Barakovdoc 2
Upcoming SlideShare
Loading in...5
×
 

Barakovdoc 2

on

  • 1,312 views

 

Statistics

Views

Total Views
1,312
Views on SlideShare
657
Embed Views
655

Actions

Likes
0
Downloads
0
Comments
0

2 Embeds 655

http://www.rospisatel.ru 616
http://rospisatel.ru 39

Accessibility

Categories

Upload Details

Uploaded via as Adobe PDF

Usage Rights

© All Rights Reserved

Report content

Flagged as inappropriate Flag as inappropriate
Flag as inappropriate

Select your reason for flagging this presentation as inappropriate.

Cancel
  • Full Name Full Name Comment goes here.
    Are you sure you want to
    Your message goes here
    Processing…
Post Comment
Edit your comment

Barakovdoc 2 Barakovdoc 2 Document Transcript

  • В.Н. БараковСОВРЕМЕННАЯ РУССКАЯ ПОЭЗИЯ Патриотический дискурс
  • МИНИСТЕРСТВО ОБРАЗОВАНИЯ И НАУКИ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ ВОЛОГОДСКИЙ ГОСУДАРСТВЕННЫЙ ТЕХНИЧЕСКИЙ УНИВЕРСИТЕТВ.Н. Бараков СОВРЕМЕННАЯ РУССКАЯ ПОЭЗИЯ Патриотический дискурс Вологда
  • 2012УДК 82.09:908(075.8)(470.12)ББК 83.3(2Рос-4Вол)Б 24 Бараков В.Н.Б 24 Современная русская поэзия: патриотический дискурс. – Вологда: ВоГТУ, 2012. – 95 с. Книга посвящена творчеству известных поэтов патриотического направления: Н. Зиновьева, Н. Карташевой, Ю. Мориц, иеромонаха Романа и др. Автор в течение многих лет занимался исследованием современной русской поэзии. Поэты ее патриотического направления понимают свое служение как пророческое, не имеющее ничего общего с гаданием или предсказанием будущего. Это ощущение, предчувствие, но, как мы знаем из истории литературы, весьма часто сбывающееся в жизни. Поэты прозорливее политиков и философов. Статьи, помещенные в данное издание, были опубликованы ранее в журналах «Москва», «Наш современник», в столичной и местной прессе. Утверждено редакционно-издательским советом ВоГТУ УДК 82.09:908(075.8)(470.12) ББК 83.3(2Рос-4Вол) © ВоГТУ, 2012 © Бараков В.Н., 2012 © Рушева Надя, рисунок на обложке, 2012 2
  • ОТ АВТОРА История народа принадлежит поэту А.С. Пушкин. У нашего времени тяжелый взгляд исподлобья: разрушена страна,разрушен уклад, поменялись ценности, низвергнуты авторитеты, осталисьодни лишь шуты в бесполезных для России партиях. Смута, в отличие от бунта, никогда не бывает короткой, и длится онагодами и десятилетиями. Это духовная болезнь, тяжелая и гибельная длямногих, но излечимая в принципе. А для выздоровления требуется свой,только Богу известный срок. Всюду наблюдаются растерянность и уныние, нищета и изоляция,особенно в провинции. Еще в 1994 году А.И. Солженицын, выступая вГосударственной думе, заявил: «…Народная масса обескуражена. Она вошеломлении, в шоке от унижения и от стыда за свое бессилие: в ней нетубеждения, что происходящие реформы и политика правительствадействительно ведутся в ее интересах. Людей низов практически выключилииз жизни: все, что делается в стране, происходит помимо них. У них осталсянебогатый выбор - или влачить нищенское и покорное существование, илиискать пути незаконных ремесел: обманывать государство или друг друга…» Поэт Николай Зиновьев воспроизводит своеобразный диалог Бога ичеловека: Меня печалит вид твой грустный, Какой бедою ты тесним?… - А человек сказал: я русский… И Бог заплакал вместе с ним. («В степи, покрытой пылью бренной…») [34] Мы все думаем об одном и том же: почему народ вымирает, несмотря навсе успехи демократии и либерализма, почему унижается честный труд, авоспевается бизнес, пиар, по-русски говоря,- обман? Писатели, творческая инаучная интеллигенция, преподаватели вузов, врачи, учителя до сих пор внедоумении, шоке: почему мало, очень мало платят, почему образование,здравоохранение отходят к маргинальной сфере, где, как писал АндрейПлатонов, “…постепенно остановят дыхание исчахшие люди забытоговремени”. (“Котлован”)?.. Такое недоумение, больше похожее на ступор, уженаблюдалось в нашей истории: в 1937-м году репрессированные никак немогли поверить в реальность происходящего, толковали между собой: “Там,наверху, ошибаются, это чудовищная ошибка, неужели Сталин не видит, 3
  • может, ему не докладывают?” И только потом приходило отрезвление: они всепонимают, они сознательно хотят нас уничтожить. Валентин Распутин с горьким изумлением замечает: “Даже ГавриилПопов, из самых бешеных демократов, кто запускал “перестроечную” машинуна разрушительное действие, вынужден сейчас говорить о геноциде поотношению к русскому народу”[67]. Оригинальная иллюстрация к этимсловам - стихотворение Виктора Лапшина “Как бы”: Знать, по велению судьбы Повсюду деется “как бы”. Народ наш, как бы богоносный, Как бы вернулся ко Христу, Как бы доволен жизнью сносной, Хотя и сносит за черту… Слезами как бы не росима, Страна жутчайших в мире проб, Нас как бы русская Россия Как бы живьем вгоняет в гроб. Национальное оскорбленное большинство и самодовольное«вненациональное» меньшинство говорят на разных языках. «Избранные»резвятся на подкормке у власти и денег, с презрением и злорадством смотрятна русскую трагедию. Размышляет Владимир Личутин: “…Незаметноподползла и укрепилась в России новая форма власти - тирания чуждого духа,и всякая, даже сильная личность не может заявить о себе в полный голос,невольно подчиняясь особому скрытому сообществу людей, захватившихгосударство. Деспотия духа, которой не было даже при Советах, нечтосовершенно новое для России, обескураживающее наивный народ ижутковатое в своей сущности”. Русофоб З.Бжезинский сказал предельнооткровенно: «Новый мировой порядок будет строиться против России, за счетРоссии и на обломках России». Да, нас уничтожают сознательно. Но им нужны не только нашитерритории и ресурсы. «Весь мир и Россия находятся сегодня на последней грани, - говоритиерей Александр Шумский. - Это очевидно, это признают почти все. Сегоднянаша государственность переживает тяжелейший кризис. Либеральные силы –как внешние, так и внутренние, - пытаются уничтожить российскоегосударство, сломить его, чтобы оно больше не смогло выполнять высокуюмиссию Удерживающего. Наше государство разлагают, развращают всемиспособами, стремятся растворить его в либеральном плавильном котле. Враги Православия и России кажутся очень сильными и страшными. Нона самом деле они сегодня очень похожи, выражаясь боксерским языком, натрухлявого тяжеловеса, который едва держится на ногах и лишь имитирует 4
  • мощь, грозно рассекая кулаками воздух» (120). Репрессии против оппонентоввласти, - в основном по 282-й, так называемой «русской» статье, - признакслабости и страха, а не силы. Способность к самоорганизации у нации не угасла, как считал А.Солженицын, она проявляется не в тех формах, которых ждали: народногоополчения, путча или власти толпы. Происходит то, чего власть боится какогня: сопротивление всех и каждого: в семье, на своем рабочем месте, вколлективе. Корпоративная солидарность живет в традиции, а не впрофсоюзах. Русские (по духу, а не по крови) не разобщены – если бы невзаимопомощь, мы давно бы все погибли. В чем же причина смуты? Почему мы оказались даже не на краю, а надне пропасти? «Потому что у нас отобрали великую идею, - утверждаетпублицист Н. Сомин. - Без великой идеи России не жить, без нее онасуществовать не может. Все предыдущие 500 лет Россия такую идею имела –сначала идею Третьего Рима, Христианского Царства, а затем – идеюпостроения коммунизма. Теперь не то что великой – нет никакой идеи. ВотРоссия, приватная и приватизированная, и летит стремительно к своейгибели». Протоиерей Евгений Соколов подтверждает: «20-летнее отсутствиенациональной идеи - главный соблазн нашего времени». Какой должна быть сейчас русская поэзия? – Такой, какой была во всевремена: способной «глаголом жечь сердца людей». «Многие русские поэты иписатели осознавали свое служение как пророческое, - говорит патриархКирилл. - Нередко они первыми ставили вопросы, которые со временемосознавались как общечеловеческие проблемы… По нашему глубокомуубеждению, русская литература не может и не должна утратить тотпророческий дар, ту огромную силу воздействия на умы и сердца людей,которой с избытком обладали ее лучшие представители» [47]. Русскую культуру современности уже нельзя считатьлитературоцентричной по ряду причин. Во-первых, отсутствие вобщественном сознании единой идеологии привело к разобщенности и влитературном процессе. Раскол в литературном мире носит, прежде всего,мировоззренческий характер, а только потом – организационный ифинансовый. Во-вторых, безразличие власти и невменяемая государственнаякультурная политика (например, отсутствие законов о творческихорганизациях и авторском праве) привели к всевластию рынка и дурноговкуса. В-третьих, культурное пространство сжимается даже там, где этогонельзя делать по определению – в образовании. Часы, выделяемые налитературу, сокращаются как в школах, так и в вузах. И в-четвертых, начтение художественной литературы у народа просто нет времени – онзарабатывает на хлеб насущный с утра до вечера. Даже интеллигентный слойпоставлен властью перед унизительным выбором: заниматься поденщиной,чтобы свести концы с концами, или отдаться творчеству, но жить в нищете. 5
  • Искусственно вызванное отсутствие свободного времени для личноготворческого развития – одно из самых страшных преступлений нынешнейвласти, поклоняющейся золотому тельцу. Как ни парадоксально, но в силу именно этих причин в русскойлитературе происходят процессы, постепенно возвращающие ее на прежниепозиции. Власть не желает и не может сформулировать национальную идеологию.Философия, социология и политология просто не могут решить эту задачу. Вэтих условиях в войне мировоззрений передовые позиции пришлось заниматьрусским писателям, так как русскоязычные литераторы в своем большинствеподдерживают либеральную «идеологию», ведущую нацию в тупик. Особенно заметны в этой схватке публицистика и критика, затем поэзияи проза, в малой степени – драматургия. Для примера можно привести весьманеполный список литературных произведений первого десятилетия ХХ1 века,вызвавших общественный резонанс: публицистика и роман А. Проханова«Господин Гексоген»; повесть В. Распутина «Дочь Ивана, мать Ивана»;публицистика, повести и рассказы В. Крупина; художественное полотно Р.Сенчина «Елтышевы»; литературная критика Ю. Павлова, В Бондаренко, К.Кокшеневой и др. В русской поэзии событием стали стихотворения и поэмыЮ. Кузнецова (они требуют отдельного разговора), стихи Н. Зиновьева, В.Кострова, Г. Горбовского, Ю. Мориц, С. Сырневой, Н. Карташевой,иеромонаха Романа и многих других. Можно, конечно, считать, что от литературоцентризма мы перешли кмедиацентризму, но это только формальный, технический момент. Парадоксздесь заключается в том, что читающая и мыслящая публика и в интернетеищет истину. А возможности для поиска огромные: тут и электронныеварианты литературных журналов и газет, и информационные линии, исобственно электронные литературные журналы, и личные сайты писателей,их блоги и т.п. Тем более что интернет сейчас – единственное место, гдеможно абсолютно свободно и оперативно высказаться всем желающим. Несмотря на то, что на девяносто процентов эта активность – бесплоднаяговорильня, оставшиеся десять – это духовная и душевная работа, которая непроходит бесследно. Плоды этой работы мы еще увидим. Эта книга посвящена русской патриотической лирике начала ХХ1 века,или, как ее еще называют, "поэзии русского сопротивления". Более удобное,привычное ее название - гражданственная лирика. Давно знакомы и еестилевые приметы: публицистичность, пафос, ораторские, обличительныеинтонации и т.п. Блестящие образцы такой лирики дали в Х1Х веке Г.Державин, А. Пушкин, М. Лермонтов, Ф. Тютчев и др. В веке ХХ собличением дело обстояло сложнее, выступление против власти заканчивалось 6
  • чаще всего плачевно, достаточно вспомнить судьбу А. Ганина. Нынешнеесостояние общества также не вызывает оптимизма. "Нам навязали дилемму, −пишет Г. Горбовский, - жить или не жить нам в этом мире, на нашей земле, вРоссии. Мы в преддверии страшной возможности гибели всего русского,национального, вековечного на этой земле" [25]. "Гражданская" лирика − этосвоеобразная поэтическая реакция на затянувшиеся реформы, в большейстепени разрушительные, чем созидательные. Спектр ее широк: от умеренных(В. Костров, Н. Рачков, В. Смирнов, А. Шиненков) до радикальныхавторов (М. Струкова, В. Фомичев, В. Хатюшин, Е. Юшин). Книга не является литературоведческим исследованием в обычномсмысле этого слова - скорее, это вольные мысли о главном. ОСЕНЬ ВЕЛИКОЙ НАЦИИ Точный поэтический диагноз поставила нашему времени ЛюдмилаЩипахина: Признаём себя в оккупации, Жертвы хитрости и коварства. Это осень великой нации, Гибель жалкого государства. («Новая Скифия») [117] Может, это просто эмоции? К сожалению, о реальном положении дел вРоссии так же красноречиво говорит и статистика: «В Госдуме и Совете Федерации заседает 12 миллиардеров, общеесостояние которых оценивается в 41 млрд. долларов (по состоянию на 2010год). В России насчитывается 62 миллиардера с совокупным капиталом в $297млрд. Российские миллиардеры платят самые низкие в мире налоги (13%),которые и не снились их коллегам во Франции и Швеции (57%), в Дании(61%) или Италии (66%). 26% россиян имеют непогашенный кредит. 143.000 человек лишились права на выезд за рубеж из-за проблем с долгами. По данным ЦСИ “Росгосстраха”, в России годовой доход более $1 млн. у160.000 человек, годовой доход более $100.000 имеют 440.000 семей. 92% крупной российской промышленности, банков и пр. – этоиностранная собственность. 7
  • Только в швейцарских банках находится около $25 млрд. российскогопроисхождения. На 30.000 питерских бездомных приходится менее трехсот мест вночлежках Содержание одного заключенного в колонии строгого режима обходитсяв 6.800 руб. Средний размер пенсии в среднем по России составляет 4895 рублей. Минимальная пенсия в России обеспечивает существование пенсионерапримерно на уровне военнопленного немца в 1941 году. 67,4% россиян считают выход на пенсию катастрофой! На профилактику детской беспризорности было выделено чуть более60 млн. рублей. На стерилизацию бродячих животных в Москве тратится 87 млн. руб.бюджетных средств ежегодно. По 13.000 рублей на псину. На 27 млн. рублей больше, чем на бездомных детей. С 1991 по 2008 год чистый отток капитала из России, составил не менее$2 трлн. В 2005 году эта цифра составила $14,8 млрд. по сравнению с $9,2 млрд. в2002 году. За 2007 год из России за рубеж ушло около $26 млрд., в 2008 года оттоксоставил $129,9 млрд., в 2009 около $90,8 млрд. За три месяца 2010 года зарубеж ушло $19,76 млрд. Реальный уровень коррупции в России превосходит эффект от развитияэкономики. И легче не будет, т.к. за 2006 год органы законодательной властивыросли на 2 процента, судебной на 3,8 процента, а аппарат исполнительнойвласти расширился на 20,4 процента. Аппарат Минобороны уменьшится в 2,5 раза, ликвидируют институтпрапорщиков и мичманов (170.000 чел), а 65 военных ВУЗов переформируютв 10 учебно-научных центров. Может быть потому 87% офицеров Российской армии открытонелояльны к власти. В 2009 году в Военную академию Генштаба смогло поступить всего 16офицеров Вооруженных сил России. Руководители некоторых оборонныхпредприятий порой отказываются от оборонного заказа потому, что “откат” неоставляет заводу средств даже на себестоимость. 8
  • Может быть поэтому за период с 1994 по 2009 год армия получила всего114 новых танков T-90, 20 новых самолетов Су-27, 6 модернизированных Су-25, 2 Су-34, 3 самолета ТУ-160 (1 новый и 2 модернизированных) и 2вертолёта Ка-50. Каждый спутник “Глонасс” примерно на треть состоит из импортныхкомплектующих. Контрольная станция “Глонасс” в подмосковном Королёве при пятиодновременно видимых спутниках не могла определить собственноеместоположение. Россия передала Китаю части островных территорий на реке Амур (174кв. км). “Вопреки мнению скептиков, Россия не понесет никакихтерриториальных потерь в результате этого акта доброй воли в отношенииКитая». В России Китай купил и освоил 80.400 га сельскохозяйственных земель(цена сделки – $21,4 млн.). И хотя иностранные владельцы российской землистараются особенно не афишировать свою деятельность, известно, что срединих шведский инвестиционный фонд Black Earth Farming (через российскуюкомпанию «Агро-Инвест» контролирует порядка 300.000 Га), шведская жекомпания Alpcot agro (инвестировала в Россию $230 млн. и контролируетболее 490.000 Га), компания “Рав Агро-Про” с участием израильского,американского, британского капитала (контролирует 150.000 Га). Кроме того,датская Trigon Agri приобрела в последние два года в России 121.000 Га. Ежегодно Россия теряет по численности населения целую областьпримерно равную Псковской, республику типа Карелии или крупный город,такой как Краснодар. За последние 10 лет на 40% сократилось население на Дальнем Востокеи на 60% на Крайнем Севере. В Сибири за последние годы исчезло 11.000деревень и 290 городов. Однако, население России неуклонно уменьшается нетолько за счет “естественной убыли населения”, как изящно выражаютсяофициальные лица. По данным Генпрокуратуры, реальный уровень преступности в России в3 раза выше статистического. В 2004 году остались нераскрытыми 1.000.246преступлений, в том числе 5.635 убийств. По причинам криминального характера ежегодно уходит из жизнисвыше 150.000 человек (официальная статистика МВД). Только в ДТП, которых в России в 2009 году произошло 189.000,ежегодно гибнет около 35.000 человек, число раненых превышает 215.000. Запоследние 35 лет из России уехали свыше 40 млн. человек (данные МИД РФ). 9
