Your SlideShare is downloading. ×
концептуальная власть опрятный с.н.
концептуальная власть опрятный с.н.
концептуальная власть опрятный с.н.
концептуальная власть опрятный с.н.
концептуальная власть опрятный с.н.
концептуальная власть опрятный с.н.
концептуальная власть опрятный с.н.
концептуальная власть опрятный с.н.
концептуальная власть опрятный с.н.
концептуальная власть опрятный с.н.
концептуальная власть опрятный с.н.
концептуальная власть опрятный с.н.
концептуальная власть опрятный с.н.
концептуальная власть опрятный с.н.
концептуальная власть опрятный с.н.
концептуальная власть опрятный с.н.
концептуальная власть опрятный с.н.
концептуальная власть опрятный с.н.
концептуальная власть опрятный с.н.
концептуальная власть опрятный с.н.
концептуальная власть опрятный с.н.
концептуальная власть опрятный с.н.
концептуальная власть опрятный с.н.
концептуальная власть опрятный с.н.
концептуальная власть опрятный с.н.
концептуальная власть опрятный с.н.
концептуальная власть опрятный с.н.
концептуальная власть опрятный с.н.
концептуальная власть опрятный с.н.
концептуальная власть опрятный с.н.
концептуальная власть опрятный с.н.
концептуальная власть опрятный с.н.
концептуальная власть опрятный с.н.
концептуальная власть опрятный с.н.
концептуальная власть опрятный с.н.
концептуальная власть опрятный с.н.
концептуальная власть опрятный с.н.
концептуальная власть опрятный с.н.
концептуальная власть опрятный с.н.
концептуальная власть опрятный с.н.
концептуальная власть опрятный с.н.
концептуальная власть опрятный с.н.
концептуальная власть опрятный с.н.
концептуальная власть опрятный с.н.
концептуальная власть опрятный с.н.
концептуальная власть опрятный с.н.
концептуальная власть опрятный с.н.
концептуальная власть опрятный с.н.
концептуальная власть опрятный с.н.
концептуальная власть опрятный с.н.
концептуальная власть опрятный с.н.
концептуальная власть опрятный с.н.
концептуальная власть опрятный с.н.
концептуальная власть опрятный с.н.
концептуальная власть опрятный с.н.
концептуальная власть опрятный с.н.
концептуальная власть опрятный с.н.
концептуальная власть опрятный с.н.
концептуальная власть опрятный с.н.
концептуальная власть опрятный с.н.
концептуальная власть опрятный с.н.
концептуальная власть опрятный с.н.
концептуальная власть опрятный с.н.
концептуальная власть опрятный с.н.
концептуальная власть опрятный с.н.
концептуальная власть опрятный с.н.
концептуальная власть опрятный с.н.
концептуальная власть опрятный с.н.
концептуальная власть опрятный с.н.
концептуальная власть опрятный с.н.
концептуальная власть опрятный с.н.
концептуальная власть опрятный с.н.
концептуальная власть опрятный с.н.
концептуальная власть опрятный с.н.
концептуальная власть опрятный с.н.
концептуальная власть опрятный с.н.
концептуальная власть опрятный с.н.
концептуальная власть опрятный с.н.
концептуальная власть опрятный с.н.
концептуальная власть опрятный с.н.
концептуальная власть опрятный с.н.
концептуальная власть опрятный с.н.
концептуальная власть опрятный с.н.
концептуальная власть опрятный с.н.
концептуальная власть опрятный с.н.
концептуальная власть опрятный с.н.
концептуальная власть опрятный с.н.
концептуальная власть опрятный с.н.
концептуальная власть опрятный с.н.
концептуальная власть опрятный с.н.
концептуальная власть опрятный с.н.
концептуальная власть опрятный с.н.
концептуальная власть опрятный с.н.
концептуальная власть опрятный с.н.
концептуальная власть опрятный с.н.
концептуальная власть опрятный с.н.
концептуальная власть опрятный с.н.
концептуальная власть опрятный с.н.
концептуальная власть опрятный с.н.
концептуальная власть опрятный с.н.
концептуальная власть опрятный с.н.
концептуальная власть опрятный с.н.
концептуальная власть опрятный с.н.
концептуальная власть опрятный с.н.
концептуальная власть опрятный с.н.
концептуальная власть опрятный с.н.
концептуальная власть опрятный с.н.
концептуальная власть опрятный с.н.
концептуальная власть опрятный с.н.
концептуальная власть опрятный с.н.
концептуальная власть опрятный с.н.
концептуальная власть опрятный с.н.
концептуальная власть опрятный с.н.
концептуальная власть опрятный с.н.
концептуальная власть опрятный с.н.
концептуальная власть опрятный с.н.
концептуальная власть опрятный с.н.
концептуальная власть опрятный с.н.
концептуальная власть опрятный с.н.
концептуальная власть опрятный с.н.
концептуальная власть опрятный с.н.
концептуальная власть опрятный с.н.
концептуальная власть опрятный с.н.
концептуальная власть опрятный с.н.
концептуальная власть опрятный с.н.
концептуальная власть опрятный с.н.
концептуальная власть опрятный с.н.
концептуальная власть опрятный с.н.
концептуальная власть опрятный с.н.
концептуальная власть опрятный с.н.
концептуальная власть опрятный с.н.
концептуальная власть опрятный с.н.
концептуальная власть опрятный с.н.
концептуальная власть опрятный с.н.
концептуальная власть опрятный с.н.
концептуальная власть опрятный с.н.
концептуальная власть опрятный с.н.
концептуальная власть опрятный с.н.
концептуальная власть опрятный с.н.
концептуальная власть опрятный с.н.
концептуальная власть опрятный с.н.
концептуальная власть опрятный с.н.
концептуальная власть опрятный с.н.
концептуальная власть опрятный с.н.
концептуальная власть опрятный с.н.
концептуальная власть опрятный с.н.
концептуальная власть опрятный с.н.
концептуальная власть опрятный с.н.
концептуальная власть опрятный с.н.
концептуальная власть опрятный с.н.
концептуальная власть опрятный с.н.
концептуальная власть опрятный с.н.
концептуальная власть опрятный с.н.
концептуальная власть опрятный с.н.
концептуальная власть опрятный с.н.
концептуальная власть опрятный с.н.
концептуальная власть опрятный с.н.
концептуальная власть опрятный с.н.
концептуальная власть опрятный с.н.
концептуальная власть опрятный с.н.
концептуальная власть опрятный с.н.
концептуальная власть опрятный с.н.
концептуальная власть опрятный с.н.
концептуальная власть опрятный с.н.
концептуальная власть опрятный с.н.
концептуальная власть опрятный с.н.
концептуальная власть опрятный с.н.
концептуальная власть опрятный с.н.
концептуальная власть опрятный с.н.
концептуальная власть опрятный с.н.
концептуальная власть опрятный с.н.
концептуальная власть опрятный с.н.
концептуальная власть опрятный с.н.
концептуальная власть опрятный с.н.
концептуальная власть опрятный с.н.
концептуальная власть опрятный с.н.
концептуальная власть опрятный с.н.
концептуальная власть опрятный с.н.
концептуальная власть опрятный с.н.
концептуальная власть опрятный с.н.
концептуальная власть опрятный с.н.
концептуальная власть опрятный с.н.
Upcoming SlideShare
Loading in...5
×

Thanks for flagging this SlideShare!

Oops! An error has occurred.

×
Saving this for later? Get the SlideShare app to save on your phone or tablet. Read anywhere, anytime – even offline.
Text the download link to your phone
Standard text messaging rates apply

концептуальная власть опрятный с.н.

1,590

Published on

0 Comments
0 Likes
Statistics
Notes
  • Be the first to comment

  • Be the first to like this

No Downloads
Views
Total Views
1,590
On Slideshare
0
From Embeds
0
Number of Embeds
0
Actions
Shares
0
Downloads
10
Comments
0
Likes
0
Embeds 0
No embeds

Report content
Flagged as inappropriate Flag as inappropriate
Flag as inappropriate

Select your reason for flagging this presentation as inappropriate.

Cancel
No notes for slide

Transcript

  • 1. КЛАССИЧЕСКИЙ ПРИВАТНЫЙ УНИВЕРСИТЕТ С.Н. Опрятный О.С. Опрятная КОНЦЕПТУАЛЬНАЯ ВЛАСТЬ (власть идей и людей) Монография Запорожье 2010 Рецензенты: В.И. Бочелюк, доктор психологических наук, профессор; С.Л. Катаев, доктор социологических наук, профессор; А.Г. Мордвинов, доктор наук государственного управления, профессор. В монографии обсуждаются проблемы влияния чужой концептуальной власти на поте-рю государством собственной концепции развития. Методологическую основу исследованиясоставляют системный, комплексный и ретроспективный подходы к изучению обозначенныхпроблем, логический анализ, а также теоретические и методологические труды и разработки.За исходную точку для рассуждений взято выдвинутое академиком Международной академииинформации К.П. Петровым в труде “Тайна концептуальной власти” положение о том, что лю-бым государством невозможно реально управлять, если его руководители не владеют всемишестью управленческими приоритетами и не реализуют самостоятельно концептуальнойвласти. Для студентов факультета управления, преподавателей и всех, кто интересуется пробле-мами концептуальной власти.2
  • 2. СОДЕРЖАНИЕВСТУПЛЕНИЕ.......................................................................................................9КОНЦЕПТУАЛЬНАЯ ВЛАСТЬ.........................................................................16(ВЛАСТЬ ИДЕЙ И ЛЮДЕЙ)..............................................................................16РАЗДЕЛ 1КОНЦЕПТУАЛЬНЫЕ ОСНОВЫГОСУДАРСТВЕННОГО УПРАВЛЕНИЯ.........................................................17 1.1. Концептуальная власть, или власть концепции..............................................................................................17 1.2. Принципы эффективности политической власти................................................................................................23 1.3. Место и роль “толпы” и “элиты” в системе современного государственного управления.................................................................................31 1.4. Создание и применение образов как механизм государственного управления.........................................................40 1.5. Амбициозность на службе у власти.................................................................50 1.6. США как частная матрица, порожденная концептуальной властью..................................................................54РАЗДЕЛ 2ПРИОРИТЕТЫ КОНЦЕПТУАЛЬНЫХ ОСНОВ ГОСУДАРСТВЕННОГОУПРАВЛЕНИЯ.....................................................................................................62 2.1. Методологический приоритет..........................................................................62 2.2. Хронологический приоритет............................................................................70 2.3. Фактологический приоритет............................................................................78 2.4. Экономический приоритет...............................................................................87 2.5. Геноцид как один из приоритетов концептуальных основ государственного управления...............................................................................101 2.6. Военный приоритет.........................................................................................117ЗАКЛЮЧЕНИЕ...................................................................................................128ГЛОССАРИЙ......................................................................................................131СПИСОК ИСПОЛЬЗОВАННЫХ ИСТОЧНИКОВ.........................................141 3
  • 3. ПРИЛОЖЕНИЕ..................................................................................................146 Директива Совета Национальной Безопасности США от 18 августа 1948 г. № 20/1..................................................................................146 СИОНИСТСКИЙ ПРОЕКТ...................................................................................1754
