pp.4-6 interview on government relations and regulatory trends
Upcoming SlideShare
Loading in...5
×
 

Like this? Share it with your network

Share

pp.4-6 interview on government relations and regulatory trends

on

  • 659 views

How to successfully navigate Russian political and economic environment? How to better understand regulatory trends? How to ensure company’s stable business position in Russia? ...

How to successfully navigate Russian political and economic environment? How to better understand regulatory trends? How to ensure company’s stable business position in Russia?
This supplement will help you to lay ground to answer these questions

Statistics

Views

Total Views
659
Views on SlideShare
659
Embed Views
0

Actions

Likes
0
Downloads
30
Comments
0

0 Embeds 0

No embeds

Accessibility

Categories

Upload Details

Uploaded via as Adobe PDF

Usage Rights

© All Rights Reserved

Report content

Flagged as inappropriate Flag as inappropriate
Flag as inappropriate

Select your reason for flagging this presentation as inappropriate.

Cancel
  • Full Name Full Name Comment goes here.
    Are you sure you want to
    Your message goes here
    Processing…
Post Comment
Edit your comment

pp.4-6 interview on government relations and regulatory trends Document Transcript

  • 1. Russia – USA Новый президент AmCham о торговых отношениях * Один год в ВТО * Создаем имидж и управляем рисками * Контроль за коррупцией * Локализация бизнеса * Достучаться до клиента * Русские инвестиции в США # 8 (42) New AmCham president on trade relations * One year in the WTO * Managing perceptions * Lowering your risk profile * Location Logic * Reaching the customer * Russians invest stateside
  • 2. Издатель Екатерина Мовсумова Главный редактор Марк Гэй Переводчики Александр Силонов, Татьяна Мосолова Редактор Ольга Кропоткина Корректор Нина Трайнина Арт-директор Мария Георгиевская Менеджер проекта Анастасия Громова Клиентская служба Юлия Быченкова Выпуск №8 (42) Дата выхода в свет 20.12.2013 Обложка fotoimedia / Westend61 / Martin R~A 1/4 gner Адрес редакции: 127018, Москва, ул. Полковая, 3, стр. 1 Тел. +7 (495) 234 3223 Факс +7 (495) 232 6529 Категория информационной продукции 18+ Учредитель и издатель ООО «Юнайтед Пресс» 127018, Москва, ул. Полковая, 3, стр. 1 Проект реализован при поддержке Американской Торговой Палаты в России Отпечатано в типографии ООО ПК «Экстра-М», Московская обл., Красногорский район, п/о «Красногорск», автомагистраль «Балтия», 23-й км Тел. + 7 (495) 785 7230, Факс +7 (495) 785 7232/7240 www.em-print.ru, info@em-print.ru Журнал «Partnership XXI Century / Партнерство XXI век», ПИ № ФС77-37549 от 17.09.2009 Орган, выдавший свидетельство, — Федеральная служба по надзору в сфере связи, информационных технологий и массовых коммуникаций Общий тираж: 75 000 Цена: свободная СEO Jean-Emmanuel de Witt Board of Directors Nicholas Dadiani, Mikhail Doubik, Elena Razumova, Tatyana Shalygina, Tatyana Shishkova Publisher Ekaterina Movsumova Editor Mark Gay Art Director Maria Georgiyevskaya Project Manager Anastasia Gromova Client Services Julia Bychenkova AmCham заслужила репутацию честного посредника АЛЕКСИС РОДЗЯНКО, ПРЕЗИДЕНТ АМЕРИКАНСКОЙ ТОРГОВОЙ ПАЛАТЫ В РОССИИ Вы вступили в должность менее двух месяцев назад, но уже активно погрузились в работу. Каковы основные проблемы, которые вам приходится решать? Я думаю, главная тема сейчас — Всемирная торговая организация, потому что ВТО — это процесс, и мы находимся в самом его начале. Он повлияет на бизнес в России, и последствия нас коснутся. Почувствовали ли уже компании его преимущества? Мы чаще слышим о проблемах начального периода, чем об успехах. Так устроена жизнь. Мы наблюдаем замедление экономического роста, и это оказывает давление на ситуацию и создает проблемы. В этом процессе было замешано довольно много политики, которая создавала фоновый шум при решении вопросов, связанных с бизнесом. Влияло ли это на готовность руководителей компаний принимать решения об инвестициях? Я думаю, что этот шум кажется сильнее, чем он есть на самом деле. Из наших разговоров с компаниями — членами палаты следует, что многие из них неплохо себя чувствуют и поддерживают хорошие и конструктивные отношения с правительством. Вопросы, с которыми я сталкивался в Американской торговой палате за полтора месяца моей работы здесь, касались бизнеса и были вполне разумными. У России есть проблемы, и некоторые законопроекты могут иметь непредвиденные побочные последствия. Мы часто занимаемся тем, что разъясняем суть каких-то законопроектов, чтобы предотвратить возможный побочный ущерб. Что касается реакции российской стороны, то она, кажется, приветствует опыт, который могут предложить компании — члены нашей палаты. Насколько сложная ситуация сложилась в экономике? Да, российская экономика замедляется, но она по-прежнему растет, и многие бизнесмены, работающие здесь, говорят на международных встречах, что по сравнению с Европой здесь все выглядит намного лучше, так что Россия остается очень важным рынком. Как Таможенный союз может повлиять на степень открытости России для глобальных рынков? На мой взгляд, экономика России была довольно открытой в течение по крайней мере последнего десятилетия, если не больше. Россия уже является частью региона — даже нескольких регионов, учитывая ее размеры. Конечно, наиболее важным регионом для России является Европа, которая сейчас переживает глубочайшую рецессию для целого поколения. Сила России в том, что есть и другие регионы, с которыми она активно работает. AMCHAM CEO Жан-Эммануэль де Витт Совет директоров Николас Дадиани, Михаил Дубик, Елена Разумова, Татьяна Шалыгина, Татьяна Шишкова Президент Американской торговой палаты Алексис Родзянко (слева) со своим предшественником Эндрю Сомерсом. / AmCham president Alexis Rodzianko (left) with his predecessor Andrew Somers. Lasting legacy as an honest broker ALEXIS RODZIANKO, PRESIDENT OF THE AMERICAN CHAMBER OF COMMERCE IN RUSSIA You are already very busy after less than two months in the job. What are the main issues? I think the World Trade Organization is a major theme because WTO is a process and we're at the beginning of that process. It will affect businesses in Russia and developments will be coming at us. Are companies seeing the benefits yet? We tend to hear more about the teething problems than the successes. That's the way the world works. There is a slowing trend in economic growth that creates pressures and that will create issues. There has been quite a lot of politics which, for business, is the background noise. Does that noise impact the willingness of executives to go ahead with investments? I think the noise makes it seem worse than it is. From talking to member companies it seems that many of them are doing just fine and the relationship with the government is good and constructive. The work I've seen at Amcham in the month and a half I've been here is businesslike and intelligent. Russia faces problems and some of the draft laws have unintended collateral consequences. We're often dealing with ways to articulate those draft laws so they don't cause collateral damage. The response from the Russian side is they seem to welcome the experience that our member companies can offer. How challenging is the economy at the moment? The Russian economy is slowing but it is still growing and many business people here, when they go to global meetings, say that compared to Europe things look a lot better here, so Russia is still a bright spot and a very important market. Issue No. 8 (42) Publication Date 20.12.2013 Cover fotoimedia / Westend61 / Martin R~A 1/4 gner Editorial address: 3 Ul. Polkovaya, Bldg. 1, Moscow, Russia, 127018 Tel. +7 (495) 234 3223 Fax +7 (495) 232 6529 Information product category 18+ Founder and Publisher : OOO United Press 3 Ul. Polkovaya, Bldg. 1, Moscow, Russia, 127018 Publication is produced in collaboration with the American Chamber of Commerce in Russia Extra-M PK Baltiya Highway 23 km, Krasnogorsk region, Moscow region, p/o Krasnogorsk-5 Tel. +7 (495) 785 7230 Fax. +7 (495) 785 7232/7240 www.em-print.ru, info@em-print.ru Magazine “Partnership XXI Century / Партнерство XXI век”, ПИ № ФС77-37549 on 17.09.2009 Certifying Body Federal Service for Supervision of Compliance With Legislation in the Sphere of, Information Technology and Mass Communications Total Circulation: 75,000 Price: Free Способствуют ли компании США или другие глобальные компании диверсификации российской экономики, или им выгодна ее концентрация на нефти и газе? Очевидно, что американские компании уже внесли свой вклад в диверсификацию. Если вы были в Москве 15 или 20 лет назад, то могли видеть, какой толчок эти компании дали российской экономике в сфере услуг, в части многообразия товаров народного потребления и в качестве поставщиков технологий в основных отраслях, таких как добыча полезных ископаемых, нефти и газа. Один из работающих здесь топ-менеджеров несколько недель назад заявил, что Россия сможет достичь успехов, повысив эффективность, а это как раз то, в чем сильны глобальные компании. Могут ли американские компании помочь России развить свой довольно ограниченный сектор малого и среднего бизнеса? Конечно, эти компании выйдут на рынки вслед за своими старшими собратьями. Я видел, как это делают европейские фирмы, а американские ничем от них не отличаются. Представители малого и среднего бизнеса являются поставщиками для крупных компаний. И Россия подталкивает бизнес к локализации. Думаю, компании окончательно осядут здесь и им придется решать вопросы, связанные с цепочкой поставок, а это часто связано с привлечением компаний малого и среднего бизнеса. Как вы пытаетесь воздействовать на российское правительство? Одно из самых значимых достижений моего предшественника Эндрю Сомерса — то, что палата воспринимается как честный посредник, к которому прислушиваются и приходят за советом, даже на уровне российского правительства, ответственного за принятие законов. Я впечатлен достижениями палаты и буду делать все от меня зависящее, чтобы поддерживать этот уровень. Также мы ценим возможность обращаться за советом к нашим компаниям. Список компаний — наших членов — предмет гордости. Они имеют огромный опыт и готовы им делиться. How does the Customs Union affect Russia's openness to global markets? I think the Russian economy has been quite open for some time, for at least the past decade if not more. Russia is already part of a region, actually several regions given its size. Of course the most important region for Russia is Europe and Europe is going through its deepest recession for a generation. Russia's strength is that there are other regions in which it is active. Do U.S. and global companies help diversify the Russian economy or encourage its focus on oil and gas? If you were in Moscow 15 or 20 years ago you would see how companies have given a push to the service sector, the abundance of consumer goods and as a provider of technology in the major industries like mining, oil and gas. Can U.S. companies give a boost to Russia's rather limited small and medium size business sector? Definitely, and those companies will follow their big cousins into these markets. I have seen European companies doing it and U.S. companies are no different. They are the suppliers to the big companies. Russia is pushing companies to do more locally. I think you will see companies localizing and when they do, they have supply chain issues and the solution often involves SME companies. How do you try to influence the Russian government? One of the great accomplishments of my predecessor Andrew Somers, is that the chamber is considered an honest broker and is approached at the levels of the Russian government that makes the decisions and laws, and they seek our advice. I am very impressed by the respect the chamber has and will do everything I can to maintain and enhance it. It is important for us to ask the advice of our companies — we have a list of members that would make any organization proud — and they have a lot of expertise that they are willing to share. 3
