Тексты изложений

13,868 views
13,510 views

Published on

Published in: Education
0 Comments
1 Like
Statistics
Notes
  • Be the first to comment

No Downloads
Views
Total views
13,868
On SlideShare
0
From Embeds
0
Number of Embeds
174
Actions
Shares
0
Downloads
14
Comments
0
Likes
1
Embeds 0
No embeds

No notes for slide

Тексты изложений

  1. 1. Тексты изложений№ 1. По И. И. Пущину. Записки о Пушкине ............................................................. 2№ 2. К. Г. Паустовский. Скрипучие половицы ......................................................... 3№ 3. Н. Бедник. Хохлома............................................................................................. 4№ 4. По Л. Обуховой. Любимец века......................................................................... 5№ 5. По А. П. Муранову. Голубые очи планеты....................................................... 6№ 6. Л. Волынский. Лицо времени............................................................................. 7№ 7. По Е. И. Осетрову. Живая Древняя Русь .......................................................... 8№ 8. Е. И. Носов. Кузница........................................................................................... 9№ 9. Е. О. Каменева. Твоя палитра........................................................................... 10№ 10. По Д. А. Гранину. Из очерка «О милосердии»............................................. 11№ 11. По К. Г. Паустовскому. Дядя Гиляй .............................................................. 12№ 12. Г. П. Смолицкая. Занимательная топонимика.............................................. 13№ 13. Д. С. Лихачев. Письма о добром и прекрасном............................................ 14№ 14. По В. П. Астафьеву. Чтобы боль каждого... ................................................. 15№ 15. По В. П. Астафьеву. Видение......................................................................... 16№ 16. А. Горбовский. Дорога домой ........................................................................ 17№ 17. По В. М. Пескову. Святые места.................................................................... 18№ 18. К. Г. Паустовский. Горсть крымской земли ................................................. 19№ 19. А. Седых. Далекие, близкие ........................................................................... 20№ 20. В. А. Солоухин. Трава..................................................................................... 21№ 21. По В. А. Гиляровскому. Москва и москвичи................................................ 22№ 22. Е. Осетров. Живая Древняя Русь ................................................................... 23№ 23. В. П. Астафьев. Учитель ................................................................................. 24№ 24. К. Г. Паустовский. Горсть крымской земли ................................................. 25№ 25. По Б. Л. Васильеву. Летят мои кони.............................................................. 26№ 26. По С. В. Михалкову. Все начинается с детства............................................ 27№ 27. По Л. Обуховой. Любимец века..................................................................... 28№ 28. По Ю. М. Нагибину. Чистые пруды .............................................................. 29№ 29. Ф. Д. Кривин. Полусказки .............................................................................. 30№ 30. По Е. И. Осетрову. Живая Древняя Русь ...................................................... 31№ 31. По Д. С. Лихачеву. Что объединяет людей................................................... 32№ 32. По Д. С. Лихачеву. Учитесь любить учиться!.............................................. 33№ 33. По Д. С. Лихачеву. Ансамбли памятников искусства ................................. 34 1
  2. 2. № 1. По И. И. Пущину. Записки о Пушкине Кони несут среди сугробов, опасности нет: в сторону не бросятся, все лес, и снег им побрюхо — править не нужно. Скачем опять в гору извилистой тропой; вдруг крутой поворот, икак будто неожиданно вломились с маху в притворённые ворота при громе колокольчика. Небыло силы остановить лошадей у крыльца, протащили мимо и засели в снегу нерасчищенногодвора... Я оглядываюсь: вижу на крыльце Пушкина, босиком, в одной рубашке, с поднятымивверх руками. Не нужно говорить, что тогда во мне происходило. Выскакиваю из саней, беруего в охапку и тащу в комнату. На дворе страшный холод. Смотрим друг на друга, целуемся,молчим! Он забыл, что надобно прикрыть наготу, я не думал об заиндевевшей шубе и шапке. Было около восьми часов утра. Не знаю, что делалось. Прибежавшая старуха застала насв объятиях друг друга в том самом виде, как мы попали в дом: один — почти голый, другой —весь забросанный снегом. Наконец, пробила слеза — мы очнулись. Совестно стало перед этойженщиной, впрочем, она все поняла. Не знаю, за кого приняла меня, только, ничего не спраши-вая, бросилась обнимать. Я тотчас догадался, что это добрая его няня, столько раз им воспетая,— чуть не задушил ее в объятиях. Все это происходило на маленьком пространстве. Комната Александра была возлекрыльца, с окном на двор, через которое он увидел меня, услышал колокольчик. В этой не-большой комнате помещалась кровать его с пологом, письменный стол, диван, шкаф с книгами.Во всем поэтический беспорядок, везде разбросаны исписанные листы бумаги, всюду валялисьобкусанные, обожжённые кусочки перьев. Я между тем приглядывался, где бы умыться... Кое-как все это тут же уладили, копошасьсреди отрывистых вопросов: что? как? где? Наконец, помаленьку прибрались; мы уселись струбками. Беседа пошла привольнее; многое надо было рассказать, о многом расспросить другдруга! Пушкин показался мне несколько серьезнее прежнего, сохраняя, однако ж, ту же весе-лость. Он, как дитя, был рад нашему свиданию, несколько раз повторял, что ему еще не верит-ся, что мы вместе. Прежняя его живость во всем проявлялась в каждом слове, в каждом воспо-минании: им не было конца в неумолкаемой нашей болтовне. Наружно он мало переменился,оброс только бакенбардами. ...Среди разговора внезапно он спросил меня: что о нем говорят в Петербурге и в Моск-ве? Я ему ответил, что читающая наша публика благодарит его за всякий литературный пода-рок, что стихи его приобрели народность во всей России и, наконец, что близкие и друзья пом-нят и любят его, желая искренно, чтобы скорее кончилось его изгнание. Он терпеливо выслушал меня и сказал, что несколько примирился в эти четыре месяца сновым своим бытом, вначале очень для него тягостным; что тут хотя невольно, но все-таки от-дыхает от прежнего шума и волнения; с Музой живет в ладу и трудится охотно и усердно. I. Озаглавьте текст и перескажите его подробно. Ответьте на вопрос: «Какое значение имела лицейская дружба в жизни А. С. Пушкина?». II. Озаглавьте текст и перескажите его сжато от третьего лица. Расскажите об од- ном из стихотворений А. С. Пушкина, посвященных лицейским друзьям. 2