  • 4. От авторов Данная монография является результатом изучения такого понятия иявления, как “концептуальная власть” в жизни современных обществ в усло-виях развития новой парадигмы – “глобализация”. Авторы знают, что человечество уже не раз стояло на грани своей гибе-ли, готовясь использовать “научно обоснованные” виды оружия для защитытак называемых “мировоззренческих принципов” ограниченной кучки лю-дей. Мы понимаем, что любое явление или событие может рассматриватьсяразными людьми и с различных мировоззренческих позиций, что, в своюочередь, приводит как минимум к бестолковым спорам “с пеной у рта”. Поэтому авторы никого не критикуют, не обвиняют и не предлагаютготовых рецептов. В основу нашего методологического подхода положенопризнание диалектического характера мышления как совместного добыва-ния истины в процессе сопоставления разных, часто диаметрально противо-положных мыслей, их сравнения, определения и т.п. В соответствии с такимподходом, под методологией в данной монографии понимается только мето-дология мышления (введения терминов, постановки вопросов и дачи ответовна них, установления истинности теорий и т.п.). Попытаемся изложить нашемиропонимание в понятийном и интеллектуальном аспектах. “Концептуальная власть” – это научный термин-словосочетание (устой-чивое словосочетание), который в смысловом отношении является цельнойлексической единицей. Теоретически буквальное значение составляющих егокомпонентов должно соответствовать смысловому содержанию. Однако напрактике не все так просто. В данном случае даже образованному человекутрудно без специальных пояснений представить себе “концептуальнуювласть” как явление объективной реальности, как образ. Нам (людям) кажется, что та реальность, в которой мы живем, включаялюдей с их внутренней сущностью, задана самой природой и является самособой разумеющейся, очевидной и существовавшей всегда. Но если рассмат-ривать нашу жизнь в исторической ретроспективе, то нетрудно понять, чтонормы нашей жизни формировались при определенных социальных отноше-ниях и в определенных структурах власти. Мало кто, например, задумывает-ся о том, когда и для чего были созданы психиатрические клиники, пенитен-циарная система и другие подобные учреждения как атрибуты власти.Современному человеку они представляются извечными и совершенно есте-ственными. Таким же представляет человек и самого себя – естественнаяданность. Классическая методология ограничивала изучение власти государ-ственными институтами, так как в центре ее исследований были жесткиеструктуры. О том, что власть распространена по всему социальному про- 5
  • 5. странству и лишь концентрируется различным образом в отдельных его цен-трах, писали в своих работах Мишель Фуко и Норберт Элиас, положив нача-ло формированию представления о новом образе социальной реальности. Методология – это учение о системе научных методов и средств позна-ния объектов или явлений реального мира. Поэтому для того, чтобы в общихчертах постичь глубину явления “концептуальная власть”, попытаемся дляначала представить нашу жизнь в рамках Всеобъемлющей Матрицы, создан-ной Высшим Разумом (Абсолютом). Здесь, внутри Матрицы, все процессы неразрывно связаны между собойи работают по заранее определенному сценарию. Мы не зря говорим “про-цессы”. Их много. И все они по своему характеру разнородны (общефизиче-ские, биологические, химические, внутриобщественные и др.). Вполне допустимо, что каждый из этих процессов регулируется иконтролируется в рамках специфических матриц, которые находятся внутриВсеобъемлющей Матрицы, и как бы взаимно вложены друг в друга. И еслисчитать, например, что общефизические или биологические матрицы менееподвержены изменениям под воздействием внутренних и внешних факторов,то матрицы, охватывающие внутриобщественные процессы, под воздействи-ем тех же факторов очень быстро изменяются и прямо или косвенно оказы-вают влияние на судьбы народов, цивилизаций и человечества в целом. Иными словами, в таких матрицах заложен сценарий поведения челове-ка, о котором сам человек представления не имеет. В реальной жизни все,что он может, так это находиться в культурной среде, созданной по такомусценарию. Более того, на базе заложенного в нем генетического потенциалаон принимает участие в развитии этой культуры и сам в ней развивается.Правда, развитие это происходит в основном на уровне осознаваемых при-вычек и бессознательных автоматизмов поведения. Таким образом, матрицы, созданные на основе бессознательных авто-матизмов (стереотипов) индивидов, охватывают процессы, протекающиелишь внутри общества. Следовательно, жизнь человека протекает в руслепроцессов, происходящих в рамках определенной матрицы, а стереотипы егоповедения (добро – зло, хорошо – плохо, удовольствие – боль) определяютсяжизненными обстоятельствами (ситуациями). Вполне естественно, что, живя в пределах одной матрицы и в рамкаходной культуры, но под воздействием жизненных обстоятельств, люди, на-деленные правом выбора, не могут одинаково воспринимать добро и зло. Врезультате алгоритм внутренней жизни матрицы нарушается. Образуютсяконфликтные ситуации, как на уровне межличностных отношений, так и науровне личности и общества. Казалось бы, само существование идеальной матрицы, где все предопре-делено, ставится под угрозу. Ведь где тонко – там и рвется. С одной стороны, влюбую образованную брешь может проникнуть что-то от другой матрицы с6
  • 6. иным типом культуры. С другой стороны, в эту же брешь может вытекать соб-ственная культура. Памятуя о том, что свято место пусто не бывает, не слож-но предположить, что в результате таких миграций “чистота” общества, на-ходящегося в рамках матрицы, а также алгоритм общественных отношений вэтом обществе не останутся прежними. Они видоизменятся вплоть до изме-нения самой культуры. Спрашивается, кому это выгодно, а кому нет? Если говорить об индивидах, живущих стереотипами, то навернякабольшинство из них этого просто не заметят. А если кто-то и заметит, то нестанет разбираться, хорошо ли это или плохо по отношению к создателюматрицы, обществу в рамках матрицы или ему самому. Кому же тогда естьдело до всего этого? Пока что наши рассуждения базировались на том, что матрица, созданнаяБожьим промыслом, идеальна и самоуправляема. Однако в самой ее идеально-сти заложено два полюсных понятия – “добро” и “зло”. Следовательно, идеаль-ной такая матрица может быть только с позиции внешнего наблюдателя, ко-торый воспринимает ее опосредованно, как целое, и не видит всех внутрен-них процессов, происходящих в ней, или не хочет видеть до тех пор, покаэто его не касается. Теперь о “самоуправлении”. Принципы организации человеческого об-щества (социальной группы) мало чем отличаются от принципов самоорга-низации животных. Многие животные, также как и человек, образуют груп-пы. В них даже может быть длительная близость, взаимозависимость, а так-же взаимодействие для достижения общих биологических целей. Управле-ние такой группой осуществляет “вожак” как ему заблагорассудится, вплотьдо “самодурства”, если выражаться в рамках человеческих понятий. Это“самодурство” не подлежит контролю или ограничению. Оно может быть за-менено лишь “самодурством” другого вожака, но только после физическогоустранения первого. Как видим, в данном случае власть вожака опираетсялишь на собственную силу и вполне обходится без каких-либо дополнитель-ных структур. Однако термины “общество” или “социальная группа” могут быть при-менены только к человеку, поскольку связи, объединяющие группы людей,определяются не только биологическими потребностями, но и суммой обще-ственных отношений. Человеческим обществом также может управлять “во-жак-самодур”, захвативший власть. (В современную эпоху к власти можноприйти, власть можно захватить, власть можно купить). Вот поэтому и имен-но для того, чтобы обезопасить общество от самоуправства и для осуще-ствления контроля над властью вожаков, человек изобрел такую структуру,как “государство”, способную контролировать власть. Власть же, в своюочередь, вынуждена искать способ для осуществления контроля над государ-ством. В связи с этим власть и государство становятся антагонизмами. В 7
  • 7. этой борьбе государство может просто исчезнуть, а власть спокойно можетбез него обойтись. Как может самоуправляться матричное общество, в котором активнодействуют два антагонизма – “добро” и “зло”? Вполне допустимо, что дляподдержания в нем определенного баланса этих сил должна существоватьеще какая-то сила, непосредственно и на реальном уровне связанная с про-цессами, происходящими внутри всей матрицы. Более того, если общество подвластно частной матрице или наборуматриц в рамках Всеобъемлющей Матрицы, то должны существовать илюди, которые способны наполнять матрицы содержанием. Иными словами,это люди, способные вмешиваться в цепь событий, чтобы как-то их изме-нить, способные порождать, преобразовывать и уничтожать эти частныематрицы и тем самым осуществлять контроль над обществом, определятьконцепцию его жизни и предопределять его судьбу. В результате любое государство может стать заложником концептуаль-ной власти и практически лишиться государственности, оставаясь такимлишь номинально. Причем чем меньше государство (территория, население,ресурсы и т.п.), тем больше у него шансов потерять свою государственность. Процесс этот происходит не по щучьему велению, но по хотению такихлюдей. Все, что для этого нужно, это обладать набором средств управленияи методикой их применения для управления людьми в государстве и для ве-дения различных войн между разными государствами. Исходя из вышеизло-женных представлений о власти вообще и о сути концептуальной власти вчастности, можно предложить следующие формулировки: 1. Концептуальная власть – это власть на основе матричных процессов. 2. Концептуальная власть – это высший всеобъемлющий уровень соци-ального управления, представляющий собой совокупность власти конкрет-ного набора базовых идей (власть концепции) и власти людей, осмысленно ицеленаправленно реализующих эти идеи. 3. Концептуальная власть – это власть идей и людей.8
  • 8. ВСТУПЛЕНИЕ В научных и общественных дискуссиях на слуху такие понятия, как “ин-теграция”, “глобализация”, “диалог культур”, “золотой миллиард”, “устойчи-вое развитие”, “интернационализация”, “информационная революция”, “по-ликультурализм”, “мультикультурное образование”, “интегрирование образо-вательного пространства” и ряд других. Это напрямую связано с тем, чтомировоззренческие и духовные основания современной цивилизации, зародив-шиеся еще в античный период и сформировавшиеся как парадигма в филосо-фии и науке Нового времени, требуют качественных изменений. Речь идет о смене типов цивилизационного развития. До сих пор всепопытки объединить мир, в том числе и на ценностях либерально-демокра-тической системы, не увенчались успехом. Как бы того не хотелось глобали-стам, мир не стал единым. Он остался мозаичным, разным, различным. Можно предположить, что в ответ на очередную попытку искусственнообъединить мир цивилизации ответят еще большим погружением в себя, всвою идентичность. Образуется новое поле цивилизаций, сталкивающихсямежду собой и разламывающих привычные прежние границы. Сегодня можно констатировать, что С. Хантингтон, директор Институтастратегических исследований при Гарвардском университете, оказался прав:мы имеем дело со столкновением цивилизаций. “В обозримом будущем несложится единой универсальной цивилизации. Напротив, мир будет состоятьиз непохожих друг на друга цивилизаций, и каждой из них придется учитьсясосуществовать со всеми остальными”, – к такому заключению приходитС. Хантингтон в своей статье “Столкновение цивилизаций?” (“The Clash ofCivilizations?”). Раскол по линии ценностей проходит не только между Западом и Восто-ком, но и на самом Западе. Оказалось, что и Запад состоит из разных цивилиза-ций – европейской и американской. У них много общего, но они далеко нетождествены. Америка стремится установить “однополярный” мир. Франко-германская Европа резко выступила в качестве претендента на авангард“многополюсного” строительства. Борьба между двумя сторонами будет но-сить ожесточенный характер. США видят себя как глобальный полюс либера-лизма, Европе ближе социал-демократия, России – евразийство. Чем дальше наВосток – тем сложнее. Китаю подходит реформированный коммунизм, Север-ной Корее – нереформированный, Японии – особый вид национал-капитализ-ма, а арабскому миру нужна исламская цивилизация (панисламизм). Идет бит-ва за трактовку смысла современности, и мнения по этому поводу разделяют-ся. На повестке дня – диалог цивилизаций, спор цивилизаций, но никак не “ко-нец глобальной, общемировой истории”, связанный, согласно концепции аме-риканца Ф. Фукуямы (XX в.), с ликвидацией между двумя системами – СССР 9