  • Центральные телеканалы отдают 90% эфира информационныхтелепрограмм под позитивные новости о власти. Не менее 80% российскихСМИ контролируются властью. Доходы бюджета РФ за 11 месяцев 2009 года снизились на 25,7%. Бюджеты силовых структур на 2010 год вырастают на: МВД – 25 млрд. рублей, ФСБ – 18 млрд. рублей, ФСО – 11 млрд. рублей [81]. Поэт Денис Коротаев восклицает: И это - Родина? Не верю, Что лишь уныние и страх, Лишь обозленность и потери В огнем покинутых глазах. И примириться не смогу я C роскошной этой нищетой. Я все же знал ее другую - И выше той, и чище той, Что попрошайкой в переходе Сидит у мира на краю. И в отрешении выводит Молитву тихую свою... Мы боимся признаться открыто в том что, отказавшись от идеисправедливости, совершили ошибку, точнее, национальное предательство. Внароде об этом говорят уже лет двадцать, интеллигенция же никак не можетразглядеть очевидное: капитализм так же, как и 100 лет назад, практически вовсех сферах, за исключением торговли, показал свою неэффективность инеспособность к творчеству. В соревновании с советским прошлым онбезнадежно и окончательно проиграл. Говорит иерей Александр Шумский: «Капитализм в России смотритсякак на корове седло. На корове под седлом далеко не ускакать, да и молока снее не получишь, потому что корова под седлом вряд ли будет стремиться кповышению надоя. Нельзя не прийти к выводу, глядя на нашу современнуюРоссию, что не предназначена русская земля для капитализма. ПерегородочнаяЕвропа предназначена, а степная Россия нет. Степная кобылица никогда нестанет свиньей, ничего с этим не поделаешь. Поэтому, как ни крути,социализм является органичной формой русской жизни. Разумеется, я имею ввиду социализм без коммунистической идеологии. А вот еще односоображение в этой связи. Монархию в России свергла буржуазная революция,и за это русская буржуазия получила возмездие в ходе социалистическойреволюции. Так что винить в русской смуте начала XX века следует, прежде 10
  • всего, недоразвитый русский капитализм. И сегодня он такой женедоразвитый. И развитым никогда не станет, прежде всего, по моральнымпричинам» [119]. Откуда? Из оттуда, из вчера глазеет жизнь моя сквозь нажитого призму на новые порядки… Жить пора в угоду дьяволу, то бишь — капитализму. В угоду доллару, бишь — отчиму рубля, поклоны бить и отбивать чечётку, дабы кремлёво-красная сопля из нас наружу вышла — под подмётку. Какой размах, какие времена! Бомжи ликуют, лыбятся сиротки. И Абрамович сеет семена от Лондона и до чумной Чукотки. (Г. Горбовский, «Времена») [24] Частная собственность священна и неприкосновенна – это закон. Носвященна она именно потому, что человеку не принадлежит, а является ДаромБожьим. И горе тому человеку, который «не в Бога богатеет», умножаякапитал нечестным «трудом» или используя его в неправедных целях, длянаживы и разврата. Частная собственность, которая украдена, присвоенаобманом, «прихватизирована» – не собственность, а воровская добыча. И занарушение заповеди «не укради» положена кара обыденно-знаменитая: «Вордолжен сидеть в тюрьме!» Мы, русские, не торговая нация, не нация лавочников, мелких икрупных, мы привыкли служить Отечеству, работать на государство, наРоссию. Но надо признаться самим себе: не только власти, но и мы клюнулина эту наживку, на порочный лозунг: «Обогащайтесь!», стали уповать нарынок, который нас сам на себе и сам по себе вывезет. «В последнее времяжутко за народ: кого он считает за своих лучших людей… адвокат, банкир,интеллигенция» (Ф.М. Достоевский). Известно: нельзя служить одновременноБогу и маммоне, а мы все эти годы пытаемся. Отсюда и результат. Марина Струкова открыто бичует наши пороки: Анафема тебе, толпа рабов, Бараньих глаз и толоконных лбов, Продажных душ и ослабевших тел, Анафема тому, кто не был смел. Цена смиренья – хлыст поверх горбов. Анафема тебе, толпа рабов! 11
  • Пока тобою правит без стыда Картавая кремлевская орда, Ты – не народ, ты – полуфабрикат, Тебя сожрут и сплюнут на закат, Крестом поковыряют меж зубов. Анафема тебе, толпа рабов! («Анафема») [105] Почему же интеллигенция (о жадности олигархов не говорим – тут и таквсе ясно) не хочет, да и не может сознаться в содеянном?.. Тут несколькопричин, и все они из разряда нематериальных. Во-первых, интеллигенция давно раскололась на два мира, двекультуры: истинную национальную и псевдокультуру, угнетаемое духовное ипрославляемое телесно-душевное начало. Резче всего это проявляется в языке.Искусственная элита сразу сообразила: язык - это товар (а люди - тем более!).Рекламный слоган: «Новое поколение выбирает «пепси» - тот же застывшийпосле особого приготовления лозунг: «Вся власть - Советам!» От одногоязыкового «тоталитаризма» мы пришли к другому, «демократическому».Горстка действительно русских по духу и мысли изданий: «Нашсовременник», «Москва», «Слово», «Литературная газета», не получая изказны ни копейки, любят Россию «до боли сердечной», а подавляющеебольшинство проедающих государственные дотации литературных журналови газет занимаются сытым самовыражением, фарисейски рассуждая обэлитарности своей поэзии и прозы. Их авторы не брезгуют получать«национальные» премии из нечистых рук Сороса и Березовского и заявлять,как Вячеслав Пьецух: «Я ненавижу Россию». И подобным литераторампрезидент вручает ордена, а с русскими писателями встречаться отказывается.Поэт Николай Зиновьев называет русскоязычную интеллигенциюпсевдоинтеллигенцией: Всегда, всегда была ты стервой, В чаду своей богемной скуки, Народ ты предавала первой, На пепелище грея руки. Была ты рупором разврата И верной подданной его. И поднимался брат на брата Не без участья твоего. По заграницам ты моталась, Всю грязь оттуда привозя… Такой ты, впрочем, и осталась. И изменить тебя нельзя. 12
  • («Псевдоинтеллигенция») [36] В другом стихотворении он дает ей еще более жесткую оценку: Пусть не всегда была ты стойкой И горькую пила украдкой, Но все-таки была прослойкой, А нынче стала ты прокладкой. («Интеллигенция») [34] Средства массовой информации, а точнее, дебилизации масс,превратились в клан, строго фильтруемый от посторонних элементов. А своихлегко узнать по языку: тут и журнально-снобистский тон, и нахальноеерничанье, и вульгарно-развязный молодежно-блатной сленг, гибрид МГУ иподворотни. В интернете, само собой, тоже плавает мутная взвесь на основетого же жаргона, только еще более упрощенного, ведь в основу глобализациизаложена как раз унификация всего и вся. Информационный треск сталбезгранично-скоростным и бездумным, развлекательно-рекламная спешкавызвала из преисподней злой дух пошлости и цинизма. От этого многоликогои многогласного чудища невозможно укрыться, как и от навязчивой ипривязчивой слишком легкой музыки: Мне трудно думать: Так много шума. А хочется речи Простой, человечьей. (Н. Рубцов) Во-вторых, псевдоинтеллигенция не способна расстаться с давниммировоззренческим штампом: социалистическая идеология и экономиканераздельны. Да не было никакой социалистической (а тем болеекоммунистической) идеологии уже с конца 60-х годов! Только на бумаге вцелости и сохранности оставались догмы, доживали свое ритуалы прошлого, ав действительности русские семьи, - либо сознательно, либо по традиции, -всегда жили по христианским, пусть и сильно покореженным законамравенства всех перед Богом и справедливости в православном ее понимании.Социализм рухнул в том числе и из-за несовместимости официальных инародных представлений о смысле жизни (слово «коммунизм» тогда вызывалосмех). Точно так же развалится и «капитализм» российского розлива (правда,сейчас нам совсем не смешно). Народ никому не нужен, власть и бизнес живет «по понятиям», унаселения за все эти окаянные годы ни разу не удосужились спросить, чего жеон хочет (не провели ни одного референдума!), небезосновательно полагая,каков будет ответ… 13
  • В Кремле, как прежде, сатана, в газетах – байки или басни. Какая страшная страна, хотя – и нет её прекрасней… (Г. Горбовский) [24] В стране нет единства народа и «верхов», потому что нет подлиннойнациональной власти. Наши руководители не верят в народ, не слышат егоголоса, опасаются любых его самостоятельных движений. Власть паническибоится собственного народа, потому что ни духовно, ни кровно, ни идейноникак с ним не связана: Всё стало пошлым или мерзким. Как душу с этим примирить? Быть может, с кем поговорить? Но поглядел вокруг я – не с кем. Народа нет. Ну а в толпе Какая общность или сила? И как насмешка на столбе Плакат: «ЕДИНАЯ РОССИЯ». (Н. Зиновьев) [36] На телевизионном экране царствуют пошлость и сатанизм, а во времявыборов – настоящий информационный террор. От беспрерывного враньявозникает раздражение и даже злоба. Страна вымирает не только отфизических причин: плохое питание, недостаточное лечение, работа безотпусков, – от безысходности. Знаменитая фраза о сбережении народа понимается, к сожалению,буквально, демографически. Если дело в количестве населения – это непроблема, китайцы-то под боком. Солженицын же толковал прежде всего оличности народа, о его самосознании или, как принято сейчас говорить, онационально-культурной его идентичности. В народе всегда жил и доныне живет идеал справедливости. Народнаяправда – не миф, а реальность, благодаря ей мы до сих пор не потеряли чертыСвятой Руси. Несложно предугадать, по какому пути пойдет Россия в будущем: попути возврата к национально-государственной идеологии, преимущественногосударственному производству, регулированию и контролю. Можно назватьэтот путь православным социализмом, можно – государственнымкапитализмом. Дело не в терминах. Либо мы исчезнем с политической картымира, либо власть станет служить Богу и Отечеству, а не золотому тельцу.Однако, прежде чем это случится в действительности, мировоззренческаяреволюция должна свершиться в наших головах. 14
  • РУССКИЙ ВОПРОС Этот вопрос волновал как авторов 19 века: Н. Данилевского, Ф.Достоевского, А. Григорьева, Н. Страхова, В. Даля, С. Нилуса и др., так и века20-го: Н. Лосского, Д. Менделеева, А. Солженицына, Ст. Куняева, В.Шукшина, В. Белова и др. В последнее время мы имеем дело с понятийной инверсией в толкованиитермина «национализм». Он наполнен исключительно негативным смыслом,близким по значению к понятию «шовинизм». Русские потеряли свою государственность. Чечня, Татария, даже Адыгеяее имеют, а Россия – нет. В Конституции РФ ни разу не упомянуто даже самослово «русский». Вопрос о власти сейчас - прежде всего вопрос о собственности. Асобственность находится в руках русскоязычных. На хищническоеиспользование природной ренты накладывается и несправедливоераспределение налогового бремени: Татария, Адыгея, Дагестан, Чечня платят25 % налога, русские области – 95 %. В Татарии, например, газифицированывсе деревни. Можно такое представить в любой из русских областей? Русскиекак преобладающая нация могли бы требовать преимуществ (и не только вюридическом плане, как в большинстве стран мира), но даже равноправие имсегодня не доступно. Впрочем, как и в ХХ веке. Что говорить, если в советскоевремя даже в партийном строительстве была вопиющая несправедливость:были компартии Казахстана, Грузии и т.д., но не было компартии РоссийскойФедерации! По тем временам это говорило о полном отсутствии власти урусского народа. Вопрос о миграционной политике сегодня – один из ключевых. Речьидет о превращении самого многочисленного народа (почти 80 % населения) вдиаспору, причем самую угнетаемую. Демографическая катастрофа –следствие властной и социальной организации РФ. К настоящему времени известен целый ряд монографий на эту тему,среди которых выделяются антология "Русская идея" (составительМ.А.Маслов), М., 1992; двухтомник (также антология) "Русская идея в кругуписателей и мыслителей Русского зарубежья" (составитель В.М.Пискунов),М., 1994; книги А.Н.Боханова ("Русская идея. От Владимира Святого донаших дней", М., 2005), А.В.Гулыги ("Творцы русской идеи", М., 2006),сборник статей «Русский вопрос» / Под ред. Г.В. Осипова, В.В. Локосова, И.Б.Орловой; РАН, Институт социально-политических исследований. – М.,2007. В десятом номере журнала "Русский дом" за 2010 год докторфилософских наук Е. С. Троицкий дает следующее определение данногопонятия: "Русская идея — это национально-патриотическое, православноесамосознание, соборная система политических, экономических и морально- 15
  • духовных принципов, которая предусматривает всемерное сбережение иумножение численности нации, защиту ее интересов, укрепление обороны инезависимости страны и обеспечение равенства прав граждан независимо отнациональности». В 2010 году на круглом столе журнала «Москва» (№ 12) были собраныведущие специалисты по русскому вопросу. Из выступлений на круглом столе: Федор Гиренок, доктор философских наук, профессор МГУ имени М.В.Ломоносова: «− На мой взгляд, отношение русских к собственному государствуопределяется следующим обстоятельством. У русских никогда не быларазвита воля к власти. Этой воли лишили нас дворяне, которые взяли на себяфункцию управления. Мы склонились к номадическому образу жизни, канархизму, к отшельничеству. Воля к власти связывалась у нас с государством.У него было право править, у нас — право соединить свободу с бытом. Вместоволи к власти мы культивировали у себя чувство соборности, то есть то, чтосуществует в религиозном пространстве, а не в социальном, экономическом иполитическом. Государство — это для нас не ночной сторож, это нашохранитель и путеводитель, это надежда для русских в момент опасности, встолкновении с теми, у кого развита воля к власти. Проблема же состоит втом, что в России государство оставляет свой народ без защиты, предает его». Ирина Орлова, доктор философских наук, профессор, зав. отделомсоциологии истории и сравнительных исследований ИСПИ РАН: «− У нас все семьдесят советских лет прививался пролетарскийинтернационализм. Далее, 90-е годы, развал Советского Союза, когда мыутратили общую советскую идентичность, и тогда на первый план вышлиидентичности более низкого уровня: главная из них − этническая. Этническийфактор, собственно говоря, был использован и при разрушении СоветскогоСоюза, тогда все республики получили независимость просто так, она с небаим свалилась. Так никогда не бывало в истории. И все этническиеменьшинства в России получили возможность поднять на щит все своиинтересы, все свои культурные потребности, все свои запросы. А русские неполучили вообще ничего. Они потеряли свою государственность, утратилистатус государствообразующего народа; перерезанные новыми границами,стали самым крупным в мире разделенным народом. Все решения, которыепринимаются сейчас на государственном уровне, направлены на размывание унаселения остатков осознания того, что русские все-таки составляют в Россиибольшинство. На это направлена и политика поддержки этнических меньшинств,доходящая порой до парадоксов. Так, все этнические меньшинства имеютправо создать школу с национальным компонентом, любую. Школу с русскимкомпонентом вы создать не имеете права. Был прецедент, когда создали школу 16
  • с русским этническим компонентом, так руководителей под суд отдали,потому что нарушен закон: русских этническим меньшинством назвать нельзя,но и титульной нацией они также более не считаются». Валерий Расторгуев, профессор кафедры философии политики и правафилософского факультета МГУ им. М.В. Ломоносова, доктор философских наук: «− Владимир Путин назвал катастрофой распад великой страны, но несказал главного: последствия катастрофы еще могут быть преодолены, длячего потребуется вернуться к истокам веры и к вопросу о собственности наприродную и интеллектуальную ренту». Вячеслав Локосов, доктор социологических наук, заместитель директораИСПИ РАН по научной работе, зав. отделом социологии политики иобщественного мнения: «− Существуют, как вы знаете, два подхода к определению и пониманиюнации: это подход к нации как гражданской и подход к нации как этнической. Таквот, и в советское время, и сегодня ставилась и ставится одна и та же цель:построить новую социальную общность: вчера − советский народ, сегодня −российскую гражданскую нацию. И при строительстве − как советского народа,так и российской нации − русскому народу, этническому народу, дают тольковозможность строить себя как гражданскую нацию. А вот остальным, с моейточки зрения, нациям, дают возможность строить себя как этническую нацию. Русская этнонация в новой государственности снова не нашла ниреальной политики, ни идеологии, соответствующих своей исторической ролии значимости. Повторное использование русского этноса просто какцементирующего средства для новой социальной общности несовместимо сразвитием русской нации, а значит, несовместимо и с сохранением российскойгосударственности. Если в 1914 году Ленин гордился великороссами за их фактическоезабвение этнических интересов в угоду мифическим «братскопролетарским»,то в 2010 году русским предлагают сделать то же самое, но под вывескойвхождения в мифическую «мировую цивилизацию» [96]. Этническая самоидентификация – еще один «вопрос вопросов» …Эксперт Горбачев-фонда Валерий Соловей вопрошает: «Кого считатьрусским? В своей книге «История России: новое прочтение» я доказываю, чтонельзя быть русским, не имея русской крови. Вопрос не в проценте крови, а вее наличии. Кровь и почва, биология и культура не противостоят друг другу, адополняют друг друга. Но именно кровь, биология оказывается темфундаментом, на котором вырастает сложное и богатое здание культуры исоциальности» [15]. Та же мысль высказывается и в книге Татьяны и ВалерияСоловей «Несостоявшаяся революция. Исторические смыслы русскогонационализма» [101]. Один из ведущих современных критиков, Юрий Павлов, 17