  3. 3. № 2. К. Г. Паустовский. Скрипучие половицы Чайковский проснулся рано и несколько минут не двигался, прислушиваясь к перезвонулесных жаворонков. Даже не глядя в окно, он знал, что в лесу лежат росистые тени. На соседней сосне куковала кукушка. Он встал, подошел к окну. Дом стоял на пригорке. Леса уходили вниз, в веселую даль, где лежало среди зарослейозеро. Там у композитора было любимое место — оно называлось Рудым Яром. Сама дорога к Яру всегда вызывала волнение. Бывало, зимой, в сырой гостинице в Риме,он просыпался среди ночи и начинал шаг за шагом вспоминать эту дорогу: сначала по просеке,где около пней цветет розовый иван-чай, потом берёзовым грибным мелколесьем, потом черезполоманный мост над заросшей речкой и — вверх, в корабельный бор. Он вспоминал этот путь, и у него тяжело билось сердце. Это место казалось ему наи-лучшим выражением русской природы. Он знал, что сегодня, побывав там, вернется — и давноживущая где-то внутри любимая тема о лирической силе этой лесной стороны перельется черезкрай и хлынет потоками звуков. Так и случилось. Он долго простоял на обрыве Рудого Яра. С зарослей липы и берескле-та капала роса. Столько сырого блеска было вокруг, что он невольно прищурил глаза. Но больше всего в этот день Чайковского поразил свет. Он вглядывался в него, видел всёновые пласты света, падавшие на знакомые леса. Как только он раньше не замечал этого? С неба свет лился прямыми потоками, и под этим светом особенно выпуклыми и кудря-выми казались вершины леса, видного сверху, с обрыва. На опушку падали косые лучи, и ближайшие стволы сосен были того мягкого золотисто-го оттенка, какой бывает у тонкой сосновой дощечки, освещенной сзади свечой. И с необыкно-венной в то утро зоркостью он заметил, что сосновые стволы тоже отбрасывают свет на подле-сок и на траву — очень слабый, но такого же золотистого, розоватого тона. И наконец, он увидел сегодня, как заросли ив и ольхи над озером были освещены снизуголубоватым отблеском воды. Знакомый край был весь обласкан светом, просвечен им до последней травинки. Разно-образие и сила освещения вызвали у Чайковского то состояние, когда кажется, что вот-вот слу-чится что-то необыкновенное, похожее на чудо. Он испытывал это состояние и раньше. Егонельзя было терять. Надо было тотчас возвращаться домой, садиться за рояль. Чайковский бы-стро пошел к дому. Дома он приказал слуге никого к себе не пускать, прошел в маленький зал, запер дре-безжащую дверь и сел к роялю. Он играл. Он добивался ясности мелодии — такой, чтобы она была понятна и мила иФене, и даже старому Василию, ворчливому леснику из соседней помещичьей усадьбы. Он играл, не зная, что Феня принесла ему земляники, сидит на крыльце, крепко сжимаетзагорелыми пальцами концы белого головного платка и, приоткрыв рот, слушает. А потом при-плелся Василий, сел рядом с Феней. — Играет? — спросил Василий. — Прекратить, говоришь, нельзя? — Никак! — ответил слуга и усмехнулся на необразованность лесника. — Он музыкусочиняет. Это, Василий Ефимович, святое дело. I. Озаглавьте текст и перескажите его подробно. Расскажите о своих впечатле- ниях от цикла пьес П. И. Чайковского «Времена года». II. Озаглавьте текст перескажите его сжато. Ответьте на вопрос: «Почему, по ва- шему мнению, музыка Чайковского “понятна и мила” всем?». 3
  4. 4. № 3. Н. Бедник. Хохлома Еще совсем недавно в сёлах Горьковской области можно было услышать легенду о том,как пришла на волжскую землю «хохлома» и где она взяла свои огненные краски. Рассказывают, жил в давние времена в Москве мастер-иконописец. Царь высоко ценилего мастерство и щедро награждал за труды. Любил мастер свое ремесло, но больше всего лю-бил он вольную жизнь и поэтому однажды тайно покинул царский двор и перебрался в глухиекерженские леса. Срубил он себе избу и стал заниматься прежним делом. Мечтал он о таком искусстве,которое стало бы родным всем, как простая русская песня, и чтобы отразилась в нем красотародной земли. Так и появились первые хохломские чашки, украшенные пышными цветами итонкими веточками. Слава о великом мастере разнеслась по всей земле. Отовсюду приезжали люди, чтобыполюбоваться на его мастерство. Многие рубили здесь избы и селились рядом. Наконец, дошла слава мастера и до грозного государя, и повелел он отряду стрельцовнайти беглеца и привести. Но быстрее стрелецких ног летела народная молва. Узнал мастер освоей беде, собрал односельчан и раскрыл им секреты своего ремесла. А утром, когда вошли всело царские посланцы, увидели все, как горит ярким пламенем изба чудо-художника. Сгорелаизба, а самого мастера как ни искали, нигде не нашли. Только остались на земле его краски, ко-торые словно вобрали в себя и жар пламени, и чернь пепелища. Исчез мастер, но не исчезло его мастерство, и до сих пор ярким пламенем горят хохлом-ские краски, напоминая всем и о счастье свободы, и о жаре любви к людям, и о жажде красоты.Видно, не простой была кисть мастера — кисть из солнечных лучей. Такова легенда. Рассказывают ее всегда чуть-чуть по-разному, и каждый любознатель-ный сможет прочитать ее в сборниках легенд и сказок Горьковской области. Как и во всякойлегенде, в ней много вымысла, но ее правда в том, что большое мастерство и большое искусст-во сохраняются только тогда, когда передаются из рук в руки, от учителя к ученику. Так и слу-чилось с «хохломой». В начале XX века крестьяне чаще покупали сделанную на заводах фарфоровую, фаянсо-вую и стеклянную посуду. У хохломских мастеров стало меньше покупателей. Да к тому же по-редели окрестные леса, не одно столетие вырубавшиеся для хозяйственных нужд и поделок.Мастера создавали изделий все меньше и меньше, роспись становилась грубее и проще. Но раз-ве можно было допустить, чтобы погибло это искусство, так полно и ярко отразившее душусоздавшего его народа? В 1918 году в городе Семёнове открыли школу художественной обработки дерева, в ко-торой стали учителями опытные токари и красильщики. Профессиональный художник Георгий Петрович Матвеев возглавил школу. Обучение новых мастеров росписи длилось три года. Вначале они терпеливо повторялиобразцы, сделанные для этой цели лучшими хохломскими художниками. Ученикам надо было«поставить руку» — добиться точности и быстроты в выполнении травных узоров. Работы современных хохломских мастеров мы можем увидеть на художественных вы-ставках и в экспозициях крупнейших музеев страны. Они радуют нас яркими красками, щедро-стью узоров и мастерством исполнения. I. Озаглавьте текст и перескажите его подробно. Нужно ли поддерживать тради- ционные народные промыслы и почему? II. Озаглавьте текст и перескажите его сжато. Расскажите о наиболее интерес- ном, с вашей точки зрения, народном художественном промысле. 4