  • 3. РОССИЯ  США • RUSSIA  USA Как формировать восприятие и управлять рисками У правление восприятием — важная часть работы международных компаний в России. Правительство позиционирует страну как благоприятный для бизнеса развивающийся рынок, пытающийся вести борьбу с коррупцией. Тем не менее компаниям приходится противостоять публикациям в СМИ или пропагандистским выступлениям политиков, которые способны нанести ущерб репутации бизнеса в глазах заинтересованных сторон. Прошло чуть больше года с тех пор, как Россия вступила во ВТО. Конгресс США отменил поправку Джексона – Вэника, но принял «закон Магнитского», предусматривающий санкции в отношении лиц, причастных к преследованию и смерти российского адвоката. Замминистра экономического развития России Сергей Беляков, выступавший на ежегодной инвестиционной конференции в Американской торговой палате в апреле 2013 года, сказал: хотелось бы, чтобы политика не так влияла на бизнес, но, «к сожалению, торговые отношения зависят от политического климата». Важно понимание внутреннего политического климата в России, считает Павел Мельников, вице-президент по связям с правительственными и общественными организациями коммуникационного агентства Grayling. По его словам, в России слишком МЕНЕДЖЕРЫ КОМПАНИЙ, ДАВНО ПРИСУТ СТВУЮЩИХ НА РОССИЙСКОМ РЫНКЕ, ЗАДАЮТ ВОПРОСЫ И ХОТЯТ ПОЛУЧИТЬ НА НИХ ОТВЕТЫ широкое определение стратегических отраслей и растет финансовое давление на правительство, во многих отраслях промышленности являющееся крупнейшим клиентом. Это оказывает влияние на развитие жестко регулируемых отраслей экономики, таких как фармацевтика, и не только с точки зрения регулирования отрасли. Даже если компании из США или Великобритании отказываются платить взятки, их конкуренты могут оказаться менее щепетильными, говорит Мельников: «Размеры откатов и общее влияние теневого сектора, в котором принято платить от 20 до 30% стоимости каждого К сожалению, торговые отношения зависят от политического климата. государственного контракта, только усугубляют давление на бюджет». Давление на интернет-сектор осуществляется под предлогом безопасности, а на банки — потому что власти нужна возможность управлять ими. Государственные банки пользуются низкой стоимостью государственного финансирования, но часто должны кредитовать государственные корпорации и проекты. Сокращающееся число банков среднего размера усугубляет недостаток финансирования на разумных условиях. Экономический рост России хотя и замедляется, но по-прежнему выгодно отличается от аналогичных показателей большей части Европы. Международный валютный фонд в этом месяце снизил свой прогноз роста экономики России на 2014 год до 2% по сравнению с ростом на 1,5%, прогнозирующимся на этот год. Основным двигателем должен MAXIM STULOV / VEDOMOSTI Марк Гэй стать внутренний спрос, который, по данным Всемирного банка, обеспечивает 48% общего объема производства в стране. По официальным прогнозам, потребительские расходы продолжат расти примерно на 4% в год при условии, что не повысятся налоги. Фиксированная ставка налога на прибыль 13% считается одним из успехов первого срока президентства Путина. Однако сейчас, спустя более 10 лет, обсуждается введение прогрессивной шкалы подоходного налога для пополнения федерального бюджета. Администрации регионов, связанные социальными обязательствами, берущими начало от предвыборных обещаний Путина, увеличили объем заимствований. Некоторые из них полностью зависят от заимствований и федеральных вливаний. Все это может повлиять на взаимодействие с бизнесом. Риски для каждого сектора свои. Но их можно рассмотреть с логической точки зрения, считает Гленн Руфрано, президент и главный исполнительный директор компании Cushman & Wakefield. Во всех проектах, предполагающих владение недвижимостью, компания это делает в рамках СП с правительством. Такие предприятия облагаются налогами, зависят от изменений региональных или процессуальных порядков и подчиняются праву государства на принудительное отчуждение собственности, в соответствии с которым оно может изъять эту собственность в обмен на компенсацию или конфисковать ее. «Приобретая что-то в США, я соглашаюсь с этими условиями, — говорит Руфрано. — Это правила СП. Но мне нужно понять, как это устроено в России. Если у меня есть недвижимость, каковы мои обязанности по отношению к власти? Может ли она произвольно вносить изменения или отнять мою собственность по каким-то важным причинам? Если людям будет это понятно, они станут иметь с ней дело». Managing Perceptions And Understanding Risks THE BOARDS O F C O M PA N I E S LONG PRESENT IN RUSSIA ARE RAISING QUESTIONS AND REQUIRING ANSWERS By Mark Gay M anaging perceptions is an issue for international companies active in Russia. The country’s government strives to position it as a business-friendly emerging market, while confronting corruption. Yet companies have to contend with media headlines and political grandstanding that can leave stakeholders jaundiced. It is little more than a year since Russia join the World Trade Organization. The U.S. Congress repealed the Jackson-Vanik amendment, only to pass the Magnitsky Act aimed at imposing sanctions on individuals connected with the prosecution and death of the 4 eponymous Russian lawyer. Deputy Economic Development Minister Sergei Belyakov told the American Chamber of Commerce annual investment conference in April 2013 that he would like business to be less dependent on politics but, “unfortunately, trade relations depend on the political climate.” Navigating the domestic political climate in Russia is just as important, according to Pavel Melnikov, vice-President, Public affairs and crisis communications at Grayling Consultancy. There is a broad definition of strategic sectors and growing financial pressure on the government, which in many industries is the biggest customer, he said. This affects highly regulated sectors, like pharmaceuticals, not just in terms of industry regulation. Even if a U.S. or U.K. company refuses to pay bribes, other rivals may have fewer scruples, Melnikov said. “The kickback percentage and the overall pressure from the grey area where you have to pay 20 to 30 percent of each state contract only increases the pressure on the budget.” The Internet sector is being pressurized under the banner of security, the banking sector because the authorities want to be able to manage the banks if necessary. State banks have a low cost of funding from the government but largely lend to state corporations and projects. A dwindling number of mid-sized banks exacerbates the shortage of finance at a reasonable price. Economic growth, while slowing, still compares favorably to much of Europe. This month the International Monetary Fund cut its 2014 forecast for Russian growth to 2 percent in 2014, after 1.5 percent this year. The main driver will be domestic demand, which the World Bank says contributes 48 percent of national output. Official forecasts see consumer spending continuing to rise by about 4 percent a year, assuming that taxes do not rise. Russia’s flat rate of 13 percent income tax is considered a success of President Putin’s first term. ing. Several are totally reliant on debt and federal transfers. All of this is likely to influence interactions with business. Risks are individual to each sector. However it is possible to approach risks logically, said President and CEO of Cushman & Wakefield, Glenn Rufrano. Wherever the company owns real estate it is in a joint venture with government. It is subject to taxation, the power to zone and order regulatory changes, eminent domain under which the government can take your property for compensation, and escheat. “I know every time I buy I am subject to those four in the U.S. That’s the joint What are my obligations to the government? Can they make changes arbitrarily? If risks are understood, then people will deal with them. Yet just over a decade later, there is active discussion about introducing a progressive income tax to plug the federal budget. Regional administrations, under pressure to meet social obligations dating from the pre-elections promises of President Vladimir Putin, have increased their borrow- venture. Now I need to understand that in Russia. If I own a piece of real estate here, what are my obligations relative to the government? Can they make changes arbitrarily; can they take my property for any good reason? If they are understood people will deal with them.” Russian Economy By Numbers / Российская экономика в цифрах Russian Trade Balance / Торговый баланс России Inflation / Инфляция Unemployment / Безработица Interest rate / Процентная ставка Growth / Рост Trade surplus / Положительное сальдо торгового баланса Exports / Экспорт Imports / Импорт $15.7 billion (September) / 15,7 млрд $ (сентябрь) $44.5 billion / $45,5 млрд $28.8 billion / $28,8 млрд Net Capital Outflow / Вывоз чистого капитала $55 billion (2013) / $55 млрд 6.3 % (October / октябрь) 5.3 % (September / сентябрь) 5.5 % (repurchase rate / ставка РЕПО) 1.2 % (3 months to September vs. year before) / 3 месяца до сентября по сравнению с предыдущим годом SOURCE: FEDERAL STATE STATISTICS SERVICE / ИСТОЧНИК: ФЕДЕРАЛЬНАЯ СЛУЖБА ГОСУДАРСТВЕННОЙ СТАТИСТИКИ SOURCE: CENTRAL BANK OF RUSSIA / ИСТОЧНИК: ЦБР
  • 4. Уменьшая фактор нервозности Reducing The Jitter Factor ПИТЕР НЕКАРСУЛМЕР, ГЕНЕРАЛЬНЫЙ ДИРЕКТОР И ВИЦЕПРЕДСЕДАТЕЛЬ PBN H+K STRATEGIES Политические разногласия могут заставить инвесторов нервничать. Как руководители бизнеса, работающие в России, борются с такой нервозностью? Даже когда речь идет об инвесторах с опытом работы в России, представительства их компаний рано или поздно задаются вопросом, насколько имеет смысл идти вперед. Это усложняет работу управляющего директора. Некоторые мои клиенты и друзья, возглавляющие компании в России, рассказывают, как много сил уходит на то, чтобы сохранить здесь свои офисы. Это происходит из-за совокупности разных причин: от недавних новостей об отношениях ЕС, Украины и России до социальных вопросов, таких как законы о борьбе с гей-пропагандой. Political disputes have the potential to make investors nervous. How can executives in Russsia counter the jitters? Even in the case of investors with a long track record in Russia, their corporate headquarters are starting to question how much further to go. It puts the country managing director for these companies very much on the spot. A number of my clients and friends who run the companies here comment on how much additional time they are having to allocate to keeping their corporate headquarters on side. It's for a combination of reasons: from the recent media reportage on the European Union, Ukraine and Russia to social issues such as legislation against gay propaganda. It is still a country with greater opportunity on the risk reward equation, that stacks up better, than other emerging markets and it is still quite untapped in terms of the nonresource economy. Most important in terms of reducing the jitter factor is discussing in detail the successes of other investors in this market. However almost all continue to expand their businesses. Россия остается страной с более широкими возможностями в том, что касается соотношения риска и прибыли, более привлекательной, чем многие другие развивающиеся рынки, и здесь все еще довольно значительный неиспользованный потенциал для бизнеса, не связанного с добычей природных ресурсов. Очень полезно для снижения уровня нервозности подробно обсуждать успехи других инвесторов на этом рынке. И все-таки большинство продолжает расширять свой бизнес. Чем отличаются стратегические советы, которые вы даете компаниям здесь, от советов, которые вы предлагаете за границей? Большая часть нашей работы с клиентами здесь состоит в том, что в первую очередь мы помогаем им понять российские национальные интересы. Мы советуем им не заключать сделок и не ставить последние подписи на бумаге, прежде чем они не встретятся и не поговорят с представителями правительства. Им не нужны сюрпризы, и они не хотят вдруг обнаружить, что правительство не считает их инвестиции или сделки выгодными. В этом состоит отличие от большинства рынков. С другой стороны, при том что политика провоцирует много шума, внешняя, международная, политика очень редко влияет на бизнес-решения в наши дни. How does the strategic advice you give companies differ to what you would do abroad? A big part of what we do with our clients is in the first place is to understand the Russian national interest. We advise our clients not to do a deal and take it to the last signature on the piece of paper before they go and talk to the government. They don’t want to give them a surprise or find that the government does not view their investment or transaction favorably. That is different to most markets. Having said that, while a lot of noise is made about politics, surface international politics very rarely will influence a business decision in this day or age. Борются ли российские регионы за внимание иностранных инвесторов? Да. Они строят инфраструктуру, расширяют диапазон социальных услуг, стараются улучшать качество жизни, и для этого им нужны инвестиции. Между некоторыми регионами существует здоровая агрессивная конкуренция за новые инвестиции, которые они привлекают, не только предоставляя налоговые каникулы и льготы, но и облегчая бюрократию. К сожалению, я не могу сказать, что Россия сильно преуспела в продвижении своего бренда с точки зрения привлечения инвестиций. Я думаю, что правительство знает об этом и над этим работает. Is there beauty contest among Russian regions to attract foreign investment? Yes. They are building out their infrastructure, social services, and improving their quality of life and they need to attract investment. There is quite healthy and aggressive competition among a number of the regions to attract new investment not only through tax holidays and incentives but also by cutting red tape and bureaucracy. Unfortunately I don’t think Russia has done a great job of managing its brand in terms of attracting investment. I believe the government knows this and is working on it. Surviving Increased Scrutiny Выжить под давлением ПАВЕЛ МЕЛЬНИКОВ, ВИЦЕПРЕЗИДЕНТ ПО СВЯЗЯМ С ПРАВИТЕЛЬСТВЕННЫМИ И ОБЩЕСТВЕННЫМИ ОРГАНИЗАЦИЯМИ КОММУНИКАЦИОННОГО АГЕНТСТВА GRAYLING How do you keep a dialog going with government? We analyze how the regulatory trend is evolving and how it may affect business. You may try to protect your interests with a third party. Pharma companies may use patient groups and advocacy groups, grass roots as they are often named. In the banking industry it could be business associations like Association of Russian Banks and you may go under their roof. Or you can try to lobby directly which is more effective but more dangerous. What other pressures do companies face? Corporate corruption is ruining the Russian economy. The Russian banking system is an example though you don’t always hear about it. When some banks sign contracts with newspapers to have commercial advertising through the year some Russian newspapers sign unofficial agreements that they won’t publish negative news about them. The kickbacks may be huge, not only at top management level but also at mid level where the people responsible for communications and advertising are involved. How do companies deal with that climate? A foreign company must be ready for any kind of situation that cannot be forecast. The situation is continually changing and 2014 is expected to be even worse than 2013 in terms of economy, tax collection and federal budget deficit