  • категорически с ними не согласен: «Вызывает возражения и «кровяной»подход Т.и В. Соловей к национализму, подход, называемый ими«толерантным расизмом». Более же широко национализм определяетсяавторами книги как «интерес к русской этничности» [101, с.218]. «Интерес»этот объясняется авторами книги прежде всего вышеназванными причинами.Но, на наш взгляд, любовь («интерес» – слово в данном случае явнонеудачное) к своему народу, Родине – не есть результат воздействия начеловека социально-исторических и иных – внешних – факторов. Такаялюбовь – естество личности, данность, которая сильнее любых обстоятельстви самого человека, это чувство – «наоборот голове» (В. Розанов) и исчезающеевместе с головой. То есть в размышлениях Т. и В. Соловей о национальном нехватает метафизической высоты в понимании проблемы. Уровеньбольшинства суждений авторов книги – это уровень крови и социальных,личностных, национальных комплексов». Думается, что в этом споре правдана стороне Ю. Павлова. Публицист Михаил Чванов в противовес академическим рассуждениямпредлагает свои «неудобные мысли»: Наивные русские интеллигентыкритикуют власть за отсутствие национальной идеи, каждый по своемуразумению пытаемся её власти подсказать, не подозревая, что, может быть,она власти принципиально не нужна. Более того, у неё есть своя –антинациональная! – национальная идея: уничтожение России как таковой,корневой. Уничтожение русского человека как такового, переделка нынешнихостатков его в немца, англичанина, отчасти в еврея или, что ещё вероятнее, в"венецианского гондольера" – егеря-банщика для падких на русскую экзотикузападных туристов. Нынешние российские реформаторы никак не могут понять, что русскийнарод на генетическом уровне не хочет, а главное не может быть другим. Онне хочет быть ни англичанином, ни немцем, ни евреем, тем более, ни первым,ни вторым, ни третьим, как нынче модно говорить, в одном флаконе, потомуон, если хотите, в знак неосознанного протеста спивается и вымирает. Русскийчеловек, как таковой, по своему национальному характеру, по мнениюреформаторов, тормозит вступление России в так называемое мировоесообщество…» Судьбы коварные изломы, на острых гранях − вспышки света! Мы — больше, чем народ. Но кто мы? Мир до сих пор не знает это. Не объяснить любой науке все виражи и завихренья ветров, ломающих нам руки, 18
  • идей, палящих поколенья. К нам дети чопорной Европы идут, как в морг на опознанье, но мы опять встаём из гроба, отбросив злые предсказанья. Мы торим новые дороги от места взрыва — к месту взлёта, как испытатели эпохи с разбившегося самолёта. Вновь строим храмы и хоромы, сажаем лес — смотри, планета! Мы — больше, чем народ! Но кто мы? На это не найти ответа. (М. Струкова) [106] «Русского народа как цельного духовно-политического и социальногообразования сегодня нет. – Сетует Леонид Ивашов. - Его заменило население,электорат, множащиеся политические партии, движения. А народа, повторяю,нет»… Со страной случился обморок Вся качается, плывёт. Расползлась страна, как облако, И никак не оживёт. Самых хватких это радует: Рвут и тащат в темноте. А народ идёт с лампадою Или гибнет на кресте. (В. Скиф, «Обморок») «Русский − это ведь не просто национальность, это сопричастность свеликим духовным миром − Святой Русью, с её православной традицией,особой исторической миссией, предначертанной Господом. – Продолжает Л.Ивашов. − Русский по православному духу − это гораздо серьёзнее, чемпросто русский по крови. Как точно сказано: родиться русским мало −русским надо ещё стать. Сегодня западный мир стремится захватить или поставить под контрольнаши территории, ресурсы, властную элиту. Наши богатства воспринимаютсяЗападом и инородными внутренними силами как военная добыча, доставшаясяпобедителю в “холодной войне”. Но главная цель − разрушение русскогодуховного пространства, способного соединить в глобальную цивилизациюмногие народы и нации мира, предложить иной, чем западнический, путь 19
  • развития, иную философию жизни − взаимодействие, а не столкновениецивилизаций. Но сколько бы мы ни стенали о том, что нас обижают, грабят,обрекают на вымирание инородные антирусские силы, установившиереальный контроль над Россией, они не сжалятся над нами, не преподнесутнам в качестве дара статус государствообразующего народа, а тем болеевласть, ибо тогда сами лишатся и контроля, и власти, и богатств». Те, кто говорят о России как «нецивилизованной» стране (в основномжурналисты), не понимают разницы между культурой и цивилизацией. Нашастрана, уступая многим в цивилизационном развитии, остается чуть ли неединственным материком культуры. Общество, где 70 лет насаждался атеизм,вдруг оказалось способным к религиозному возрождению и развитию, вотличие от Европы, стремительно деградирующей в этом отношении, однаконавязывающей всем «демократические» стандарты. В погоне за«политкорректностью» и полнотой «прав человека» Запад отказался отхристианских норм морали. Проституция, наркомания и извращения вомногих европейских странах не только не порицаются, а попросту узаконены.«Гуманность» там не знает границ, порок становится нормой, а чистая душа –признаком безумия. Представители секс − меньшинств имеют льготы припоступлении в университет, особые условия в армии. Гомосексуальные пары«венчают» в «церкви», а в отдельных «продвинутых» странахгомосексуалистам разрешают усыновлять детей! Тех же, кто не смирился иобличает порок, преследуют по закону за «притеснения», за «покушение направа» развращенного, обманутого и гибнущего бедного «человекацивилизации»… К этому ужасу идем и мы. И у нас яростно расшатываютмораль, подрывают корни русской жизни, мечтая о том времени, когдадуховное древо засохнет окончательно, останется только тело, скелет, живойтруп, «упакованный» по последней европейской моде. Наш нищий, «нецивилизованный» и ошельмованный народ, может бытькак никто другой погрязший в пороках, тем не менее, всегда помнил и помнито том, что есть грань, за которую всем миром переходить нельзя – есть стыд,есть и Высший Суд. «Ныне в России вопиет русский вопрос, – это вопрос жизни или смертиРоссии, − пишет В. Аксючиц. − Основная национальная проблема в России –это русский вопрос. Без русского национального возрождения в России невозродится российское государство, значит – не выживут ни российскиеэлиты, ни народы России. Русский просвещённый патриотизм никогда неподавлял другие народы России, а всегда был залогом государственногоединства всех в России живущих». Своеобразный и глубокомысленный итог научному ипублицистическому анализу проблемы подводит доктор исторических наук,профессор Александр Вдовин: «Русский народ в массе своей не рассматривал 20
  • страну как свое национальное государство, поэтому не стал защищать ее отраспада ни в 1917, ни в 1991 г.» Впрочем, есть и иные голоса, ратующие за воссоздание ненационального государства, а империи: «Главная машина, которую построилирусские, − это необъятная, угрюмая сверхсложная машина Империи, которуюони запускали, включая в неё всё новые и новые валы и колёса, создаваяглобальный механизм протяжённостью в двенадцать часовых поясов. Страшный, моментально нанесённый русским удар не мог остаться безпоследствий. Ужасная травма сначала породила у русских оцепенение, потомизумление, а потом глухую угрюмую злобу и ненависть обманутого иосквернённого народа. Ощущение обездоленности, обобранности, отсутствиевеликой работы и цели поместили русский народ в котёл, где идёт медленноезакипание. Чувство социальной и национальной несправедливости,осуществлённой по отношению к одному из самых трудолюбивых, добрых ивеликих народов мира, является источником будущих катастрофическихвзрывов» (Александр Проханов). Дело опять же не в названии. Национальное государство или империя –не важно, лишь бы кошка ловила мышей… Итак, задачи, которые стоят перед нами, ясны: 1. Вернуть власть народу, точнее, его законным представителям. 2. Вернуть украденную у народа государственную собственность, которой он опосредованно владел несколько десятилетий (хотя олигархически- чиновничья мафия просто так ни деньги, ни власть не отдаст). 3. Вернуть единство советской и русской истории. Вроде бы видится и мнится: за горизонтом поднимается и вырастаетсамостоятельное, сильное и национально ориентированное государство,сберегающее народ под духовным водительством церкви. А пока можносказать лишь сакраментальное: судьба стучится в наши двери. Неотступнопреследует предчувствие: легкий миг – и все рухнет. Рак на горе все-такисвистнет и явится ОНО. Что это будет?.. Может, закончатся нефть, газ, вода, еда?Может, деньги превратятся в бумагу, а вся экономика станет ужас как экономнойи кладбищенски тихой? Или, − что страшнее всего, − Россия опять умоетсякровью? Если власть перестанет прятать голову в песок, если мы невстрепенемся, не очнемся, не выздоровеем, не взорвем стену, о которуюбьемся, не совершим нечто невозможное – болезнь погубит нас. В гулком коридоре истории раздаются громоподобные удары.Слышишь, как приближаются шаги командора? Слышишь стук? Неужели неслышишь?.. НОСТАЛЬГИЯ ПО ЛЮБВИ 21
  • Владимир Скиф – лишь один из многих поэтов, ностальгирующих о«прошлой жизни»: Иней в ночь насыпал проседи, Равнодушный космос мглист. Позлащённый в горне осени, Мне из тьмы сияет лист. Он один такой, оставшийся От сердечной и простой В прошлом веке затерявшейся, Невозвратной жизни той. Речь идет о так называемом «застое» (1965 – 1982 годов), презираемомнашими либералами и мифологизированном ими до чудовищной степени. Очем же говорят факты?.. «Под словом «деградация», − пишет публицист Борис Борисов, − они(либералы), видимо, имеют в виду вот что: сбор зерна в РСФСР в 1950 годусоставил 46,8 млн. тонн, в 1960 − 72,6 млн. тонн, в 1970 - 107,4 млн. тонн, тоесть если на цифры посмотреть, то деградация оборачивается ростом урожая вполтора раза за десять лет и более чем вдвое (в 2,3 раза) за два десятилетия.1978 год - запомните эту дату − рекордный и непревзойденный до сих порурожай в России за всю историю всех времён: 127,4 млн. тонн. Как«деградация сельского хозяйства» сочеталась с рекордным за все временаурожаем - школьники не знают, потому что про рекордный урожай им ровноничего не сказали. Не было рекорда. И когда вам сейчас говорят про«рекордный урожай зерновых» − не верьте, вам врут. Средняя урожайностьза «застойные 70-е» составила 102 млн. тонн в год, за нулевые −(предварительно) − всего 82. А почему бы не рассказать… и об антирекорде - знатном урожае 1998года, когда собрали всего 47,8 млн. тонн, то есть на уровне полувековойдавности, уровне послевоенной, полуразрушенной России образца 1950/1951года?.. Такого «рекордного» урожая в России с тех пор не было целыхполвека! «Застой» в экономике: - Рост национальной экономики с 1965 по 1982 год в 2,5 раза. - Рост реального потребления населения в два с половиной раза. - Фактически завершена электрификация села - важный «национальныйпроект» тех лет. - Рекордный урожай зерновых (1978). - Рост электроэнергетики за 1965-1982 годы в три раза. 22
  • «Застой» в социальной сфере: - В колхозах установлена ежемесячная гарантированная оплата труда ивведено социальное страхование колхозников (гос. пенсии, больничные и т.д,дело ранее на селе совершенно невиданное, причем гораздо раньше, чем вбольшинстве «развитых» капстран. Скажем, в США этого нет до сих пор). - Общественные фонды потребления (социальные расходы) выросли в трираза. - Произведён переход на 10-летнее обучение в школе. - Установлен (увеличен) минимальный размер оплаты труда до 60, а затемдо 70 рублей в месяц (Это около 8000 рублей на нынешние. Сейчас МРОТвдвое ниже застойного − 4 330 рублей в месяц), а минимальный размер пенсии− до пятидесяти рублей (около 6000 рублей на нынешние деньги. Нынешняяминимальная пенсия − 3 540 рублей). - Проведена невиданная даже в мировых масштабах газификация страны:рост с трёх до сорока (!) миллионов газифицированных квартир и домов - вдвенадцать раз. Большая часть ныне газифицированного жилья в странегазифицирована при Брежневе. И наконец − такие мелочи, как то, что освоена сибирская нефть, котораякормит страну до сих пор, проложены все основные экспортные нефте- игазопроводы (3), создано то, что сегодня называется «Газпром», созданаединая энергосистема страны (1970-1978), автомобилестроение высокогомирового уровня (ВАЗ и КАМАЗ), создана ядерная энергетика... Единственное приемлемое объяснение патологический нелюбви нашейлиберальной публики к Брежневу заключается в том, что он все годы занималпоследовательно антисионистскую политику Нам пытаются привить идеологию вечной неудачи, идеологиюпоражения и идеологию вины. Эту идеологию пораженчества и вины нампрививают системно, с детских лет, последовательно, год за годом,десятилетие за десятилетием, через школу и телевидение, через интернет ипрессу. Рассказать, что 60 - 70-е в России − это не только время освоениякосмоса, но одновременно и время резкого, самого быстрого роста доходовнаселения − а вовсе не «снижения уровня жизни миллионов», «учителя»,разумеется, забыли. Так же, как и то, почему при «застойном Брежневе» в РФстроили по 60 миллионов метров жилья в год, а за «успешные нулевые» припримерно одинаковом населении −- в среднем только 45 (то есть опять упалина вполне до-брежневский уровень), или как при Брежневе умудрилисьувеличить производство электроэнергии с 1965 по 1980 год с 507 миллиардовкВт./часов в год до 1294 − то есть в два с половиной раза, а за все время 23
  • правления Брежнева − в три. Напомню, за наше «рыночное демократическоедвадцатилетие» (1990-2010) производство электроэнергии в России не тольконе выросло втрое, как при застойном неэффективном Брежневе, а напротивсущественно упало: с 1082 в 1990-м до 970 в 2009-м (падение на 11%). У нас было своё экономическое чудо, покруче нынешнего китайского −и о нём никто не сказал школьникам ни единого слова. Оно никак не связано сценами на нефть (вопреки распространённой легенде) − большую часть срокаБрежнева нефтяные цены были весьма низкими, вплоть до двух долларов забаррель (это не опечатка). Также забыли рассказать, что именно при ЛеонидеБрежневе страна выросла до рекордного во всей истории − от Рюрика донаших дней - уровня, своей доли в общемировом производстве − как минимум15% (оценка США, а по советским данным − выше 20%) от общемировогопроизводства, что больше, чем, скажем, нынешняя доля «великого растущегоКитая» в нынешней мировой экономике» [12]. Поэт Николай Зиновьев вспоминает: Мне всего двенадцать лет. Горя я еще не видел. Дымом первых сигарет Пропитался новый свитер. На экране Фантомас С комиссаром бьется лихо. Там стреляют, а у нас – тихо. Не до этого, мы строим Тыщи фабрик и дворцов. Назовет потом «застоем» Это кучка подлецов. На уроках я скучаю И гляжу воронам вслед. Мне всего двенадцать лет Счастья я не замечаю. («1972 год») [34] И он в своих ощущениях не одинок. Вот еще одно свидетельство изпрошлого: «Земля, ее недра при Советской власти на самом делепринадлежали народу. Плата за газ, отопление, свет, воду не отягощалибюджета семьи, (как и квартплата). Граждане Туркмении, например, и сейчасчувствуют, что нефть у них действительно достояние народа. У нас квитанцииЖКХ вызывают сердцебиение, нервные расстройства. Моя семья за отоплениеи горячую воду ежемесячно платит столько, сколько стоит недорогое золотоекольцо (и это при теперешней цене на золото), т.е. наш народ золотом платитза нефть, которая по конституции принадлежит народу. А цены на холодную 24
  • воду, газ, свет − фантастические! Кстати, и в лес мы, говоря словамиВысоцкого, «ходили безбоязненно». Теперь даже не верится, какими сказочнонизкими были цены на транспорт. Смешные деньги мы платили за билеты насамолет, а не только на поезд. А сколько копеек, именно копеек, стоилибилеты в метро, на трамвай, автобус, троллейбус? При Советской власти люди ездили к родным, на юбилеи, свадьбы,похороны близких, Есть ли теперь такая возможность у большинства? Наспрактически лишили возможности общаться. Раньше в праздники люди засыпалидрузей и родных поздравительными открытками. Теперь пенсионеру, чтобыпоздравить даже одного друга, надо заплатить 40-50 руб. за приличную открытку. Трещат, что зарплаты у нас были маленькие. А вы прибавьте к нимденьги за бесплатное образование, лечение, дешевый транспорт, доступныецены на книги, прессу, театр, кино, музеи, спорт, низкую стоимость услугЖКХ? Не такой уж маленькой была бы у нас зарплата. Мы гордились своей страной. А это дорогого стоит. Мы гордилисьчелюскинцами, ворошиловскими стрелками, сталинскими соколами: В.Чкаловым, Г. Байдуковым, А. Беляковым, М. Расковой, П. Осипенко, В.Гризодубовой... Гордились стахановцами, лучшим в мире метро, Днепрогэсом,Комсомольском -на- Амуре, нашими театрами, балетом, фильмами, которыепризнал шедеврами уже тогда весь мир («Броненосец Потемкин», «Пышка»),гордились Великой Победой, Верховным главнокомандующимгенералиссимусом И.В.Сталиным, при появлении которого Черчилль иРузвельт испытывали желание встать. Мы гордились нашими успехами внауке, космосе, спорте. Наши хоккеисты и мастера фигурного катанияпользовались такой всенародной любовью, что даже медсестры в госпитале нерешались выключить телевизор до окончания матча или соревнования напервенство мира: во-первых, это явно сказалось бы на самочувствии больных,а во-вторых, они сами, будучи горячими патриотами, не могли оторваться отэкрана. Скажите, положа руку на сердце, можем ли мы сегодня гордитьсястраной? Страной, где планомерно проводится геноцид народа, где не удаетсяостановить его вымирание, где миллионы бомжей и беспризорников,безработица, где сотни тысяч матерей мечтают о «железном занавесе»,оберегающем их детей от наркотиков, насилия педофилов, преступности.Нельзя гордиться страной, где тотальная коррупция, где не может быть равныхвозможностей для всех граждан, если нет бесплатного образования. Нельзягордиться страной, где постоянно гремят взрывы, почти ежедневные теракты,пожары, в которых заживо сгорают старики. Хозяином земли, ее недр, шахт, заводов, фабрик, пароходов должен бытьтолько народ. Никаких «работодателей», хозяев предприятий. Ценностисоциализма вошли в плоть и кровь советского человека. Все ли было так 25