  5. 5. № 4. По Л. Обуховой. Любимец века Двенадцатого апреля 1961 года от Земли отрывается первый человек, герой и любимецвека. Стоя между небом и землей, прежде чем войти в ракету, он только улыбнулся и поднялобе руки кверху. — До скорой встречи! А когда раздалась последняя команда «Пуск» и ракета ринулась вверх, Гагарин лихо, бе-дово, с чисто русским пренебрежением к тяготам и опасностям бросил свое знаменитое ямщиц-кое «Поехали!», подбадривая не себя, а тех, кто остается. Ракета, приподнятая столбом тугого пламени, тронулась с места... «Взгляд мой остановился на часах. Стрелки показывали 9 часов 7 минут по московскомувремени. Я услышал свист и все нарастающий гул, почувствовал, как гигантская ракета задро-жала всем своим корпусом и медленно, очень медленно оторвалась от стартового устройства»,— вспоминал позднее Гагарин. В эти мгновения он уже не испытывал ни ошеломления, ни восторга. Все было точным иразмеренным в его сознании. Только одно могло показаться странным: когда росли и росли пе-регрузки, с Земли голос Королёва ему сообщил, что прошло семьдесят секунд после взлета. Онответил бодро: «Самочувствие отличное. Все хорошо», — а сам подумал: «Неужели толькосемьдесят? Секунды длинные, как минуты». Но тотчас утешился воспоминанием: «На центри-фуге приходилось переносить и не такое ». Одна за другой начали отделяться ступени ракеты. Их топливо выгорело; они сделалисвое дело — вынесли корабль на орбиту. И в то же мгновение тяжесть схлынула, а затем Гагарина словно подняло с кресла: он,взлетев вверх, повис на ремнях. Юрий взял бортовой журнал и начал записи. Почерк его не изменился, четкость буквтакже. Это порадовало его. Минуты теперь понеслись неимоверно быстро. Они утекали, ощу-тимо становясь прошлым, не задерживаясь на настоящем... Мир вокруг него необычайно расширился; Гагарин чувствовал себя его первооткрывате-лем. И это не было преувеличением. Разумеется, земной шар, как и все мироздание, существуетотдельно от человека, и такой мир независим и безразличен к людям. Но Землю, бледно-сапфировый шар, окольцованный зарей, — эту Землю до Юрия не видел никто. Краски родной планеты по-детски обрадовали его. — Красота-то какая! — воскликнул он, видимо совсем забыв, что его схваченный мик-рофоном голос уже полетел из пределов внеземных обратно на Землю. Как все переменилось! Неба не стало. Привычное голубое небо, воспетое поэтами, сузи-лось до тоненького ободка вокруг выпуклого бока Земли. «С душевным трепетом всматривался я в окружающий мир, стараясь все разглядеть, по-нять и осмыслить. В иллюминаторе отсвечивали алмазные россыпи ярких холодных звезд. Доних было еще ой как далеко, может быть, десятки лет полета, и все же с орбиты к ним былозначительно ближе, чем с Земли». Корабль сошел с орбиты, и плотные слои атмосферы встретили его упруго, как морскиеволны. «Восток» приближался к Земле. Юрий благополучно спускался. И тут его покинули де-ловитость и напряжение. На минуту он стал тем, кем и надлежало ему быть сейчас, — СамымСчастливым Человеком На Свете. «От избытка счастья я громко запел: Родина слышит, Родина знает...» I. Озаглавьте текст и перескажите его подробно. Какое значение для мировоз- зрения человека имел первый полет человека в космос? Расскажите об одном из российских космонавтов, ученых или конструкторов, известных своими за- слугами в исследовании космоса. II. Озаглавьте текст и перескажите его сжато. Расскажите об известных вам дос- тижениях нашей страны в изучении и освоении космического пространства. 5
  6. 6. № 5. По А. П. Муранову. Голубые очи планеты Много есть озер на свете — больших и малых, глубоких и мелких, суровых и живопис-ных, но ни одно из них не может сравниться с Байкалом, и нет другого такого водоема в мире,который мог бы соперничать с ним столь широкой известностью и громкой славой. И ни о ка-ком другом озере не сложено так много легенд и сказаний, песен и стихов, поэм и рассказов. Вних звучит не только большая любовь и почитание, но еще и нечто такое, что внушает уваже-ние, подчеркивает величие, присущее только Байкалу и резко выделяющее его из всех озер зем-ного шара. О Байкале есть и древняя легенда, которую знает в тех краях и стар и млад. Будто в давние времена там, где нынче плещутся воды Байкала и начинает свой бегстремительная река Ангара, жил суровый богатырь по имени Байкал с дочерью Ангарой, крашекоторой не было на свете. Было у Байкала 336 сыновей. В черном теле держал их старик. День и ночь заставлял безустали трудиться. И сыновья работали не покладая рук. Они топили снега и ледники и гналихрустальную воду из гор в огромную котловину. То, что они добывали тяжким трудом, проматывала сестра Ангара. Она растрачивала со-бранные богатства на наряды и разные прихоти. Однажды прослышала Ангара от странствующих певцов о жившем за горами юном бо-гатыре Енисее, о его красоте и силе и полюбила его. Но суровый старик прочил ей иную судь-бу, решив выдать замуж за старого богатого Иркута. Еще строже стал он стеречь дочь, спряталее в хрустальный дворец на дне подводного царства. Безутешно тосковала Ангара, плакала вподводной темнице, просила богов помочь. Сжалились боги над пленницей, приказали ручьям и рекам размыть стены хрустальногодворца, освободить Ангару. Вырвалась девушка на волю и бросилась бежать по узкому проходув скалах. Проснулся от шума Байкал, рассердился, бросился в погоню. Но где ему, старому, уг-наться за молодой дочкой. Всё дальше убегала Ангара от разъярённого отца. Тогда старик схва-тил каменную глыбу и метнул в беглянку, но не попал. Так и осталась с тех пор лежать эта глы-ба в месте выхода реки из озера, и зовут ее люди Шаманским Камнем. Разбушевавшийся старик все кидал и кидал вслед беглянке обломки скал. Но чайки кри-чали каждый раз: «Обернись, Ангара, обернись!» И девушка ловко уклонялась от смертоносныхотцовских посланцев. Прибежала Ангара к Енисею, обняла его, и потекли они вместе к Студёному морю. Легенда переплетается с былью. 336 сыновей Байкала — это притоки озера, большие ималые реки, собирающие свои воды с территории более 550 тысяч квадратных километров, чтопримерно равно площади Франции. Вытекает же из озера река Ангара — могучая, полноводная артерия, неустанно обнов-ляющая озерные воды. Ширина потока около километра. Это про нее говорят буряты: «Разоря-ет дочка старика Байкала!» I. Озаглавьте текст и перескажите его подробно. На каких реальных географиче- ских фактах основывается эта легенда? II. Озаглавьте текст и перескажите его сжато. Известны ли вам легенды о горо- дах, реках, озерах и т. д.? Перескажите одну из них. 6