correspondingly and you need to consider and be prepared for the worst scenario. GRAYLING PAVEL MELNIKOV, VP, PUBLIC AFFAIRS & CRISIS COMMUNICATIONS, GRAYLING What are the pressures on companies now and why do they need to focus on government relations? There is a conservative wave mentioned by experts in political science. This wave together with difficult financial conditions leads to a situation when certain economy sectors receive close attention from the government and are being pressurized. This includes the pharma sector, the Internet and the financial sector. All these highly-regulated sectors are under scrutiny. Have a look how financial institutions are being monitored in Europe. VLADIMIR FILONOV / MT PETER NECARSULMER, CEO AND VICE CHAIR, PBN H+K STRATEGIES Какого рода давление испытывают в настоящее время компании и почему они должны уделять пристальное внимание отношениям с правительством? Эксперты в области политологии говорят о наличии консервативной волны. Такая волна в сочетании со сложными финансовыми условиями приводит к тому, что правительство уделяет пристальное внимание некоторым отраслям экономики, которые оказываются под давлением. В их числе фармацевтический сектор, интернет и финансовый сектор. Как вы поддерживаете диалог с правительством? Мы анализируем, как развивается тенденция регулирования и как это может повлиять на бизнес. Существует вариант защиты своих интересов с привлечением третьей стороны. Фармацевтические компании имеют право воспользоваться помощью объединений пациентов или общественных организаций — представителей широких масс, как их можно назвать. В банковской отрасли это, например, бизнес-ассоциации, такие как Ассоциация российских банков, — стоит поискать поддержки у них. Какое еще давление испытывают компании? Корпоративная коррупция разрушает российскую экономику. Один из примеров — банковская система России, хотя вы не часто об этом слышите. Когда некоторые банки заключают годовые контракты с российскими газетами о публикации коммерческой рекламы, иногда газеты должны одновременно подписывать неофициальные соглашения о том, что они не будут публиковать негативные новости об этих банках. Откаты могут достигать огромных размеров, причем не только на уровне высшего руководства, но и на среднем уровне, на котором работают люди, ответственные за связи с общественностью и рекламу. Как компании должны работать в таком климате? Иностранная компания должна быть готова к любой непредвиденной ситуации. Положение дел постоянно меняется, и 2014 год, как ожидается, будет еще сложнее, чем 2013-й, с точки зрения экономики, сбора налогов и дефицита федерального бюджета. 5
  • 5. РОССИЯ  США • RUSSIA  USA Контроль за движением денег определяет успех Марк Гэй ны на частный сектор. Мы можем быстро определить, является ли конкурс открытым и справедливым или нет, и не будем принимать участия в торгах, если это не открытый конкурс. Нам приходится отказываться от одного или двух проектов в год из-за того, что после проведения личных встреч мы не чувствуем, что дело “правильное”. Но если сопоставить с другими странами, я бы не сказал, что здесь эта проблема серьезнее». В Индексе восприятия коррупции, публикуемом ежегодно международной организацией Transparency International, Россия в 2013 году заняла 127-е место из 177. Хотя по сравнению с предыдущим годом страна улучшила свою позицию, поднявшись со 133-го места (в отличие от других стран СНГ, которые опустились ниже), ее индекс остался неизменным: 28 из 100. Однако в рейтинге Всемирного банка в отношении простоты ведения бизнеса Россия продемонстрировала одно из самых быстрых улучшений, поднявшись до 92-го уровня со 112-го из 189 возможных. По мнению Павла Мельникова, вицепрезидента по связям с государственными и общественными организациями компании Grayling, изменения в законодательстве на фоне спада в экономике могут нанести ущерб прозрачности, по крайней СОБЛЮДЕНИЕ ПРАВОВЫХ НОРМ МОЖЕТ С ДЕ ЛАТЬ КОМПАНИЮ МЕНЕЕ УЯЗВИМОЙ К ВНЕШНИМ УГРОЗАМ М ожет показаться, что тема базовых ценностей звучит как название курса по этике в бизнес-школе, но для американских компаний, устанавливающих деловые связи в России, соблюдение правовых норм — это ключ к успеху. Но строительный сектор собирается испытать эти ценности на прочность. Новый закон о госзакупках, вступающий в силу 1 января 2014 года, может сделать систему заказов менее прозрачной. На смену системе открытых электронных аукционов придут «бумажные» государственные контракты. «Это вернет нас в доинтернетовский век, к тому, что было у нас в 1990-е годы»,  — цитирует газета «Ведомости» главу Федеральной антимоно- польной службы Игоря Артемьева. По его словам, конкурсы перестанут проводиться в электронной форме через интернет-портал zakupki.gov.ru и вернутся «конверты». «Когда дело касается базовых ценностей, ключевой из которых является прозрачность, наше поведение в России не меняется, — сказал Дэвид Уайтхаус, управляющий директор компании AECOM в России, СНГ и Турции. — Мы признаем существование культурных различий между странами, но это не может заставить нас изменить основы». «Я не согласен, что соблюдение правовых норм является какой-то особенной проблемой. Думаю, что так было раньше, но не сегодня. Наш риск ограничен, вероятно, потому, что мы в основном ориентирова- мере в таких секторах, как строительство: «Давление возросло. Бюджет дефицитный, а в нынешних экономических условиях вам приходится не только больше инвестировать в Сочи или другие территории. Люди, которые зарабатывали или получали откаты, не хотят умерить свои аппетиты». Для американских компаний незыблемость базовых ценностей закреплена еще и необходимостью соблюдения закона США о противодействии коррупции за рубежом. Однако, по мнению Алекса Волчича, директора Kroll в России и СНГ, это не делает жизнь американских компаний сложнее, чем жизнь их конкурентов: «Американцам хорошо удавалось интернационализировать свою юрисдикцию. Поэтому разброс наших клиентов в вопросах соблюдения норм очень широк — от японцев до европейцев. Министерство юстиции США всегда уделяло внимание фирмам, которые никогда не считались американскими: BAE Systems и Siemens решали споры через министерство юстиции». Но соблюдение норм касается не только взяток, подчеркнул Волчич. Взяточничество, как правило, сопровождается мошенничеством, «так что в интересах каждого участника денежные потоки должны находиться под контролем». По мнению управляющего партнера компании Goltsblat BLP Андрея Гольцблата, соблюдение норм — «вопрос безопасности и ключевой фактор вашего успеха». Оно стало более значимой проблемой, чем утечки или кражи. «Неправомерное деловое Keeping Track Of The Money Is Key To Success COMPL IANCE IS ABOUT MORE THAN STOPPING THEF T. IT C AN MAKE THE COMPANY LESS VULNERABLE TO E X TERNAL THREATS By Mark Gay T alk about core values may sound like a business school ethics class, but for U.S. companies pursuing contracts in Russia, compliance is central to success. The construction industry may be about to put its values to the test. From 1st January, a new law on state purchases comes into effect that will make 6 procurement less transparent. An electronic system of open tenders will be replaced by paper-based federal contracts. “This will bring us back to the pre-Internet age, to what we had in the 1990s,” Igor Artemyev, head of Federal Antimonopoly Service, told Vedomosti. The government will end electronic tenders through the website, zakupki.gov.ru, in favor of what Artemyev called, “envelopes”. “When it comes to core values, and transparency is a key one, we don’t act differently in Russia,” said David Whitehouse, AECOM Managing Director, Russia, CIS and Turkey. “We acknowledge cultural differences in a country but that does not compromise our core values.” “I disagree with a lot of people that compliance is a major issue. I think it used to be but not today. Our exposure is limited, probably because we are more private sector focused. We can very quickly, on bidding processes, determine whether it is an open, fair tender or not and we will refuse to bid if it is not an open tender. We have to turn down one or two projects a year where, having met the personalities it does not feel right. But compared with other countries I would not say it is a bigger issue.” On Transparency International’s scale of perceived corruption, Russia ranked 127 out of 177 countries in 2013. It received the same score (28 out of 100) but moved up from 133 as other CIS countries slipped. On the World Bank’s ease of doing business survey, however, Russia saw one of the best improvements, to 92 from 112, out of 189. Both the recession and legislative changes could harm transparency in government contracts, said Pavel Melnikov, VP, Public affairs & crisis communications, at Grayling. “The pressure has increased. The budget has a deficit and as well as the slowing economic conditions you have not only to invest more in areas like Sochi and elsewhere but the people that were earning or getting their kickbacks are unlikely to restrict their appetites.” For U.S. companies, core values are further stiffened by the need to comply with the Foreign Corrupt Practices Act. Alex Volcic, Kroll Head of Russia & CIS, says this does not make life harder for U.S. companies than for competitors. “The Americans have been quite good at internationalizing their jurisdiction. The focus on compliance is now something most companies have to follow so our clients on compliance range from Japanese to European. The Department of Justice has been good at paying attention to a whole number of firms that you would not think of as American: BAE Systems and Siemens had settlements with the DOJ. But compliance is not just about bribes, Volcic stressed. Fraud usually accompanies bribery, “so it is in everybody’s RADIOJANE Коррупционные скандалы ударили по производителям банкоматов, телекомам, фармацевтике. Bribery scandals have hit industries from ATM-makers and telecoms to healthcare and pharmaceuticals. SERGEI PORTER / VEDOMOSTI Неправомерное деловое поведение немедленно увеличивает степень риска и уязвимости иностранного бизнеса в России. Improper business practices immediately increase the risk profile and vulnerability of a foreign business.
  • 6. interest to make sure that money flows are controlled.” Managing Partner of Goltsblat BLP, Andrey Goltsblat, said compliance was “a matter of your security and a key factor to your success.” This made it a bigger issue than leaks or theft. “Improper business practices immediately increase the risk profile and vulnerability of a foreign business operating in Russia.” As well as U.S. laws, companies need to be aware of the Russian Anti-Corruption law. “The Russian law considers a facilitating payment as a corrupt act. It’s a common misconception that because FCPA concerns only officials, commercial bribes out of the US won’t be prosecuted.  There are other US laws apart from the FCPA, which would enforce commercial bribes even in Russia. It’s important to know and understand this.” Under the Russian Anti-Corruption Law the company can be kept liable and be fined by multiple fine of the amount of bribery committed by its associates in the interest of the company.   Enforcement of the FCPA, passed in 1977, has increased recently, said Goltsblat but the DOJ was willing to resolve cases amicably. “It’s very important to be able to demonstrate that the company has undertaken all possible preventive measures to avoid corruption. The law itself does not provide for any consequences of self-disclosure, however, it may help to build collaborative relations with a DOJ officer. At the same time, it’s very important to be fully informed of your particular case if there is a FCPA violation and to know what the pros and cons of such self-disclosure are.” Goltsblat said measures should include appointing a person in charge of compliance, along with policies, audits and regular training sessions. Взяточничество и мошенничество идут рука об руку АЛЕКС ВОЛЧИЧ, ДИРЕКТОР KROLL В РОССИИ И СНГ Почему компании обращаются за услугами в вашу фирму? Есть две группы причин. Компании просят помочь им снизить риск ведения бизнеса с людьми, которых они не знают, или в малознакомых областях. Это предусмотрительность. Допустим, вы собираетесь заключить сделку или нанять кого-то и хотели бы получить больше информации. Это процедура, которую применяют большинство западных фирм, она пришла в Россию в 1990-х годах. Риски российского рынка отличаются от тех, с которыми вы сталкиваетесь на Западе, но это не значит, что Россия является более коррумпированной. Есть и другие государства в мире, где существуют и более высокие коррупционные риски. Но вы должны понимать страну. Вторая группа причин — когда у компании здесь совместное предприятие или подразделение, в котором что-то пошло не так. Кто-то крадет информацию, или выдает ее конкурентам, или платит взятки чиновникам от вашего имени. Эта проблема касается западных компаний, которые должны выполнять строгое антикоррупционное законодательство. Россияне обращаются к нам в простых случаях коррупции или мошенничества. Что необходимо делать компаниям, чтобы показать, что их руки чисты? Я не юрист, но существуют закон США о противодействии коррупции за рубежом и закон Великобритании о борьбе со взяточничеством. Есть целый ряд процедур, которые считаются приемлемыми для властей. Нужно подходить к ним с точки зрения оценки риска: в чем состоят мои риски, как деньги утекают из компании и какова моя программа контроля за соблюдением норм. Если вы производитель с большим количеством местных поставщиков, вы должны их контролировать. Такова реальность. Если вы консалтинговая фирма без большого числа поставщиков, вам это не нужно. Стоит взять на вооружение такой подход: каковы мои риски и что я должен сделать, чтобы минимизировать их. Что