  • 9. и США – глобального противоречия, то есть той основной движущей силы, ко-торая как раз и заставляет вращаться колесо исторического процесса. Нам не дано знать, чем закончится противостояние, но мы точно знаем,что битва за “смысл истории” именно в новом веке – XXI – сможет приобре-сти свой окончательный концептуальный формат, а также знаем, что в аде-кватном выборе состоит глубинная миссия человечества, призванногоусвоить и запечатлеть в решающем духовном акте великую силу, движущуювременами, континентами и душами людей. Поэтому в начале нового, XXI в. особую актуальность и значимостьприобретает анализ тех глобальных тенденций, которые, зародившись в XXв., будут иметь продолжение и в настоящем столетии, бросая тем самым вы-зовы человеческой цивилизации, ее способности противостоять негативнымтенденциям и поддерживать тенденции прогрессивные и созидательные. Достижения человечества в области общественных отношений далеконе равны его достижениям в области естественных наук и технологий. Всеголишь несколько столетий потребовалось людям, чтобы объяснить множе-ство тайн окружающего мира. Современные знания о земле и ее ресурсах,накопленные сведения об открытом космосе превосходят представленияпервобытных людей, знания античных ученых и средневековых философов.Обобщенные знания позволяют человеку строить огромные дамбы, ороси-тельные системы, бороться с засухами и наводнениями, осваивать целинныеземли. Люди научились контролировать чуму и много других болезней,поэтому продолжительность их жизни возрастала. Современные техниче-ские достижения позволяют во многих развитых странах обеспечить населе-ние едой, одеждой и кровом, а научные исследования сегодня связаны с та-кими проблемами, как ядерное деление, электроника и изменения в челове-ческой клетке. К сожалению, все технические достижения не смогли решить проблемво взаимоотношения между людьми. Межличностные и общественные отно-шения, как и много веков назад, остались на прежнем уровне, и проблем нестало меньше. Сложность явлений нашей цивилизации и несомненные успехи есте-ственных наук в сравнении с науками общественными приводят людей наукии просто мыслящих людей к невидимым своеобразным барьерам, которыесовременные знания преодолеть не в состоянии. Одним из таких барьеров яв-ляется “власть” как неотъемлемая составляющая нашего бытия. Представитьее отсутствие в нашей жизни невозможно. Понимают же ее по-разному. Власть – право и возможность распоряжаться, руководить кем-, чем-либо [4, с. 151]. Власть – “преобразующая способность” человека, то есть способностьвмешаться в цепь событий, чтобы как-то их изменить (Гидденс, 1985) [3,с. 85].10
  • 10. Власть – в общем смысле способность и возможность оказывать опре-деленное воздействие на деятельность, поведение людей с помощью каких-либо средств – воли, авторитета, права, насилия [3, с. 212]. Власть представляет собой по самой своей сути человеческий феномен(не природный), а это значит – социальный и исторический. Власть предпо-лагает существование некоего общества (или государства в самом широкомсмысле слова), то есть нечто отличное от стада животных, в котором нет воз-можности “реакции”; общество же предполагает историю (не одну лишьбиологическую природную эволюцию) [28, с. 77–93]. Власть – это способность отдельных индивидов или членов групп дости-гать определенных целей и реализовывать свои интересы. Власть – неотъемле-мая часть любых человеческих отношений. Приведенные формулировки – это формулировки, характеризующиеформальную власть, обладающую правом и возможностью предопределять иформировать от собственного имени (собственного “Я”) будущее определен-ной социальной структуры или общественного образования, путь развитияобщества. Такая власть дает право на лидерство в том или ином обществен-ном образовании, а за это право необходимо постоянно бороться. Многиеконфликты в обществе происходят из-за борьбы за власть, поскольку от того,какой властью обладают индивиды или группы, зависит возможность реали-зации их интересов на практике. Поэтому в основе организации формальной власти стоят силовыеструктуры, которые помогают реализовать властное “Я”. Параллельно этиже структуры в интересах властного “Я” прилагают максимум усилий длятого, чтобы остальные (невластные) “Я” состояли лишь из инстинктов и ре-флексов. Это жизненно необходимо, потому что уделом формальной властиявляется узурпация власти и постоянный страх политической конкуренции. Власть – это одна из тайн нашей цивилизации, заключающаяся в стремле-нии одних людей управлять другими. Первичное стремление властвовать небазируется на физической силе или слабости, на бедности или богатстве, наглупости или гениальности, на невежестве или образованности, на культуреили бескультурье. Не определяется оно возрастными категориями или половойпринадлежностью. Тяга к власти присутствует у каждого из нас в глубинахподсознания. Поэтому вольно или невольно каждый человек пытается прояв-лять ее на свое окружение (как одушевленное, так и на неодушевленное), ибоот мнения человека, не наделенного властью, мало что зависит или вообще ни-чего не зависит. В то же время власть, основанная на физической силе, – это иллюзор-ное понятие. Было бы неверно, например, говорить, что гигантские живот-ные в доисторическую эпоху властвовали над остальными: они доминирова-ли. Но власть и доминирование – это не одно и то же. 11
  • 11. Да, доминант – это тот, кто больше и сильнее. Это дает ему возмож-ность без особых препятствий идти, куда хочется, и есть то, что хочется исколько хочется. Но заставить других добывать ему еду гиганту оказалось непод силу. Повинуясь инстинкту и неимоверному обжорству, динозавр,например, вынужден был что-то есть, чтобы передвигаться, и передвигаться,чтобы что-то есть. Не умея организовать и подчинить себе подобных в ин-тересах собственного желудка, доминант в конце концов умирал от голода,хотя и был крупнее и сильнее в окружающем его мире, и его мало кто осме-ливался трогать. Как видим, сила – это тупиковый путь прихода к власти. Выжить толь-ко с позиции силы нельзя. Нужны еще какие-то качества, чтобы организо-вать себе комфортную жизнь с помощью других. С позиции теологии, люди рождаются равными, и поэтому власти одно-го человека над другим как бы и быть не должно. Однако Бог дал человекуправо выбора. Поэтому каждый волен выбирать, властвовать ли ему илибыть подвластным, по крайней мере, в отношениях “человек – человек”.Власть и ее отсутствие часто ассоциируются с сытостью и голодом, с уютоми неустроенностью, с добром и злом, a следовательно, с постоянным проти-востоянием. Это процесс непрерывный. Меняются лишь властители и подвластные,причем нередко местами. Наше время не является исключением. Однозначноговорить о природе власти едва ли уместно. Существует несколько подхо-дов. Биологический подход признает власть присущей биологической при-роде человека. А поскольку биологическая природа человека и животных яв-ляется общей, то признается наличие властных отношений не только в обще-стве, но и в животном мире. Истоки биологического подхода к пониманиювласти коренятся еще в античной философии. Но между отношениями в об-ществе и в животном мире существует принципиальное отличие, потому чтоотношения в обществе имеют сознательный характер, тогда как в животноммире они предопределяются инстинктами и рефлексами. С позиции общественных отношений, имеет смысл антропологическийподход, который связывает понятие политической власти с общественнойприродой человека и распространяет его на все социальные, в том числе идоклассовые образования. Власть – это влияние одной части общества на поведение другой в же-лаемом для себя направлении. Власть является отношением, а следовательно, предусматривает на-личие двух сторон. Основной особенностью властного отношения являетсяподавляющее влияние одной его стороны на другую. Сторонники этого под-хода доказывают наличие политической власти на всех этапах развития об-щества. Поэтому сторону с подавляющем влиянием будем в дальнейшем на-12
  • 12. зывать субъектом, а сторону, которая это влияние испытывает, – объектомвластного отношения. Политологи подходят к пониманию власти на основе органической свя-зи власти и политики и связывают их существование лишь с определеннымиэтапами общественного развития, для которых характерной чертой являетсяналичие специальных общественных институтов осуществления власти, впервую очередь государства. Поэтому основными концепциями власти считаются следующие: −телеологическая (способность достижения поставленных целей, полу-чения намеченных результатов); −реляционистская (отношение между двумя партнерами, когда один изних – субъект – оказывает определяющее влияние на другого – объект); −системная (соединяет все элементы политической системы таким об-разом, чтобы это способствовало сбалансированному состоянию как самойсистемы, так и общества в целом); −бихевиористская (власть – особенный тип поведения, при которомодни люди командуют, а другие – подчиняются, стремление к власти провоз-глашается доминирующей чертой природы человека); −психологическая (человек подсознательное отдает преимущество рабствуперед свободой ради избежания ответственности). Специфика же государственной власти заключается в том, что она осу-ществляется специальным аппаратом, распространяется на всю территориюстраны и наделена монополией на принятие законов и применение прину-ждения. Немало людей, способных рассуждать о будущем нашей страны, невоспринимает положительно ни предыдущий псевдокоммунистический ре-жим, ни те изменения на грани катастрофы, которые постоянно навязывают-ся нашему народу на протяжении последних лет. Поневоле вспоминаютсяслова “Интернационала”, написанного Эженом Потье в 1888 г. и переведен-ного на русский язык в 1902 г. поэтом А.Я. Коцем: “Вставай проклятьем за-клейменный, весь мир голодных и рабов! <...> Весь мир насилья мы разру-шим до основанья, а затем мы наш, мы новый мир построим...”. Напрашивается мысль о том, что в исторической ретроспективе с упор-ным постоянством существовало какое-то насилие (зло), которое кем-то осу-ществлялось относительно голодного и раба, которые, в свою очередь, сопределенной периодичностью (в условиях отдельно взятого государства)или постоянно (в глобальном масштабе) пытались это насилие (зло) уничто-жить, причем абсолютно до основания. Исторический опыт говорит нам о том, что это заблуждение. “Новыймир” строился, как правило, на той же основе или с использованием ее об-ломков. Мы уже разрушали капитализм в России и на его обломках строилисоциализм. Теперь развалили социалистическую систему и на ее обломках 13
  • 13. строим непонятно что. И каждый раз находятся объяснения, почему произо-шло не так, как было задумано. Информировали народ об этом примерно так: “Демонтированы основ-ные фундаменты тоталитарной системы. Наше государство уверенно сталона магистральный путь, которым идет все человечество… В основномпреодолен длительный разрушительный кризис… В стране утверждается но-вая политическая ситуация”. Народ проглатывал все это, надеясь на то, чтовот оно пришло – наконец-то – светлое будущее. Но не тут-то было. Светлоебудущее опять оказывалось на прежнем месте – далеко-далеко, а настоящееуж никак нельзя было назвать добрым словом, потому что народу было пло-хо. Поэтому проблема насилия (зла) и борьбы с ним существует и сегодня,но, похоже, понять ее источники для непосвященного законопослушного итерпеливого члена нашего общества не является возможным из-за отсут-ствия надлежащих знаний в области организации управления государством.Более того, те, кто организует и осуществляет строительство “нового мира”на обломках предыдущей системы управления государством, имеют обыкно-вение весьма призрачно, неполно или перекручено подавать обществу зна-ния о его укладе, хотя бы потому, что сами этими знаниями достаточно невладеют. Традиционное народовластие, осуществляемое с помощью трех “неза-висимых ветвей власти” – законодательной, исполнительной и судебной –предметно-образное мышление человека не может представить без ствола икорней. Возникает вполне естественный вопрос: “Почему эти ветви не засы-хают?” Ответа на него не существует. Поэтому многократное повторение отом, что это так или иначе привело к образованию дежурного догмата попринципу: “Если вы не можете понять, почему это так, значит, это вам недано, а если не дано, то примите на веру, а приняв на веру, скажите другим,пусть тоже не расточают время в поисках ответа”. Подобные догматы, кото-рые передаются от поколения к поколению, способствуют образованию со-циальных групп, которые воспринимают абсурд как аксиому, что закрепля-ется в разумах многих людей и становится их знанием. Мы живем в социальной реальности, иными словами, в действительно-сти, сотворенной человеком на основе преобразования природы и включенияее предметов и свойств в социальное содержательное функционирование.Наиболее известный принцип социальной реальности – “большая ложь”, со-гласно которому, преувеличенная ложь легче убеждает людей, чем реалисти-ческая ложь. Этот принцип был известен в древности и продолжает находитьприменение и в наши дни. Во взаимоотношениях “личность – государство” этот принцип прояв-ляется в социальной несправедливости – совокупности несправедливых по-ступков, публичных отношений, унижающих человеческое достоинство и14