  7. 7. № 6. Л. Волынский. Лицо времени Быть может, многим теперь покажется странным услышать, что еще каких-нибудь столет назад в России не было ни одного доступного народу музея, если не считать Эрмитажа (какизвестно, принадлежавшего царствующему дому Романовых), где русских картин было немно-го, да еще музея при академии. Несправедливо было бы, однако, утверждать, что в то время в России не было вовсе лю-бителей искусства. Но любовь любви рознь. Вельможные меценаты любили искусство, как скупой рыцарьсвое золото; они лелеяли его, но держали под семью замками. Творения русских живописцевбыли заперты в залах княжеских дворцов и помещичьих усадеб, и для народа по всей Россиикартина оставалась чем-то невиданным и недоступным. Но те же причины, какие пробудили к жизни новую русскую живопись, сделали неиз-бежным и возникновение общедоступных музеев. Имя Павла Михайловича Третьякова навсегда останется среди имен тех людей, кто бес-корыстной любовью и преданностью своей двигал вместе с художниками русскую живописьвперед. Его горячая вера в будущность народного искусства, его действенная и постояннаяподдержка укрепляли художников в сознании необходимости дела, которое они делают. Третьяков не был «покровителем искусств», меценатом того толка, какими были в своевремя многие родовитые вельможи в России. Он не красовался, не тешил собственное тщесла-вие, не выбирал себе любимцев среди художников и не швырял деньги по-княжески. Он былрассудителен, расчётлив и не скрывал этого. «Я вам всегда говорю, — писал он однажды Крамскому, — что желаю приобретать какможно дешевле, и, разумеется, если вижу две цифры, то всегда выберу меньшую: ведь недаромже я купец, хотя часто и имею антикупеческие достоинства». Именно эти «антикупеческие достоинства» — просвещенность, гуманизм, пониманиеобщенародной роли искусства — и позволили Третьякову выбирать для своей галереи все са-мое лучшее, самое правдивое и талантливое, что давала тогда русская живопись. С первой же выставки передвижников он приобрел около десятка картин, и среди нихтакие, как «Грачи прилетели» Саврасова, «Петр Первый допрашивает царевича Алексея в Пе-тергофе» Н. Н. Ге, «Сосновый бор» Шишкина и «Майская ночь» Крамского. С тех пор он сталпостоянным членом товарищества и тем самым присоединился к общим задачам и целям. Третьяков известен был своим удивительным чутьем. Тихий, молчаливый, сдержанный,он появлялся в мастерских, где еще только заканчивались будущие шедевры живописи, и, слу-чалось, покупал их для своей галереи прежде, чем они успевали появиться на выставке. Бескорыстие его было беспримерным. Приобретя у Верещагина огромную коллекциюего картин и этюдов, он тут же предложил ее в качестве дара Московскому художественномуучилищу. Свою галерею он с самого начала задумал как музей национального искусства и ещепри жизни своей — в 1892 году — передал в дар городу Москве. И лишь спустя шесть лет (какраз в год смерти П. М. Третьякова) открылся первый государственный русский музей в столич-ном Петербурге, да и то куда уступавший «Третьяковке», ставшей уже к тому времени местомпаломничества многих тысяч людей, приезжавших в Москву со всех концов России. I. Озаглавьте текст и перескажите его подробно. Расскажите об одном из из- вестных вам российских меценатов и его вкладе в русскую культуру. II. Озаглавьте текст и перескажите его сжато. Расскажите об экскурсии (в музей, на выставку), которая произвела на вас особенное впечатление. 7
  8. 8. № 7. По Е. И. Осетрову. Живая Древняя Русь Поэты сравнивают храм Покрова на Нерли с парусом, уносящимся вдаль по безбрежнымволнам времени. Иногда прославленную белокаменную церковь под Владимиром уподобляютлучистой безмолвной звезде, уплывающей в бесконечность мироздания. Благородные пропор-ции белого храма, отражающегося свыше восьми веков в водах, точно и естественно вписыва-ются в окружающий пейзаж — луговое среднерусское раздолье, где растут духмяные травы,лазоревые цветы и звучат нескончаемые песни жаворонков. Трудно сказать, когда Покровом на Нерли лучше всего любоваться. Недвижимый белыйкамень удивительным и таинственным образом перекликается с временами года. На рассвете, когда над заречными муромскими лесами играют солнечные лучи, отвсплесков светотени древние стены словно колеблются, светлея час от часу. Храм возвышаетсясреди волн, как белоснежный лебедь. Текут речные потоки. Дни и ночи, месяцы и годы, столе-тия уносит река жизни. Сменяются поколения, а лебедь-храм плывет и плывет среди неогляд-ных просторов. Любуясь Покровом на Нерли, думаешь об истории храма, о веках, что пронес-лись над его стенами... Храм посвящается Покрову Богородицы, которая, по старинному поверью, держала вруках плат — покров, защитив город от врагов. Празднование Покрова стало на Руси одним из торжественных и любимых крестьянскихпраздников. Отмечаемый в пору, когда заканчиваются полевые работы, начинаются свадьбы,Покров был и праздником урожая. Кроме того, с незапамятных языческих времен было распро-странено почитание Девы-Зари, что расстилает по небу свою нетленную розовую фату, прого-няя всякое зло. Очень хорош Покров на Нерли летом, когда косари выходят на пойму, когда замолкаюткукушки и на зелени появляются солнечные подпалины. С высокого холма, где стоит храм, от-крываются луга, с травами и цветами, которые, как ковер, ведут к храму. А в воде, подступаю-щей к холму, отражается храм, как сказочное видение. Храм плавает в подводной глубине. Там, внизу, в подводном царстве, чуть заметно покачиваются вершины деревьев, овевая,словно опахалами, белопенный храм. Окончилось жаркое лето, и желтизной вспыхивают леса, по которым крадётся осень. Зо-лотистые листья покрывают холм возле Покрова. Печаль родных полей. Столетиями передхрамом умирали цветы и травы, а звериные и человеческие рельефы, стройный каменный пояс,порталы, украшенные резьбой, недвижимо возвышаются над окрестностью. Покров на Нерли надо увидеть во время дождя, когда огромная туча останавливается,словно для того, чтобы полюбоваться храмом. Окрестные воды делаются мутно-зелеными, астроение приобретает задумчивость, словно ожидает кого-то. И с неба на землю опускаетсяосенняя радуга, освещая силуэт храма, делая его почти неосязаемым, нереальным, фантастиче-ским. Зима обволакивает бахромой деревья, кустарники, и храм растворяется в окружающейбелизне. Зимние припорошённые деревья похожи на цветущие вишни. Холодные своды храмапо-прежнему полны жизни и чувства. Храм построен в честь погибшего в лютой сечи семнадцатилетнего сына Андрея Бого-любского, юного Изяслава, которого народное предание называет вишенкой, срубленной в цве-ту. Убитый врагами юноша, возможно, и был похоронен на нерлинском холме или в самомхраме. Возвратившись из победоносного похода против волжских булгар, Андрей скорбел осыне, и сам выбрал место для этого храма. I. Озаглавьте текст и перескажите его подробно. Ответьте на вопрос: «Почему необходимо охранять памятники русской старины?». II. Озаглавьте текст и перескажите его сжато. Расскажите о вашем любимом ар- хитектурном памятнике. 8