  • хорошо, почему распался Советский Союз - это совсем отдельная тема. Номогу твердо заверить - будущее все равно за социализмом» [38]. Предстоятель Русской Церкви Святейший Патриарх Кирилл считает, чтосоветский народ оставался религиозным, сохраняя христианские нравственныеценности: «Если говорить о коммунистической идее, то, по крайней мере, в нашемроссийском изложении, в нашей национальной интерпретации эта идеязаимствовала христианскую этику», − заявил Святейший ПатриархМосковский и всея Руси Кирилл в авторской программе на «Первом канале»«Слово пастыря». − «Вообще возникло странное явление. Бога ликвидировали,марксистская философия Бога отрицала, а этику христианскую заимствовала,и получилось так, что у нас общество формально атеистическое жило, тем неменее, по принципам христианской этики. Общество, конечно, так в полноймере не жило, а вот господствующие этические взгляды укладывались, можетбыть, не в полной мере, но, тем не менее, укладывались в схему христианскихнравственных ценностей. И поэтому все то доброе, что происходило в советскоевремя, в том числе и героизм людей, подвиг, в том числе и межнациональный мир,который имел место, и многое другое, было обусловлено не атеистическойидеологией, а рудиментарной религиозностью, которая жила в нашем народе иподдерживалась этической системой, которая была принята в стране» [48]. Известный русский историк Игорь Фроянов прокомментировал словаПредстоятеля Русской Церкви о религиозности советского народа: «Святейший Патриарх Кирилл уловил некие подспудные моральныетечения в человеческой жизни вообще и, в частности русского народа. Связькоммунизма с христианской этикой, Христианством, в принципе подмеченадавно. Давно существовало представление о схожести социализма сХристианством. Существует даже такое понятие, как «христианскийсоциализм». Думаю, что Патриарх правильно указал некоторые общиетенденции между христианской и коммунистической идеей, междухристианской и коммунистической моралью. Ведь христианская идея, всущности, коммунистическая идея, если, конечно, отбросить ее атеистическуюкомпоненту. Все остальное в коммунистическом учении тесно соприкасается сХристианством. В словах Патриарха есть еще один, так сказать, частный момент. Он, по-видимому, обращен к тем священнослужителям, которые, не задумываясь,всячески осуждают и даже подвергают поношению наше недавнее советскоеи, условно говоря, коммунистическое прошлое. Я думаю, что ПатриархКирилл как бы предупреждает этих ретивых священнослужителей, стараетсяпоставить их на правильный путь. А путь этот − соединение нашей истории вединый поток. Только в этом случае мы можем рассчитывать на товозрождение, о котором я только что сказал. 26
  • Хотелось бы также обратить внимание еще на одну вещь. Со сторонынекоторых людей, в том числе священнослужителей, нередко звучатобвинения в лицемерии нашего народа, который с окончаниемкоммунистической эпохи внезапно, как они выражаются, «повалил вЦерковь». Их удивляет, как «безбожный» советский народ смог так быстровозвратиться к Богу, к Православной вере. Со своей стороны, я убежден, что всоветское время в народе продолжала существовать вера. Ведь мы, советскиелюди, верили в светлое будущее, которое обещали нам коммунисты, мыверили в «рай на земле». И это чувство веры, сохранявшееся на протяжениисоветского времени в своеобразной земной интерпретации, позволиловернуться к прежней вере, религиозной. Мне кажется, что чувство веры всправедливость, правду, в рай небесный является фундаментальной основойморали нашего народа. В нашем народе не была истреблена вера и,следовательно, религиозность как таковая. А поскольку она сохранялась, хотяи в извращенном коммунистическом варианте, то возвращение к вере предковбыло несложным и естественным. Неистребимость чувства веры играет исегодня действенную роль в возвращении русского человека на завещанныйвеками православный путь». Протоиерей Максим Козлов отмечает: «И, кстати, многие из тех, кто всоветское время приходил к вере из-за того, что был против советской власти,− они потом куда-то разбрелись. Одни, как Глеб Якунин, до церковных анафемдошли, другие − в сомнительные сообщества попали...» [76]. Говорит писатель Валентин Распутин: «Советское имеет двехарактеристики − идеологическую и историческую. Была петровская эпоха,была николаевская, и люди, жившие в них, естественно, былипредставителями этих эпох. Никому из них и в голову не могло прийтиотказываться от своей эпохи. Точно так же и мы, жившие и творившие всоветское время, считались писателями советского периода. Но идеологическирусский писатель, как правило, стоял на позиции возвращения национальной иисторической России, если уж он совсем не был зашорен партийно.Литература в советское время, думаю, без всякого преувеличения могласчитаться лучшей в мире. Но она потому и была лучшей, что для преодоленияидеологического теснения ей приходилось предъявлять всю художественнуюмощь вместе с духоподъемной силой возрождающегося национального бытия»[79]. Исчерпывающий вывод делает философ Александр Молотков: «Может быть оправдан антикоммунизм как несогласие смарксистской идеологией, но не может быть оправдан антисоветизм —как непризнание общенародного советского выбора, ставшего новымисторическим воплощением русской цивилизации, олицетворениемРодины и Отчизны. Здесь любой антисоветизм оказывается предательством 27
  • — политический и либеральный, зарубежный и почвенный,националистический и православный. Ибо предается сама национальнаяистория в ее Реальности, отрицается Промысел Божий, ее определяющий. Парадоксально: бывший отсталый Китай, мудро сохранивший во"времена перемен" свое "советское" прошлое, уверенно выходит в мировыелидеры; а еще недавно могучая Россия, упорно отрекаясь от него, — умирает ивырождается. Что может быть нагляднее?!» ПОЭТЫ НАШЕГО ВРЕМЕНИ Сегодняшнее поэтическое поколение принято считать потерянным.Лирики с подобной оценкой либо согласны (одно из стихотворений НиколаяЗиновьева так и называется: «Потерянное поколение»), либо дают самим себеопределения еще более удручающие: Беспутные, слабые, злые – безвременья дети. Не нам дороги торить прямые в грядущие времена. (Наталья Ахпашева) Поэт Владимир Берязев с горечью замечает: «Нам, в пору взросления изрелости, были суждены катакомбное существование и глухота 90-х. Мы,родившиеся на рубеже 60-х, увы, так и не узнали в лицо своего читателя»[66]∗. Действительно, мы и сейчас живем меж двух берегов: с одной стороны –советское прошлое, посередине – бурное течение современности, а с другогокраю – туманное и непредсказуемое будущее. И плыть нам неизвестно куда, ивряд ли мы пристанем к какому-либо берегу. Такая, видно, судьба: На части я враждебные расколот, - нет выбора, где обе хороши: рассудка ли мертвящий душу холод, рассудок ли мертвящий жар души? (Максим Амелин) Диана Кан говорит о своем поколении с гордостью: «Могу сказать, чтоэто истинно имперское поколение, выросшее в самой сильной на то времястране мира». Тем острее боль потери: Вот так и живем с ощущеньем утраты Огромной страны, превращенной в туман… Мы не диссиденты и не демократы. Мы дети рабочих и внуки крестьян. здесь и далее цитируется по этому источнику – В.Б. 28
  • Не ждите от нас покаянья – пустое!.. В своей ностальгии отнюдь не вольны, Мы дети советской эпохи застоя − Желанные чада великой страны. Для большинства из нас гибель СССР стала катастрофой. Это был не толькоогромный тектонический разлом наций и территорий, а слом прежде всегометафизический, смысловой, перекалечивший всех без исключения, − даже тех,кто презирает прошлое (их, видно, ударило особенно крепко). Наиболее известноестихотворение, посвященное этой теме, стало хрестоматийным: У карты бывшего Союза, С обвальным грохотом в груди Стою. Не плачу, не молюсь я, А просто нету сил уйти. Я глажу горы, глажу реки, Касаюсь пальцами морей. Как будто закрываю веки Несчастной Родине моей... (Николай Зиновьев) Не стоит укорять автора за сентиментальность, ностальгию ипоэтизацию империи, которая, конечно же, была далеко не идеальной. Ведьпамять сердца неизбывна. Глеб Горбовский, поэт той эпохи, дал в свое времяотповедь всем тем, кто склонен видеть в прошлом только атеизм и ничегоболее: И пусть – дракон ее язви – Жизнь пропиталась липкой ложью… Ведь ностальгия по любви – Не ностальгия по безбожью [94]. Всем нам на рубеже столетий пришлось искать себя в новой стране.Слова Сергея Есенина: «Ищите Родину!» вспомнили тогда многие… В лукавых девяностых выросла непреодолимая стена между народом ивластью, жизнь стала походить на сумасшедший дом: Я убью телевизор собственной рукой. Вырву с мясом жесткие усы антенн. Мне доктор рекомендует покой. У меня депрессия от актуальных тем. (Наталья Ахпашева) Казалось, сама земля стала уходить из-под ног, многие искренне непонимали, что творится: 29
  • Поедешь налево – умрешь от огня. Поедешь направо – утопишь коня. Туман расстилается прямо. Поехали по небу, мама. (Денис Новиков) А какая была каша в головах!.. Большевизм, шведский социализм,монархизм, белая идея, красная, либерально-демократическая, анархическая…Секты, астрологи, целители, экстрасенсы… Безумный танец в пустоте, безсветлой мысли, без общего дела. Не было идеала, не было и чувства единения, соборности, даже простогососедства, открытости и душевности. Не было цели – не было и восторга,упоения в бою, вдохновения, порыва, преодоления себя. Застой в умах обернулся спадом в экономике, разрухой в образовании имедицине, непреодолимым расколом в культуре и литературе. Идейноеземлетрясение потрясло философию, весь научный мир. Была надежда, что вточных науках, особенно в математике, все в порядке. Оказывается, и тамвозник острейший методологический кризис. Поэтам оставалось полагатьсяразве что на интуицию: Все песни позабыть. Все книги. И все цитаты о труде. В земной коре услышать сдвиги И угадать по звуку, где Гудит минута роковая, Определяя на века Закон, который воля злая В жизнь воплотит наверняка. (Александр Кувакин) Злобный ветер перемен обернулся настоящей душевной смутой:«Вообще, наше поколение, на мой взгляд, сродни со словом «колено». Нас всюжизнь пытаются сломать «о колено». Да, учили нас жить по одному варианту,а заставили – по другому. Многие сломались. Тяжело было осознавать, чтокакие-то идеи, уже ставшие твоими, оказались непригодными в сегодняшнейжизни. Мне выжить помогли мои дети. Ощущение, что жизнь твояпринадлежит не только тебе» (Нина Обрезкова). Инне Кабыш помогло выжитьв эти годы творчество: В моей бестрепетной отчизне, как труп, разъятой на куски, стихи спасли меня от жизни, от русской водки и тоски. 30
  • В такой «мирной» жизни мы потеряли неизмеримо больше, чем в двухчеченских войнах. Из поэтов погибли Александр Башлачев, Виктор Цой,Александр Бардодым, Денис Коротаев. Наука выживания стала главной: «Вмыслях о том, как снискать хлеб насущный, в разное время работалбиблиотекарем в «Библиотеке Академии Наук», сторожем в Университете,охранником в магазине, грузчиком издательского отдела Русского Музея,секретарем одного из основоположников мансийской письменности,контролером вневедомственной охраны, зиц-председателем малогопредприятия, старшим редактором редакционного комплекса «Культура»,частным издателем, оператором котельной и даже таксистом» (АлексейАхметов). «Многие мои сверстники и знакомые эмигрировали, - пишет ДианаКан. – А я эмигрировала в русскую литературу». Да, поэты ушли в том числе ив «чистую» поэзию: «Всегда была (и остаюсь) идеалисткой – и наивнопроходила мимо многих ловушек и соблазнов 90-х, просто их не видя, недопуская самой возможности» (Нина Ягодинцева). Но большинству «втрудные переломные годы ХХ – начала ХХ1 вв. позволило выжить преждевсего чувство сопричастности к России, к ее судьбе» (Александр Кувакин). На самом деле это поколение – не потерянное, наоборот, его уникальныйжизненный опыт (Максим Амелин, например, с удивлением пишет: «Мнетридцать лет, а кажется, что триста…») позволил соединить несоединимое: внашей памяти соседствуют и пионерские песни и «Отче наш»: Нет! Сквозь елей церковных песнопений Я вижу – от молитвы горяча, Безбожница в четвертом поколенье Слезами оплывает, как свеча. Сжигает душу-живу, чтоб отныне На этом смутном страшном вираже И крестные, и красные святыни Единокровно ужились в душе. (Диана Кан) На плечи нынешнего поколения легла великая ответственность: В эту землю мне лечь. Потому я за все здесь в ответе. За колосья и храмы, за дикие травы у троп. Обжигает мне щеки болезненный жар лихолетья. Но прохладен и свеж у ворот колокольчиков сноп. (Марина Котова) Что же ждет нас впереди?.. Летит искрою лист, и тают Узоры рощи кружевной. И что-то зреет там, за далью, 31
  • Как летом в глубине земной. (Борис Лукин) Разброс предчувствий, как всегда, необычайно широк. Одни поэтыпризывают нас готовиться к худшему: Россия сушит сухари. Я это вижу изнутри, Поскольку здесь живу. По срокам Уже не нужно быть пророком, Чтоб знать - что будет наперед. (Елена Исаева) Другие – склонны верить в лучшее: Я живу, как больная страна Накануне второго рождения. (Инга Чурбанова) На самом деле жизнь народа в сермяжной сути своей не измениласьникак. И от главных и душераздирающих вопросов современной России намне уйти, как бы ни гремели фанфары и ни грохотали салюты. Почему тогда были возможны необычайные, непревзойденные взлетыдуха: революция, Победа, космос, а сейчас всего этого нет? Почему тогда мы были счастливы, а ныне превратились в странуобывателей, любимое занятие которых – считать деньги? В почете остаются индивидуализм и хищничество, в загоне – честныйтруд и солидарность… Это мы прорвались издалёка, Где порой бывало одиноко; И за суетой не вспомнишь столько, Сколько здесь случилось пережить. Свет, как свет, и мир, как мир: не добрый И не злой, во многом нам подобный. В нём, хотя и говорим свободно, Но живём, не смея полюбить. (Борис Лукин) Бег по кругу, бег в пустоту, бег в никуда… Спешим, а насытиться неможем. Не жизнь, а мираж. Для кого-то – туман сомненья, а для большинства– дым коромыслом, пьяный угар… Боже, как мы все устали От удачи невпопад, От железных магистралей, От бетонных автострад, 32
  • От назойливых событий, От тревожных новостей, От неведомых открытий, От напившихся гостей… (Дмитрий Мизгулин) Однако внутри национального организма, в духовном теле России идетнезримая битва за жизнь. Народ не безмолвствует, он с достоинством –единственный! – сохраняет родную для него страну. Литература лишена цельности, разбросана, как острова в океане: Теперь она, как в дымке, островками глядит на нас, покорная судьбе... (Н.Рубцов, "Поэзия"). «Последние лет десять разговор о поэзии неизбежно зачинался словами,проникнутыми легкой грустью,— поэзия сегодня никому не нужна» (ВиталийПуханов). Писательство теперь не профессия, но как всегда – призвание ислужение. Тайный смысл этого служения раскрывается позднее: Без поэта земля нежива. Острый лемех вонзается в чрево, и зародышей нового сева в нетерпении ждут жернова. (Андрей Расторгуев) Поэт может писать о чем угодно, переплавляя в образ любую деталь, ноза всем этим должен стоять человек с его бессмертною душой. Поэт видит бег времени и слышит его приближающийся звук отчетливееостальных, но у поэта и народа – одна судьба. В нас еще сохранились вера, жажда Бога, стремление к правде исправедливости, еще не растоптана до конца тяга к светлому началу, кромантизму и идеализму как в высоком философском, так и в расхожембытовом смысле. Без этого нам не жить, такое у нас сердце... ДмитрийГалковский пишет о русских как о гениальных детях: "Русский талантлив,поскольку сохраняет связь со своим детством... Гениальные дети - это и естьлучшее название для русских". Можно смело добавить: и для русских поэтов -тоже. Вера, только вера спасает нас: И реки вернутся в свои берега, И станет вдруг ясно тебе, Что нынче страшнее меча для врага 33
  • Свет тихой лампадки в избе. (Андрей Ребров) Вера в Бога и Россию, − а они неразделимы, между ними естьмистическая, не всеми видимая связь, − помогает найти верный путь: «Толькодухом Бога и Отчизны / Вечно преисполнена душа» (Николай Зиновьев). Эмиль Золя однажды заметил: «Правда – это уже поэзия». Все пройдет, аправда и любовь останутся… В этой формуле заключается суть нашегонационального бытия, великое пророчество о России. «Россия… При одномэтом имени как-то вдруг просветляется взгляд у нашего поэта, раздвигаетсядальше его кругозор, все становится у него шире, и он сам как бы облекаетсявеличием, становясь превыше обыкновенного человека. Это что-то более,нежели обыкновенная любовь к отечеству… Это богатырски трезвая сила,которая временами даже соединяется с каким-то невольным пророчеством оРоссии, рождается от невольного прикосновения мысли к ВерховномуПромыслу, который так явно слышен в судьбе нашего отечества» (Н.В.Гоголь) [22]. Россия – не государство, не страна, а духовная субстанция: …Россия – странная страна… В трудах земных измаясь, По небу странствует она, О звезды спотыкаясь. (Диана Кан) Поддерживает ее и Елена Исаева: И кто б здесь только не искал дорогу, Свернет он кверху, прочие забыв. Куда идти в России, как ни к Богу? Во все другие стороны – обрыв. Жизнь продолжается вопреки всем и вопреки всему, по какому-тоневидимому и непознанному нами плану: Продолжается жизнь – вот и славно, и хватит о том, что спастись нелегко, невозможно почти от сумы. – Что смертельного в ней? – Да и ноша по силам… С трудом выбирается город из снежной берлоги зимы. (Юрий Перминов) И по большому счету, нет никаких оснований страшиться хода истории: Эпоха сменяет эпоху, Но русскому все нипочем. Не думай, что русским быть плохо. Не бойся. Не плачь ни о чем. (Виталий Пуханов) 34
  • Да и возможно ли нам отстраниться от общего дела?.. Русич, о вещем забудь Олеге И раздави змею! Счастье найдёшь в кочевом ночлеге! Гибель найдёшь в бою! (Валерий Дударев) Конец ХХ – начало ХХ1 века называют временем смуты, но может быть,в будущем оно получит иное название. Это время было невероятнопротиворечивым. Гибель страны, нищета, разруха – и тысячи восстановленныххрамов… Содержание этой эпохи смог раскрыть только поэт: Как ликует заграница И от счастья воет воем, Что мы встали на колени. А мы встали на колени Помолиться перед боем. (Николай Зиновьев) Народ вернулся к православной вере. И поэты здесь не сталиисключением. Возродилась и духовная поэзия. Дело только не в ее названии, -подлинная духовная (как и всякая другая) поэзия измеряется не количествомупоминаний Всевышнего и частотой цитирования Священного Писания, аглубиной таланта и более ничем… При слове север сердце воскресает, а почему – не знаю. Приглядись: вот в сумерках блестит грибная слизь, а дальше всё земное вымирает так явственно и вот – одно лишь слово: и верую, и сев пребудут в нём, и верба, развернувшаяся снова – там, на ветру, во Царствии Твоём. (Константин Кравцов) Теперь мы не одиноки. С нами Бог. Попытки найти в истории и всовременности символическое имя державы (Пушкин?.. Петр 1?.. Сталин?..)бесплодны. Есть только одно имя в России, которое, по мысли НиколаяЗиновьева, не подлежит сомнению и обсуждению: Тужурка-то засалена, А риза-то чиста. Давайте ждать не Сталина. Давайте ждать Христа. 35