  • 14. сужающих сферы свободной жизнедеятельности. Поэтому переход от не-соблюдения принципов социальной справедливости к социальной неспра-ведливости ведет к конфликту между обществом и властью. Социальнымгруппам приходится выражать свои интересы с помощью акций протеста. Ответы на вопрос о том, кто же нами руководит, на основании какихзнаний, какая концепция управления, безусловно, помогли бы раскрыть те-невую сторону всевозможных управленческих догм и новых псевдодемокра-тических разработок об укладе государства и системе власти. Категориче-ские ответы могут привести к спору. Нас же интересует дискуссия на стра-ницах научных изданий. Поэтому в поисках ответа на эти и подобные вопросы мы заинтересова-лись достаточно категоричным заявлением кандидата технических наук, ака-демика Международной академии информатизации К.П. Петрова. В своейкниге “Тайна концептуальной власти” он пишет: “Эти знания хранятся са-мыми мудрыми людьми, которые сами определяют круг своего общения.Они не ограничены временем, им не интересны чужие структурные тайны иим даже в голову никогда не приходило собирать компромат на кого бы тоне было. Такие принципы дали им возможность сберечь и развивать эту си-стему знаний в масштабах не только веков, а даже тысячелетий”. Мы не осмелились принять на веру эту информацию и решили срав-нить ее с результатами исследований и выводами современных ученых, ко-торые прямо или опосредствованно работают в этом направлении. Поэтому изначальную цель нашей работы как пилотного исследованиямы видим в тезисном поэтапном анализе сути новых для нас понятий (илипонятий, которые трактуются по-другому). Достаточно Общей ТеорииУправления, которая подается ее авторами как стержень системы знанийКонцепции Общественной Безопасности “Мертвая вода”, и сравнения этихзнаний с понятиями (если такие имеются), общепринятыми в современныхуправленческих структурах. 15
  • 15. КОНЦЕПТУАЛЬНАЯ ВЛАСТЬ (ВЛАСТЬ ИДЕЙ И ЛЮДЕЙ) Власть – не средство; она – цель. Диктатуру учреждают не для того, чтобы охранять революцию; революцию совершают для того, чтобы установить диктатуру. Цель репрессий – репрессии. Цель пытки – пытка. Цель власти – власть. Дж. Оруэлл16
  • 16. РАЗДЕЛ 1 КОНЦЕПТУАЛЬНЫЕ ОСНОВЫ ГОСУДАРСТВЕННОГО УПРАВЛЕНИЯ Кажется, люди – самые примитивные создания во Вселенной.... они даже друг друга понять не могут... Прячутся по норам... делают всюду плохо, как будто отравить кому-то жизнь – самый прекрасный поступок. 1.1. КОНЦЕПТУАЛЬНАЯ ВЛАСТЬ, ИЛИ ВЛАСТЬ КОНЦЕПЦИИ Тезис, выдвинутый К.П. Петровым в его труде “Тайна концептуальнойвласти”, о том, что “концептуально безграмотная верхушка любой страны яв-ляется лишь управленческой периферией целостной системы управления пла-нетой Земля”, и о том, что “именно на основе дозирования знаний выстроен-ная глобальная пирамида, в которой каждый по мере понимания работает насебя, а в меру непонимания – на того, кто понимает больше”, на наш взгляд,является своеобразным эпиграфом ко всей его работе, а следовательно, осно-вополагающим для нашего исследования. Анализ мы начинаем с отношения к понятию “концепция”(лат. conceptio – соединение, совокупность, система; франц. conception – по-нимание, узнавание; замысел) [50, с. 161]. С позиций социологии знания(теоретической области социологии), предметом которой является взаимо-связь человеческого мышления и социального контекста, в рамках которогоон возникает, термин “концепция” можно понимать как “точку зрения”. Тоесть это способность воспринимать, рассматривать, понимать то, что проис-ходит, и определять свою точку зрения. Этой способностью наделен как каждый индивид, так и разные обще-ственные структуры (семья, группа по интересам, политическая партия,фракция, общественная организация и т. п.), с той лишь разницей, что пони-мать можно так, как есть в действительности (правильно), или неправильно(с ошибками). Исторически ни в широком, ни в узком смысле эта проблема не нова.Понимание того, что ценности и мировоззрения имеют социальное происхо-ждение, прослеживается уже в античности. По крайней мере в эпоху Просве-щения это понимание становится главной темой современного западногомышления. Например, изречение Б. Паскаля (1623–1662 гг.), одного из самыхзнаменитых людей в истории человечества, гласит: “То, что истинно по однусторону Пиренеев, ошибочно по другую”. Следовательно, количество концепций может быть бесконечным. Житьпо каждой из них можно, но руководить даже небольшим государством 17
  • 17. сложно. Поэтому неминуемой является борьба концепций, в результате ко-торой какая-то из них становится главенствующей (не равняется правиль-ной), и на базе ее концептуальных знаний организуется концептуальнаявласть в государстве. То есть концептуальной можно считать власть, базиру-ющуюся на концепции, которая победила другие концепции по месту и вре-мени и поэтому считается правильной. Однако побежденные концепции, как правило, никуда не исчезают, по-скольку также имеют набор знаний, которые постоянно пополняются, совер-шенствуются, обобщаются и в результате претендуют на право называться“концептуально правильными”. Это вынуждает, в свою очередь, концептуальную власть защищать своиконцептуальные знания, которые стали основой власти, посредством всевоз-можных ограничений от влияния извне. То есть то, что хорошо с позицииодной концепции (например, той, что находится у власти), расценивается какплохое или даже преступное в другой. И если тезис взять за основу, то лю-бая пирамида власти выстраивается именно на основе дозирования знаний.Поэтому для защиты своих концептуальных знаний власть активно создает ииспользует законодательную базу, “нормативное обеспечение участия гра-ждан в осуществлении государственной политики”, ограничивает доступ кинформации, проводит реформы и осуществляет контроль. “Контроль по со-стоянию дел в отдельных отраслях управления и правдивая информация обэтом состоянии, выявление имеющихся нарушений, а то и некомпетентно-сти, вынуждают правительство вместе с органами исполнительной властиискать выход из такой ситуации и принимать радикальные меры” [13].“...Информацию с ограниченным доступом можно рассматривать не толькокак предмет правоотношений в правовой системе, но и как предмет отноше-ний государства, юридических или физических лиц. Информация с ограни-ченным доступом выступает неотъемлемым регулятором общественных от-ношений и поэтому имеет большое влияние на государственное управлениев целом” [49]. В течение очень длительного времени власть, основанная на концеп-туальных основах, успешно справляется с заданием дозирования знаний наступенях пирамиды власти. Сравнение В.А. Истархова о том, что “в древниевремена раб, опутанный цепями, был гораздо свободнее сегодняшнего чело-века-раба, у которого цепи внедрены в собственную голову, в собственноесознание”, вполне отражает результаты деятельности власти в этом направ-лении. Лишь в последнее время бурное развитие информационных технологийделает информацию (знание) более доступной для широкого круга заинтере-сованных, что привело, в свою очередь, к новым видам преступлений –компьютерным, борьба с которыми посредством законодательства (ограни-чений) стала проблемой власти стран всего мира. Однако “за государством18
  • 18. остается первое и решающее слово в борьбе с коррупцией, чиновническимвсевластием и своеволием. Именно это является сегодня наибольшим пре-пятствием для общественного прогресса” [8]. Таким образом, можно сделать вывод о том, что автор тезиса и авторынаучных публикаций свидетельствуют о наличии множества локальных пи-рамид власти, основанных на определенных концептуальных знаниях. По-скольку мы рассматриваем власть не как абстрактное понятие, а как приори-тетное постоянное влияние со стороны определенного лица на всё общество,организацию или группу, то определение круга своего общения (верхушкивласти) с хранением в нем тайны концептуальной власти мы относим к кате-гории допустимых мероприятий. Мы бы не стали называть эту власть и ееверхушку концептуально безграмотной, потому что она грамотная в преде-лах доступных ей знаний (дозированных), с которыми она и входит в целост-ную систему управления планетой (естественно, как составляющая опреде-ленного уровня управленческой пирамиды). Проблема заключается в другом: этими знаниями нужно уметь пользо-ваться. Особенно это относится к личностям, пришедшим к власти или ее за-хватившим. Согласитесь, что можно закончить несколько учебных заведений,получить огромный объем информации и при этом смутно представлять, какею пользоваться. В терминологическом плане если “образование” – это на-бор дипломов об окончании учебных заведений, то “образованность” – этоумение применять эти знания на практике. Следует также отметить и то, чтосуществующая система образования не особенно чистоплотна в наборепредоставляемых знаний. За дипломом выпускника порой кроется большененужной информации, чем полезной. В школах и институтах, например,много времени отводится на изучение иностранных языков. Результат пла-чевный. Выпускники обладают огромным набором иностранных слов, но немогут использовать их в элементарной беседе. А как отнестись к врачу, кото-рый щеголяет латинскими терминами, но практической помощи больномуоказать не в состоянии? Естественно, возникает предположение, что кому-тонужно засорять головы обучаемых ненужной информацией. Если же избавиться от этого информационного хлама, то с определен-ной степенью уверенности можно утверждать, что на локальных уровняхэтих знаний вполне достаточно, чтобы в течение какого-то промежутка вре-мени удерживать власть и осуществлять управление конкретным регионом. Следующий тезис, выдвинутый К.П. Петровым, довольно сложен в по-нимании. Суть его сводится к следующему: “Феномен концептуальной вла-сти состоит, в первую очередь, в том, что она автократическая по своей при-роде, ее никто не выбирает. Концептуальная власть может рассматриваться вдвояком значении: как власть конкретного набора идей, взятых в реализа-цию (власть концепции), и как власть людей, которые понимают эти идеи ивводят их в жизнь общества. Если ограничить рассмотрение власти земными 19