  9. 9. № 8. Е. И. Носов. Кузница Кузница стояла у обочины полевого просёлка, стороной обегавшего Малые Серпилки. Она была выстроена у проселка еще в стародавние времена каким-то серпилковскиммужиком, надумавшим, как паучок, поохотиться за всяким проезжим людом. Сказывают, будто,сколотив деньгу на придорожном ковальном дельце, мужик тот впоследствии поставил рядом скузницей еще и заезжий двор. И еще сказывают, будто брал он за постой не только живую де-нежку, но не брезговал ни овсом, ни нательным крестом. В революцию серпилковцы самолично сожгли этот заезжий двор начисто. Распалясь,подожгли заодно и кузницу. Однако вскорости смекнули, что кузницу палили зря. Тем же вре-менем расчистили пожарище, прикатили новый ракитовый пень под наковальню, сшили мехи,покрыли кирпичную коробку тёсом, и с той поры кузница бессменно и справно служила снача-ла серпилковской коммуне, а потом уже и колхозу. Правда, был случай, имеющий самое непосредственное отношение к этому повествова-нию, когда кузница в Малых Серпилках вдруг умолкла. Нежданно-негаданно помер кузнец За-хар Панков. А надо сказать, что Захар Панков был не просто кузнец, а такой тонкий мастер, чток нему ездили со всякими хитроумными заказами даже из соседних районов. Бывало, лопнет вгорячей работе какая деталь в тракторе — механики туда-сюда: нет ни в районе, ни в областитакой детали. Всякие прочие запчасти предлагают, а такой точно нету. Они к Панкову: так, мол,и так, Захар, сам понимаешь, надо бы сделать... Повертит молча Захар пострадавшую деталь(виду он был сурового, волосы подвязывал тесьмой по лбу, борода смоляная на полфартука,точь-в-точь как старинный оружейник, но в современной технике толк вот как знал!), дажеиной раз зачем-то в увеличительное стеклышко поглядит на излом. Ни слова, ни полслова нескажет, а только бережно завернёт деталь в тряпочку и опустит в карман. Тут уж и без слов по-нятно: раз взял, стало быть, выручит. Да и не только поглядеть на Захарову работу, а даже изда-ли послушать было любо. Как начнут с молотобойцем Ванюшкой отбивать — что соборнаязвонница: колоколят молотки на всевозможные голоса. И баском, и заливистым подголоском.Праздник, да и только в Серпилках! Особенно по весне, перед посевной: небо синее, чистое, скрыш капает, теплынь, а они вызванивают на весь белый свет... Той же осенью призвали на воинскую службу Ванюшку. Совсем осиротела кузница,стоит в чистом поле с угрюмо распахнутыми воротами. Серпилковцы, привыкшие к веселомуперезвону молотков за садами, чувствовали себя так, будто в их хатах остановились ходики.Сразу стало как-то глухо и неуютно в Серпилках: очень уж не хватало им этого перестука навыгоне. Да и из хозяйственного обихода выпала кузница: ни отковать чего, ни подладить.Сильно жалели серпилковцы, что в свое время не приставили к Захару какого-нибудь смышле-ного мальца, чтобы усвоил и перенял тонкое Захарово искусство. И вдруг с пустых осенних по-лей через сквозные облетевшие сады до Серпилок явственно долетело: «Дон-дон-дилинь... дон-дон-дилинь...» I. Озаглавьте текст и перескажите его подробно. Ответьте на вопрос: «С помо- щью каких выразительных средств писатель описывает отношение сельчан к мастерству кузнеца?». II. Озаглавьте текст и перескажите его сжато. Что имеет в виду автор, когда го- ворит, что Захар Панков был «не просто кузнец», а «тонкий мастер»? 9
  10. 10. № 9. Е. О. Каменева. Твоя палитра В 1508 году Микеланджело Буонарроти подписал договор с папой Юлием II. Итальян-ский скульптор и художник обязывался расписать плафон (потолок) Сикстинской капеллы. Такназывается длинная и высокая зала в папском дворце в Ватикане. Чтобы расписать потолок (высота зала 18 метров), по указанию художника поставилилеса. Работать на них он мог только лёжа. В течение четырех лет художник, лёжа на спине, рас-писывал плафон. Краски капали ему на лицо, тело ныло, но, увлеченный работой, он ничего незамечал. Микеланджело работал с неистовством, забывая о сне и еде. Работая лежа, великий мастер испортил себе зрение. Долгие годы спустя он мог рас-сматривать предметы, лишь подняв их над головой. Сколько технических трудностей преодолел Микеланджело! Только что закончил он од-ну фреску (роспись водяными красками по сырой штукатурке), как эта часть потолка стала по-крываться плесенью, испортившей написанное. Пришлось всю работу начинать сначала. Микеланджело один расписал плафон площадью более 600 квадратных метров. Лишьего ученик Кондиви помогал ему. Это был труд титана, это был подвиг художника. За что бы ни брался Микеланджело, он всегда работал с горячностью, увлеченно, с голо-вой погружаясь в свои грандиозные замыслы. Когда ему нужен был мрамор для статуй, он вме-сте с рабочими спускался в каменоломню и там в течение многих месяцев добывал его. Может быть, ты спросишь: ради чего Микеланджело все дни своей жизни отдавал такойнеистовой, такой всепоглощающей работе? Представь себе, что мы задали бы такой вопрос самому Микеланджело. Вероятно, онпросто не понял бы нас. Он не мог жить иначе. Смысл всей его жизни был в этом непрерывном творческом тру-де. Он стремился раскрыть самого себя, свои думы, свои чувства в произведениях искусства, ибыла еще в этом исступлённом труде огромная радость для мастера — радость созидания, сча-стье творить. И вот прошло пять веков, как умер художник, а творения его живы. И как пять веков на-зад, люди и сейчас не перестают любоваться и сикстинским плафоном, и скульптурами Мике-ланджело. Через века дошли до нас мысли и чувства художника. Когда мы смотрим на юногосмелого «Давида», вставшего на защиту своей страны, мы чувствуем, как горячо любил родинусам Микеланджело, также с оружием в руках защищавший родную ему Флоренцию. Мы любуемся величественной росписью Сикстинской капеллы, и мысли художника окрасоте и совершенстве человека становятся нам так же близки и дороги, как и ему. И мы благодарны художнику за его колоссальный труд, за его подвижническую жизнь,за прекрасные создания, которые приносят нам глубокую радость. I. Озаглавьте текст. Перескажите текст подробно. Дополните его рассуждением о вашем понимании смысла творчества. II. Озаглавьте текст. Перескажите текст сжато. Расскажите о любом известном вам произведении великого мастера, поделитесь своими впечатлениями. 10