  • ДЕНЬ ГНЕВА Епископ Сыктывкарский и Воркутинский Питирим (Волочков) в своейгражданской проповеди дает нелицеприятную оценку демократии в России: «Скажу больше - современная демократия является ничем иным, какполитическим механизмом уничтожения российского народа. Говорю это недля того, чтобы обличить кого бы это ни было, а потому, что, как сказалСвятейший Патриарх, если мы будем молчать, ополчившийся на Россию врагнас попросту уничтожит. Архиереи − ангелы Церкви, Божии Уста, совесть ичесть нации. Если не скажем мы, не скажет никто». Власть надо уважать, потому как безвластие в тысячу раз хуже. Номириться с тем, что она находится в руках растлителей и губителейсобственного народа, нельзя. Государство поощряет разврат, покрывает его,берет налоги и даже оплачивает! Более того, заставляет всей угрожающеймощью жить по своим, а не Божьим законам. Говорят, что у власти нет воли. Неправда! У нее нет главного: любви ксвоей родине, а есть страсть, испепеляющая все вокруг – страсть к золотомутельцу, к доллару, к этому зеленому змию дохлой нашей экономики. «Что касается гражданской пассивности православных и приведенныхслов из Писания, скажу следующее, – продолжает епископ. − Здесь мы имеемдело с не совсем точным переводом, что «всякая власть от Бога». На этообратил внимание в свое время еще митрополит Петербургский Питирим,один из авторитетнейших иерархов Церкви, говоря, что слова следовалоперевести как «всякая власть должна быть от Бога» − и тут же от себядобавлял: «ну не от народа же ей быть». Если же мы возьмем синодальноеиздание Евангелия на церковнославянском языке, то увидим следующиеслова: «Несть бо власть, аще не от Бога» - то есть не является властью, если неот Бога. В духовном смысле так и есть. Апостол Павел говорит, что «сущие жевласти от Бога учинены суть». Что это значит? Это значит, что не признаетсявластью власть, если она не от Бога, поскольку подлинные власти Богомучреждены! Слово же «сущий» означает в данном контексте «подлинный»,«истинный», «настоящий» (вспомните выражение «сущая правда»), а вовсе не«существующий» или «всякий» как значится в современном переводеСвященного Писания. Мы как православные христиане обязаны де-фактополностью признавать эту «демократическую» власть, попущенную Богом длянашего исправления, подчиняться ее законам, даже сотрудничать с ней воблаго Церкви и Отечества. Но мы, русские, свободны от духовногопослушания этой власти». Если мы свободны – то значит вольны сами определять ее будущее: 36
  • …Что ж, веселитесь, скоморохи, но знайте: нам не по пути. Пускай любви остались крохи, но ведь остались? Там, в груди… В груди, уставшей от позора под чью-то дудку танцевать. Но я-то знаю: скоро, скоро моя страна, моя опора начнёт себя Отчизной звать! (Г. Горбовский, «Скоро») [27] «Задача Русской Православной Церкви заключается в том, чтобывоспитывать человека, способного на жертву, на подвиг, на победу, – отметилСвятейший Патриарх Кирилл. − Мы должны сделать все для того, чтобы непросто сохранить Россию, не просто воссоздать Святую Русь, а чтобы статьмощным заслоном на пути всех сил, которые сегодня разрушаютчеловеческую личность» [59]. Укрепись, православная вера, И душевную смуту рассей. Ведь должна быть Какая-то мера Человеческих дел и страстей. Ведь должна же подняться Преграда В исстрадавшейся милой Стране, И копьем, поражающим гада, Появиться Стратиг на коне. Что творится: так зло и нелепо Безнаказанность, холод и глад. Неужели высокое небо Поскупится на огненный град? И огромное это пространство, Тешась ложью, не зная стыда, Будет биться в тисках Окаянства До последнего в мире суда? Нет. Я жду очищающей вести. И стремлюсь, и молюсь одному. И палящее пламя Возмездья Как небесную манну приму. (В. Костров) 37
  • «Мы понимаем, власть панически боится самоорганизации народа, -пишет В. Саулкин. - Ибо народ, организовавшись, может спросить - где моясобственность? На каком основании, и по какому праву запасы нефти и газа,то природное богатство страны, что, например, в Норвегии и СаудовскойАравии принадлежит всему народу, в России стало собственностьюнебольшой группы людей? Власть боится народа. Народа, которыйпочувствует себя не «электоратом», а гражданами своего Отечества. Такимигражданами, как Минин и Пожарский. Самоорганизация необходима и она обязательно рано, или поздноначнет происходить. Православные патриотические организации за последнеевремя тоже научились не только красиво говорить о спасении России. То, что«Народному собору» в борьбе против «Форсайт-проекта» удалось собрать в«Пушкинском» представителей десятков организаций из многих регионов, точто, совместными усилиями удается в напряженном противостояниисдерживать натиск ювенальщиков, показывает − объединение,самоорганизация народа возможна. Православные первыми осозналиювенальную угрозу и, несмотря на информационную блокаду, сумелиостановить «грантоедов» и их лобби в Госдуме и Общественной палате». Власть противодействует национальной самоорганизации по-своему.«Троянским конём, как и в случае с пугалом «прав человека», стал очереднойлиберальный диктаторский по существу тезис – толерантность, которуюстали требовать только от русских людей. Итогом столь однозначного подходастало нарастание недовольства коренного, в основном русского, населения. Так в прошлом году прокурор и судья г. Иваново обвинили вксенофобии писателя Севостьянова и потребовали запретить его книгу за то,что она «чрезмерно проникнута русским духом» (!) (буквальные словаприговора)». (В. Ганичев). Время от времени нас призывают и к «всеобщему покаянию». Интересно,как его представляют наши «доброжелатели» – в виде свободногореферендума? Так его же раз и навсегда отменили от греха подальше. В формепокаянного письма с рулонами подписей? Еще смешнее. Покаяние бываеттолько личным, в церкви, в присутствии священника (пусть даже на общейисповеди), и никаким больше. Это и есть самый трудный шаг. И возрождениевозможно только после этого шага. Не всепрощения ждут от нас Бог и Россия,а смирения. Мы обязаны надеть смирительные рубашки на собственныестрасти: «похоть очей, похоть плоти и гордость житейскую», и никто другойза нас это не сделает. Увы, в нас нет жгучего осознания собственной вины истепени участия во всеобщем растлении, а значит, нет и покаяния. «Русское движение вопреки нашептыванию, что это и есть основнаяопасность для России, − пишет А. Казинцев в книге «Возвращение масс», −-показывает его поддержка и опора на русских и есть главная спасительнаясила государства». В книге А. Казинцева, −- замечает В. Ганичев, − 38
  • обнажаются бюджеты национальных субъектов и русских областей сочевидным превосходством первых, показаны уступки диким средневековымобычаям и группам лоббистов в столице, покровительствующихнациональным диаспорам и боевым отрядам (ОПГ) некоторых из них. ВРоссии 2 000 преступных групп, созданных на этнической основе». По данным МВД так называемая «русская» мафия в России – давно ужена задворках уголовного мира. Не выдержала конкуренции со стороны другихпреступных группировок, сколачиваемых по национальному признаку.Господствуют мафия чеченская (нефтяной и гостиничный бизнес), еврейская(банки, нефтяные и газовые компании, металлургия), азербайджанская(рынки), цыганская (наркотики) и т.д. Кто из нас не знает: бывшие«колхозные» рынки заполонили представители громогласного племени,пересчитывающие рубли и покрикивающие на русскихдевушек-«реализаторов». По меткому наблюдению вологодского поэтаАлександра Пошехонова, «Россия смуглеет». Все это никак не применимо только к миру чиновничества – эта мафиянаднациональна. «В книге А. Казинцева «Возвращение масс», - пишет далее В. Ганичев, -приведены десятки и сотни фактов о «незамеченных» прессой и юстициейнападений на русских людей, вытеснения их из мест проживания или с местработы, из ларьков, рынков, даже школ. Могло это вызвать недовольство? Ещекакое… И вызвало». Наступил много раз предсказанный День Гнева: Пока это песни и даже напевы, пока это просто стихи... Но я его вижу – День русского гнева, день кары за ваши грехи. И мы не святые, и мы виноваты, но мы искупили вину в 17-м, в 37-м, в 45-м, когда воскрешали страну. Вам не затемнить эти грозные были туманом нерусских имен. А впрочем, мы тоже их не забыли и список вам будет зачтен. Мы вам подставляли ланиты и плечи, смиряясь, прощая, любя. А вы наслаждались, Россию калеча, и – приговорили себя. В дворцах местечковых, в развратных столицах, 39
  • в экранах, в газетах, в Кремле, – от Божьего гнева нигде вам не скрыться на русской смиренной земле. (Виктор Верстаков, «День Гнева») 11 декабря 2010 года «нулевые» годы нового века закончились. Рухнулипоследние упования на «доброго царя» Путина. «Кровавая суббота» наМанежной положила конец иллюзиям, навеянным бесконечными обещаниями.Всего лишь за один день народ преобразился и стал другим. Теперь он понялокончательно: власть надо менять! Попробуем рассмотреть, в качестве предположения, вариантыдальнейшего развития событий. Сценарий первый. Смена власти законным путем. Надежда на выборы потеряна уже давно. В их честность, точнее, вчестность подсчета голосов, верит, наверное, только ПредседательЦентризбиркома. В «демократической и свободной стране», где не проводятсяобщенародные референдумы («самостийный» референдум провести можно, ноего никто не признает легитимным), а два лидера между собой решают, комуиз них править в следующий срок, говорить о справедливых выборах смешно. Политические партии у нас оказались беспомощными и жалкими.Косолапая «Единая Россия», подмявшая под себя всех, - не партия, абюрократическая структура. Обращения к разуму и совести власть предержащих, открытые письма,депутатские запросы и заявления в суды уже были, но не дали и не дадутрезультата. Надеяться на принятие справедливых законов – тоже наивность, у рулястоят политики, думающие и делающие все прямо противоположным образом. Ждать до тех пор, пока власть переродится сама – по принципу: Россия«переварила» коммунизм, уйдет в небытие и нынешнее безобразие – этозначит дождаться того момента, когда «переварят» всех нас. Некий Юргенсуже проговорился: русский народ мешает модернизации. Вот, пожалуй, и все, вариантов больше нет. Сценарий второй. Насильственная смена власти. В условиях, когда холодная Гражданская война – уже не перспектива, ареальность, этот вариант, к сожалению, имеет все шансы материализоваться.Но в каких формах? Бунт цели не достигнет. Военный путч в наше время, когда армия деморализована, а генералы иофицеры в знак протеста в массовом порядке уходят в отставку или сводятсчеты с жизнью, – латиноамериканская экзотика, а по большому счету утопия. 40
  • Внутренний дворцовый переворот тоже нереален – в Кремле сидятоднояйцовые близнецы с искаженным либеральным сознанием. Что-либоизменить может только внешняя патриотическая сила. История свидетельствует, что всегда и все у нас решалось в столице, иприступить к решительным действиям может только нелегальная группа людей,способных организовать всеобщую забастовку или политический переворот. Нынешняя верхушка пришла к власти незаконным путем (1993 год).Можно предположить, что и ответ будет точно таким же: Какие морали? Какая идея? Для них на Канарах цветет орхидея. И, снежную гладь превращая в панель, Бесстыдную юбку задрал Куршавель. Для них развеваются флаги на яхтах. Для них надрывается быдло на вахтах. И голову кружит, сквозь хищный дурман, Смертями и кровью набитый карман. Во имя куражной забавы и блажи Для них золотые раскинулись пляжи, Где в землю чужую запрятав концы, Присвоены виллы, бунгало, дворцы. Для них лже-художники пишут портреты. Для них – вертолёты и кабриолеты. Для них, по понятьям, – не жизнь, а малина. ...Для них – приговор, самосуд, гильотина. (Л. Щипахина, «Для них») [116] Данные опроса, проведенного в 2011 году, не оставляют сомнений:впереди – большие перемены: «Эксперимент по уничтожению русского народаподходит к своему логическому концу. Политика оккупационнойадминистрации РФ вынуждает нацию бороться за существование с оружием вруках. О готовности "мочить" оккупантов заявила уже треть населения России. Граждане России становятся все более агрессивными. "Перестрелятьвсех, из-за кого жизнь в стране такова, какова она есть" сегодня желают 34%российских граждан, тогда как в 2008 их было лишь 16%. Об этом сообщаютсотрудники Института социологии РАН, авторы доклада "20 лет реформглазами россиян". Согласно результатам исследования, больше всего желающихперестрелять засевших во власти упырей, в Москве - свыше 60%. Кроме того,количество респондентов, которым "стрелять ни в кого никогда не хотелось",снизилось с 54% в 2001 до 28% в 2011, сообщают "Московские новости". 41
  • Эксперты отмечают высокий уровень готовности к насилию поэтническому признаку. Так, 40% русских и 24% нерусских высказались вподдержку насильственного выселения представителей другихнациональностей из своего населенного пункта. По мнению 15% русских, "РФ должна быть государством русскихлюдей", еще 31% уверены, что "у русских должно быть больше прав,поскольку у них больше обязанностей". 65% русских поддерживают идеюправа выхода из состава страны народов, которые не желают мирно житьвместе. Изменилось отношение русских и к чеченским войнам. Если первуювойну одобряли 33%, вторую в момент разгара - 56%, то в 2011-ом противобеих войн настроены 90% респондентов. По мнению экспертов, людиубеждены, что победителями из них вышли чеченцы, так как правительствоПутина украло победу у русских солдат. "Утратой надежд" называют состояние граждан РФ авторы исследованияпо итогам двух эпох: "реформам Ельцина-Гайдара" и "реформам Путина-Медведева". Разрыв между "реальным и желаемым статусом" людей "впоследние десять лет нарастает". Так, "престижную профессию, карьеру,наличие собственного бизнеса", значимость которых возросла, имеет лишьменьшинство, сообщает "Коммерсант". Этим объясняется и то, что почти половина граждан, чаще в возрасте до30 лет, желает уехать из России, 12% - навсегда, что вдвое больше, чем десятьлет назад. Граждане РФ негативно оценивают 90-е годы, за исключением "развитиядемократии, прав и свобод". Их последствиями, по мнению граждан, стали"рост коррупции, резкое ухудшение морального состояния общества и распадсоциальной сферы". 20-летие реформ вызывает "чувство несправедливости всегопроисходящего вокруг, стыда за нынешнее состояние страны и страха передбеспределом и разгулом преступности". Людей не устраивает сложившиеся"капитализм и демократия для своих". Как считают социологи, кардинальные реформы в России неизбежны.Многие уже сейчас отдают себе отчет в неизбежности революционныхпреобразований» [31]. Иерей Александр Шумский предостерегает: «Повторяю, еще можно, ещене поздно остановиться на краю бездны и повернуть в противоположнуюсторону. Мы ждем приказа капитана: «Полный назад!». Российскоегосударство, находящееся в либеральном параличе, такой приказ отдать не всостоянии. И все очевиднее становится, что такая команда может раздатьсятолько с капитанского мостика Русской Православной Церкви. Потому чтотолько она сегодня остается последним бастионом и подлинным 42
  • Удерживающим» [120]. Надежда на чудо остается, но все явственней виден«бессмысленный (?) и беспощадный» русский бунт: Моя душа летит сквозь время, Сквозь чёрную, тугую тьму. В России жгут беды беремя И тонут в жертвенном дыму. Готовят пики и дреколья, По вечерам лампады жгут И всей своей сердечной болью, Всей русской голью чуда ждут. Во тьме ругаются нещадно, Хрустит брусчатка или грунт… Бессмысленный и беспощадный, Готовят новый русский бунт. (В. Скиф) В этом хоре особенно громко звучит трагический голос ВалерияХатюшина: «Перевороты», «путчи», «мятежи» — хмельные сны беспутной этой власти. Все муляжи ее и миражи мерзей любой привязчивой напасти. Плевать ей на чубайсов и цапков — перепугал ее до нервной дрожи неустрашимый, боевой Квачков и русский клич мятежной молодежи. Фанатский сбор ей будет как мятеж и Русский марш покажется восстаньем… Но Ополченье выйдет на Манеж, а с ним спецназ — с недолгим опозданьем. Крепись, полковник! Отчая земля стряхнет с себя изменников презренных. Весь Русский мир придет к стенам Кремля, чтоб сокрушить мучителей застенных… («Владимиру Квачкову») После этих строк невольно вспоминаются державинские: «Приди, суди,карай лукавых, И будь един царем земли!» Чего стоят одни только названиястихотворений В. Хатюшина: «Мститель», «Взятие Кремля», «Новоевозмездие», «Чужие»! Жаль только, что этот пафос чаще всего оказывается 43