больше всего беспокоит американские компании, которые работают в России, в отношении защиты своих технологий и интеллектуальной собственности? Существует юридический вопрос, в чем состоит ваша интеллектуальная собственность, а с другой стороны, есть технические вопросы, как ее защитить и отследить возможные утечки. Это сочетание технологий и старого доброго метода расследования: ведется ли у меня учет и есть ли список того, что необходимо знать. Но это не исключительно российская проблема. Киберугроза интеллектуальной собственности — острая проблема, и я не вижу ее особой специфики в России. Заставляет ли компании быть более осторожными сложившееся представление о России как о стране, в которой сложно вести бизнес, и как дело обстоит в реальности? Вероятно, это звучит неожиданно, но я не понимаю, как можно здесь не присутствовать. Да, это непростое место, но отдача велика. Здесь можно делать хороший бизнес, если наладить нужные процессы и думать о балансе риска и прибыли. Риски не являются неуправляемыми. Я не верю, что Россия хуже других стран с похожими темпами роста. Здесь есть высококвалифицированные специалисты, получившие западное образование, и большой город, как Москва, куда нетрудно пригласить экспата. KROLL поведение немедленно увеличивает степень риска и уязвимости иностранного бизнеса в России», — считает он. Кроме соблюдения законов США, компании должны знать российское законодательство по борьбе с коррупцией. «В соответствии с ним стимулирующий платеж является актом коррупции. Существует распространенное заблуждение, что, поскольку в законе о противодействии коррупции за рубежом речь идет только о чиновниках, коммерческие взятки за пределами США не преследуются по закону. Есть и другие законы США кроме этого, предполагающие ответственность за коммерческие взятки. Важно знать и понимать это». По российскому закону о борьбе с коррупцией компания может нести ответственность и быть оштрафованной в размере, многократно превышающем размер взятки, совершенной ее доверенным лицом в интересах этой компании. По словам Гольцблата, случаи применения закона о противодействии коррупции за рубежом, принятого в 1977 году, в последнее время участились, но министерство юстиции США готово разрешать споры полюбовно: «Очень важно показать, что компания предприняла все возможные превентивные меры для предотвращения коррупции. Сам закон не предусматривает каких-либо последствий саморазоблачения, но он может помочь выстроить доверительные отношения с сотрудником министерства. Важно иметь полную информацию о вашем конкретном случае, если имеет место нарушение закона о противодействии коррупции за рубежом, и знать, каковы плюсы и минусы такого саморазоблачения». В число способов решения проблемы, по мнению Гольцблата, должно входить назначение лица, ответственного за соблюдение правовых норм, наряду с выработкой политики компании и регулярным проведением аудита и тренингов. Какие проблемы вам уже удавалось решать? Что касается решения уже возникших проблем, то мы часто имеем дело со случаями конфликта интересов: подозрениями, что кто-то в компании вступил в сговор с поставщиками или дистрибуторами и решения были приняты в соответствии с чьими-то личными интересами. Такие случаи очень часты и требуют расследования. Людям важно знать, почему они так активно сотрудничают с каким-либо подрядчиком и правильно ли это. Вечная тема — закон США о противодействии коррупции за рубежом и собственно коррупция. Если говорить о юридической экспертизе, я рад, что комплексные юридические проверки, которые мы проводим в отношении российских топ-менеджеров и компаний, все чаще похожи на работу моих коллег в Великобритании и Франции. Когда я начинал этим заниматься, биографии некоторых людей в 1990-е годы выглядели довольно авантюрными — мы называем их теперь баронами разбойного капитализма. Сейчас они все больше похожи на своих западных коллег, особенно это касается руководителей высшего звена в возрасте от 40 до 50 лет. Они могут быть даже лучше образованны, чем их западные коллеги. Пусть в таком случае работа аналитика менее интересна, но это означает, что экономика становится более зрелой. Bribery And Fraud Come As Partners ALEX VOLCIC, KROLL HEAD OF RUSSIA & CIS What are the main reasons why companies approach your firm? There are two sets of reasons. They want us to help mitigate the risk of doing business with people they don’t know or in areas with which they are not familiar. This is diligence. Say you are about to do a deal or hire someone and you would like to know more. This is a process that most western firms use and it arrived in Russia in the 1990s. It is a market with different risks than you have in the west but I don’t buy that Russia is more corrupt. There are other parts of world that pose similar or higher corruption risks. However, you need to understand the country. The second reason is if companies have a joint venture or a unit here and something goes wrong. Someone may be stealing information or leaking to the competition or paying bribes to public officials on your behalf. This is mainly an issue for western companies that are subject to very strict corruption legislation. Russian companies approach us about simple corruption or fraud. What do companies need to do to show that their hands are clean? I’m not a lawyer but there is both the FCPA and the UK Bribery Act. There are a number of procedures that are deemed to be acceptable to the authorities. There needs to be a risk-based approach: where are my risks, how does money flow out of the company and what is my compliance screening program. If you are a manufacturing company with a lot of local suppliers you have to screen them. That is a fact of life. If you are a consulting firm without many suppliers you probably don’t need it. You need to adopt the approach of, ‘what are my risks and what should I do to minimize them’. What are the main things that U.S. companies worry about in Russia with regards to protecting their technology and intellectual property? There is the legal question, what is your IP, then there are technical and cyber questions like how do you protect your IP and monitor leaks. This is a mix of technology and good old-fashioned investigation: do I have print logs and need-to-know lists. But this is not a Russian problem. Cyber threat to your IP is a very hot topic and I don’t see a Russia specific issue there. Does the image that Russia is a tough place to do business make companies cautious about doing business here, and what is the reality? You would me expect me to say this but I don’t see how you cannot be here. It is a tough place but the returns are great. There are many sectors where you can do really good business if you put in the right processes, and if you think about the risk and reward equation. Risks are not unmanageable. I don’t believe that Russia is worse than other countries with similar growth rates. It has a highly skilled workforce, increasingly educated in a western way, and a great city like Moscow where it is not difficult to get an expat to come. What types of problems have you solved? On the reactive side, we deal with a lot of conflict of interest: suspicion that someone in the company has colluded with suppliers or distributors so that decisions were taken to suit personal interests. On the due diligence side, when I started working on this, looking at some of the biographies of people in the 1990s, it was quite adventurous, what we called robber baron capitalism. Now they are increasingly similar to western counterparts, especially when you do work on executives in their 40s and 50s. They may be even better educated than their western counterparts. It makes the job of an analyst less interesting but it means the economy is maturing. 7
  • 7. РОССИЯ  США • RUSSIA  USA Стать ближе к клиенту МАЛЫЕ И СРЕД НИЕ ПРЕДПРИЯТИЯ ПРИСОЕДИНЯЮТСЯ К ТРЕНДУ И ОТКРЫВАЮТ ПРО ИЗВОДСТВЕННЫЕ ПЛОЩАДИ И РАС ПРЕДЕЛИТЕЛЬНЫЕ ЦЕНТРЫ В РОССИИ EKATERINA KUZMINA / VEDOMOSTI М алые и средние предприятия начинают открывать заводы и центры дистрибуции в России. Одна из таких компаний — Hartmann, производитель медицинского и гигиенического белья для взрослых. Раньше она изготавливала свою продукцию в Германии и завозила в Россию. Теперь производство и дистрибуция переместились в Россию, а ввозится только сырье. «Все более мелкие компании проявляют интерес к налаживанию здесь серьезных операций, не сводящихся к простым поставкам из-за границы», — говорит Кристофер Ван Рит, директор по клиентским решениям компании Radius Group. Он работал в партнерстве с John Deere, чей доход в регионе составляет порядка $30 млрд, затем с Hartmann (около $1 млрд), а теперь, говорит Ван Рит, «мы видим, что налаживать бизнес здесь хотят компании с доходами в $500 млн». В числе таких компаний Ван Рит называет поставщиков строительных блоков. Еще одна тенденция в розничном сегменте видна на примере компании Decathlon, импортирующей товары со всего мира и стремящейся создать здесь более эффективные центры дистрибуции. GM также оптимизирует свой российский бизнес, сосредоточивая в Московском регионе пять складов запасных частей. Локализовать свою продукцию западные компании побуждают как политические реалии, так и соображения конкуренции. Во многих случаях готовность делиться технологиями с местными партнерами становится важным фактором успеха в Марк Гэй Завод «Форда-Соллерс». г. Всеволожск, Ленинградская область. Ford–Sollers Plant, Vsevolozhsk, Leningradskiy Region. автомобильной отрасли, машиностроении для сельского хозяйства, в фармацевтике и т. п. Российское правительство, сознавая проблему низкой производительности труда, рассчитывает к 2020 году создать 25 «секторов высокой производительности», где исследование и разработка будут иметь коммерческую основу. Проект предусматривает поощрение западных компаний к развитию производства в России. В 2012 году страна присоединилась к Всемирной торговой организации, но это так и не положило конец применению карательных «антидемпинговых» санкций против иностранных производителей. Со временем эти санкции были заменены квотами, которые во многих случаях делают нецелесообразным строительство местных сборочных мощностей. В области производства автомобилей локализация развивалась весьма активно. В 2002 году свой завод в России появился у Ford, затем примеру американской компании последовали другие зарубежные автомобилестроители — Renault (2005 год), Volkswagen и Toyota (2007 год), GM (2008 год), Peugeot Citroën (2010 год) и Hyundai (2011 год). В России на тысячу человек приходится 250 личных автомобилей — этот показатель в два раза меньше европейского и в три раза меньше американского. New Routes Test Location Logic SMALL AND MIDSIZED COMPANIES ARE JOINING THE TREND TO OPEN PLANTS AND DISTRIBUTION CENTERS IN RUSSIA By Mark Gay O nly a few years ago Hartmann, a manufacturer of adult diapers, was content to make products in Germany and truck them into Russia. Now it imports raw materials, but manufactures and distributes in Russia. “Increasingly smaller businesses want to do something more sophisticated than shipping from abroad,” said Christopher Van Riet, director of customer solutions for Radius Group. From companies like John Deere, with revenues in the region of $30 billion, Van Riet dealt with Hartmann (around $1 billion) and “now we see $500 million-revenue companies that want a local operation”. He cites companies that sell components, or elements for the construction of buildings. Another trend is for retailers like Decathalon, that import goods from around the world, to build more efficient distribu- 8 tion centers. GM will be strenthening an existing business by consolidating five spare parts warehouses around Moscow region. The impetus for localizing production in Russia can be competitive or political – the offer to share technology with local partners can be a condition for continued or greater access to the national market in cars, agricultural machinery of pharmaceuticals, for example. Russia’s government is aware of the problem of low labour productivity and wants to create 25 “high-efficiency job sectors” by 2020 from the commercialization of research and development. It aims to do this by encouraging foreign companies to produce more locally. The country’s joining of the World Trade Organization in 2012 has not stopped it slapping punitive “anti-dumping” duties on foreign machinery makers. These have since been replaced by quotas, which in some cases undermine the logic of building local assembly plants in the first place. Consumer vehicle production has seen