  11. 11. № 10. По Д. А. Гранину. Из очерка «О милосердии» В прошлом году со мной приключилась беда. Шел по улице, поскользнулся и упал...Упал неудачно, хуже и некуда: сломал себе нос, рука выскочила в плече, повисла плетью. Былоэто примерно в семь часов вечера. В центре города, на Кировском проспекте, недалеко от дома,где живу. С большим трудом поднялся, забрёл в ближайший подъезд, пытался платком унятькровь. Куда там, я чувствовал, что держусь шоковым состоянием, боль накатывает все сильнееи надо быстро что-то сделать. И говорить-то не могу — рот разбит. Решил повернуть назад, домой. Я шел по улице, думаю, что не шатаясь. Хорошо помню этот путь метров примерно че-тыреста. Народу на улице было много. Навстречу прошли женщина с девочкой, какая-то пароч-ка, пожилая женщина, мужчина, молодые ребята, все они вначале с любопытством взглядывалина меня, а потом отводили глаза, отворачивались. Хоть бы кто на этом пути подошел ко мне,спросил, что со мной, не нужно ли помочь. Я запомнил лица многих людей, — видимо, безот-чётным вниманием, обострённым ожиданием помощи... Боль путала сознание, но я понимал, что, если лягу сейчас на тротуаре, преспокойно бу-дут перешагивать через меня, обходить. Надо добираться до дома. Так никто мне и не помог. Позже я раздумывал над этой историей. Могли ли люди принять меня за пьяного? Вродебы нет, вряд ли я производил такое впечатление. Но даже если и принимали за пьяного — ониже видели, что я весь в крови, что-то случилось — упал, ударили, — почему же не помогли, неспросили хотя бы, в чем дело? Значит, пройти мимо, не ввязываться, не тратить времени, сил,«меня это не касается» стало чувством привычным? С горечью вспоминая этих людей, поначалу злился, обвинял, недоумевал, потом сталвспоминать самого себя. Нечто подобное — желание отойти, уклониться, не ввязываться — исо мной было. Уличая себя, понимал, насколько в нашей жизни привычно стало это чувство,как оно пригрелось, незаметно укоренилось. Я не собираюсь оглашать очередные жалобы на порчу нравов. Уровень снижения нашейотзывчивости заставил, однако, призадуматься. Персонально виноватых нет. Кого винить? Ог-лянулся — и причин видимых не нашел. Раздумывая, вспоминал фронтовое время, когда в голодной окопной нашей жизни ис-ключено было, чтобы при виде раненого пройти мимо него. Из твоей части, из другой — былоневозможно, чтобы кто-то отвернулся, сделал вид, что не заметил. Помогали, тащили на себе,перевязывали, подвозили... Кое-кто, может, и нарушал этот закон фронтовой жизни, так ведьбыли и дезертиры, и самострелы. Но не о них речь, мы сейчас — о главных жизненных прави-лах той поры. Я не знаю рецептов для проявления необходимого всем нам взаимопонимания, но уве-рен, что только из общего нашего понимания проблемы могут возникнуть какие-то конкретныевыходы. Один человек — я, например, — может только бить в этот колокол тревоги и проситьвсех проникнуться ею и подумать, что же сделать, чтобы милосердие согревало нашу жизнь. I. Озаглавьте текст. Перескажите текст подробно. Ответьте на вопрос: «Почему, по вашему мнению, подобные случаи стали возможны?». II. Озаглавьте текст. Перескажите текст сжато. Как бы вы ответили на вопрос, заданный Д. Граниным: “Что же сделать, чтобы милосердие согревало нашу жизнь?”» 11
  12. 12. № 11. По К. Г. Паустовскому. Дядя Гиляй Ничто не может дать такого живого представления о прошлом, как встреча с его совре-менником, особенно с таким своеобразным и талантливым, каким был Владимир АлексеевичГиляровский — человек неукротимой энергии и неудержимой доброты. Прежде всего в Гиляровском поражала цельность и выразительность его характера. Еслиможет существовать выражение «живописный характер», то оно целиком относится к Гиляров-скому. По строю своей души Гиляровский был запорожцем. Недаром Репин написал с него од-ного из своих казаков, пишущих письмо турецкому султану, а скульптор Андреев лепил с негоТараса Бульбу для барельефа на своем превосходном памятнике Гоголю. И внешность у Гиля-ровского была заметная и занятная — сивоусый, с немного насмешливым взглядом, в смушко-вой серой шапке и жупане, — он сразу же поражал собеседника блеском своего разговора, си-лой темперамента и ясно ощутимой значительностью своего внутреннего облика. Гиляровскийпроисходил из исконной русской семьи, отличавшейся строгими правилами и установленнымиз поколения в поколение неторопливым бытом. Естественно, что в такой семье рождались люди цельные, крепкие, физически сильные.Гиляровский легко ломал пальцами серебряные рубли и разгибал подковы. Однажды он приехал погостить к отцу и, желая показать свою силу, завязал узлом ко-чергу. Глубокий старик отец не на шутку рассердился на сына за то, что тот портит домашниевещи, и тут же в сердцах развязал и выпрямил кочергу. У Гиляровского в жизни было много случаев, сделавших его в нашем представлении че-ловеком просто легендарным. Естественно, что человек такого размаха и своеобразия, как Гиляровский, не мог ока-заться вне передовых людей и писателей своего времени. С Гиляровским дружили Чехов, Ку-прин, Бунин и многие писатели, актеры и художники. Но, пожалуй, Гиляровский мог гордиться больше, чем дружбой со знаменитостями, тем,что был широко известным и любимым среди московской бедноты. Он был знатоком москов-ского «дна», знаменитой Хитровки, — приюта нищих, босяков, отщепенцев — множества та-лантливых и простых людей, не нашедших себе ни места, ни занятия в тогдашней жизни. Хитровцы любили его как своего защитника, как человека, который понимал всю глуби-ну хитрованского горя, несчастий и опущенности. Сколько нужно было бесстрашия, доброжелательства к людям и простосердечия, чтобызаслужить любовь и доверие сирых и озлобленных людей. Один только Гиляровский мог безнаказанно приходить в любое время дня и ночи в са-мые опасные хитровские трущобы. Его никто не посмел бы тронуть пальцем. Лучшей охраннойграмотой было его великодушие. Оно смиряло даже самые жестокие сердца. Каждому времени нужен свой летописец не только в области исторических событий, нои летописец быта и уклада. Есть люди, без которых трудно представить себе существование общества и литературы.Это своего рода бродильные дрожжи, искристый винный ток. Не важно, много ли они или мало написали. Важно, что они жили, что вокруг них кипелалитературная и общественная жизнь, что вся современная им история страны преломлялась вих деятельности. Важно то, что они определяли собой свое время. I. Озаглавьте текст. Перескажите текст подробно. Ответьте на вопрос: «Как вы думаете, почему К. Паустовский назвал В. Гиляровского легендарной лично- стью?». II. Озаглавьте текст. Перескажите текст сжато. Расскажите об истории создания или одном из персонажей книги В. Гиляровского «Москва и москвичи». 12