  • 19. социальными силами, то на вершине управленческой иерархии стоит кон-цептуальная власть как высший уровень социального управления”. Анализируя данный тезис, мы понимаем, что автор тезиса имеет в видукакую-то никому не известную, саму по себе существующую, всеобъемлю-щую, всезнающую, самосовершенствующуюся силу, объединенную в кон-цептуальный центр, которому абсолютно все равно, знает о его существова-нии множество управленческих структур человеческой цивилизации илинет. Он (центр) осуществляет управление всеми властными структурами вэкологической системе, которые имеет биосфера нашей планеты, на уровнеподсознания, определяя, какую информацию, кому и когда необходимоперевести из подсознания на уровень сознания. То есть сознание, которое из-влекает образную информацию из подсознания, будто вполне зависит от“прихотей” концептуального центра и извлекает ровно столько информациив реальном масштабе времени, сколько необходимо центру для манипулиро-вания индивидами, которые находятся у власти на разных уровнях пирами-ды власти. Базируясь на подобных размышлениях, можно прийти к выводу о том,что все теории власти, теории лидерства, теории элит, технологий управле-ния и т.п. – не что иное, как никому ненужные догмы локального характера,разрабатываемые лишь для того, чтобы постоянно противоборствовать вугоду лидерам, которые приходят к власти или ее захватывают. Всё равнобудет так, как угодно тем, кто находится на вершине концептуальной властии владеет инструментами управления. Так же, как и автор тезисов, мы признаем объективное существованиеединственного для всех людей Земли Бога. В нашем понимании только Онимеет полноту информации и способен, один раз создав, влиять на наше со-знание и подсознание. Но поскольку Бог создал идеальный порядок, а мыпостоянно его нарушаем и вынуждены из-за собственного слабоумия житьбеспорядочно, выходит, есть еще какая-то сила (зло), которая может посто-янно вмешиваться в наше сознание и подсознание, определять круг нашихпонятий, за пределами которого мы не можем не только грамотно руково-дить государством, но и руководить собой как личностью. Поэтому, воспри-нимая Бога как единственную духовную основу человека, мы не можем неуважать ту силу, которая непосредственно влияет на его материальную сущ-ность. Рассуждая подобным образом, мы дошли до очередного тезисаК.П. Петрова, который имеет теологический характер. Вполне обоснованноавтор тезиса заявляет о том, что “по существу, в течение всей истории напланете Земля длительная беспрестанная борьба двух концепций жизнеу-стройства: концепция (замысел) жизни людей в согласии с Богом, БожьимПромыслом, концепция добропорядочности, концепция Богодержителя наЗемле, и концепция сатанинская, античеловеческая, концепция жизни вопре-20
  • 20. ки Божьему Промыслу, концепция зла, когда “каждый за себя”, “живем одинраз...”, “после нас хоть потоп...”. В своем анализе нам не хотелось бы вступать в теологический спор.Достаточно того, что в своих рассуждениях мы уже подчеркивали, что однои то же событие или явление человек воспринимает и понимает по-разному.Следовательно, он должен уметь различать добро и зло. Но невозможноузнать, что такое добро, не познав, что такое зло, и наоборот. Например, фа-шистская Германия (как государство) напала на Советский Союз с целью за-хвата территории и людских ресурсов в интересах обеспечения своего наро-да дешевым сырьем и рабочей силой. По отношению к своему народу госу-дарственная машина Германии проявляла заботу, то есть несла добро. Длянародов Советского Союза фашисты несли зло, потому что выполняли своюзадачу варварскими методами и отбирали у людей результаты их полезнойжизнедеятельности. Народы СССР вынуждены были защищаться и убивать поработителей.Иными словами, совершать добро по отношению к своим согражданам. Но вто же время, убивая немецких солдат и офицеров, они оставляли немецких де-тей сиротами, а их матерей – вдовами, совершая по отношению к ним зло. Как видим, добро и зло – понятия относительные. Поэтому не удиви-тельно, что людям постоянно подсказывают, что и как следует понимать.Каждый человек имеет какое-то, пусть даже самое примитивное представле-ние о причинно-следственных связях в жизни общества. Люди объединены всоциальные группы и одновременно живут в нескольких социальных груп-пах, в которых складываются традиционные представления (знания) о смыслежизни и цели бытия. В связи с этим убедить их в достоверности новых зна-ний, которые не отвечают традиционным представлениям, достаточно слож-но. Исторически этому способствовало жречество, которое в процессе об-щественного самоуправления при распределении полной функции управле-ния на специализированные виды внутренне-общественной жизни имеловысшую власть. С исчезновением жречества из структуры национальных об-ществ последние потеряли концептуальную самостоятельность управления,что стало причиной их этического падения. Возникла необходимость закона(законов), который сдерживал бы аморальность и зло, а по существу, внеш-ними принуждениями и угрозами оградил бы пирамиду власти от внутренненедоброго общества, потому что любой закон является следствием тех илииных основ общества. Борьбу со злом и за нравственность людей взяла на себя Церковь. Наосновании этого можно сделать вывод, что Церковь является правопреемни-ком жречества, которое владело концептуальными знаниями, и сама имивладеет. 21
  • 21. Свои основные законы Церковь получила от самого Христа, другие за-коны она создавала сама, властью, которую он вручил ей [63, с. 6]. (Сейчасне будем уточнять, насколько корректно Церковь в разные времена пользо-валась этой властью. Сошлемся лишь на одно из многих мнений по этомуповоду. Английский поэт Чосер Джефри (ок. 1340 – 1400 гг.) писал: “Кто длядругих законы составляет, пусть те законы первым соблюдает”). По второй, античеловеческой концепции, приоритет отдается технологи-ческим чудищам, а люди в ней игнорируются и становятся как бы рабами, ко-торые служат им. Ощущение бессилия, депрессия и безразличие одних, ци-низм, жажда, злоба и рвачество других создали негативное энергетическоеполе, которое душит сегодня весь мир в целом и каждую страну в отдельности.Развитию возможностей человека придается второстепенное значение, что ме-шает естественному процессу его развития как вида “человек разумный”. Этостановится понятным многим ученым, религиозным деятелям, этически высо-коразвитым членам общества. Современной физикой доказано, что человек несможет создать ничего более совершенного, чем то, что уже создано Высшимразумом. Однако большинство из нас сегодня не знает о том, что теоретическаяфизика пришла к признанию Бога, сумела объяснить феномен человеческогосознания и феномены парапсихологии (такие как телепатия, телекинез, леви-тация, телепортация и т.п.), подтвердила существование тонкого мира, тон-ких тел человека, психической энергии и очень серьезно занимается поискомконтактов с информационным полем Вселенной, или с Сознанием Вселен-ной. Были “совершены такие открытия, которые обусловили изменение па-радигмы и в корне изменят и уже изменяют наше мировоззрение. Сенсаци-онные факты, которые ошеломляют воображение, с одной стороны, и новыенаучные открытия – с другой, все больше и больше свидетельствуют о необ-ходимости союза науки и религии” [59, с. 14–15]. Как писал в конце XIX в.французский философ Э. Шюре, “...религия отвечает на запросы сердца, от-сюда ее магическая сила, наука – на запросы ума, отсюда ее непреодолимаямощность. Религия без доказательства и наука без веры стоят друг противдруга недоверчиво и враждебно, бессильные победить друг друга” [20]. Рассуждая вместе с авторами научных публикаций, мы еще раз убеди-лись, что религия – это знание предыдущих цивилизаций, полученные ими врезультате исследований, и, в первую очередь, это знание о Боге и душе. Однако человеку современной эпохи простого утверждения, как прави-ло, маловато – ему более близко научное обоснование. Современный человекне привык верить, он приучен знать. Знания же он приобретает в основномтеоретически и виртуально, и лишь потом при случае подтверждает или отри-цает их, основываясь на личном практическом опыте. Таким образом, мир онпознает широко, но поверхностно, что делает его заложником чужих понятийи кем-то придуманных идеалов. Подавляющее развитие научных представле-22
  • 22. ний породил в общественном сознании характерный “наукоцентризм”, кото-рый выражается в предоставлении науке монополии на истину. Сам термин“научность” является синонимом истинности. Поэтому, по нашему мнению, современное общество находится в состо-янии, когда наступило время осмыслить религиозные знания с позиции совре-менной науки. Восприятие жизни как безвыходного кошмара должно прекра-титься. Мы дошли до такой границы, когда начинаем получать опасные зна-ния. Перспективы последующего прогресса прикладной науки поставили подугрозу существования самого человечества. Тяжело поверить в то, что можноввести какой-то мораторий на определенные исследования в области, напри-мер, генной инженерии, клонирования. Конечно, он будет нарушен в тайныхлабораториях ради обогащения, власти, славы, ради многих и многих искуше-ний, предложенных носителем зла. Для этого необходимо осмыслить нравственность скрытых знаний, ко-торые являются основой концептуальной власти, а следовательно, и нрав-ственность этой власти. Мы вынуждены допустить наличие скрытых знаний,на которых основывается концептуальная власть. А если так, то следует до-пустить и наличие структуры или людей, которым эти знания принадлежат,людей, которые владеют приоритетами власти, но которых мы не знаем. Обэтом и другом и пойдет разговор в дальнейшем. 1.2. ПРИНЦИПЫ ЭФФЕКТИВНОСТИ ПОЛИТИЧЕСКОЙ ВЛАСТИ Власть, которую оспаривают и противоречиво интерпретируют, уже не власть. С.Н. Паркинсон Профессор Г.И. Мостовой считает, что управление, как и любая сферачеловеческой деятельности, является конкретизацией его общей философско-методической закономерности. Поэтому основные категории управления и ихвзаимосвязь в управленческой практике в значительной мере определяютсяфилософским мировоззрением руководителей [18, с. 120]. Искусство управления существует столько, сколько существует челове-чество. Теория управления возникла позже, формируясь в недрах философии.Философия управления раскрывает природу его законов и закономерности.Вообще управленческие знания перестали быть узкоспециализированными,все больше становясь сущностной характеристикой жизнедеятельности чело-века. Трудовая деятельность человека естественна (природна) и имеетценность как для самого человека, так и для организации, где он работает. Со-здание условий раскрытия индивидуальности каждого человека, привлечение 23
  • 23. его к управлению коллективом является залогом успешной деятельности ор-ганизации. В настоящее время изменяются взгляды на стили руководства, распреде-ление ответственности и власти в организации, коллективное управление исамоуправление. Это объясняется тем, что в мире сейчас действуют новая за-кономерность, которая еще не познана наукой управления. Каждая сфера общественной жизни имеет четко выраженную специфи-ку, в которой проявляется ее социальная направленность. Под спецификойобычно понимают совокупность особенных качеств, признаков, какие прису-щие данному предмету, явлению. При рассмотрении специфики речь идет обособенностях, отличающих данный предмет или явление от всего другого. Прав А.Г. Конфисахор, кандидат психологических наук, доцент кафедрыполитической психологии СПбГУ, который считает, что получить, завоевать идобиться власти намного проще, чем ею распоряжаться и удержать. Необходи-мо встраиваться в высокий темп жизни, ее изменений, формировать инстру-менты контроля, осуществлять прямую и косвенную регуляцию взаимодей-ствия людей и системы общественных отношений, поддерживать оптималь-ный режим общественного существования. Э. Канетти дает наглядный пример выражения действий власти, проводяпараллель с действиями дирижера. Дирижер стоит в одиночестве. Он находит-ся на возвышении, хорошо видимый оркестру и залу. Все – и оркестранты, ислушатели – подчиняются его движениям, приказания отдаются движениямируки или руки и палочки. Дирижер – вождь всех собравшихся в зале. Он видитвесь оркестр, и каждый, в свою очередь, чувствует и знает, что он его видит ислышит. Дирижер всеведущ, ибо каждый из музыкантов знает лишь свою пар-тию, а дирижер – всю партитуру. Он точно знает, что позволено каждому вопределенный момент и что делает каждый в данный момент. Он видит и слы-шит каждого в любой момент, что дает ему свойство вездесущности. Онуправляет всеми сторонами морального мира, мановением руки разрешает то,что должно произойти, и запрещает то, что не должно. Он “разворачивает”весь сценарий (партитуру) в его одновременности и последовательности, ста-новясь владыкой мира. Отношение к власти, ее восприятие людьми субъективно и зависит оттого, в каком образе власть и властители будут представлены в сознании чело-века, с чем ассоциироваться, какие вызывать эмоции и т. д. От сложившегосяотношения к власти зависит ее эффективность, устойчивость, успешность и вконечном итоге возможность власти добиться поставленных целей. Решить этии многие другие задачи возможно только тогда, когда наряду с другими сред-ствами будут реализовываться “принципы эффективности” политической вла-сти, к которым А.Г. Конфисахор относит: принцип сохранения, принципсвоевременности, принцип действенности; принцип адекватности; принцип ле-24