  • 8. a sharp rise in localization: Ford opened a plant in 2002, and a rash of foreign players followed – Renault in 2005, Volkswagen and Toyota in 2007, GM in 2008, Peugeot-Citroën in 2010 and Hyundai in 2011. Car ownership, at 250 cars per thousand people, is half the European level and a third of the U.S. Russia’s Ministry of Industry and Trade forecasts annual sales to exceed four million by 2020, and more than threequarters of those will be assembled locally, along with 60 percent of components. The sales slowdown since 2008 has made pharmaceutical companies more likely to consider out-licensing the production of promising compounds. Another impetus is the Russian government’s aim to substitute the import of essential, commonly purchased, price-controlled drugs, which account for half the market, as well as strategically important drugs, which tackle dangerous diseases. Pfizer works with Russian companies in manufacturing, education and research. It has an agreement with the Moscow based incubator ChemRar High Tech Center to share research into diabetes. With BIOCAD it is researching the manufacture in Russia of a drug for hemophilia. Other companies, like Johnson & Johnson and Abbott Laboratories Inc. are forming joint ventures and investment funds to promote research. Yet the Russian government’s commmission on foreign invesetment quashed an attempt by Abbott Laboratories to  buy the Russian vaccine maker Petrovax. The deal, valued at  about $280 million, was proposed in 2012 and blocked this year. Merck & Co and Bristol-Myers Squibb have out-licensed production or begun local production. Убедитесь в своих возможностях ДЭВИД УАЙТ ХАУС, УПРАВЛЯЮЩИЙ ДИРЕКТОР AECOM В РОССИИ, СНГ И ТУРЦИИ Как развивается складское хозяйство, логистика и инфраструктура? Посмотрите на российские регионы, именно там происходит развитие. Когда туда направляются инвестиции, необходимо, чтобы там же развивалась логистика, желательно с опережением. С точки зрения логистики наиболее продвинутыми рынками за пределами Москвы являются такие города, как Владивосток и Екатеринбург. Начались подвижки и в Казани. К сожалению, серьезные проблемы связаны с коммунальными услугами. Эта ситуация в России наблюдалась в течение более 20 лет, и сейчас она не улучшается. И пока вы в законодательном порядке не обяжете энергетическую компанию обеспечивать ваши предприятия электроэнергией, улучшений не будет. Иногда при заключении соглашения об инвестициях власти региона заявляют, что обеспечат подачу энергии. Звучит хорошо, но есть риск, что обещание не будет выполнено. Когда вы строите предприятие во Франции, Бельгии, Германии или Великобритании, вы знаете, что с энергией проблем не будет, потому что необходимые мощности имеются. Россия сделала нечто прямо противоположное тому, что осуществили в Великобритании. Там энергетическая отрасль была продана, так что теперь в ряде британских регионов энергию поставляют французы. Здесь правительство сочло электроэнергию стратегическим ресурсом, который должен оставаться под контролем государства. Компаниям приходится строить все самим? В основном можно говорить о строительстве зданий для продажи или сдачи в аренду с участием немецких, британских или американских девелоперов вроде Raven или AIG/Lincoln с их клиентскими связями. В конце концов развитие должно будет пойти по европейской модели, в рамках которой бизнес-парки строятся вокруг населенных пунктов. Здесь пока такого нет. Довольно многое было построено в Домодедове — уже имеется дорога, аэропорт, вынашиваются новые масштабные планы. Со временем Домодедово может превратиться в большой город. На Западе обычно строится шоссе, железная дорога, и вокруг них возникает все остальное. В Бухаресте, Софии или, например, во всей Польше картина та же самая. А здесь обычно строится какой-то объект, лет через десять к нему проводят шоссе, а через двадцать появляется железная дорога. Все проистекает из неверной концепции городского планирования. AECOM участвует в консультировании городских властей в России по вопросам планирования или регулирования? Самое главное здесь — увязать планирование городского транспорта с градостроительным планированием, чтобы эти направления развивались согласованно. Cisco, AECOM и IBM пытались представить правительству совместное предложение по использованию информационных технологий для решения транспортных и дорожных проблем, но им не удалось наладить контакт на уровне выше среднего звена городской бюрократии. AECOM По прогнозам российского Министерства промышленности и торговли, к 2020 году число продаж автомобилей в стране превысит 4 млн и более трех четвертей этого числа должно будет приходиться на машины местной сборки, а в производстве комплектующих доля местной сборки составит 60%. Замедление роста продаж после 2008 года заставляет фармацевтические компании активнее продавать лицензии на производство перспективных препаратов. Еще один значимый для этой отрасли фактор — намерение российского правительства уменьшить импорт наиболее важных и востребованных лекарств с регулируемыми ценами, заменив их на отечественные аналоги. То же относится и к стратегически значимым лекарствам от наиболее опасных заболеваний. Pfizer сотрудничает с российскими компаниями в области производства, обучения и исследований. Корпорация заключила с московским Центром высоких технологий «ХимРар» договор о совместных исследованиях по диабету. А партнерство с BIOCAD имеет цель развить в России производство лекарств против гемофилии. Другие компании, включая Johnson & Johnson и Abbott Laboratories, стремятся создавать здесь совместные предприятия и инвестиционные фонды для поощрения исследований. Однако необходимость выплачивать комиссию на иностранные инвестиции не позволила Abbott Laboratories приобрести российского производителя вакцин «Петровакс». Предложение о покупке было сделано в 2012-м, но сделка стоимостью порядка $280 млн была заблокирована в этом году. Merck & Co и Bristol-Myers Squibb передали местным компаниям лицензии на свои продукты и начали производство в России. Как выглядит Россия в сравнении с другими развивающимися рынками вроде Турции? Если говорить о медицинских учреждениях, то в Турции ведется 30 проектов при партнерстве государства с частным сектором и 110 чисто государственных проектов. Цель при этом — покончить с медицинским туризмом и обеспечить инновации и модернизацию в стране. России надо делать то же самое, но она пока не развивает всерьез это направление. Есть проекты по строительству больниц в Петербурге и Красноярске, однако настоящих катализаторов для развития этого рынка нет. Для сравнения: в Турции недавно построена больница на 4500 мест, ведется строительство учреждения на 3500 мест, причем больницы расположены в окружении школ, жилых массивов и магазинов, так что все вместе похоже на небольшой город. Что сдерживает рынок? Очень серьезным препятствием в России остается проблема капитала, поскольку все контролируют три банка — ВТБ, Сбербанк и ВЭБ, в основном они вкладываются в инфраструктуру. Остаются еще два банка, финансирующих большинство коммерческих проектов, и государственно-частное партнерство, скажем, в транспорте. Making Sure You̓ve Got The Power DAVID WHITEHOUSE, MANAGING DIRECTOR, AECOM, FOR RUSSIA, CIS AND TURKEY How are warehouses, logistics and infrastructure developing? As investment goes to the regions, logistics needs to go with it, ideally in advance. The most advanced logistics markets outside Moscow are places like Vladivostok and Yekaterinburg and, of course, Kazan. However, utilities are a problem. Until you get a statutory obligation for a power company to provide power to a site I don’t think it will ever improve. In some cases, during the investment agreement, a region says it will bring power to the site. It looks good but there is a risk that they don’t deliver. Some companies choose to do it themselves and are then charged a triple premium and it may even involve upgrading a transformer sub station 50 miles away. If you build in France, Belgium, Germany and England you just know that your power will be there because the capacity is there. Russia has done the opposite to what the UK did which was to sell its electricity industry, so France now provides power to UK homes in some areas. The government here classified power as a strategic asset. Do companies need to construct their own facilities? Mostly its speculative development by German, UK and US developers, like Raven and AIG Lincoln, based on their client relationships. It will develop eventually along the European model where business parks are built around communities. There are none here yet. There are a lot of sites out by Domodedovo. They did the road and the airport and that will eventually become a regional town. Often development seems to be the wrong way around. In the west we would build the road and rail and develop around it. In Bucharest, Sofia and around Poland, they’re all the same. Here they tend to build something and 10 years later a road will go there, 20 years later it should be connected by rail. And only after that do you start to get a conglomeration of business and residential but that’s the wrong way around. It all stems from the wrong concepts of urban planning. Is AECOM involved in advising Russian city authorities about planning or regulations? The key thing is to tie up the city transport planning and the urban planning so both go hand in hand. Cisco, AECOM and IBM tried to put together a three-way proposal to the government to use technology to solve transport and traffic problems and they did not make contact beyond mid-level city bureaucrats. How does Russia compare with other emerging markets like Turkey? In the hospital sector, Turkey has 30 public-private partnership projects and 110 public sector projects. They’re doing this in order to stop medical tourism and to bring innovation and modernization to the country. That’s entirely what Russia needs to do but it has not yet pushed the button on it. There are projects to build hospitals in St. Petersburg and Krasnoyarsk but there is nothing that is really driving the market. Compare that with Turkey where there is a new 4,500-bed hospital, an ongoing project of 3,500 beds, and surrounding the hospitals are schools, residential and retail so they are almost like mini towns. What is holding the market back? There is a big blockage on the Russian domestic capital side because it is all controlled by three banks: VTB, Sberbank and VEB, which is mostly infrastructure. That leaves two banks that are bankrolling most of the commercial ventures and PPP sectors like transport. You don’t see many of the tier two banks investing. AlfaBank used to do a bit and there are one or two Turkish banks, like DenizBank, so there is a lack of tier two capital available and any capital at a reasonable price. There is no board or governing body that regulates the cost of capital. However, a lot of work in the manufacturing sector has kicked off again: automotive in St. Petersburg and Vladivostok, consumer goods like Unilever, in semi heavy industries, Hyundai and General Electric and Pilkington Glass. 9
  • 9. РОССИЯ  США • RUSSIA  USA Рынок со своими особенностями: путь от рекламы до доставки товара НЕ ЗАБЛУЖ ДАЙТЕСЬ: РЫНОК В РОССИИ ПО ФОРМЕ ТОТ ЖЕ , НО ПО С УТИ УНИКА ЛЕН Марк Гэй Московские власти теперь ограничивают наружную рекламу. / Moscow authorities now restrict billboard advertising. VLADIMIR FILONOV / MT С одной стороны, реклама в России ничем не отличается от рекламы в любой другой стране: специалисты в области идентификации бренда подают или адаптируют информацию о продукте, ориентируясь на вкусы или отношение населения. Рекламодатели работают совместно с каналами средств массовой информации. «Телевидение и интернет быстро развиваются, а печатный рынок сокращается, — сказал Владимир Ткачев, глава компании Leo Burnett Group в России и Восточной Европе. — Сектор наружной рекламы некогда был уникальным. Он был значительно больше в России, чем в некоторых других странах, но введенные недавно правила привели к сокращению количества рекламных мест, и в настоящее время объем рынка билбордов соответствует среднему мировому уровню». Но содержание рекламы по-прежнему говорит о незрелости российского рынка. «У потребителя нет опыта. Он любит играть и хочет развлечений. На зрелых рынках, таких как США и Великобритания, потребителя сложнее удивить», — сказал Ткачев. Также содержание зависит от финансирования, и по мере увеличения инвестиций в рекламу ее качество будет улучшаться. Реклама в интернете быстро догоняет традиционные СМИ. По данным Ассоциации коммуникационных агентств России (АКАР), расходы на онлайн-рекламу выросли на 27% в третьем квартале этого года. Для сравнения, выручка от рекламной деятельности «СТС медиа», крупнейшей независимой медиакомпании в России, владеющей тремя российскими телеканалами, увеличилась за тот же период на 8%. Компания объявила, что планирует диверсифицировать деятельность за счет развития интернет-услуг и электронной торговли в течение следующих пяти лет. Доля телевидения составляет примерно половину российского рекламного рынка — т.  