  • неубедительным именно из-за несоответствия громадной важности темы имеры таланта автора, откровенно рифмующего прозу, «да и дурную». К словусказать, пейзажные стихи Хатюшина вовсе слабы, что говорит, ко всемупрочему, об узости его тематического диапазона. Наиболее последовательные радикальные позиции занимает всовременной лирике Марина Струкова. Предчувствие судьбоносных событий -основной мотив в ее поэзии. Картины будущей революции (или бунта)постоянно возникают в стихотворениях поэтессы: Бэтээры идут по Москве напролом И усыпаны улицы битым стеклом, Если взрыв прокатился как радостный гром, Это значит в стране – абсолютный погром! Захохочет огонь, рассыпая металл: Ты ведь этого ждал? Ты ведь этого ждал? Ты полжизни отдал, ты души не продал, Ты хозяином собственной родины стал. И пускай по планете разносится весть: Есть славянский реванш – справедливая месть. Уползает в подвал демократ-депутат, Отступают армады наемных солдат, Обыватели давятся супом пустым Наблюдая опять над отечеством дым, Их не будем судить, неповинных губить, Лишь научим, как бить и свободу любить. («Если выстрелом выбит у сейфа замок») [108] Революция для нее – не смена формации, а сакральное действо: Вздымайся выше, красный прах всех бездорожий! Тому удача, в чьих руках Бич Божий. [103] В этом свете воспринимается иначе вроде бы навечно окаменевшаязаповедь: «Люби врагов своих», еще со школьных лет странным образоммутировавшая в толстовскую лже-заповедь о «непротивлении злу»: «Возлюби своего врага» – эта фраза вам дорога. Что ж, послушаюсь, уступлю. Я врага своего люблю. Не убил, не загнал в тюрьму, Не вручил по пути суму, 44
  • Не изгнал, не лишил тепла, Не заметил, как подросла. Коль вину ему отпущу За себя я его прощу, Но когда подойду к окну Не прощу его за страну. [103] Наступил предел терпения, пришло время вынужденной активнойзащиты. Не наша вина, что мы оказались в положении «малого» народа. Нораз оказались – придется использовать проверенные другими приемывыживания, а какие – каждый должен решить для себя сам. Нельзя сейчас идти на компромисс – он будет оценен как предательство.Надо поступать по заповеди: любить своих личных врагов, но с врагамиОтчизны не церемониться, всегда помня о том, что мы требуем непревосходства, а равенства. Надо только не допустить, чтобы национально-освободительная война не превратилась в войну гражданскую: В час восстания грозный, дикий, по колено в крови гуляй, но запомни закон великий: Русский, в Русского не стреляй! («Русский, в русского не стреляй!») [103] Поэт и критик Вячеслав Лютый с воодушевлением отмечает: «Так долгоявное волевое начало не было востребовано русской поэзией, и вот оно, почтиуже нежданное, предстало вдруг в стихотворных строчках, вышедших из-подженской руки». Даже далекие от ее идей критики вынуждены признатьнесомненный дар поэтессы: «Марина Струкова – для меня, бесспорно,входящая в десятку (а возможно, и в пятёрку) лучших современныхроссийских молодых (т.е. досорокалетних) поэтов. Необходимо объясниться… Разделяю ли я националистические идеи Марины Струковой,продвигаемые ею в поэзии? Нет, не разделяю. Более того, я неоднократно выступал против таких идей, посколькусчитаю их потенциально опасными – в некоторых публицистических изводах.Но, разумеется, не в изводе поэзии Марины Струковой. Стихи Марины Струковой замечательны тем, что возвращают вобескровленную русскую поэзию трагедию – подлинную (живую) кровь, незаменимую галлонами искусственного тёпленького физ(лир)раствора.Возвращают жизнь. Ибо где подлинность – там жизнь. За суровой стеной патриотического стана есть жизнь, есть поэзия» (К.Анкудинов). 45
  • ЮННА МОРИЦ В массовом читательском сознании Юнна Мориц – детская поэтесса(себя она называет поэткой), автор классических стихотворений и песенныхстрок, знакомых, кажется, всем и всегда: «Пони бегает по кругу», «Собакабывает кусачей», «Ежик резиновый» («Ёжик резиновый / Шёл инасвистывал / Дырочкой в правом боку») и других. И вдруг в 90-е годы передтеми, кто еще мог интересоваться современной поэзией, явилась совершеннодругая Мориц – едкая, бунтующая и страстная в своей непримиримости краспоясавшейся власти мирового правительства: Когда идёт Россия на уступки, Ей череп разбивают молотком - На деньги стран, желающих разрубки России, не съедобной целиком. Смолоть зерно судьбы и стать мукою, Утратить путь божественный зерна?!. Тогда весь мир оставит нас в покое И вся правозащитная шпана. [61]∗ Но, пожалуй, самым гневным, полным презрения к врагам, откликомстала поэма Юнны Мориц «Звезда сербости». Написанная «самым низкимслогом, / Самым грубым площадным пером» в дни, когда страны западнойкоалиции устроили безжалостную и циничную бомбардировку Югославии, этапоэма была опубликована в 2000 году: Особо культурные парни Балканы культурно бомбят. В особо культурной поварне Состряпали этих ребят. Особо культурные страны Их нынче пекут, как блины, И будут они ветераны Особо культурной войны. Они убивают культурно Мосты, поезда, города, Поскольку ведет себя дурно Людей некультурных среда. Но бомбами вышибут сходу Мозги некультурных людей И новую купят народу здесь и далее цитируется этот источник – В.Б. 46
  • Культуру и новых вождей. И будут потом ветераны Особо культурной войны Учить некультурные страны Особому чувству вины – За то, что не сразу в могилу Культурно они улеглись, А всю некультурную силу Собрав, некультурно дрались. Оценка личности Милошевича тоже была совсем не «толерантной»: Теперь Милошевич, как мученик святой, Покинул карлы дьявольской берлогу, Теперь Гаагу он покинул с простотой, Чья суть — свободный путь на суд, но к Богу. «Ведущие либеральные журналы "Знамя" и "Октябрь" наотрез отказалисьпечатать поэму, - рассказывает критик В. Бондаренко. – Сергей Чуприниндаже не пытался объяснять причины отказа. И так все ясно. Да, годамизаманивали Юнну Мориц в журнал, да, готовы были послать курьера и срочнопоставить в набор что угодно. Но когда вместо современногопостмодернистского "текста" они получили обжигающий, режущий, колющийкрик ненависти к натовцам и боль души за поруганную Сербию, запоруганную Россию, "знаменцы" холодно сообщили, что печатать не будут."Объяснять не надо…" Соросовские журналы закрыли перед поэмой все своидвери и даже щели» [9]. Наши доморощенные либералы даже стали поговаривать, все ли впорядке у нее с головой. Юнна Мориц ответила: У старушки поехала крыша, А под крышей – такая среда, Что какие-то ангелы свыше Ей поэму напели туда. А гуманные страны ГОВНАТО В это время бомбили Белград На потребу ковбойского брата, Был который большой демократ. У старушки поехала крыша, А под крышей – такая среда, Что какие-то ангелы свыше Сербов ей запустили туда. А гуманные страны ГОВНАТО 47
  • Объявили изгоем страну Этих сербов, С высот демократа В ширину их бомбя и в длину. У старушки поехала крыша, А под крышей – такая среда, Что напели ей ангелы свыше Не гламур элегантный, - о, да, Не романс, от которого ноет Сердце сладко и слёзки висят, Элегантные, как ельциноид На гламурных пирах соросят. У старушки поехала крыша, А под крышей – такая среда, Что поэтство, которое свыше, Звёзды сербости сыплет сюда, Звёзды лирики Сопротивленья Наглой силе разбоя и лжи. Крыша едет – для ангелов пенья, Им спасибо за сербость скажи, И, звезду надевая изгоя, Остуди оккупантов апломб, И не будь элегантней разбоя Их свободы с гламурностью бомб!.. («Большой секрет для маленькой компании») Между прочим, «Звезда сербости» посвящена не только трагедии Сербии: Война уже идет. Не с сербами. А с нами. Но вся Земля живет, овеянная снами… Из беседы Ю. Мориц с Марией Богатыревой: «− Какие события последних лет вызывали у вас чувство национальнойгордоcти? - То, что Россия не принимала участия в «демократических бомбежках»Югославии. А также, когда на Западе гибнут подводные лодки и бьются«конкорды», в российской прессе нет никакого ликования по этому поводу иникогда не появится статья о том, что в гибели «конкорда» виновата западнаясистема, правительство, развал, воровство и так далее. И я горжусь, что не унас и не нашими людьми было сказано: «Он бомбил Югославию с чувствомудовлетворения, как и положено летчику демократической страны». - А чувство национального позора? 48
  • - Как только «союз нерушимый» вывел войска из Афганистана, из странсоцлагеря, как только разрушили Берлинскую стену, как только Россия сталаразоружаться - о Россию вдруг стали дружно вытирать ноги, как о тряпку,печатать карты ее грядущего распада, вопить о ее дикости и культурнойотсталости, ликовать, что такой страны, как Россия, больше не существует. С тех пор как я увидела и услышала всю эту «высокоинтеллектуальную»улюлюкалку, чувство национального позора меня в значительной мерепокинуло, в особенности под «ангельскую музыку» правозащитныхбомбовозов над Балканами» [7]. «Поэма "Звезда сербости", - пишет В. Бондаренко, - становитсяявлением русской культуры не только по языку, но и по своей трагичности,историчности, по христианской сути своей, по максимализму требований, поглобальной сверхзадаче. Так европские и америкосовские поэты уже давно непишут. Так упорно отучают писать и наших русских поэтов. Вот уж о чемможно сказать: поэзия большого стиля, так о поэме Юнны Мориц». Пристальное знакомство с ее поэзией и жизнью убеждает: все это ужебыло и состоялось «не вдруг» и не сейчас… Автобиография "И в черныхсписках было мне светло..." говорит сама за себя: «Родилась 2 июня 1937 года в Киеве. У отца было двойное высшееобразование: инженерное и юридическое, он работал инженером натранспортных ветках. Мать закончила гимназию до революции, давала урокифранцузского, математики, работала на художественных промыслах,медсестрой в госпитале и кем придётся, даже дровосеком. В год моего рождения арестовали отца по клеветническому доносу,через несколько пыточных месяцев сочли его невиновным, он вернулся, ностал быстро слепнуть. Слепота моего отца оказала чрезвычайное влияние наразвитие моего внутреннего зрения. В 1941-45 годах мать, отец, старшая сестра и я жили в Челябинске, отецработал на военном заводе. В 1954 году я закончила школу в Киеве и поступила на заочноеотделение филологического факультета. В 1955 поступила на дневное отделение поэзии Литературногоинститута в Москве и закончила его в 1961 году. Летом - осенью 1956 года на ледоколе "Седов" я плавала по Арктике ибыла на множестве зимовок, в том числе и на Мысе Желания, что на НовойЗемле, в районе которой испытывали "немирный атом". Люди Арктики,зимовщики, лётчики, моряки, их образ жизни, труд (в том числе и научный),законы арктического сообщества повлияли так сильно на мою 19-летнююличность, что меня очень быстро исключили из Литинститута за "нарастаниенездоровых настроений в творчестве" и напечатали огромную разгромнуюстатью в "Известиях" за подписью В.Журавлёва, который позже прославился 49
  • тем, что в тех же "Известиях" напечатал стихи Анны Ахматовой, подписав ихсвоим именем и внеся в них мелкую правку. В 1961 году вышла моя первая книга в Москве "Мыс Желания" (никакихромантических "желаний"!.. чисто географическое название мыса на НовойЗемле), - книгу пробил в печать Николай Тихонов, когда в очередной раз меняобвинили в том, что я - не наш, не советский поэт, чей талант особенно вреден,поскольку сильно и ярко воздействует на читателя в духе запада. Моя вторая книга "Лоза" вышла в Москве через 9 лет, в 1970 году,поскольку я попала в "чёрные списки" за стихи "Памяти Тициана Табидзе",написанные в 1962 г. Убеждена, что все "чёрные списки" по ведомствулитературы, всегда и сейчас, сочиняются одними писателями против других,потому что репрессии - очень доходное дело. Благодаря тому, что мои стихи для детей никому ещё не были известныи поэтому не попали под запрет, я смогла напечатать в 1963 году кустстихотворений для детей в журнале "Юность", где по этому случаю возникларубрика "Для младших братьев и сестёр". Читатель мгновенно мне заплатиллюблями. Занимаясь поэтикой личности, языков изобразительного искусства ифилософией поэтского мира, я получила тогда огромное наслаждение от того,что "чёрные списки" так светло рассиялись и только расширили круглюблёвых читателей. С 1970 по 1990 год я издала книги лирики: "Лоза", "Суровой нитью","При свете жизни", "Третий глаз", "Избранное", "Синий огонь", "На этомбереге высоком", "В логове голоса". После этого 10 лет не издавалась. "Лицо"(2000), "Таким образом"(2000,2001), "По закону - приветпочтальону"(2005, 2006) вышли с включением в содержание страниц моейграфики и живописи, которые не являются иллюстрациями, это - такие стихи,на таком языке. Долгие годы меня не выпускали за рубеж, несмотря на сотниприглашений от международных фестивалей поэзии, форумов, университетови СМИ, - боялись, что я сбегу и тем испорчу международные отношения. Новсё же года с 85-го у меня были авторские вечера на всех знаменитыхмеждународных фестивалях поэзии в Лондоне, в Кембридже, Роттердаме,Торонто, Филадельфии. Стихи переведены на все главные европейские языки,также на японский, турецкий, китайский. Теперь те, кто боялись, что я сбегу, - боятся, что я не сбегу, а напишуещё не одну "Звезду Сербости". И пусть боятся!.. В "Известиях", а следом и в других печорганах, проскочила неряшливаязаметка, где меня обозвали лауреатом Госпремии и за эту ошибку неизвинились перед читателями. Премии мои таковы: "Золотая роза" (Италия),"Триумф" (Россия), премия имени А.Д. Сахарова (Россия). 50
  • Мои дальние предки пришли в Россию из Испании, по дороге они жилив Германии. Я верую в Творца Вселенных, в безначальность и бесконечность, вбессмертие души. Никогда не была атеистом и никогда не была членом какой-либо из религиозных общин. Множество сайтов, публикующих списки масонов России, оказали мнечесть быть в этих списках. Но я - не масон». Юнна Мориц – русская поэтесса, хотя и еврейка по крови. В. Кожинов,например, категорически не принимал разделения по этому признаку: «Этоперенесение из мира животных». Не кровь, а дух определяет, кому бытьрусским поэтом. В этом случае и происходит сознательный «отказ отнаднациональных космополитических высот»: Как мало еврея в России осталось, Как много жида развелось… Действительно, ее поэзия посвящена России: Велосипеда солнечные спицы, Небесный свет сквозь веток решето… С России снять клеймо самоубийцы Должна Россия – более никто. («О любви») В «лихие» 90-е поэтесса могла устроить свою судьбу иначе: Если б я эти годы косые Провела на планете другой, Я могла бы сегодня в России Громко топнуть волшебной ногой!.. Для начала права бы качала, Под изгнанницу сильно кося, - Благодарность бы я получала Уж за то, что я выжила вся. И Россия была бы виновна За моё на чужбине житьё, Но прошляпила Юнна Петровна Невозвратное счастье своё. Не вернусь я теперь ниоткуда, Потому что осталась я здесь Наглядеться на русское чудо, На его самоедскую бесь, На его механизмы презренья К никуда не удравшей стране, 51
  • Где по воздуху стихотворенья Мой Читатель гуляет ко мне. Он – поэтской Луны обитатель, Обладатель поэтской струны, Никуда не удравший Читатель Никуда не удравшей страны. Юнна Мориц не уехала, не бросила Россию в те годы, когда еесоплеменники широким потоком «валили» на Запад, она осталась, как иАхматова, со страной и народом: Страна - изгой?!. Народ - изгой?!. Я с ними, Я в этом списке - первого первей!.. Тот не поэт, чье в этом списке имя Щеглом не свищет в пламени ветвей. Изгоев нет для Господа, для Бога, Изгоев нет для Бога, господа! Господь един, а черных списков много, Изгойство Бога - вот что в них всегда... Отношение к народу – лакмусовая бумага русского интеллигента. Водном из своих стихотворений Юнна Мориц сформулировала своечеловеческое и поэтическое кредо: Евгеника – прелестная наука О высшем сорте и во имя высшей цели, Когда кобель, тебя загрызший, или сука Несут здоровый дух в здоровом теле. Наука о естественном отборе, О высшем сорте и во имя цели высшей, – О том, что честь имеет в этом споре Остаться высший сорт, тебя загрызший. И чистой лирики моей Сопротивленье Не прекратится в столь кошмарном укороте, – Когда огрызком остаётся населенье, А быть должно – в неразгрызаемом народе. «− Страдания народа и есть в чистом виде цена, абсолютно сознательнозаложенная в "реформы", благодаря которым "реформаторы" мечтают войти висторию, ими же и написанную в духе "победителей не судят". Мне была отвратительна власть Ельцина - нескончаемый праздникбандитского фаворитизма и мародерства. 52
  • С уходом Ельцина власть эта не кончилась, а просто переменилась влице. И полным-полна ее холуятня, где у многих башню снесло откапитализменной дармовщины и славы настолько, что люди, преждесамодостаточные, впали в полное охолуение. - Все же чего ты ждешь от власти? - Превращения территории с населением в страну с народом, которомупринадлежат богатейшие недра, великая культура и сокровища научной мысли». (Из беседы с Ольгой Кучкиной) Иллюстрацией к этому разговору стало стихотворение, в которомудивительным образом сочетаются неприятие лакейства и в то же времяспокойствие перед неизбежностью конца… Я не из тех, кто ублажает власть, Её ступени вылизав до глади, В надежде прямо в душу ей запасть И возникать оттуда в шоколаде. Что юбилеи с цацками наград? Что славы писк по спискам из конторы? Что наивысший похорон разряд? Есть нечто более, чем этот ряд, который По ценнику равняется нулю, Когда с великой благодарностью печали Мои читатели положат по люблю В ту лодку, на которой я отчалю. Юнна Мориц - не поэтесса в привычном смысле этого слова, она поэт-защитник, поэт Сопротивления и поэт-правдоискатель. Она не стесняетсяпосылать инвективы, например, в прибалтийский адрес: Мы Гитлеру равны?.. Да он – родной ваш папа! Теперь вы влюблены В культурный слой гестапо. И в следующий раз Мы спросим вас любезно: Как драться нам железно И умирать за вас, Чтоб было вам полезно?... А мне, мерзавке, жаль, Что гибли наши парни За бешеную шваль 53
  • На русофобской псарне! Как не стесняется дать и достойный ответ на все сегодняшние потуги«десталинизации»: Натиск нагло откровенен, Эти двое всех достали: Первый сокол – Антиленин, Второй сокол – Антисталин. Так мотив осовременен Нам навязанных развалин: Первый сокол – Антиленин, Второй сокол – Антисталин. Так мотивчик драгоценен И для премий идеален: Первый сокол – Антиленин, Второй сокол – Антисталин. Так брутален и растленен, Сдавлен путь, что нам оставлен: Первый сокол – Антиленин, Второй сокол – Антисталин. («Соколы») И еще о том же: Когда я слышу, что на той войне Нам лучше было сдаться той стране, Чьи граждане богаче нас намного, Я благодарна, что по воле Бога Тогда не ваши были времена, Была не вашей та страна и та война. («Чего и сколько») А вот и оценка нашей нынешней власти, написанная в стиле «словеснойэквилибристики»: О, великий, могучий, дремучий новатор, Собирательный образ, что бьётся о борт, - Ликвидатор, хвататор, идей многоватор, Комбинатор и совести ранний аборт!.. Здесь Москватор и пробки во всём виноватор, Не спасатор от них эскалатор метро, Никакой поездатор от них не спасатор, Никакой самолётор и нановедро. 54