  • 24. гитимности; принцип сохранения; принцип поддержки; принцип скрытности;принцип понимания. Коротко рассмотрим суть этих принципов. Принцип сохранения. Он требует от политика и властителя отношения квласти как к единственно подлинной ценности, за которую необходимо бо-роться до конца. Все остальные ценности (в том числе обеспеченность, бо-гатство и жизнь) – лишь производные от власти и с ее потерей теряются без-возвратно. Основная идея принципа – удержание и умножение власти всяки-ми способами. С властью добровольно не расстаются (за редчайшим исклю-чением); за власть борются, и борются до конца, несмотря на жертвы и цену,которая будет заплачена за ее сохранение. Власть подобна наркотику, от неетрудно отказаться, она ставит человека в пожизненную зависимость от себя. Довольно парадоксально выглядит борьба за власть партий, которыесами себе присваивают статус коллективных носителей власти и сами себядопускают к борьбе за власть. Они властвуют над обществом, которому дажене подотчетны, потому что общество не давало своего согласия на то, чтобывласть в нем осуществлялась какой-то партией. Принцип своевременности. Основная идея этого принципа, дополняющегопринцип сохранения, – не власть сама по себе как таковая нужна политику, аполитик нужен власти. Формируется общественное мнение о том, что именносейчас во власти должны быть люди, обладающие определенным, необходи-мым именно в настоящее время набором профессиональных, личностных, пси-хологических качеств и характеристик. Использование принципа своевременно-сти позволяет смягчить и объяснить характеристики принципа сохранения, до-полнить и расширить его в смысловом плане. Политик для создания собственного имиджа и восприятия в сознаниилюдей должен представляться не слугой власти, а именно тем единствен-ным, кто сейчас, по месту и по времени, сможет распорядиться властью наи-более полно и эффективно для блага самих людей. Соблюдение этого прин-ципа позволяет, во-первых, подчеркнуть исключительность политика, егонезаменимость в данный исторический момент и, во-вторых, обеспечитьподдержку со стороны населения. Этот принцип используется достаточночасто в практической политической деятельности, в частности при проведе-нии избирательных кампаний. Не власть для политика, а политик для власти– основа соблюдения, использования и реализации принципа своевременно-сти. Принцип действенности. Власть – это действие. Она задает членам об-щества цель и диктует необходимые формы поведения, которого они долж-ны придерживаться, чтобы достичь ее. Но если действенность начинаетослабевать, властители не прикладывают необходимых усилий для достиже-ния поставленных целей, боятся использовать все имеющиеся в их распоря-жении ресурсы, вся система властных отношений перестает работать. Власть 25
  • 25. становится бессильной, когда порядок поддерживается, но теряет способ-ность действовать. Анализируя популярность политических деятелей, исследователи отме-чают, что резкое падение популярности идет от бездействия перед лицомважных событий. Бездействие вредит больше, чем что-либо еще. Вспомните,что даже с точки зрения уголовного законодательства преступление рассмат-ривается как общественно опасное деяние (действие или бездействие). Ак-тивность и принятие ответственности за события являются важнейшей со-ставляющей имиджа политика. Действия, предпринимаемые политиком,должны быть решительными и поражать воображение объектов власти. Дляполитика нет большего греха, чем неполное использование им всех ресурсови средств власти. Носитель власти не должен пасовать перед трудностями и обстоятель-ствами. Он обязан справляться с ними, уметь подчинить их себе, заставитьработать в свою пользу. Нерешительность в поступках и действиях не долж-на быть присуща человеку, обладающему властью. Нерешительность являет-ся показателем слабости и безволия политика. Инициатива всегда должнабыть на его стороне и работать в его пользу. Политика должны характеризо-вать конкретные дела. Именно активность, способность действовать, пока-зать свои возможности дают тот запас прочности, который позволяет власти-телю держать власть в своих руках. Непростительная для политиков ошибка – боязнь использования актив-ных мер, нерешительность, нежелание или неумение в необходимый моментв полной мере использовать потенциал власти, все ее механизмы и возмож-ности. Кардинал Ришелье говорил: “Кто уклоняется от игры, тот ее проигры-вает”. Власть должна быть решительной, дееспособной, иначе она перестаетбыть властью. Политик, забывающий об этом принципе и не умеющий ис-пользовать его, становится “политическим трупом”. С.Н. Паркинсон отмечает, что люди никогда не восстают против тира-нии, но всегда – против власти слабеющей и колеблющейся. Человеку несвойственно ломиться в дверь, запертую на ключ и закрытую на засов (дее-способная власть). Удар, как правило, приходится на приоткрытую или шат-кую дверь со сломанным замком. Власть, которую оспаривают и противоре-чиво интерпретируют, – уже не власть. Многие характеризуют последнего российского государя Николая IIкак мученика, но его самая главная ошибка – незнание и неиспользованиепринципа действенности. Он сделал власть бессильной, позволил относитьсяк ней критически, не предпринял активных и действенных шагов для ееудержания и сохранения, нейтрализации противников. Цена его политиче-ской ошибки оказалась слишком дорогой. Уходить и уклоняться от борьбы вто время, когда необходимо использовать все возможные средства длясохранения и удержания власти, защиты ее от вооруженных оппонентов, не26
  • 26. скрывающих своих намерений, – значит расписываться в своей слабости ибессилии, склонности к поражению, какие бы причины и оправдания приэтом не выдвигались. Необходимо отметить, что на самом деле насилие, подавление и дикта-тура противоречат подлинной природе власти. Постоянное насилие поро-ждает апатию, безразличие и враждебность. Властителям всегда надо по-мнить об осмотрительности, которую Ж. Лафонтен назвал “матерью без-опасности”. Власть не должна представать в грубом виде, как сила радисилы, борьба ради борьбы. Для обеспечения этого необходима реализацияследующего принципа – принципа адекватности. Принцип адекватности. В обществе всегда существовали, существуюти будут существовать люди, не признающие действующих законов, норм иправил. Эти люди недовольны властью, постоянно критикуют ее, используясамые разные способы и средства. Такие люди всегда были, есть и будут. Оттого, каким образом власть реагирует на их недовольство, критику, оппози-ционное отношение, настроение и поведение, зависит восприятие самой вла-сти. Действия власти по отношению к таким людям должны быть адекватны-ми действиям оппозиции. Если это критика со страниц газет и журналов,“самиздатовской” литературы, то реакция властей должна быть такой же.Если оппозиция в борьбе с властью использует формы экстремальной поли-тики, власть должна реагировать соответствующим образом. Адекватная ре-акция на действия оппозиции – один из способов завоевания авторитета. Политика и политики зачастую не ограничивают себя как моральными,так и юридическими обязательствами. Во многом на основе этого формиру-ется отношение к политике как к грязному делу. На самом деле политик приреализации своих планов и идей должен опираться исключительно на закон,вырабатывать правовой подход, подводить законодательную базу под всесвои действия. Беззаконие самой власти ведет к беззаконию в обществе,утрате веры в справедливость и моральное право самих властителей осуще-ствлять властные отношения. Принцип легитимности. Этот принцип в полной мере осуществлялИ. Сталин. Один из ответов на вопрос о том, почему большинство людей такбезропотно переносили и принимали как должное развернутый в стране тер-рор, как раз и заключается в том, что все происходило исключительно по за-конам того времени. Естественно, что не только использование принципа ле-гитимности позволило создать практически полностью управляемый народ.Для обеспечения управляемости использовались в том числе знания законовпсихологии веры. В.В. Крамник отмечает, что существует четкая связь между легитимно-стью и стабильностью. Легитимность власти, опирающаяся на законы, обеспе-чивает эффективную поддержку действий власти со стороны людей и стабиль-ность политической системы в целом. Власть должна опираться на нормы, за- 27
  • 27. коны, традиции народа, его убеждения, ценности, установки и идеалы, разра-батывать “правила игры” в виде законов, не допуская его нарушений, как сосвоей стороны, так и со стороны людей. Принцип поддержки. Реализуемую концепцию смысла жизни, образажизни, жизненной позиции и мировоззрения, политического и экономическо-го устройства общества большинство людей могут разделять или не разде-лять, соглашаться или не соглашаться. Политикам необходимо сформировать,культивировать и поддерживать слой людей, для которых действующие зако-ны являются их законами. По этим законам построена их жизнь, и именноони помогли достичь этим людям успеха, статуса, благосостояния. Надо до-биться того, чтобы эти люди понимали, что если эти законы, нормы и правилаизменятся, вместе с ними исчезнет и то, чего этот слой людей смог достичь.Власть должна создать “слой людей”, так называемый средний класс, которыебудут четко понимать, что своим успехом они обязаны именно этой власти. Втаком случае власть получит с их стороны необходимую поддержку. Реализация политиками принципов легитимности и поддержки приво-дит к образованию нового качественного типа отношений между субъектамии объектами власти – возникновению доверия, которое представляет собойсогласие по поводу верований и ценностей. Принцип скрытности. Э. Канетти пишет, что в ядре власти лежит тай-на. К сфере власти относится неравное распределение просматриваемости.Властвующий должен видеть все насквозь, но не должен позволять “смот-реть в себя”. Он должен оставаться закрытым, его настроения и намеренияникто не должен знать. В качестве успешного примера использования прин-ципа скрытности Э. Канетти приводит правителя герцогства Милан ФилиппаМария, последнего Висконти. Э. Канетти отмечает, что никто не мог срав-ниться с ним в умении скрывать свою подлинную сущность. Он никогда неговорил прямо, чего хочет, а маскировал свои намерения особым способомвыражения. По отношению к объектам власти субъекты, реализующие властные от-ношения, должны быть возвышенными, недоступными и необъяснимыми дляпростых людей. Власть и властители должны быть покрыты неким ореолом та-инственности, непознанности, неразгаданности. Имеющий власть не долженпозволять раскрыть себя в полной мере. В этом случае он может рассчитыватьна успех в своей деятельности, на подчинение всех своей воле. Властительдолжен слыть в некоторой степени сверхчеловеком. В полной мере этот прин-цип использовал И. Сталин. Деятельность политика, механизмы принятия ре-шений, работа аналитических и других обеспечивающих служб должны прово-диться в условиях конфиденциальности. Утечка информации – нарушение пра-вил игры или заранее четко продуманный ход. Политик должен все знать, од-новременно находиться везде и всюду, быть в курсе происходящих событий иуправлять ими. Необходимо отметить, что если события инициируются самим28