е. в три раза больше рынка интернетрекламы. Расходы на телевизионную рекламу выросли до 143,2 млрд руб. в 2012 году, хотя в долларовом выражении остались на уровне предыдущего — $4,3 млрд. С 2011 года, когда российский рынок рекламы в очередной раз превысил докризисный уровень 2008-го, рынок переживает диверсификацию. Международные автопроизводители последовали примеру крупнейших глобальных рекламодателей во всех областях, от продуктов питания до предметов личной гигиены. Автоконцерны стремятся поддержать свои заводы, расположенные Иногда мы имеем дело с брендбуками. Иногда — с продуктами, в большей степени ориентированными на Россию или сделанными здесь. Reaching The Customer, From Advertising To Delivery DON'T BE DECEIVED BY APPEARANCES: MARKETING LOOK S THE SAME BUT RUSSIA HA S ITS QUIRK S By Mark Gay O DENIS ABRAMOV / VEDOMOSTI n one level, advertising in Russia is no different to any other country: Brand identity specialists adapt, or fine-tune, the product to the flavor or attitude of the population. Advertisers play to the strengths of individual media channels. “Television and Internet is growing fast and print is declining,” said Vladimir Tkachev Chairman and CEO, Leo Burnett Group Russia & Eastern Europe. “Outdoor used to be unique. It was much bigger in Russia than in some other countries but recently regulations have been introduced to diminish the number of sites, and billboards are now in line with global markets”. The content of advertising still reflects a less mature market. “The consumer is inexperienced. He wants to play and be entertained. In a mature market like the U.S. and U.K. the consumer is harder to surprise,” said Tkachev. But that also depends on finance and as the level of investment in commercials increases, so will the quality. Online advertising is catching up with traditional media. The Russian Association of Communication Agencies, AKAR, reported that total online advertising spending rose 27 percent in the third quarter. In comparison, Russia’s main independent media company, CTC Media, which runs three television networks, said its advertising revenues climbed 8 percent over the same period. It promptly announced it plans to diversify into online services and e-commerce over the next five years. Television accounts for about half the Russian advertising market, or about three times the value of Internet advertising. Spending on television commercials reached 143.2 billion rubles in 2012, though it was stable in dollar terms at $4.3 billion. Since 2011, when Russian advertising в Санкт-Петербурге и Калуге и производящие автомобили российской сборки. Но эти компании по-прежнему составляют лишь небольшую долю российских рекламодателей в отличие от Запада, где автопроизводители и финансовые структуры являются самыми крупными рекламодателями. Расходы на интернет-рекламу растут уверенными темпами. Рекламные доходы российской поисковой системы «Яндекс» сравнялись в прошлом году с доходами «Первого канала», одного из крупнейших телеканалов в стране, составив около $900 миллионов. Большую часть интернет-рынка занимают дисплейная, или баннерная, и контекстная реклама. Оба этих сегмента быстро набирают обороты, но контекстная реклама, на которую приходится львиная доля рекламных доходов «Яндекса», растет гораздо быстрее. Многие компании возлагают большие надежды на социальные сети, но пока эти надежды не оправдываются. «Россия пока отстает в части преобразования рекламы в социальных сетях в онлайн-продажи», — сказал Ткачев. У российского рынка рекламы есть и свои фишки: например, широко распространенные платежные терминалы Qiwi, предлагающие интерактивную рекламу и потоковое видео. Количество платежных терминалов, once again exceeded pre-2008 crisis levels, the market has diversified. International carmakers have joined the traditional global advertisers from the food and personal care industries. They’re keen to support their factories in places like St. Petersburg and Kaluga, which produce Russian manufactured or locally assembled automobiles. However they still account for only a small proportion of Russian advertisers, unlike in the west, where cars and financial services are major advertisers. Online ad spending is catching up. Advertising revenues at Russian search engine Yandex equaled those of Pervyi Telekanal, or Russia’s First Channel, last year, just shy of $900 million. The bulk of online advertising is display or banners and contextual. Both of these segments are growing fast but context is growing much faster than display and accounted for the vast majority of Yandex’s revenues. Social media remains the great hope, but has so far proved something of a disappointment. “Russia is lagging in the conversion of social media advertising into e-commerce sales,” said Tkachev. Sometimes we work off a brand book. Other products are Russian-made with a message or strategy behind them. The Russia Advertising Market in 2011–2012 / Российский рынок рекламы в 2011–2012 гг. Market segments / Сегмент рынка 2011 2012 Growth / Billion rubles / млрд руб. Рост Television / Телевидение 131 143.2 +9% Including traditional channels / традиционные каналы 128.9 139.9 +9% Cable and statellite TV / кабельное и спутниковое телевидение 2.16 3.31 +27% Radio / Радио 11.8 14.6 +23% Print / Печатные СМИ 40.4 41.2 +2% Including newspapers / газеты 8.8 9.5 +8% Magazines / журналы 19.8 20.1 +1% Advertsing publications / Реклама 11.8 11.6 -1% Outdoor advertsing / внешняя реклама 34.3 37.7 +10% Internet / интернет 41.8 56.3 +35% Including display advertsing / имиджевая реклама 15.3 17.9 +17% Contextual advertsing / контекстная реклама 26.5 38.4 +45% Other media / другие СМИ 4.1 4.9 +14% Other indoor advertsing / другая внутренняя реклама 3.2 3.8 +13% Advertsing in movie theaters / реклама в кино 0.93 1.11 +18% Total / Всего 263.4 297.8 +13% SOURCE AKAP / ИСТОЧНИК: АКАР 10
  • 10. Russian advertising also has its quirks, like the prominence of Qiwi, the ubiquitous payment terminals, which offer interactive advertising and streaming video. There are twice as many payment terminals as ATMs in Russia, with an estimated 60 million customers. They began as convenient ways to pay for utilities and cell phones (at a commission of 0.6 to 0.8 percent) and since have expanded into mobile payment platforms. Qiwi this year was the first Russian company to list American Depository Receipts (ADRs) on the NASDAQ stock exchange. The company claims on its website to beat radio and Internet in communicating to customers, ranking behind television, outdoor and transport advertising. Qiwi is also trying to overcome one of the obstacles to the growth of ecommerce, namely the staterun postal system. Last year it launched a pilot project to test Qiwi Post terminals allowing customers to collect packages, for a fee, from convenient locations like shopping centers and train stations. Most online sales, 75 percent, occur in Moscow and St. Petersburg. The project could deliveries to rural areas. An estimated 33 million Russians already buy goods online, according to consultants A.T. Kearney. Yet no single player has more than 4 percent of the market for multichannel or online sales. It’s a market already valued at $10 billion in annual sales, even though it has so far reached less than half the country’s Internet users, estimated to be Europe’s largest such group, at 70 million. A.T. Kearney’s global retail e-commerce index, published in November, ranked Russia 13th out of 30 mature and developing markets. It assessed the current online market size, along with consumer behavior, growth potential and infrastructure. Бренды в поисках продуктов БРАЙАН ЭРИКСОН, ГЕНЕРАЛЬНЫЙ ДИРЕКТОР И ДИЗАЙНЕР ID FABRIKA Что изменилось в области упаковки, брендинга и товарного вида продуктов в России? В брендинговой индустрии здесь занимаются тем же, чем и везде, — приспосабливают продукт к вкусам и предпочтениям людей. Иногда мы используем уже имеющиеся наработки, брендбуки, как, например, в случае с брендом Stella, а иногда имеем дело с продуктами, в большей степени ориентированными на Россию или сделанными здесь с учетом определенной стратегии и концепции. В течение ряда лет мы плыли на «молочной волне» с Danone, «Лебедянским» и другими компаниями — открылся целый рынок питьевых и густых йогуртов, который потом сегментировался. Когда я сюда приехал, на рынке было молоко в стеклянной таре и своеобразные местные продукты, но затем все изменилось, появились готовые упакованные завтраки и блюда для разогрева в микроволновке. В целом рынок процветает, хотя России необходимо активнее развивать сельское хозяйство и инвестировать в животноводство. Я не вижу, что могло бы ей помешать добиться в этом успеха. Но где же изобретенный собственно в России велосипед? Где производство, мастерство и технологии? Когда все это удастся соединить, развив промежуточный сегмент производства? Вам встречались продукты, над раскруткой которых действительно приходилось поломать голову? Да практически в каждом случае приходится. Это часть нашего бизнеса. Скажем, мы работаем над платежными карточками, дающими право на скидки в продуктовых магазинах. Это направление ориентировано на клиентов, следующих моде. Но речь идет о покупке продовольствия — яиц, картофеля и хлеба, а это не очень вяжется с модой. Так что приходится искать непростое решение на базе пластиковой карты, которое подходило бы для таких магазинов и не противоречило идее модности. В работе с брендом «Фруктовый сад» мы два или три раза проводили презентацию, но наши коллеги из Tetra Pak говорили: «Ваш продукт выглядит слишком премиальным, а он должен быть уместен на дачном столе». Нас могли критиковать за слишком «западный» стиль, за чрезмерную современность или изысканность. Мне и вправду приходилось приглушать выразительные средства, и я старался использовать суть продукта как образ. Виноград должен быть зеленым, банан — желтым. Мы старались упростить внешнюю оболочку продукта и не давать слишком много сопутствующей информации и текстовых пояснений. И с графикой приходилось повозиться. Помню, у «Белорусской» на открытом рынке стояли продавцы фруктов, и у одного из них на каждом персике была своя наклейка. И это подало идею «Фруктовому саду». Как выглядит Москва в сравнении со странами из бывшего социалистического лагеря? Думаю, до середины 2000-х Москва была примерно на уровне Польши. И неожиданно Польша сделала резкий рывок вперед. Я имею в виду качество наружной рекламы, в частности материалов на трамваях, в метро, в киосках. Это очень изящно и имеет четкую адресацию. В Москве я специально езжу в метро, чтобы поглядеть на рекламу, и обычно качество бывает очень низким. Исключение составляют весьма немногочисленные бренды вроде «Билайна» или «Росинтера». А в целом исполнение оставляет желать лучшего. С другой стороны, могу похвалить Москву за некоторые удачные изменения. Реконструируемые здания больше не драпируют в гигантские полотна с рекламой автомобилей или сотовых телефонов, висящие там по полтора года. Эта реклама имела обратный эффект — люди решали, что ни за что не будут покупать этот товар. Теперь на драпировке изображают, как это здание будет выглядеть после реконструкции. Это гораздо лучше. Каким может быть следующий этап в развитии брендинга и маркетинга в России? Можно размещать информационные киоски на платформах метро, и не только с картой и указанием телефонов для справок и экстренных вызовов, но и с чем-нибудь более информативным. Например, там может быть интерактивная система, позволяющая узнать, где в окрестностях можно поесть, что имеется в плане развлечений, магазинов игрушек и т. п. Следующий уровень — реклама, меняющаяся в режиме реального времени. Если у ресторана проводится промоакция, надо сразу начинать рекламировать предоставляемые скидки, указывать код скидочного купона. Так реклама делается более адресной и оперативной. A Branding Industry In Search Of Products How have packaging, branding and the look of consumer products changed in Russia? The branding industry does what it does anywhere: adapting the product to the flavor or attitude of the people. Sometimes we work off a brand book, as with Stella, and some other products are more Russian oriented or locally made with a strategy and a message behind them. We rode the dairy wave for years, with Danone, Lebedyansky and others: the whole drinkable, spoonable yoghurt market opened up and then was segmented. It was milk in a glass jar when I arrived and a really regional, rough domestic product and that’s all changed. The market as a whole has blossomed as it should, although Russia still has to develop its agriculture and invest in the cattle industry, and there’s no reason why it shouldn’t succeed. But where is the Russian bicycle, where is the manufacturing and craftsmanship and technology? When will all that come together, the middle manufacturing segment? Has there ever been a product where you really had to scratch your head to make it work? Practically every one. It’s part of the process. We’re working on a payment card with a discount for groceries. It is meant to be for fashionable single people so it has to be trendy but it has to be geared towards purchasing of groceries. Eggs, bread and potatoes are not really that attractive. You are trying to find a solution in the centre that addresses groceries and fashion in a debit card. With Fruktoviy Sad we went through two or three rounds of presenting, but our colleagues Tetrapak said, ‘your product looks more premium than our premium product when it should look comfortable on the end of a dacha table’. You could have criticised us for being western, too contemporary, too smart. I really had to tone down the language and my play was to use the product as the image: if its grape its green, ID FABRIKA которыми пользуются около 60 млн человек, в два раза превосходит число банкоматов в России. Из удобного средства оплаты коммунальных услуг и сотовых телефонов (с комиссией от 0,6 до 0,8%) они постепенно превратились в универсальные мобильные платежные платформы. Qiwi в этом году стала первой российской компанией, разместившей Американские депозитарные расписки (АДР) на бирже NASDAQ в Нью-Йорке. На своей странице в сети компания утверждает, что по эффективности обошла радио и интернет, уступив только телевидению, наружной и транспортной рекламе. Пытаясь преодолеть препятствие на пути роста онлайн-торговли — несовершенство государственной почтовой системы «Почта России», — в прошлом году компания запустила пилотный проект, предоставляющий клиентам возможность забирать посылки из терминалов доставки Qiwi Post, расположенных в удобных районах, в торговых центрах или на вокзалах. Большая часть интернетпродаж, 75%, приходится на Москву и СанктПетербург. Но Qiwi в будущем планирует организовать доставку корреспонденции и в более отдаленные регионы. По оценкам консалтинговой компании A.T. Kearney, 33 млн жителей России покупают товары через интернет. Но ни один игрок на рынке многоканальных или онлайн-продаж не занимает долю более 4%. Годовой объем продаж на этом рынке достигает $10 млрд, хотя до сих пор его участниками являются менее половины из 70 млн российских интернет-пользователей — крупнейшего подобного сообщества в Европе. В Глобальном рейтинге розничной онлайн-торговли, опубликованном в ноябре A.T. Kearney, Россия заняла 13-е место из 30 развитых и развивающихся стран. Рейтинг оценивает размер рынка онлайн-торговли, а также поведение потребителей, потенциал роста и развитие инфраструктуры. BRIAN ERICKSON, GENERAL DIRECTOR & DESIGNER, ID FABRIKA if banana its yellow then we went really simple about the outer skin of the product, without a lot of info or typography to explain it. As for the graphic I was struggling. I was at an outdoor market near Belorusskaya where the sellers had their crates, one had peaches with individual stickers on them, and that was the idea for Fruktoviy Sad. How does Moscow compare with other former communist markets? I would have put Poland and Moscow on par until the mid 2000s. All of a sudden Poland just shot out, from the quality of its outdoor media on the trams, metros and kiosks. It’s really smart, well directed messaging. I ride the metro in Moscow intentionally, to look at the advertising, and it is just so poor, except for a few brands including Beeline and some of the restaurants like Rosinter. The execution is not there. On the other hand, I’d pay a compliment to Moscow for doing some things right. The new parking system, where you pay by mobile phone, and it credits you for unused minutes - that works like an elegant design. When they do reconstructions, they no longer wrap buildings in a huge advert for a car or a mobile phone, which stays there for 18 months until you are sick of it and you swear never to buy it. Now it’s an image of what the building is going to look like. What could be the next step for branding and marketing in Russia? They could put an information booth on the metro platforms, like the one with the map and emergency telephone: a larger interactive unit to tell you what is in the area in the way of food, entertainment, toy shops or whatever. The next level is to make the advertising real time. If a restaurant is having a promotion offer two-for-one deals or holiday specials. Give out the coupon code that earns the discount. That becomes your advertising but its tailored and real time. 11