  13. 13. № 12. Г. П. Смолицкая. Занимательная топонимика Кто создает легенды? Ответ известен — народ. Конечно, легенду создает какое-то опре-делённое лицо, а при передаче от одного лица другому она обрастает новыми подробностями,новыми поворотами сюжета, меняется внимание к отдельным ее моментам. Народ совершенст-вует ее, завершает как художественное произведение. Удачная, интересная легенда никогда неимеет определенного автора. И все же известны случаи, когда легенду создает определенноелицо. Одну из таких легенд создал известный русский писатель и историк Н. М. Карамзин. Оночень любил путешествовать и из каждого путешествия писал друзьям письма. Так, в результа-те путешествия по Европе появилось его интересное сочинение «Письма русского путешест-венника». Осенью 1803 г. Карамзин путешествовал по Подмосковью и свои впечатления, какобычно, излагал в форме писем. В дождливый сентябрьский день приехал он в Коломну. Ка-рамзин многое знал об истории этих мест и даже о происхождении некоторых названий. Онзнал, что происхождение и значение названия Коломна не выяснено, и решил сочинить легенду,которую и изложил в письме из Коломны. «Желаете ли знать, — писал он, — когда и кем по-строен сей город? Никто вам этого не скажет. Летописи в первый раз упоминают об нем в кон-це XII века». Затем он пишет, что поскольку неизвестно, кто основал этот город, то название его «длязабавы можно произвести от славной итальянской фамилии Колонна». Известно, что папа Во-нифатий VIII преследовал всех представителей рода Колонна, которые искали убежища в раз-ных странах. Это факт достоверный. Карамзин пишет, что один из представителей этого рода,возможно, бежал в Россию, получил у великих русских князей землю при впадении Москвы-реки в Оку, основал город и назвал его своим именем — Колонна. Шутка Карамзина попала на страницы журнала «Вестник Европы» и обсуждалась тамсерьезными литераторами как вполне реальная версия. При этом никому не приходило в голо-ву, что в истории неизвестен факт приезда из Италии в Москву никакого Колонны. Правда, рус-ская история к тому времени была изучена недостаточно. Особенно горячо эта легенда былавоспринята в самой Коломне. Кто-то переложил ее на летописный стиль, она переписываласькак отрывок из некоего летописца и заканчивалась так: «Коломна сей город, некоторых лето-писцев по уверению, построен вышедшим из Италии знатным человеком, нарицаемым КарломКолонною, около 1147 г.». Эта легенда, красиво написанная, висела в рамке почти в каждом купеческом доме, напочетном месте. Шутка Карамзина сделала свое дело, и изображение колонны было включено вгерб города Коломны, учрежденный тогда же. Есть научные гипотезы и версии о происхождении и значении этого названия. Такихверсий несколько. Наиболее убедительной, хотя и не окончательной, можно считать такую. На-звание Коломна восходит к финскому слову. До прихода славян на этой территории проживалифинские племена, они-то, вероятно, и оставили это название. Оно значит «поселение околокладбища». Географических объектов, имеющих названия с таким корнем, довольно много, ипочти все они расположены к северо-западу от Москвы: озеро Коломно и село Коломна (вТверской области), болото Коломенское, неоднократно река Коломенка и др. I. Озаглавьте текст. Перескажите текст подробно. Ответьте на вопрос: «Почему мистификация Н. М. Карамзина имела такой успех?». II. Озаглавьте текст. Перескажите текст сжато. Расскажите об истории названия вашего родного города (села, деревни) или любого другого. 13
  14. 14. № 13. Д. С. Лихачев. Письма о добром и прекрасном Как относиться к историческому и культурному наследию своей страны? Всякий отве-тит, что доставшееся нам наследство надо оберегать. Но жизненный опыт пробуждает в памятииные, грустные, а порой и горестные картины. Довелось мне как-то побывать на Бородинском поле вместе с замечательным человеком— реставратором Николаем Ивановичем Ивановым. Он уже и позабыл, когда уходил в отпуск:не может ни дня прожить без Бородинского поля!.. Мы с Николаем Ивановичем обнажили го-ловы перед памятниками, что были воздвигнуты на Бородинском поле благодарными потомка-ми. И это здесь, на поле нашей славы, в 1932 году произошло невиданное поругание народ-ной святыни: был взорван чугунный памятник на могиле Багратиона. Сделавшие это совершилипреступление против самого благородного из чувств — признательности герою, защитнику на-циональной свободы России, признательности русских брату-грузину. А как расценить тех, ктопримерно тогда же намалевал гигантскую надпись на стене монастыря, построенного на местегибели другого героя — Тучкова: «Довольно хранить остатки рабского прошлого!» Я родился и большую часть жизни прожил в Ленинграде. В своем архитектурном обликегород связан с именами Растрелли, Росси, Кваренги, Захарова, Воронихина. По дороге с главно-го ленинградского аэродрома стоял Путевой дворец Растрелли. Замечательно: первое большоездание города несло печать выдающегося таланта. Дворец был в очень плохом состоянии —стоял близко от линии фронта, но наши бойцы сделали все, чтобы сохранить его. Прикоснись кнему руки реставраторов — и какой праздничной стала бы увертюра к Ленинграду. Снесли!Снесли в конце шестидесятых годов. И ничего нет на этом месте. Пусто там, где он стоял, пустов душе, когда это место проезжаешь. И — горько, потому что утрата любого памятника культу-ры невосстановима: они ведь всегда индивидуальны, материальные приметы прошлого всегдасвязаны с определенной эпохой, с конкретными мастерами. «Запас» памятников культуры, «запас» культурной среды крайне ограничен в мире, и онистощается со все прогрессирующей скоростью. На земле остается все меньше места для па-мятников культуры и не потому, что меньше становится земли. Все дело в том, что к патрио-тизму слишком долго призывали, а его надо воспитывать с самого раннего возраста. Любовь к родному краю, к родной культуре, к родному селу или городу, к родной речиначинается с малого — с любви к своей семье, к своему жилищу, к своей школе. И еще — суважения к таким же чувствам людей, которые тоже любят свой дом, свою землю, свое — пустьи непонятное тебе — родное слово. Вот эти важнейшие человеческие качества и поможет тебе открыть в своей душе исто-рия: любовь, уважение, знание. I. Озаглавьте текст. Перескажите текст подробно. Ответьте на вопрос: «Что вам известно об авторе этого текста Дмитрии Сергеевиче Лихачеве, о его деятель- ности в области литературы?». II. Озаглавьте текст. Перескажите текст сжато. Почему Д. С. Лихачев связывает понятие «патриотизм» с необходимостью сохранения памятников прошлого? 14
  15. 15. № 14. По В. П. Астафьеву. Чтобы боль каждого... В глубине Грузии есть местечко Гелати. Здесь курятся сизой растительностью склоныгор и по белым развалинам старой академии, в которой, по преданию, учился гениальный певецэтой земли Шота Руставели, ползут и переплетаются бечёвки мелколистного растения с мо-гильно-черными ягодами, которые даже птицы не клюют. Здесь же стоит тихий и древний собор с потускневшим от времени крестом на маковице.