  • О, великий, могучий, гремучий новатор, Храброватор затей, новизны чародей, У тебя грандиозный в мозгах экскаватор, Стариков ликвидатор и лишних людей. У тебя грандиозный в мозгах наплеватор Миллионов на сто – и не менее! – душ... Воеватор, таких перемен малеватор Здесь бывал и сплывал, как объевшийся груш. О, великий, могучий, дремучий новатор, Здесь Москватор и пробки во всём виноватор, - Но когда населенья придёт ампутатор, Тут как тут и проснётся во мне аллигатор!.. Аллигатор Москватора – не слабоватор, Психноватору здесь не поможет топор. Аллигатор Москватора – это экватор, Собирательный образ, лекарственный сбор. («Собирательный образ») Кому посвящено это стихотворение? - Чубайсу? Мэру МосквыСобянину? На самом деле Юнна Мориц рисует собирательный образдремучего чиновника. Есть и продолжение его характеристики: А вы, нехорошие дядьки, ужасно плохие на вид, Всегда побеждаете в битвах под сильно вонючим ковром… Из беседы с Ольгой Кучкиной о деньгах, свободе и поэзии: «− Раньше говорили: советский поэт, антисоветский. Быть русскимпоэтом − что это значит? − А что значит быть русским ученым, русским путешественником,русским архитектором, художником, артистом, русским врачом, философом,русским лесом (оказавшимся вдруг за границей!), русским облаком в русскомнебе?.. Наглого вранья нынче навалом, пресса и прочие СМИ дундят, будтомолодежь не читает поэзию, на вечера поэтов не ходит, поэзия вся умерла инадо сплясать на крышке ее гроба. Такое вот всероссийское, отличноорганизованное, хамское мероприятие. Ты сама видела, сколько было народу,студентов и молодежи на двух моих авторских вечерах в Политехническом. Ядаже спросила, давая автографы: "Откуда вы все тут взялись? Рекламы ведь небыло никакой!" Они говорят: "А мы никуда и не исчезали. Зачем реклама,когда есть Интернет и телефон?.." Плевать на поэзию − все равно что плеватьна Большую Медведицу. У поэзии − божественная свобода»: Моя печатная машинка пахнет совестью, 55
  • Свободой пахнет, пахнет совестью свободы, - И в этом смысле пахнет самой свежей новостью Строка, случайно там забытая на годы. («Моя печатная машинка пахнет лентами…») Юнна Мориц не питает иллюзий по отношению к Западу, она различаетгламурно-рекламные цветочки и ягодки глобализации, о которой ДмитрийЛихачев, помнится, сказал примерно следующее: «Мы хотели присоединитьсяк источнику высокой западной культуры, но перепутали и подключились… кее канализации»: Соотноситься с чем?.. С мечтою этой сраной?.. Предпочитать любой говнюшке иностранной Отечественный ум, достоинство и честь?! Расстаться с барахлом и дикостью советской Во имя барахла и дикости турецкой?! Чтоб у параши быть венгерской и немецкой?! Нет, я не рождена, чтоб это свинство съесть! "Я живой поэт в чистом виде, не теряющий ни при какихобстоятельствах ни своего человеческого достоинства (оно как раз и есть мойглавный личный интерес!), ни чести, ни личной отваги и свободы. Мне нельзянавязать под видом большого подарка "гуманитарную" войну. Я ни при какихусловиях не признаю изгоем ни один народ, ни одну страну. И не буду ждать,когда назовут изгоем Россию, выбелив и накрахмалив Гитлера, чтобы создатьи пустить в оборот впечатление, будто гитлеровские фашисты намногопрекраснее большевиков. То, что происходит в Ираке, где резвятся ковбойскиебарышни, пыточно издеваясь над живыми и даже мертвыми арабами, и естьнастоящий фашизм, а никакая не "новая политическая и культурнаягегемония". Это сопоставимо не с "советской гегемонией", а только сгитлеровским фашизмом. Вот чем, в двух словах, они отличаются: первоеслово "гитлеровский", второе слово "фашизм". Началось это с бомбежек Сербии, с уничтожения международного права,с гегемонских фанаберий на радостях, что рухнул советский режим. И ни вкакой упаковке эта гегемония глобального беспредела не может называтьсякультурной, потому что в Начале было Слово. Я всегда буду яростнозащищать человеческое достоинство и называть вещи своими именами, а нехолуйски аплодировать победителям. Поэта нельзя победить в принципе…»[62]. (Из беседы с Кириллом Решетниковым) Эти слова Юнна Мориц подтверждает делом, она срывает маску сочередной перестройки (перестройки-2), так называемой эпохи медведевской«модернизации»: 56
  • Спи, моя кроха. Нет меня с вами. Песенки вкрапление Дождик накапал... Всякая эпоха Начинается словами: - Это - ограбление, Всем лечь на пол! («Колыбельная Ване») И наконец, публикует просто убийственные стихи, написанные в конце2010 года: Летает чайка над морской волной, Не чувствуя ни грудью, ни спиной, Что этой замечательной страной Руководит на голову больной. НИКОЛАЙ ЗИНОВЬЕВ «Такого поэта в России больше нет», «сравнить его не с кем», – эти иподобные им изречения с завидным постоянством появляются в статьях изаметках о ведущем на сегодняшний день русском лирике Николае Зиновьеве. Поражает единогласие пишущих о нем: все как один слишком скупо ипочти безучастно сообщают о его личности. Быть может, неприметнаявнешность тому виной: скромный, даже застенчивый облик (несмотря насократовский лоб), тихий голос, спокойный и незлобивый нрав… Между тем,в общении Зиновьев несколько иной. Кротость и безмятежность его тольковнешняя – внутри бушует настоящая буря. И еще одно обстоятельство, причем самое важное, отвлекает от егоперсоны: слишком хороши и удивительны его стихи. Их с нетерпением ждут,читают и перечитывают, и каждое последующее обращение к ним открываетвсе новые двери на пути к чему-то очень и очень важному. Николай Зиновьев родился в 1960 году в станице КореновскойКраснодарского края. Учился в ПТУ, станкостроительном техникуме, вуниверситете. Работал грузчиком, бетонщиком, сварщиком. В 1987 годувышла его первая книга стихов. На сегодняшний день у Зиновьеваопубликовано несколько книг. В 2005 году ему была присуждена Большаялитературная премия России. Живет в городе Кореновске. Что такое быть поэтом сейчас, и чем сегодня является настоящая поэзия– Зиновьев знает твердо: Это только слов игра, 57
  • Это мыслей перепляска, Это тонкая игла, Это чувственная сказка. Это – тоненький рожок, Петь его не приневолишь. Это только смерть, дружок. Только смерть, дружок. Всего лишь… («Поэзия») [34]∗ Нынешнее рубежное и смертельное время, увы, ни с чем не сравнимо: нис меланхолическими семидесятыми, ни с танцующими и безрассудно-расточительными восьмидесятыми... Нечто жуткое, злобное, с грохотомвзрывов и молчанием ягнят вошло в закатные часы северной «страннойстраны»: «Необычная эпоха, / Несуразные года!» У монахов есть молитвенный подвиг общения с Богом. У поэтов свойподвиг самоотречения. Поговорив с небом в согласной тишине, они выходят сжертвенной и пламенной проповедью к людям. Николай Зиновьев проникаетсвоими стихами в самую душу русского человека, страдающего, растерянного,упавшего нежданно-негаданно в самый разлом времен. Простой человек не безгласен (об этом, например, свидетельствуюткричащие «Русские письма» в книге Олега Павлова), но поэт, в отличие отнего, наделен особым даром слова. И кому, как не ему, заповедано быть эхомнародным?.. Память для поэта – чуть ли не последняя отрада, он помнит спокойноедыхание могучей Родины, слышит прозрачную мелодию детства, но и еезаглушает пронзительно щемящая нота: Мы спали на русской печи, Счастливые русские дети. В печи мать пекла калачи, Вкусней не встречал я на свете. Ты, память, давай, не молчи! Как вены, вскрывай свои дали Про то, как на этой печи Мы русские сказки читали. Где нынче та русская печь?.. А там, где и русская речь. Разговор вроде бы не нов: о матери, о России, которая «всех любит безразбора», и о нем, о русском человеке: Он в пороках неуемен, здесь и далее используется этот источник – В.Б. 58
  • Невоздержан на слова, Но душой еще не темен, Потому что мать жива. Есть еще кому молиться За него сквозь дымку слез. Долго ль это будет длиться? – То уже другой вопрос. («Мать») Причина такого состояния – не пресловутая «вековая усталость», адавным-давно известные ловушки от лукавого: Что теперь искать причины? Что искать следы беды? Мало что ли чертовщины: Водка, глупость, лень, жиды. Последние, кстати, в стихотворениях Зиновьева говорят «знаковыми»фразами «околовсяческих» терцев и познеров: Хотя и в дурдоме «неплохо»: Там кашу дают из пшена… Такая вот сука-эпоха! Такие вот, б…, времена! («А жить все страшней и страшнее…») Противостояние неизбежно, потому что они отличаются от нас, потомучто они − иные: Иным и солнце всходит с Запада, Иные – с низкою душой, Иным легко и локоть цапать-то Зубами – локоть-то чужой. Иным совсем не надо веры, У них и совести-то нет, Им подавай всего без меры, Им, как кротам, не нужен свет. Они зовут себя «элита», У них везде не брат, а блат, Для них любая дверь открыта, Но шире всех – ворота в ад. («Иные») «− Судя по твоим стихам, ты не интернационалист. 59
  • - Ни в коем случае. Хватит с нас интернационализма, дети по-русскиразучились говорить. Образование... Недавно статью читал: до революцииРоссия была безграмотна, но она была образована. То есть каждый человек,вплоть до безграмотного крестьянина, имел образ. - Образ Божий? То есть образование − это не сумма знаний. - Это стержень. А мы все со средним и высшим образованием, оченьграмотны, информации много знаем, а ОБРАЗА не имеем». (Из беседы с журналисткой Ниной Роженко). Приметы и причины национальной трагедии на самом деле еще болееглубоки и зловещи. О них Зиновьев рассуждает в одном из своих лучшихстихотворений: Который год над нашим краем Не пролетают журавли, А мы живем и умираем В заботах мелочных, в пыли. В сердцах своих не носим света, Живем бездумнее травы. Я сам приветствую соседа Кивком небрежным головы. Не подаем убогим хлеба, А с раздраженьем гоним прочь. Христу, все видящему с неба, Как от тоски не изнемочь? В молитве рук не простираем При виде утренней зари, И потому над нашим краем Не пролетают журавли… («Журавли») «Мы считаем себя цивилизованным народом, Европой, - рассуждаетЗиновьев. - Но взять наши корни - редко, кто дальше прабабушки,прадедушки что-то знает о своих предках. А африканские племена, дикари снашей точки зрения, до 27-го колена знают, кого как звали, кто чем занимался,кто там был шаман, кто колдун. Ну, и кто из нас цивилизованней?» (Из беседыс Ниной Роженко). Говорит писатель Илья Бояшов: «Если малые народы, живущие с намибок о бок, после исчезновения империи в большей степени занялись собой исвоими маленькими национальными делами, то русские, будучигосударственным «становым хребтом», давно отказавшимся радигосударственных задач от своих родоплеменных связей, оказались в самомплачевном состоянии. Клановость исчезла, а имперских сверхзадач никто не 60
  • ставит, никому не нужны сверхидеи, под которые русские как этнос и«затачивались». Не важно, было это построение коммунизма или попыткаштурма космоса. Обратите внимание – у русских разрушены или почтиразрушены практически все родственные привязанности. Современныйрусский – человек, который в лучшем случае имеет жену, сына, дочь,родителей и сестру или брата (и то многие со своими родными братьями-сёстрами почти не общаются). Что касается двоюродных, а тем болеетроюродных – отношения окончательно разрушены. Русский человек в массесвоей атомизирован и бесконечно одинок. За столом теперь большимиродовыми кланами не собираются – так, два-три близких родственника. Другдругу почти не помогают, каждый выживает сам» [8]. Он за сто лет так был напуган, Что стал послушен, как овца. Ослаб он телом, пал он духом, И терпеливо ждёт конца. («Привет, мои родные степи...») Публицист Константин Крылов в своем объяснении происходящего идетеще дальше: «Репрессии государства – вот главная и основная причинаотсутствия солидарности у русских людей. Как только русские тянут рукидруг к другу, им бьют по рукам, а потом эти руки ломают. В результатерусские не просто боятся проявлять солидарность – они уже почти разучилисьэто делать. Солидарность – общественный институт, тут одного желания мало.Солидарность – как игра на скрипке, ее надо еще уметь реализовывать. Таквот, нам не позволяют даже учиться этому… Мы являемся своего родапалестинцами, лишенными родины. Это нужно открыто признать и из этогоисходить… Все, что было наговорено про русскую идею, про русский народ-бессребреник (замечательная идея, очень полезная народам-сребролюбцам), пронарод, которому ничего не нужно и т.д. и т.п., - все это должно быть целиком иполностью отвергнуто. Нам нужна власть, собственность и идейное влияние. Вотглавное» [15]. Стало мало русского в России. Всё заморье к нам переползло, Исподволь подтачивая силы, Молча мировое сея зло. Издаёт бесовские законы – На костях устраивать пиры... Отчего ж мы, русские, спокойны? Потому что это до поры... Раскол между властью и народом стал катастрофическим: Рухнул занавес. И что же? 61
  • И решили господа: Пропадать ему негоже. Эй, подать его сюда! Протащили по болотам — Тяжеленный, паразит… Между властью и народом Он теперь у нас висит. («Железный занавес») [37] Не случайно возникает вопрос: «Да ты ли русское, правительство? /Меня сомнения берут». А вот сомнения о «ненужных людям стихах» больше не тревожат поэта: Конечно, это наказанье — Смотреть, как много в наши дни Людей, живущих без сознанья Того, что русские они. Нет горше русскому поэту, Как лицезреть картину эту. Моя душа, и дух, и стих Хотят вернуть в сознанье их. («Тем, кто без сознания») [37] Он готов писать стихи «на злобу дня» и день, и ночь, лишь бы помочьсоотечественникам словом правды. Жажда правды в поэзии Зиновьева вполне сопоставима с христианскимподвижничеством: «Блаженны алчущие и жаждущие правды». Поэт неосуждает, не кликушествует, а обличает: Уберите лавровый венец – Никогда не ходил я в кликушах, Но я знаю, что света конец – Воцарение тьмы в наших душах. Он проповедует, не зная покоя, и платит за это самую высокую цену,ведь он пишет кровью собственного чуткого сердца, а значит, добивает и егосвоей неизбывной мукой: «Ведь душа лишь болью / Выдает себя»: Ужасная эпоха! За храмом строим храм, Твердим, что верим в Бога, Но Он не верит нам. Сентенция «все поэты – пророки» давно стала банальностью, но, есливдуматься, есть в ней какая-то великая и страшная тайна. Не случайномистическая мудрость ветхозаветных старцев воскресает и в пророчествахнового времени: 62
  • И понял я на склоне дня, Когда закат тек речкой алой: «Не я свой крест, а он меня Несет по жизни небывалой». («Крест») От мира – прогнившего склепа, От злобы, насилья и лжи Россия уходит на небо, Попробуй ее удержи. («Исход») Иногда поэта посещают таинственные видения, пророческие сны: Солдат спускается с пригорка, С семьёю встреча впереди. Медаль «За взятие Нью-Йорка» Я вижу на его груди. («Видение») Все это очень похоже на пророчества святых о страшной войне России,Америки и Китая, после которой на короткое время Русь станет величайшейимперией. Но не все пророчества сбываются… Есть, конечно, у Зиновьева и чистая любовная лирика («Три песнилюбимой», «Эта осень похожа на ту…», «Все женщины разные очень…» идр.), лирика пейзажная, философская, но преобладает гражданская, и понятно,почему: «Права человека! Свобода!» — Ещё продолжают кричать С экрана. Но мненье народа Печатно нельзя передать. [37] «Талант Зиновьева, - пишет Валентин Распутин, - отличен от других ещеи тем, что он немногословен в стихе и четок в выражении мысли, он строки ненавевает, как это часто бывает в поэзии, а вырубает настолько мощной иударной, неожиданной мыслью, мыслью точной и яркой, что это производитсильное, если не оглушающее впечатление»… − «Краткая форма моих стихотворений пришла ко мне сразу. Как-тосовпало, что я начал писать стихи и читать Библию практическиодновременно. В Новом Завете прочёл: «А молясь, не говорите лишнего, какязычники, ибо они думают, что в многословии своём будут услышаны»(Мф.6,7). Эта мысль стала предварять каждый приход вдохновения и,естественно, отразилась на краткости моих стихов» [41]. 63
  • Стих мой и короток и сух, Похож на щёлканье затвора. Недаром, видно, вражий слух В нём ловит нотки приговора. Секрет этого «оглушающего впечатления» заключен не в одной толькомысли. Сама по себе мысль, пусть даже самая точная и «абсолютно»неопровержимая, – мертва, если ее не коснулось горячее дыхание жизни.Холодная мудрость прагматиков – не для России. Она верна разуму, а нерассудку: «Если кто из вас думает быть мудрым в веке сем, тот будьбезумным, чтобы быть мудрым. Ибо мудрость мира сего есть безумие передБогом» (1 Кор. 3, 18 – 19). Сердечное сокрушение, терпение скорбей,внутреннее созерцание собственных грехов ведет к иному − к разумениюистины. У лирического героя Зиновьева плач о своих грехах становитсявсеобщим. За его спиной – миллионы рыдающих и скорбящих. Тут и горькиевдовы, и инвалиды Чечни, брошенные дети и окоченевшие от холода старики,озлобленные безработные и отчаявшиеся матери… Целые реки русских слез.Вот отчего стало мудрым сердце поэта. Седым и поэтому мудрым. Лирический герой стихотворений Зиновьева принимает в себя нашу боль– всю разом, страдая не только от подлых ударов врага, но и от исконноймягкотелости российской, от доверчивости бескрайней, от духовной дикости иобычной людской глупости. Его жизнь – это жизнь России, все остальное несуть важно. Россия страдает – и поэт горюет вместе с ней. Надеется на Бога –уповает на Него и певец. Такова земная доля печальника народного во всевремена. Россия для него – не страна, не государство, не территория. Она – Мать. Иэтим словом все сказано. Николай Зиновьев знает и исполняет непреложный закон реалистическойпоэзии: «Ничего придумывать не надо, / Все уже придумано давно».Афористичность, безусловно, самая яркая примета его стиля, но далеко неединственная. Есть еще один идейно-художественный канон, которыйвыдерживается до конца: от земной юдоли – к душевному перевоплощению, аот него – к преображению духовному: В так называемой глуши, Где ходят куры по дорогам, Я понял, кто я есть. Души Своей ходатай перед Богом. В лирике Зиновьева чувствуется несомненное влияние поэтики великогоземляка Юрия Кузнецова: балладный шаг стиха, роковая схватка света и тьмыв нем, перелицованные притчевые сюжеты (в стихотворениях «Старинноеоружие», «Новый мавзолей», «Левша», «Сон», «Чудак»), но здесь ЮрийКузнецов выступает скорее как союзник Зиновьева, он не подавляет 64