  • 11. РОССИЯ  США • RUSSIA  USA Один год во Всемирной торговой организации: первые итоги Введение в марте 2012 года таможенной пошлины на комбайны было мерой, призванной защитить отечественное сельскохозяйственное машиностроение в период резкого спада продаж и прибыли, достигшего 45%. Чтобы поддержать отрасль, российские власти ввели специальный антидемпинговый налог на импорт комбайнов в размере 27,5% от таможенной стоимости. John Deere, производящая сельхозтехнику премиум-класса, не является прямым конкурентом российским производителям, считает Марк фон Пенц, президент сельскохозяйственного подразделения John Deere в Европе, СНГ, Северной Африке, на Ближнем Востоке и в Латинской Америке. «Здесь есть рынок для всех нас», — сказал он во время визита в Россию весной 2013 года. Компания вложила более $130 млн в организацию производства в России. Ее завод в Оренбурге выпускает шесть моделей посевного, почвообрабатывающего и уборочного оборудования. В июле этого года российские власти заменили защитную пошлину квотой, которая может частично ограничить доходы местного производства John Deere, сказал Франчек. Россия, имеющая 9% всех пахотных земель в мире и находящаяся на ранней стадии восстановления производства, — привлекательный рынок для компаний, работающих на всех этапах пищевой цепочки. Пошлины на импорт мяса птицы сократились до 25%, говядины — до 15% и свинины — до нуля, но такой уровень пошлин действует в пределах сжатых квот, выше которых таможенные выплаты резко возрастают. БИЗНЕС ВЗВЕШИВАЕТ ВЫГОДУ И Н икто не ожидал, что первый год членства России во Всемирной торговой организации станет легкой прогулкой. Но, судя по решению ряда компаний расширить деятельность в России, бизнес рассчитывает на попутный ветер в торговле. Арт Франчек, президент Американского института бизнеса и эксперт в вопросах торговли, сказал в публикуемом ниже интервью, что несколько крупных международных автопроизводителей объявили о решении расширить бизнес в России, как только прояснились условия вступления страны в ВТО. «Renault-Nissan и Mercedes расширяют производственные мощности, и я не думаю, что это совпадение. К августу появилась уверенность в продолжении программы локализации и снижении импортных пошлин на 60%», — сказал Франчек. С момента вступления в ВТО Россия начала сокращать тарифы на импорт новых автомобилей. Но это сокращение компенсировалось введением экологического налога. Россия ввела новый утилизационный налог через несколько дней после вступления в ВТО. Налог обязаны платить импортеры автомобилей, однако от него фактически освобождены российские автопроизводители. Нововведение возмутило США, Европу и Японию, которые предъявили России претензии в создании, по их мнению, незаконных торговых барьеров для импортных поставщиков. DENIS GRISHKIN / VEDOMOSTI ПОТЕРИ ОТ Комбайн John Deere на полях Липецкой области. One of John Deere's combine harvesters at work in Lipetsk Region. Марк Гэй ПРИСУТСТВИЯ РОССИИ В ВТО По мнению представителей ЕС, в России все еще действует множество других ограничений в отношении торговли самыми разными товарами — от алкоголя до зерноуборочных комбайнов. Но российские политики и некоторые бизнесмены жалуются, что членство в ВТО открывает страну для глобальных конкурентов слишком быстро. Константин Бабкин, глава российского производителя комбайнов «Ростсельмаш», считает, что сектор, в котором работает его компания, оказался в числе наиболее пострадавших. Тяжелее других пришлось производителям сельхозтехники, таким как John Deere. Вступление в ВТО не помешало России поднять ввозные пошлины на комбайны и ввести квоты для производителей оборудования. One Year In The World Trade Organization AF TER TRICK Y N E G O T I AT I O N S RUSSIA'S FIRST MONTHS IN THE W TO ARE TRUE TO FORM By Mark Gay “Renault-Nissan and Mercedes expanding their production, I don’t think that is a coincidence. By August you had the certainty of the extension of the localization program and the 60 percent reduction in import duties,” said Franczek. Since joining the World Trade Organisation Russia has also begun to cut the stiff tariffs on the import of new cars. But it offset the import tariff with a new green tax. It introduced the auto recycling fee days after it joined the WTO, to cover the future cost of recycling the car. However, the government does not impose such a tax on cars produced in Russia. The United States has joined the European Union and Japan to raise a trade dispute over what it says is an illegal trade barrier against imported cars. The EU says there are still a wide variety of regulations that impose costs on trade, ranging from alcohol levies to combine harvesters. Russian politicians and some businesspeople complain that WTO membership opens the country to global competition too soon. The head of harvester manufacturer Rostselmash Konstantin Babkin said his industry was among the hardest hit. The terrain was roughest for agricultural machinery makers like John Deere. Joining the WTO did not stop Russia hiking duties on combine harvesters or imposing quotas on machinery manufacturers. The combine tax was initially implemented in March 2012 because the Russian combine industry was experiencing a decline in sales and profits, of as much as 45 percent. To protect the industry Russian authorities put a 27.5 percent anti-dumping tax on the import of combines. John Deere is a producer of premium agricultural machinery and as such does not compete directly with Russian manufacturers, said Mark von Pentz, president Energy, chemicals and metals companies were the main Russian lobbyists in favor of joining the trade body. 12 MAXIM STULOV / VEDOMOSTI N o one expected Russia’s first year under the flag of the World Trade Organization to be plain sailing. But judging by several corporate decisions to expand Russian operations, companies are banking on a fair wind for commerce. As Art Franczek, president of  The American Institute of  Business, and an expert on trade issues, argues in the accompanying interview, several global automakers announced decisions to expand their Russian operations once the terms of the WTO accession deal became clear. at  Deere’s agricultural division for  Europe, the  Commonwealth of  Independent States, Northern Africa, Middle East and  Latin America. «There’s a market for all of us,” he said on a visit to Russia in the spring of 2013. The company spent more than $130 million on local assembly plants. Its Orenburg facility now includes six models of seeding, tillage and  crop care equipment. The penal duty rate was replaced in July with a quota, but that partially caps the profit it can earn from its localized plants, said Franczek. With 9 percent of the world’s arable land, and still in the early stages of rebuilding production, Russia attracts companies every stage of the food chain.
  • 12. Duties on poultry declined to 25 percent, beef to 15 percent and pork to zero, though within tight quotas, above which duties rise steeply. Even so, retail pork prices fell 30 percent creating a challenge for local producers. Even the heavily subsidized Russian poultry industry was unable to ward off a 20 percent increase in poultry imports in the months following WTO entry. Countries from Brazil and Australia, to Poland have taken much of the market. Poland is a neighbouring agricultural power whose expansion within the European Union is limited by the protectionism of earlier member states like France and Germany. But U.S. hopes of a significant share of Russian meat sales were dashed by the local prohibition of ractopamine, a growth agent and tenderizer, already banned in the European Union. Russian reaction to WTO membership still tends towards a licking of wounds. The Russia’s Ministry of Economic Development estimates lost taxes and revenues at $5.7 billion in 2013 and about $7 billion over the following year. Franczek points out that this is not a cost-benefit analysis, which would be more informative. The World Bank estimates that twothirds of the benefits of joining the WTO come from opening up the service sector. Tariffs are down by 30 percent overall, which is a direct benefit to Russian producers who use imported parts, for example. Daniil Markelov, an  analyst at Investcafe, said the main Russian lobbyists for  WTO membership were the  oil, chemical and  metallurgical companies. Since the  products from  this sector are export oriented, these companies intended to use membership of WTO as a  way to  enter new markets. ВТО дает определенность... в некоторых случаях АРТ ФРАНЧЕК  ПРЕЗИДЕНТ АМЕРИКАНСКОГО ИНСТИТУТА БИЗНЕСА. ОН ПРЕПОДАВАЛ ВЕДЕНИЕ ФИНАНСОВОЙ ОТЧЕТНОСТИ БОЛЕЕ ЧЕМ 2000 РОССИЙСКИХ СТУДЕНТОВ Кто выиграл по прошествии одного года присутствия России во Всемирной торговой организации? Лишь около трети пошлин вступили в силу в августе 2012 года, еще треть будет введена в течение следующих нескольких лет, а полностью все сниженные пошлины заработают к 2018 году. Это было сделано специально для постепенного воздействия на российскую промышленность. Россия очень обеспокоена состоянием своего автомобильного сектора, поэтому для него программа локализации была продлена до 2018 года, а это означает, что если автомобильные компании способны производить 300 000 автомобилей, они имеют право на снижение импортной пошлины и НДС на 60%. Это масштабная программа, которая выполняется с 2005 года. Такое условие чуть не сорвало переговоры о вступлении России в ВТО в сентябре 2011-го. Мы думали, это все разрушит, но они смогли решить проблему. Как только появилась определенность в августе, мы вдруг увидели, что многие компании стали объявлять о своих планах расширения: Renault-Nissan, Peugeot и Mercedes. Таково было положительное влияние. В августе 2013 года GM объявила о планах инвестировать $1 миллиард в течение 5 лет, что соответствует времени вступления России в ВТО. И это действительно имело смысл — сначала дождаться ВТО, а затем объявлять о таких планах. Насколько сильный толчок для развития промышленности дает членство в ВТО? Компаниям нужна определенность, и мы видим корреляцию между снижением пошлин и ростом инвестиций, особенно в сфере информационных технологий. Согласно маркетинговым обзорам компании PMR, импорт IT-продукции увеличился на 16% в 2013 году. В рамках ВТО тарифы на импорт высокотехнологичных товаров снижены до нуля, и Россия готовится подписать Международное соглашение о передаче технологий. Одно из направлений российской политики — диверсификация экономики за счет инноваций и модернизации, и я думаю, это эффективная мера. Такие компании, как Microsoft, косвенно ощущают воздействие этой меры: их партнеры увеличивают закупки технологических товаров, обновляют лицензии на программное обеспечение шифрования и усиление защиты интеллектуальной собственности. Помогло ли вступление в ВТО снизить влияние политики на торговлю? Россия запретила импорт американского мяса из-за использования в США рактопамина. Но она объявила о запрете на импорт мяса через несколько недель после публикации «списка Магнитского» и почти одновременно с введением запрета на усыновление российских детей-сирот. По словам посла, он стал настоящим экспертом в области использования рактопамина, чтобы отвечать на претензии американских экспортеров мяса. Но существует множество вещей, которые Россия по-прежнему в состоянии делать: строго следить за соблюдением таможенных процедур или замедлять движение товаров. Сейчас многое может считаться нарушением правил ВТО, но кое-что таможня имеет право сделать для замедления движения товаров. Разгорающийся скандал, связанный с TIR, может сильно усложнить импорт товаров из ЕС с использованием грузовых перевозок. THE AMERICAN INSTITUTE OF BUSINESS Даже при этом розничные цены на свинину упали на 30%, создав проблемы для местных производителей. Значительные субсидии на поддержку российского птицеводства не смогли полностью защитить отрасль на фоне 20%-ного увеличения импорта мяса птицы в течение нескольких месяцев после вступления России в ВТО. Часть рынка заняли производители из таких стран, как Бразилия, Австралия и Польша. Расположенная по соседству с Россией Польша не может в полной мере использовать свою сельскохозяйственную мощь в рамках ЕС, защищающего своих «ветеранов», таких