Собор, воздвигнутый еще Давидом-строителем в далекие и непостижимые, как небесное про-странство, времена. Все замерло и остановилось в Гелати. Работает лишь время, оставляя свои невесёлые ме-ты на творениях рук человеческих. Вот дарница — огромное деревянное дупло, куда правоверные, приходившие покло-ниться Богу и памяти зодчих, складывали дары свои: хлебы, фрукты, кусочек сушеного мясаили козьего сыра. В чистом и высоком небе качался купол собора с крестом, а неподалеку совсем по-российски, беззаботно пел жаворонок, трещали кузнечики в бурьяне да заливались синицы водичалом лесу. Медленно и тихо ступил я в собор. Он был тёмен от копоти. С высокого купола по сте-нам собора скатывались тяжелые серые потеки. В разрывах черной копоти, в извилинах нержа-веющих потёков виднелись клочки фресок. И то проступал скорбный глаз пресвятой Матери-Богородицы, то окровавленная нога распятого Спасителя, то лоскут святой одежды, поражаю-щий чистотою красок. Мне объяснили: по дикому обычаю завоеватели-монголы в каждой православной церквиустраивали конюшни и разводили костры. Но царь Давид ставил собор на века, и меж кровлейкупола по его велению была налита прослойка свинца. От монгольских костров свинец распла-вился, и потоки его обрушились на головы чужеземных завоевателей. Они бежали из Гелати впанике, считая, что их карающим дождем облил православный Бог. Грузины сохраняют собор в том виде, каким покинули его ужаснувшиеся завоеватели. Печально сердце гелатского собора, хмур и обветрен лик его, вечна и скорбна тишина внем. Память темным и холодным крылом опахивает здесь человеческое сердце. Совсем уж тихо, с опущенной головой покинул я осквернённый, но не убитый храм итеперь только заметил у входа в собор массивную гранитную плиту, уже сношенную ногамилюдей. На белой, грубо тёсанной плите вязь причудливой грузинской письменности. Иные бук-вы и слова уже стёрты ступнями человеческими. Но грузины наизусть знают надпись над прахом Давида-строителя и охотно переводятее, не забывая упомянуть при этом, что грузинский царь на сколько-то сантиметров выше ПетраВеликого, и потому так огромна плита на могиле его. На плите остался завет творца: «Пусть каждый, входящий в этот храм, наступит на серд-це мое, чтобы слышал я боль его...» Всё вокруг приглушило дыхание, вслушиваясь в мудрую печаль нетленных слов. I. Озаглавьте текст. Перескажите текст подробно. Ответьте на вопросы: «Поче- му автор называет храм в Гелати “оскверненным, но не убитым”? Почему древний полуразрушенный храм вызывает чувство благоговения у писателя?». II. Озаглавьте текст. Перескажите текст сжато. Ответьте на вопрос: «Почему древний собор сохраняют в том виде, в каком его покинули завоеватели?». 15
  16. 16. № 15. По В. П. Астафьеву. Видение Густой утренний туман пал на озеро Кубенское. Не видать берегов, не видать бела света.Как и когда поднялось солнце — я не заметил. Туманы отдалились к берегам, озеро сделалосьшире, лед на нем как будто плыл и качался. И вдруг над этим движущимся, белым в отдалении и серым вблизи льдом я увидел па-рящий в воздухе храм. Он, как легкая, сделанная из папье-маше игрушка, колыхался и подпры-гивал в солнечном мареве, а туманы покачивали его на волнах своих. Храм этот плыл навстречу мне, легкий, белый, сказочно прекрасный. Я отложил удочку,заворожённый. За туманом острыми вершинами проступила щетка лесов. Уже и дальнюю заводскуютрубу сделалось видно, и крыши домишек. А храм все еще парил надо льдом, опускаясь всениже и ниже, и солнце играло в маковке его, и весь он был озарён светом, и дымка светиласьпод ним. Наконец храм опустился на лёд, утвердился. Я молча указал на него, думая, что мне при-грезилось, что я в самом деле заснул и мне явилось видение из тумана. — Спас-камень, — коротко молвил товарищ мой. И тогда я вспомнил, как говорили мне друзья о каком-то Спас-камне. Но я думал, чтокамень — он просто камень. А тут Спас-камень — храм! Монастырь! Не отрывая глаз от удочки, товарищ пробубнил мне историю этого дива. В честь русско-го воина-князя, боровшегося за объединение северных земель, был воздвигнут этот памятник-монастырь. Предание гласит, что князь, спасавшийся от врагов, начал тонуть в тяжёлых латах ипошел уже ко дну, как вдруг почувствовал под ногами камень, который и спас его. И вот вчесть этого чудесного спасения на подводную гряду были навалены камни и земля с берега. Налодках и по перекидному мосту, который каждую весну сворачивало ломающимся на озерельдом, монахи натаскали целый остров и поставили на нем монастырь. Расписывал его знаме-нитый Дионисий. Однако уже в наше время, в начале тридцатых годов, в колхозах развернулось строи-тельство и потребовался кирпич. Но монахи были отличными строителями и из кирпича сотво-ряли монолит. Пришлось взорвать монастырь. Рванули — и все равно кирпича не взяли: полу-чилась груда развалин, и только. Осталась от монастыря одна колоколенка и жилое помещение,в котором нынче хранятся сети и укрываются от непогоды рыбаки... Я смотрел на залитый солнцем храм. Озеро уже распеленалось совсем, туманы подня-лись высоко. Среди огромного, бесконечно переливающегося бликами озера стоял на льду храм— белый, словно бы хрустальный, и все еще хотелось ущипнуть себя, увериться, что все это нево сне, не миражное видение. Дух захватывает, как подумаешь, каким был этот храм, пока не заложили под неговзрывчатку! — Да, — говорит товарищ все так же угрюмо. — Такой был, что и словами не переска-жешь. Чудо, одним словом, чудо, созданное руками и умом человеческим. Я смотрю и смотрю на Спас-камень, забыв про удочки, и про рыбу, и про все на свете. I. Озаглавьте текст. Перескажите текст подробно. Напишите, какие нравствен- ные проблемы поднимает в рассказе писатель. II. Озаглавьте текст. Перескажите текст сжато. Расскажите о разрушенных в 20– 30-е годы памятниках архитектуры и их нынешней судьбе. 16
  17. 17. № 16. А. Горбовский. Дорога домой Бывают вороватые коты. А среди них — неисправимо вороватые. Одесский кот Морданбыл как раз таким, вороватым неисправимо. Что касается его внешности, то имя его, мне ка-жется, дает достаточное о том представление. О внутренней же его сути было сказано выше.Жил кот Мордан в коммунальной квартире, отнюдь не голодал, призвание же свое видел не вловле мышей, не в той ласковости, которой иные коты умудряются снискать у людей беспе-чальное себе житье, а в том, чтобы следовать своей врождённой преступной склонности — во-ровать. Стоило хозяйке зазеваться или выйти из кухни, как Мордан был тут как тут. Он умуд-рялся вытаскивать мясо даже из кастрюли с кипящим супом. Ловкость и наглость, с которой совершал он свои налёты, постоянно держала всех оби-тателей квартиры как бы на осадном положении. Конечно, с одной стороны, это было полезно,так как представляло собой постоянную тренировку бдительности, внимательности и устойчи-вости нервной системы. Но, с другой стороны, квартирные обитатели, не понимая положитель-ной стороны таких испытаний, предпочли искать легкой жизни и малодушно решили избавить-ся от кота. Бедное животное отвезли в дальний конец города и оставили там на глухой окраине.С месяц все жили расслабленно, спокойно и думали, что так будет всегда. Но ошиблись: черезмесяц Мордан вернулся. Вернулся злой, похудевший и неизменно верный прежним преступ-ным своим пристрастиям. На кошачью беду, в той же квартире жил капитан сухогруза. Решено было, что капитанзаберёт кота с собой на корабль. Суровая морская дисциплина и неизбежные испытания при-званы были перевоспитать кота и исправить его пороки. Но рецидивист на то он и рецидивист.Само собою, на корабле криминальные возможности кота, пЀタ

×