции тем более срабатывают, когда они выходят на уровень публичнойполитики – массовой информации, расстановки статусов и отношений,вплоть до «неприлично общаться». В цивилизованных обществахправоохранительная мораль часто более действенна, чем уже мало когопугающие «Вор должен сидеть!» или «Где посадки?». Мифологическое сознание и этика реализма Изначально модернизация (начало Модерна) как раз и понималаськак выход из закрытости сознания традиционного общества, из мифа. Нотеперь общество впадает в старую крайность – в мифологию, в смутныеверования, в оккультизм и экзальтацию массового пиара. Демократия как«власть рейтингов» требует особой этики популярности, скатегорическими запретами на завоевание всенародной любви подачкамии навязывание светлых образов новейшими средствами массовогопоражения сознания. Постиндустриальная модернизация тем более требует от обществарациональности, критической рефлексии. Из провала Россию не выведет«вера», удобная для одних, а другим технично навязываемая теневойидеологией, безразмерным пиаром власти и афиллированным «духовнымвоспир

×