как Франция и Германия. Надежды США занять значительную долю российского рынка мяса разбились о введение запрета на ввоз продуктов животноводства, произведенных с использованием стимулятора роста рактопамина, запрещенного ранее и в Европейском союзе. Реакция России на членство в ВТО сродни зализыванию ран. Минэкономразвития оценивает потерянные в 2013 году налоги и доходы в $5,7 млрд и ожидает роста этого показателя до $7 млрд в следующем году. Франчек отметил, что министерство не анализирует ситуацию по информативным критериям «затраты и эффективность». По оценке Всемирного банка, 2/3 преимуществ от вступления страны в ВТО приходятся на открытие сектора услуг. Тарифы снижены в целом на 30%, что является прямой выгодой для российских производителей, использующих импортные запчасти. Аналитик «Инвесткафе» Даниил Маркелов считает, что пропагандистами вступления России в ВТО были компании нефтяного, химического и металлургического секторов страны. Поскольку продукция этих секторов во многом ориентирована на экспорт, ее производители надеются использовать членство России во всемирном торговом клубе для выхода на новые рынки. Как решаются эти споры? Спор вокруг запрета на ввоз мяса из США не разрешился. Налог на утилизацию автомобилей продолжает обсуждаться — и по прошествии 60 дней слушаний назначат комиссию, примут решение и перейдут к реализации. Налог на утилизацию является нарушением статуса национального режима. Европейский союз, Япония и США утверждают, что этот налог применяется только в отношении импортны автомобилей. Если бы российские власти применили его и к отечественным автомобилям, это было бы совсем другое дело. Антидемпинговые пошлины на легкие коммерческие автомобили — еще один вопрос, поднятый в рамках Таможенного союза. Как Таможенный союз влияет на выполнение правил ВТО? Евразийские судьи скажут, что правила ВТО все же применяются, потому что, если есть конфликт, то, согласно докладу рабочей группы, ВТО имеет приоритет над Таможенным союзом. Правила ВТО рассматриваются как международный договор. Белоруссия и Казахстан, вероятно, вступят в ВТО в течение года, а Украина уже является членом ВТО с 2009 года. Trade Club Offers Certainty... Somewhat ART FRANCZEK, PRESIDENT OF  THE AMERICAN INSTITUTE OF BUSINESS After one year in the World Trade Organization, who has gained? Only about a third of the duties came into effect in Aug 2012 and another third comes into effect over next couple of years. All reduced duties apply from 2018. That was specifically designed to ameliorate the impact on Russian industry. Russia is very concerned about the automotive sector so it extended the localization program to 2018 meaning that if auto companies have the capacity to produce 300,000 cars, they get a 60 percent reduction in import duties and on VAT on these imports. It is a powerful program that has been in place since 2005. It was almost a deal breaker with the WTO negotiations in September 2011. Once they got that certainty in August, you suddenly saw lots of companies announce expansion plans: Renault-Nissan, Peugeot and Mercedes. GM announced $1 billion over five years in August 2013. That corresponded to WTO entry and it made sense that they were waiting for WTO and then announced their move. How much of a boost is WTO membership giving to industry? Companies want certainty and you see a correlation between duties dropping off and investment picking up, particularly in information technology. Imports of I.T. goods increased by 16 percent in 2013, according to PMR marketing reports. The WTO cut tariffs on high-tech goods to zero and Russia is on track to join the International Technology Agreement. One of Russia’s policies has been to diversify the economy through innovation and modernization and I think you are seeing a strong effect of this. Companies like Microsoft are seeing indirect effects from their partners: an increase in purchases of technology goods, renewing of licenses on encryption goods and better protection on intellectual property. Has WTO membership succeeded in removing politics from trade? Russia banned import of U.S. meat because of the U.S. use of ractopamine to fatten and tenderize meat. But it announced the meat ban a couple of weeks after the Magnitsky list was announced, almost corresponding with the ban on the adoption of Russian orphans. The ambassador says he has been getting an earful: he became an expert on ractopamine because of the protests he got over U.S. meat exports. But there is a myriad of things that Russia can still do, like more strictly enforce valuation procedures and customs procedures, slow down the movement of goods. There are things they can do that violate the WTO but some others are things which customs can do to slow your movement of goods. You see that with the TIR crisis which is blowing up now, which may make the import of goods from the EU by truck much harder. How are these disputes being resolved? The U.S. meat ban has not gone to dispute resolution. The auto recycling tax is in the process of hearings, so after 60 days of hearings, they will appoint a panel, make a decision, and move to implementation. The recycling tax is a violation of the national treatment status. The European Union, Japan and the U.S. say it is applied only to imported cars. If Russians applied it to domestically produced cars it would be a different matter. Light commercial vehicles are another anti-dumping issue, which was raised by the Customs Union. How does the Customs Union affect application of WTO rules? Eurasian court judges say the WTO still applies. If there is a conflict, the working party report states that the WTO takes precedence over the Customs Union. It has the effect of an international treaty. Belarus and Kazakhstan are anyway likely to be a part of the WTO within a year, and Ukraine has been part of the WTO since 2009. 13
  • 13. РОССИЯ  США • RUSSIA  USA Т орговые и инвестиционные потоки между РФ и США стимулируются государственными организациями как SelectUSA. Объем накопленных прямых иностранных инвестиций (ПИИ) российских компаний в экономику США составил $7338 млн к концу 2012 года. Согласно данным Бюро экономического анализа США, в американских подразделениях российских компаний трудится более 13 000 сотрудников. Российский бизнес представлен разными компаниями: от металлургического гиганта «Северсталь» до производителя легких самолетов Epic Aircraft, купившего и возродившего завод Cessna в Бенде, штат Орегон, в 2012 г. Однако большинство российских компаний в США приходится на сектор программного обеспечения и информационных технологий (IT). За 10 лет, прошедшие с 2003 года, россияне основали 15 проектов, позволив IT обогнать по популярности среди российских инвесторов металлургический и банковские секторы. Но главная сфера деятельности российских банков в США — не инвестиции, а содействие российским компаниям в продаже облигаций американским инвесторам. «Северсталь», второй по величине производитель стали в России, в 2004 году приобрела обанкротившуюся американскую компанию Rouge Steel, некогда входившую в империю Генри Форда. Российская компания инвестировала $740 млн в строительство современной доменной печи на предприятии, расположенном в Дирборне, штат Мичиган. Российская компания Engineering LLC, занимающаяся обслуживанием и ремонтом авиационной техники, в 2012 году купила Epic Aircraft, американского производителя компонентов для одномоторных турбовинтовых и реактивных самолетов. Это приобретение укрепило финансовое положение Epic Aircraft и позволило компании выполнить требование сертификации Федерального управления гражданской авиации для своего одномоторного турбовинтового самолета Epic LT. Самолет, стоимостью $2 млн и выше, уже распродан до 2016 года. Проекты в сфере ПО и IT — основное направление российской инновационной компании Synqera, создателя нового мультимедийного платежного терминала. Он сканирует покупки и в зависимости от времени суток или сезона предлагает клиенту выгодные акции. Встроенная камера контролирует настроение покупателя, чтобы предложить нужные купоны или акции. ПО уже используется розничной сетью «Улыбка радуги» в России, и в ближайшие месяцы Synqera собирается объявить о сделках с американскими и европейскими компаниями розничной торговли. Foreign Direct Investment Position / Прямые иностранные инвестиции ($ млн) USA —> Russia Russia —> USA Foreign Direct Investment Flows / Поступления прямых иностранных инвестиций USA —> Russia Russia —> USA Российские инвесторы приобрели Epic Aircraft в штате Орегон. / Russian investors acquired Epic Aircraft of Oregon. Объем американских инвестиций в России где-то в два раза больше. К концу 2012 года ПИИ США в российскую экономику — также рамках проектов, начатых в предыдущие годы и продолжающихся до настоящего времени, — составили чуть более $14 млрд. Этот показатель снизился с 2008–2009 годов, когда он составлял около $20 млрд, согласно данным Бюро экономического анализа США и инвестиционных аналитиков на рынках ПИИ. Уровень ежегодного притока инвестиций колеблется еще больше. Rank / Место Biggest Investors in the USA / Крупнейшие инвесторы в США 1 United Kingdom / Великобритания 564,71 2 Japan / Япония 309,38 3 Germany / Германия 272,26 4 Canada / Канада 261,13 5 France / Франция 221,72 6 Netherlands / Нидерланды 130,08 7 Ireland / Ирландия 127,67 8 Switzerland / Швейцария 126,01 9 Spain / Испания 51,89 10 . Australia / Австралия 51,05 30 Russia / Россия . . 2012 Position (Millions USD)/ 2012 год ($ млн) 7,34 2008 2009 2010 2011 19,78 8,94 20,76 10,70 10,04 6,14 11,66 7,04 14,07 7,34 2008 2009 2010 2011 2012 2,72 2,76 447 -746 -3,73 -1,91 1,19 1,03 С точки зрения общего объема торгового оборота Россия занимает 27-е место среди экспортных рынков для США. Она же — 16-й по величине экспортер в США, в основном за счет продажи продуктов нефтехимии. Сейчас торговля между странами активизировалась: рост торгового оборота составил примерно 30% в период между 2010 и 2012 гг. 2012 1,59 -200 T rade and investment flow both ways. There is a small but growing Russian presence in the U.S., encouraged in part by trade promotion programs like SelectUSA. Cumulative foreign direct investment (FDI) by Russian companies reached $7,338 million by the end of 2012. The U.S. subsidiaries of Russian companies employed more than 13,000 staff, according to figures from the U.S. Bureau of Economic Analysis. These range from Severstal’s steel operations to the light airplane producer Epic Aircraft, which acquired and relaunched Cessna’s plant in Bend, Oregon, in 2012. Software and I.T. account for most Russian businesses in the U.S. Over the ten years since 2003, Russian companies have set up 15 such projects, closely followed by metals and banking. However the role of banks is not investment but the reverse: trying to help Russian companies sell bonds to U.S. investors. Russia’s second largest steel maker bought the bankrupt Rouge Steel, formerly Henry Ford’s steel operation in Dearborn, 14 Michigan, in 2004. It invested $740 million, building a state-of-the-art blast furnace. Russian aviation maintenance company Engineering LLC bought the high performance kit airplane company Epic, in 2012. The acquisition provided the financial stability for Epic to proceed with plans to seek Federal Aviation Administration certification for its Epic LT turboprop single. Priced at about $2 million and upwards, the plane is already sold out until 2016. Software and I.T. are the main focus of Russian projects, such as Synqera, a Russian point-of-sale analysis company. Its tablets scan a customer’s purchases and, depending on the time of day or season, offer promotions. The twist is that a camera also monitors the shopper’s mood, in order to determine which coupons or further promotions to offer. The software is already in use in Russia’s Ulybka Radugi chain and the company aims to announce deals in with U.S. and European retailers in coming months. Looking at U.S. investment in Russia, it is roughly twice as high. The FDI position, including past investments that are still In terms of total trade flows, Russia is the 27th largest export market for the U.S. In its turn, Russia is the 16th largest exporter to the U.S., mainly through the sale of petroleum byproducts. Trade has picked up recently, growing about 30 percent between 2010 and 2012. Russian Investment in USA by sector / Российские инвестиции в США по индустриям 15 14 Other* (Other industries include: Business Machines & Equipment, Communications, Electronic Components, Industrial Machinery, etc.) 13 12 11 (Другие индустрии включают в себя: машиностроение и оборудование, коммуникации, электронные компоненты, индустриальное машиностроение и т. д.) 10 9 8 7 6 5 4 3 2 1 0 So f ес пр t wa пе ог re че ра & н м Me ие мн I T / t a и И ое ls F in /м Т an ет c ia ал l/ л En фи ы er на gy нс Ch /э ы em не ica рг ет пр l s / ик ом хи а Bu ыш ми sin ле че e н ск би ss S нос ая зн er ть Ph е v ar с у ice m фа ac с луг s / рм eut и а i Te x t цев cal s ile т / s / ика те кс ти не Rea дв l E ль Mi ne ижи s t at мо e ra / ls / м с ть ин ер Ot ал he ы r* ин / д д у ру с т ги ри е и «Северсталь» купила бывший сталелитейный завод Форда в г. Дерборн, штат Мичиган. / Severstal bought the former Ford steelworks in Dearborn, Michigan. present, stood at just over $14 billion at the end of 2012. This was down from about $20 billion in 2008-2009, according to the U.S. Bureau of Economic Analysis and crossborder investment analysts, fDi markets. The annual flow of investment tends to fluctuate even more. об SEVERSTAL NORTH AMERICA Software Tops List Of Russian Investments In USA SOURCES: U.S. BUREAU OF ECONOMIC ANALYSIS; FDIMARKETS.COM ИСТОЧНИКИ: БЮРО ЭКОНОМИЧЕСКОГО АНАЛИЗА США; FDIMARKETS.COM EPIC AIRCRAFT Сфера ПО лидирует по объему российских инвестиций в США