  • 28. политиком, то возможные последствия ему известны, просчитаны и заранееподготовлены. Принцип понимания. Действия власти, итог того, к чему она стремится,должны быть понятными и понятыми людьми. Если действия власти будут не-понятны или не поняты людьми, то от них будет невозможно добиться пра-вильного и полного исполнения всех указаний власти. Власть, требующая тя-желых жертв и лишений ради неопределенных результатов, сможет заставитьпризнать себя только в том случае, если ей придется присутствовать всегда ивезде, определять поведение, отношения, чувства, эмоции и мысли всех членовобщества. Иначе все общество будет напоминать героев известной басниИ. Крылова “Лебедь, Рак и Щука”. Объектам власти должна быть понятна ко-нечная цель политики и политиков. Отсутствие понимания конечной цели дей-ствий власти ведет к тому, что общество теряет ориентиры, перестает пони-мать, куда и зачем оно движется, ради чего люди живут и работают. Принциппонимания соответствует понятию идеологии в обществе. Что необходимо политику для успешной деятельности, опираясь напредложенные Н. Макиавелли постулаты? Приведем некоторые советы, от-метив, что они достаточно циничны, но, к сожалению, слишком часто ис-пользуются нашими политиками в практической политической деятельно-сти. Итак, необходимо: −отделить политику от морали и поставить силу и хитрость вместо за-кона; −парализовать индивидуальную интеллигентность и вводить народ взаблуждение своей внешностью; −держать в тайне от страны то, что происходит в мире, и от столицы –то, что происходит в провинции. Превращать инструменты мысли в инстру-менты власти; −требовать бесконечной апологии (apologia – защита) для каждого свое-го действия, самому учить других истории своего правления. Создавать пре-данных последователей, награждая их всякими лентами и безделушками ивозводить культ узурпатора до степени религии. Создавать пустоту вокругсебя, чтобы таким образом быть самому незаменимым. Запечатлеть свое имявезде и всюду, так как капля воды точит гранит; −ослаблять общественное мнение, пока оно не погрузится в апатию,пользоваться выгодой превращения людей в доносчиков, управлять обще-ством посредством его же пороков; −говорить как можно меньше и не то, что думаешь, при этом изменитьистинное значение слов. Ниже приведены некоторые принципы власти, которые мы наблюдалив отечественной истории (Авторханов, 1992). Для тех, кто из простых людей стал государем, мало трудностей бываетв возвышении, но чрезвычайно много в сохранении власти. 29
  • 29. Все вооруженные пророки побеждали, невооруженные – терпели пора-жение. Характер людей варьируется: легче их убедить раз, но держать их вэтом убеждении трудно. Надо действовать так, чтобы тех, кто более уже неверит, заставить верить силой. Кто думает, что новые благодеяния застав-ляют забывать старые оскорбления, глубоко ошибается. Люди меньше боятся наносить оскорбления тому, чья власть основана налюбви, чем тому, кто управляет посредством страха. Любовь к государю осно-вана на свободной воле людей, а страх – на воле государя. Мудрый государьдолжен опираться на то, что зависит от его собственной воли, а не на то, что за-висит от воли других. Имеются два метода борьбы: один – опираясь на закон, другой – дей-ствуя силой. Первый метод – метод людей, второй – метод зверей. Государьдолжен уметь пользоваться обоими. Обязанный так действовать: государьдолжен подражать и лисице, и льву. Лев не может защитить себя от капкана,а лисица – от волков. Надо быть лисицей, чтобы предвидеть капкан, и львом,чтобы устрашить волков. Умный рулевой не должен дорожить доверием к нему, если это вредитего интересам. Хорошо казаться великодушным, верным, гуманным, искрен-ним, религиозным. В действиях людей, особенно государей, цель оправдывает средства.Государь, который боится собственного народа больше, чем иностранцев,должен строить тюрьмы. Нельзя давать никакому государству уверенности в том, что ведетсяопределенная (внешняя) политика, напротив, необходимо заставлять другихдумать, что все под сомнением. Нет другого пути избежать лести, как дать людям знать, что они неоскорбляют тебя, если расскажут правду, но если кто-либо расскажет этуправду, то ты потеряешь его уважение. Умный государь должен иметь Совет мудрых людей и дать им свобод-но говорить правду, но только о том, о чем их спрашивают, и ничего больше.Вне этого он не должен никого слушать, действовать обдуманно и бытьтвердым в своих решениях. Государь должен собирать Совет, когда он хо-чет, а не тогда, когда хотят другие, и решительно отбрасывать непрошеныесоветы. При этом государь должен ставить много вопросов и быть терпели-вым слушателем. Только те меры безопасности хороши, надежны и длительны, которыезависят от самого правителя и от его собственных способностей и уменияпредвидеть.30
  • 30. 1.3. МЕСТО И РОЛЬ “ТОЛПЫ” И “ЭЛИТЫ” В СИСТЕМЕ СОВРЕМЕННОГО ГОСУДАРСТВЕННОГО УПРАВЛЕНИЯ Всегда будет существовать большое различие между тем, чтобы подчинить себе толпу, и тем, чтобы управлять обществом. Ж.Ж. Руссо Элите принадлежит важная роль в выборе модели цивилизационного раз-вития, формировании типа культуры, традиций, отношения общества к темили другим идеям, концепциям, течениям. Актуальность обсуждения этой проблемы на уровне государственногоуправления как науки мы видим в том, что она непосредственно вытекает изпроблем, которые четко проявились в постсоветских странах. Формирование“элиты” общества на уровне тех, кто представлен народу телевидением, и ре-зультаты реального управления странами на уровне высшего руководства даютповод сомневаться в наличии собственных концептуальных знаний, определя-ющих уровень государственного управления. Подтверждение этому мы нахо-дим и в работах ведущих украинских социологов. Так, например, профессорС.Л. Катаев пишет: “Со времен независимости и принятия Конституции Укра-ины в стране происходит трансформация политической системы, большие из-менения в политике. Декларируется отметка создать демократическую полити-ческую систему, правовое государство вроде европейских и североамери-канских государств. Однако реформы начали осуществляться людьми с преж-ним менталитетом, а следовательно, непоследовательность уже содержалась всознании действующих лиц. Соответственно, радикальность процессов маловлияет на улучшение жизни граждан, поэтому большинство скорее раздраже-но, чем довольно появлением новых политических институтов. Сложиласьмысль о том, что государство действует не в интересах народа, а в своих соб-ственных – государственно-корпоративных” [27, с. 66]. Попробуем уточнить место и роль “толпы” и “элиты” в системе госу-дарственного управления в условиях трансформационных процессов, сопро-вождающихся резким развитием материально-технических средств передачии обработки информации. Когда человек двигается вместе с массой, ему тяжело заметить измене-ния, происходящие постепенно и одновременно со всеми. То же самое проис-ходит с человеком, если он изолирован от социальных групп, к которым при-надлежит. Он видит только ближайшее окружающее пространство как в пря-мом, так и в переносном смысле. Препятствием для получения более полнойинформации об окружающей его среде может быть как одиночный внешнийили внутренний субъективный фактор, так и комплекс мероприятий, специ-ально разработанных и внедренных в жизнь с определенной целью. Напри- 31
  • 31. мер, “информационная агрессия” должна преследовать цель создать вокругконкретного человека или целых социальных групп замкнутое информаци-онное пространство, в котором насаждается и доминирует информация, необ-ходимая властным или общественным структурам для утверждения в умахлюдей представлений о научной обоснованности, законности и правильностисуществующей концепции управления, а также для внедрения установок,стереотипов, целей. Создаются предпосылки для того, чтобы население стра-ны нечетко представляло обстановку, в которой оно оказывается, и не моглоопределить свое отношение к процессам, происходящим в обществе. С дру-гой стороны, власть создает всевозможные препятствия для проникновенияизвне информации, что может повлиять на процесс такого утверждения. Всеэто подпадает под понятие “манипуляция” (лат. manus – рука). “Согласноопросу, большая часть граждан считает, что власть в стране принадлежит ма-фии и коммерческим структурам, а не конституционным институтам; факти-чески власть, по представлению граждан, принадлежит обезличенной ано-нимной мафиозной структуре, которая не подлежит контролю. Нет четкой ин-формации о характере и представителях этой структуры, что парадоксальносопровождается частотой использования этого слова в дискурсе” [27, с. 66]. В связи с резким развитием материально-технических средств передачи иобработки информации изменяются техника манипуляции, способы и приемыинформационной агрессии. Увеличивается непрерывность ее влияния на мас-сы людей. В результате человек слышит то, что ему позволено слышать, и ви-дит то, что ему позволяют видеть. Более того, он начинает думать именно врамках созданного для него информационного пространства. То есть техникаманипуляции опирается на массовые чувства, представления, ожидания, оцен-ки, коллективное воображение, а следовательно, и на готовность к массовымпсихозам. Например, известно, что во Всемирную торговую организацию в на-стоящее время входит 150 стран разного уровня развития (развитых, развиваю-щихся, постсоциалистических). Однако споры по поводу пользы от вступленияв нее продолжаются. Дело в том, что шумиха поднята политиками, которые побольшому счету, далеки от экономики и промышленности. А структуры науровне государственного управления, которая бы доступным для народа язы-ком озвучила прогнозы следствия вступления Украины в эту организацию, нет(за последствия отвечать никому не хочется). Вот уж когда в средствах массо-вой информации, которые в первую очередь осуществляют технику манипули-рования, может “разгуляться” и старый, и малый – от убеленного сединамиученого, которому есть что сказать, до молодого корреспондента, которому исказать-то нечего, но карьеру делать нужно. В итоге в обществе происходитнакопление какой-то скрытой информации о каких-то изменениях. Людейпереводят в состояние постоянного ожидания и повышенной готовности к со-циальным изменениям. В обществе создается обстановка нервозности. Инфор-мационное пространство, создаваемое в такой ситуации вокруг отдельных лю-32
  • 32. дей и социальных групп, заполняется информацией не для людей слабонерв-ных. А там, где вспыхивает стихия бушующей толпы и где она, загоревшись,овладевает поступками и судьбами людей, всюду, где люди оказываются бес-сильными перед ее слепым и сокрушающим порывом, проявляется несовер-шенство или незрелость, или вырождение духовной культуры людей. А почему бы не рассказать людям, что при этом “... сократится числен-ность работников сельского хозяйства, автомобиле- и авиастроительной сфе-ры, закроются некоторые предприятия химической и пищевой промышлен-ности. Но при этом прогнозируют увеличение занятости населения, ростобъемов производства и экспорта в конкретных областях – в металлургии,сфере обслуживания, туризме” [11, с. 4]. Однако кому? Ведь четкой страте-гии развития государства пока нет. Евросоюз готов помочь сформироватьэту стратегию, но достаточно своеобразно. Например, в 90-е гг. ХХ в. Евро-союз потребовал, чтобы в Украине было закрыто несколько десятков уголь-ных шахт, даже тех, где запасы угля составляли 50–80 млн т. В Германии жесейчас идет процесс расконсервации ранее закрытых шахт. На это выделя-ются немалые средства [11, с. 5]. Как видим, все по-современному. Раньше для захвата чужих рынковсбыта велись войны, сейчас такие задачи решаются цивилизовано, без лиш-него шума. Помочь бедным странам по месту и по времени стать еще беднее– святое дело для чужой, для конкретной страны концептуальной власти.Одновременно помочь – опять же по месту и по времени – другой стране по-чувствовать себя хотя бы условно богатой, тоже дело благое. В этом и за-ключается смысл влияния концептуальной власти на ход исторических про-цессов – разделяй и властвуй. Причем подталкивая как одну, так и другуюстрану (или страны) к конкретным действиям, концептуальная власть не за-трудняет себя объяснениями по поводу того, что хорошо, а что плохо. В го-сударствах же, где управленческие структуры не имеют концептуальныхзнаний, не может быть и концептуальной власти, даже в границах своих го-сударств. Поэтому им приходиться жить “чужим умом”, то есть слепо пови-новаться чужой концептуальной власти. А для чужой концептуальной вла-сти удобно, чтобы целые страны или группы таких стран по всем парамет-рам были похожи на “толпу”. Следовательно, власть, которая согласиласьруководить своим государством согласно чужим законам, вынуждена выда-вать их за свою концепцию и убеждать в этом народ. В такой ситуации луч-ше, чтобы у человека не было собственного мнения о том, куда и когда“вступить” вместе со страной. А создавать посредством материально-техни-ческих средств передачи и обработки информации ограниченное информа-ционное пространство и ковать в нем “человека толпы” власти предержащиенаучились. В таком информационном пространстве оказываются массы людей, ко-торые привыкают воспринимать окружающую действительность однобоко, 33
  • 33. думать однообразно, а в случае необходимости и действовать в строго опре-деленном русле. Таким образом, такая масса людей превращается в “толпу”,заряженную огромной потенциальной энергией. “Масса (в данном контексте– “толпа”) ... мыслит картинками, которые вызывают одна другую так, какони появляются у индивида в состоянии свободного фантазирования. Они немогут быть измеряны никакой умной инстанцией по аналогии с действитель-ностью. Чувства массы всегда очень просты и избыточны. Следовательно,масса не знает ни сомнений, ни колебаний” [45, с. 126, 127]. Потенциальная энергия легко может превращаться в энергию кинетиче-скую, когда “толпа” немедленно переходит к самым крайним действиям. Иници-атором такого превращения энергии могут стать властные структуры, политиче-ские партии, отдельные лидеры, которые пришли к власти или захватили ее, атакже отдельные события в общественной жизни. Задача управления “толпой”или, иными словами, технология власти в такой ситуации сводится к определе-нию направления русла и манипулированию им. Сокрытие, утаивание информа-ции при этом обязательно. В данном случае вполне приемлем тезис С.Г. Кара-Мурзы: “Манипуляция – это часть технологии власти, а не влияние на поведениедруга или партнера” [25, с. 12]. На современном этапе развития общества к материально-техническимсредствам передачи и обработки информации (наряду с прессой и радиове-щанием) в первую очередь можно отнести телевидение. Особенность и силателевидения заключается в том, что с его помощью можно как создавать, таки совершенствовать “человека толпы”. Создавать можно, начиная его обра-ботку с юных лет, а процесс усовершенствования начинать с любого возрас-та. Человек, который долго смотрит телевизор и часто пользуется Интерне-том, начинает почти бездумно воспринимать информацию, перестает крити-чески оценивать ее и в результате смутно понимает, что хорошо, а что пло-хо. Он попадает в замкнутое информационное пространство, что и обуслав-ливает его восприятие мира и формирует поведенческие образцы. Даже есливсе жители страны смотрят одну телепередачу, все равно общение в первуюочередь идет между создателями телепередачи и зрителями, а уже во вторуюочередь – между людьми-зрителями. Однако люди, которые смотрели одну иту же телепередачу в замкнутом информационном пространстве, не владеядругой информацией, вынуждены общаться в рамках им предоставленной.Таким образом, происходит как бы вторичный процесс информационноговлияния, что закрепляет в умах людей необходимые концептуальные идеи. Вэтом случае телевидение принимает активное участие в создании “человекатолпы” и является для него критерием истины. В толпе же индивид переста-ет быть самим собой и становится автоматом, у которого своей воли не су-ществует. В таком случае, тезис: “Развитие средств массовой коммуникацииделает массовую аудиторию менее подверженной политической манипуля-ции (это касается в первую очередь системы распространения новостей)”34
  • 34. [41, с. 163], опубликованный в рецензии кафедры политологии Московскогокоммерческого университета, мы понимаем как потерявший свою актуаль-ность. “Человек толпы” исторически существовал всегда, в основе своей какинструмент в руках лидеров, значительно превосходивших “толпу” в знаниях иактивности. Исконно лидерами на всех иерархических уровнях концептуальнойвласти был создан аппарат манипулирования “толпой” через “элиту”, которыйуспешно действовал веками. Академик Международной академии информати-зации К.П. Петров [39, с. 19] схематически представляет это так (рис.). В исторически короткий промежуток времени под воздействием рядаэкономических факторов и при активном влиянии средств массовой информа-ции, в том числе и телевидения, произошел частичный переход наиболее ак-тивных представителей “толпы” в состав “элиты”, с соответствующим уни-чтожением определенной части “элиты” и деградацией большей части “эли-ты” к уровню “толпы”. Другими словами, права на борьбу за локальнуювласть (не концептуальную) получили как “человек толпы”, который сам себяусовершенствовал, так и представитель “элиты”, который уже постепенно те-ряет навыки манипулирования обществом. На этот счет уместно привестимнение Сципиона Сигеле: “Подобно тому, как среднее арифметическоенескольких чисел не может, конечно, равняться большему из них, точно также собрание людей не может отражать в своих поступках более возвышенныеспособности, свойственные только некоторым из них; оно будет представлятьтолько те отличительные черты, которые свойственны всем или большей ча-сти индивидов” [45, с. 50]. ТОЛПО-ЭЛИТАРНОЕ ОБЩЕСТВО МЕТОДОЛОГИЯ ГП И ФАКТОЛОГИЯ полная ЖРЕЧЕСТВО ЭЛИТА ФАКТОЛОГИЯ частичная фрагментарная 0 МЕРА ответственности ТОЛПА за качество управления обществом ПИРАМИДА ПИРАМИДА структуры общества владения знаниями № Класс Тип знаний Объем знаний Содержание знаний п/п общества целостное знание, методология 1 жречество мозаика МОНОПОЛИЯ и фактология 35
  • 35. 2 элита калейдоскоп частичное фактология целенаправленное 3 толпа дыры ноль лишение всего Рис. Схема “толпо-элитарного” общества Сципион Сигеле отмечает: “...Толпа в результате фатального арифмети-ческого закона психологии склонна к злу больше, чем к добру, точно так же,как всякие собрания людей склонны давать интеллектуальный результат бо-лее низкий, чем должна дать сумма таких единиц” [56, с. 51]. При таком взаимном влиянии “толпы” и “элиты” информационнаяагрессия, как агрессия, направленная против “толпы”, теряет свое исконноесодержание – манипулирование “толпой” и, базируясь на развитии техниче-ских средств передачи и приема информации, перерастает в информационныйгеноцид, призванный вести общую “обработку” людей на уровне сознания,которое может формироваться в том направлении, в котором предлагает ин-формационное сопровождение воли концептуальной власти. Здесь мы не хотим сказать, что понятия “элита” и “толпа” самоуничтожа-ются, а образуется какой-то новый конгломерат. Мы лишь подчеркиваем, чтопри объединении человеческих усилий, тем более таких достаточно разных со-циальных групп, происходит не усиление, а наоборот уменьшение результатовэтих усилий. Меняется качественная характеристика, в первую очередь “эли-ты”. Исторически сформированное стремление “элиты” сводилось к тому,чтобы иметь народ (“толпу”) с такими образцами поведения во всех сферахжизни, которые удобны именно ей, “элите”. Если же ее представители теря-ют чувство ответственности, пытаются уклониться от принятия самостоя-тельных решений, перестают пользоваться своими полномочиями, одновре-менно не допуская к ним других, то в системе государственного управленияпроисходит внутренняя борьба “должностных временных правителей”, пол-ностью поглощающая усилия “элиты” и приводящая органы государственно-го управления к развитию бюрократизма в негативном его проявлении. Толпа, высвобождаемая от исконно обязательной к ней агрессии “эли-ты”, порождает в своей среде лидеров, которые относительно свободно вне-дряются и укрепляются в структурах государственного управления, вытес-няя представителей “элиты”, потерявших свою активность. В связи с этим“элита” постепенно приобретает некоторые черты “толпы”. “Толпа в ре-зультате фатального арифметического закона психологии склонна к злу бо-лее, чем к добру, точно так же, как всякие собрания людей склонны даватьинтеллектуальный результат более низкий, чем должна давать сумма такихединиц” [45, с. 51].36
  • 36. При таком взаимном влиянии “толпы” и “элиты” и, в первую очередь,по вине “элиты” информационная агрессия, как агрессия, направленная про-тив “толпы”, теряет свое исконное содержание – манипулирование “толпой”.Базируясь на развитии технических средств передачи и приема информации,она перерастает в то, что можно назвать “информационным геноцидом”,направленным на обработку людей (как “толпы”, так и “элиты”) на уровнесознания, которое может формироваться в том направлении, в котором емупредлагает информационное сопровождение воли концептуальной власти. А поскольку такое сопровождение осуществляется средствами массо-вой информации, то сегодня они торжествуют. Так называемая “четвертаявласть” получила принципиальную возможность полного контроля над пове-дением человека. Очень эмоционально о влиянии телевидения на людей пи-шет Д. Неведимов в своей книге “Религия денег или лекарства от рыночнойэкономики”: “Первые же взгляды из Канады на СНД позволили сделатьнесколько неприятных выводов. Когда ежедневно смотришь ТВ, то не замет-но влияние, которое оно оказывает на жизнь. Из Канады стало заметно, на-сколько телевидение в России в 1998 г. было истерично-психованым. Какбудто бы в каждый российский дом подселили агрессивного сумасшедшего,который раз в полчаса устраивает припадки, навязывает хозяевам дома свойбольной черный взгляд на жизнь и пытается довести их до самоубийства”. Кэтому можно прибавить лишь одно. Если бы автор цитаты обратил вниманиена другие страны СНД, то увидел бы мало чем отличающуюся картину. Не менее мощными средством информационного геноцида, в сравне-нии с телевидением, является Интернет. Разница, на наш взгляд, заключаетсяв том, что если телевидение за счет многократного повторения одного и тогоже, но под разным “соусом”, практически насильственным образом “вбива-ет” необходимую (в том числе лживую) информацию в сознание людей, испорить с ним практически невозможно, то Интернет в условиях информаци-онной лихорадки позволяет человеку добровольно себя заполнять информа-цией по интересам и, таким образом, социально расти или деградироватьвполне “демократическим путем”. Целым народам внушают, что рекламодатели оплачивают все телевиде-ние. Однако вряд ли мы найдем такого глупого коммерсанта, который опла-чивает работу телевидения из собственного кармана. Для оплаты рекламы нателевидении, радио, в общественных местах, в транспорте закладываетсянадбавка к стоимости товаров или услуг. Поэтому работу телевидения опла-чивает народ страны, а не рекламодатель. Более того, покупая некачествен-ные товары народного потребления, своими деньгами мы оплачиваем без-дарные и вульгарные телепрограммы, которые насаждают образ правовогогосударства по образцу европейских и североамериканских государств и об-раз занятого животными проблемами “человека разумного” – образца такогогосударства. 37
  • 37. Если же принять во внимание факт проникновения рекламы в дошколь-ные, школьные и высшие учебные заведения, то становится ясно, что еслимозг человека с детства систематически пичкать рекламой, то к совершенно-летию его интеллект, фигурально выражаясь, не поднимется выше табурет-ки. Именно такой тип “человека толпы” является лучшим для концептуаль-ной власти на всех ее иерархических уровнях. Проиллюстрировать это можно примером отбора на работу сотрудниковв Канаде из книги Д. Неведимова “Религия денег”. Он пишет: “Главнойпроблемой россиян было непонимание того, что им нужно играть по канад-ским правилам, быть не творцом, а функционально ограниченным винтиком.Пример вопроса, на котором “срезали” кандидата: “Если вы не успеваете за-кончить задание до конца дня, что вы сделаете?”. Русский ответ: “Останусь по-сле работы и доделаю”. В канадском понимании это равносильно преступле-нию. Правильный ответ: “Скажу об этом менеджеру”. В должностных обязан-ностях тестируемого не записано, что он думает. За него думает менеджер.Второй вопрос: “Опишите своего идеального босса”. Русский ответ: “Он дол-жен быть знающим, опыт&#x43