  • «младшего по рангу» своим авторитетом и мощью. Зиновьев сам по себезначителен и наделен от Бога только ему известной сверхзадачей. Поэт легко и непринужденно оперирует образами, ритмика его стихаразнообразна. Отталкиваясь от первой фразы, он плавно и спокойно плывет потечению русской речи: Моей души пейзаж невзрачен, Коль он бывает у души: Река с водою непрозрачной, Поломанные камыши. И вдруг с размахом и ожесточением бьет тем же самым блоковским«золотым веслом» по ее зеркальной глади: Они кормили голубей, Потом катались в лодке зыбкой. Он рыцарем казался ей, Она была его улыбкой. В обнимку всюду шли они, Еще нескладны и неловки… Кто знал, что вечером они Умрут от передозировки? («Подростки») Свежесть и неординарность его слога заключается именно в этойабсолютной свободе, не приобретенной, а дарованной свыше. Ведь там, гделюбовь, – там и свобода. Словарный запас поэта, несмотря на краткость и лаконичность егостихотворений, весьма богат и многообразен. Нет у него и ложнойстыдливости, он не стесняется использовать - вкупе с библеизмами иклассическими формулами золотого века русской поэзии - разговорную речьна самой ее грани: Вполне понятное явленье: «Портвейн» мы пили, а не квас, И вот теперь с недоуменьем Глядит Христос: куда деть нас? («Потерянное поколение») В его стихах порой встречается своеобразная и неожиданная самоирония: Земного владычица рая, Прости, что слукавить не смог, Но ты – мне опора вторая, А первая – все-таки Бог. Такое я мненье имею, 65
  • И истины нету другой. Но все же куда я сумею Допрыгать с одною ногой? («Еще жене») А порой – такой же ироничный, но грустный юмор: Тесен мир. Уже не странно, Вынув руку из кармана, Ощутить чужую в нем, - Что поделать, так живем. Встречаются, к сожалению, в книгах Зиновьева и стихотворения, вкоторых нет образности, лишь одна прямая публицистическая речь(«Несостоявшийся разговор о сталинизме»), но такие стихи все-таки большаяредкость, что само по себе говорит о незаурядности его лирики и выдающихсяее качествах. Николай Зиновьев, как и всякий человек и поэт, не безгрешен, бывают и унего промахи и ошибки, но то, что выходит из-под его пера – это настоящаярусская поэзия, искренность и глубина которой подтверждена всей его жизнью. Вот что пишет прозаик Сергей Шаргунов: «Здесь дышат почва и судьба,вот что. Зиновьев современный, он своевременный, он нужный, у него сердцеболит за сегодняшний и всегдашний день родных людей. Он может самоесложное: писать легко и просто, но мастерски. Тихий скромный треснутыйголос приобретает силу пророка и трибуна… Нет пустых стихов. Все слова -выразительны, точно подобраны, завязаны на финал. Каждое стихотворениезаострено – афоризм, каламбур, парадокс, рассказанная история. Почти всенеожиданны, оригинальны. И обязательно высокое соседствует с низким,пафосное с бытовым, что придает этим стихам античное изящество. Главное –знаете что? В стихах этих – искренняя боль». Литератор Петр Ткаченко подтверждает слова коллеги: «Еголаконичные, точные, бесстрашной искренности стихи подчас знают не толькопо книгам и публикациям, но запоминают и передают что называется из уст вуста, в чем мне приходилось убеждаться. Такого в нашей литературепоследнего времени уже давно не было». Летом 2010 года в «Литературной России» развернулась дискуссия отворчестве Н. Зиновьева. Началась она со статьи Владимира Шемшученко«Когда совсем нет света» (№25), - статьи на редкость злобной,несправедливой, полной зависти и откровенной лжи. Я послал в газету заметкув поддержку Зиновьева, но ее почему-то не опубликовали (наверное, опоздал). Уровень дискуссии, особенно «интерпретации» некоторых стихотворенийпоэта, был удручающий. Складывалось впечатление, что его критики просто незнают элементарной вещи: художественный образ в поэзии – это не идеология, внем скрыта масса смыслов, которые со временем только множатся. 66
  • О Владимире Шемшученко… Не раз говорили, что он поэт талантливый.Задолго до дискуссии я неоднократно изо всех сил пытался найти хотьискорку того дара, который отличает подлинную поэзию от стихотворчества,но не сумел. Теперь понимаю, почему. Своим выпадом против Н. Зиновьева В. Шемшученко уничтожил не его, асебя. И этим поступком только подтвердил очевидное: он не верит в свой талант. Зиновьев, кстати, ответил недоброжелателям: Я самый слабый из поэтов, К тому ж безграмотен на диво. И нос мой красно-фиолетов От самогона и от пива. А вы все классики живые, Уже вас в школах изучают. Вы величины мировые, Вас фейерверками встречают. А я во тьме брожу кругами, Я не нашёл свою дорогу, Я пыль под вашими ногами… Теперь довольны? Слава Богу. («Завистникам») [37] Пожалуй, по-настоящему только Валентин Распутин сумел определитьто место в русской поэзии, которое занято Зиновьевым и только им: «В стихахНиколая Зиновьева говорит сама Россия». Но там, «наверху», ее не слышат ине желают слышать… Не только русский мир рушится – гибнет все, потому что, кроме нас,живущих в православной стране, некому удерживать «сынов Адама» на самомкраю обрыва: В погибающей нашей Отчизне, Где живущим свет белый не мил, Засыхает само древо жизни И протяжно скрипит на весь мир. («Скрип») Поэт не выходит за пределы, поставленные Промыслом. Ведь «знаюттолько свыше», что ожидает нас впереди. Впрочем, не мешало бы вспомнитьвечные глаголы: «Испытанья даются на благо, / Нет блаженнее русскойдуши». Тем более что есть, есть утешение и в мире, пока видится в нем хотябы капля ликующей радости: Хоть каплю радости, судьба! Яви отрадную картину. 67
  • Я вышел в степь, на луговину, И что я там увидел, ба! Зарю, что зорям всем заря – Корову пасшего мальчишку, Он Нового Завета книжку Читал, губами шевеля… НИНА КАРТАШЕВА В нашей конституции канонизирован ленинский декрет об отделениицеркви от государства и школы – трогательная для антикоммунистическогорежима деталь! Однако отделить народ от святынь невозможно. Теинтеллектуалы, которые считают, что практические дела можно«окончательно» решить вне церкви, заблуждаются. Они никак не хотят понятьи принять простой и гениальный евангельский постулат: «А все остальноеприложится». Неужели история их так ничему и не научила? Заблуждаются и те, которые тешат себя иллюзией «самостоятельного»общения с Богом, вне церкви. По словам Самого Господа, таковые «не имеютничего общего со Мною». Святые Отцы заметили: «Для кого церковь – неМать, для того Бог – не Отец». К счастью, современная русская поэзия в большинстве своем создаетсяверующими авторами. Православная лирика рассматривается отечественнымлитературоведением не просто как возрождающаяся традиция духовнойпоэзии, а как оригинальный литературный феномен, как новаторское явлениелитературного процесса рубежа XX-XXI веков [29]. Истинная поэзия всегда духовна. Но в последнее время этот термин всечаще употребляется применительно к стихотворениям с религиознойтематикой, трактуя ее не в меру широко. Русские духовные стихи получили наибольшее распространение в 15-16веках. Они имели «религиозное содержание, заимствованное из Библии,Житий святых и других церковных источников, с примесью разныхпосторонних элементов» [14]. Наиболее популярными были стихотворения оСтрастях Господних и страданиях Лазаря, о Богоматери, о приближенииантихристова века и Страшного Суда. Их пели бродячие калеки или «каликиперехожие». Современному же оседлому, обладающему отменным здоровьемстихотворцу достаточно только несколько раз упомянуть Имя Божие, как еготут же зачисляют в легион пишущих на «религиозную тему». Сейчас, кажетсяуже все поэты «дружно взывают к Господу, благо снят такой долгий запрет»[72]. Справедливости ради надо сказать, что русские поэты и в советское 68
  • время обращались к Библии (А. Тарковский, И. Бродский, Д. Самойлов, О.Чухонцев, В. Соколов, Н. Тряпкин, Н. Рубцов, Ю. Кузнецов). Современную духовную поэзию можно разделить на три группы.Первая, самая многочисленная и словоохотливая, отличается необыкновеннойоперативностью, быстротой мышления и инициативностью… Раньше они воспевали КАМАЗ, Лихо строчили про БАМ. Ныне советский поэт-богомаз Бодро вторгается в храм. (Сергей Воробьев) [18] Духовная поэзия – необычайно сложная и деликатная область русскойлитературы. Вступающему в нее необходимо преодолеть три основныхпрепятствия: 1) Филологическое (проблема соединения церковного илитературного языка, особенно в семантическом отношении); 2) религиозное(проблема обновленчества) и 3) личностное (проблема духовного роста, степенипостижения Бога). «Вот почему, − пишет А. Архангельский, − профессионалыотступают перед величием и непосильностью задачи… А дилетанты ничего нестрашатся – ибо они не чувствуют, не слышат страшного безмолвия своих слов». Анатолий Пикач заметил, что для целой ветви поэзии «характерны насегодня… слияние политического и религиозного пафоса» [72]. Многиелирики просто не понимают сущности религии, они считают ее разновидностьидеологии: «Спаси, Христос! Кругом одна измена…» (В. Костров). А ведьИисус Христос был послан не для того, чтобы развязывать чьи-либополитические или идеологические узлы, а спасать весь род человеческий. Есть, к счастью, у нас лирики, умеющие говорить о высоком безнаивного восторга и без досадной для читателя напыщенности. Онисоставляют вторую группу поэтов (это покойный Юрий Кузнецов, отворчестве которого нужно говорить отдельно, Нина Карташева, НиколайРачков, Инна Лиснянская, Новелла Матвеева, Глеб Горбовский, ДенисКоротаев, Владимир Скиф, Татьяна Смертина, Юрий Лощиц, МарияАввакумова, Олеся Николаева, Светлана Кекова, Надежда Веселовская и др.)Литературовед Наталья Гордиенко считает, что их лирика относится ктворчеству православно-созерцательного типа, которое «создаетсяприверженцами православной традиции, но не ревнителями, а участливыминаблюдателями и созерцателями ее; их жизнь протекает не внутри церковнойтрадиции, а вне ее, хотя и в согласии с основными духовными импульсами,порождаемыми ею. Данный вариант духовной лирики сопровождаетсясложной мировоззренческой эволюцией, мотивами исканий и сомнений,борьбы веры и неверия при безусловной устремленности к высшему началу,тяготеет к индивидуально-авторскому преломлению духовной традиции, а не к 69
  • всецелому, канонически строгому, всепроникающему погружению в нее как вединственно возможный способ духовно-телесного существования» [29]. Таков, например, Николай Рачков, обладающий чистым иумиротворенным голосом: В надзвёздном царственном эфире, Где дух на троне, а не плоть, Один, один безгрешный в мире Всемилостивый наш Господь. В руках, как дивное сказанье, Наполненная по края, Сияет чаша со слезами, И это Родина моя. Новелла Матвеева более эмоциональна, она живо откликается насобытия и факты, которые имеют внутренний, сакральный смысл. КогдаАнатолий Чубайс, один из вождей и идеологов наших либералов, заявил освоей ненависти к Ф.М. Достоевскому – тут же появилось и стихотворениепоэтессы: Ганечка Иволгин грянулся в обморок, но – В пламя камина за кипой деньжищ не полез. Гордый. А эти полезли бы. Им всё равно. Помнишь, в начале тупых девяностых годов Эти – полезли. А кто и сегодня готов… Странная "гордость" однако у этих скотов! И к Достоевскому – странный у них интерес… («Новые типы») Матвеева понимает: зло сидит не только в собственной личности, оновообще персонифицировано, и борьбу с ним вести необходимо – каквнутреннюю, так и внешнюю: Все грешны. Всех уравнять бы, Кажись, по общему сходству? Но кто-то грех ненавидит, А кто-то – рад греховодству. Самая заметная поэтесса, сражающаяся и сегодня на «внешнихрубежах», - Нина Карташева. Печататься она стала в 1990 году, первая публикация была в девятомномере журнала "Наш современник". «Это еще были такие времена, −рассказывает Карташева, − когда слово "Бог" писали с маленькой буквы, аслово "Воскресение" было известно только, как день недели. Потом был разрушен коммунистический режим. Все смешалось, и вэтом смешении могли разобраться только посвященные. А бывшие советские 70
  • атеистически воспитанные люди поверили во все: и в экстрасенсаКашпировского, и в НЛО... И вот тогда я, опять же почти помимо моей воли,решила, то есть не решила, а Бог привел, нести мое простое православноеслово людям - и я вышла на это служение. И жить мне стало гораздо труднее истрашнее. Но я благодарна Богу, если хоть один человек, читая мои стихи,открыл для себя мир Божьего чуда, молитвы и радости православной веры. В России ныне царствует власть денег, деньги в чужих руках. Русскиевновь унижены и обобраны, русских все меньше, в России поселяютсякавказцы, среднеазиаты, неудивительно, что их становится больше и больше,для них другие условия. И они сплочены, помогают своим. Русские должнытакже помогать своим, где бы они ни были, мы кровные сродники» [19]. Помогите тому, кто слабее. Русский русского да не покинет, И в беде своего пожалеет, Не забудет и не отринет. [45]∗ «− Нина, как Вы, будучи православной христианкой, относитесь кВашему поэтическому дару? − На этот вопрос ответить и просто, и сложно. Понять меня сможеттолько верующий человек. Талант у всех от Бога. Но этим талантом во чтобыто ни стало старается завладеть противобог, за талантливым человеком ходитне один бес, а семеро, бороться с ними очень тяжело, если нет помощи Бога иЕго светлых ангелов. А к Богу обращаться не все таланты хотят. Поэтому в ХХвеке, и ныне, так мало духовных поэтов и писателей, стихотворцев я несчитаю, даже если они и пишут православно, но бездарно. Бог одаряет одногоиз тысячи. Конечно, сатана тут же платит гонорар долларами и рублями, еслипоэты служат ему, воспевая измену, жестокость и прочие прелести. Бог же сплатой, хоть и медлит, но уж Его награда не сравнится с долларами, ибо этокрасота и жизнь, свет и любовь. Только в них судьба России. Тогда и хлебнасущный приложится. Время сейчас гораздо страшнее и коварнее советского. Сказано: небойтесь убивающих тело, бойтесь убивающих душу. С телом ужерасправились, теперь враги рода человеческого покусились на душу. - Что Вы думаете о положении православной веры и Церкви всовременной России? - К Церкви сейчас у власть и деньги имущих отношение лояльное, но имнужна церковь смирившихся перед ними. Из рабов Божиих сделать рабов себе,используя наши самые прекрасные христианские качества: смирение,терпение. Поэтому в народе появилось непротивление злу, теплохладность. здесь и далее цитируется этот источник – В.Б. 71
  • Уже нет того горячего подъема, который был в 1990-95 гг. Для Церкви лучшегонители, чем растлители» [19]. Теперь не жди свободы в слове, Статья за то, что мы без прав. Законы стряпчие готовят, Законы Божии поправ. Неужто я была в гордыне, Когда воспела русский стан? Кругом и трусость, и обман. Вождя не вижу в русском стане, Терпенье и бесплатный труд. С двойным гражданством россияне За экстремизм меня сметут. Но все же я смиренным слогом Напомню русским об одном: Смиряться надо перед Богом, Но не смиряться перед злом. Бороться со злом – вот нравственное кредо Нины Карташевой: «Даженаши лучшие православные христианские качества враги Божии и врагиРоссии стараются приспособить к себе. Нас, рабов Божиих, они хотятпревратить в рабов для себя: “Смиряйтесь, терпите!”. Но, дорогие мои,смиряться мы должны перед Богом; перед врагами смиряться - сугубый грех.Любить их можно, но смиряться, позволять им делать бесчинства - это грех.Наступили те времена, когда компромиссы уже неприемлемы, уже нельзяладить. Середины между злом и добром не может быть» [43]. О предназначении поэта Нина Карташева говорит кротко, но твердо:«Что делать мне, если у меня ни власти, ни денег, ни оружия? У меня толькослово, стихи. Но и этим малым я стараюсь помочь. Иду в школы, институты,детские дома и воинские части, когда мне это начальство разрешает, чаще подблаговидным предлогом отказывают. Но ведь как важно сейчас, когдаоплеваны с высоких трибун все русские идеалы, открыть детям красотуподвига, веру в Бога, честь и славу наших великих предков, целомудрие икротость русских жен и дев. Спасем детей - спасем Родину» [43]. Патриотическая деятельность поэтессы вызвала ожесточение визвестных кругах. На семью Нины Карташевой было совершено покушение.Этот случай стал известен русским людям. «Благодарю Вас за дружескоевнимание к моей судьбе и моему творчеству. – Откликнулась поэтесса. - Япризнательна Вам за беспокойство обо мне в связи с этим ужаснымнападением. Я жива. У нас ничего не украли, не разгромили. Пострадал толькомуж, ему перебили руку и разбили голову. Но он уже выздоровел, работает. 72
  • Причины нападения, совершенного на нас 10 августа, мне не понятны,хотя и не удивительны: в наше время в России, как на войне, могут убить и безпричины, и за кусок хлеба, и за стихи. Ни я, ни мой муж (простой строитель)коммерцией, "крутой" политикой и прочими криминальными делами никогдане занимались и абсолютно не способны к этому. Явных врагов у нас нет, зламы никому никогда не делали, долгов тоже никогда не было, живем скромно итихо 26 лет в Подмосковье в научном городке Менделеево» [43]. Поразительно, но еще в начале 90-х годов, когда поэтессу широкопубликовали в патриотической периодике, ей угрожали, и Карташевапредсказала: – "Придем с ножом и грабежом, И кружева твои разденем, Убьем тебя и труп сожжем, И пепел во поле развеем! За что?! – За то, что ты жива За то, что мыслишь и страдаешь, Что запрещенные слова По-русски чисто называешь». Свои программные идеи Нина Карташева высказывает как всегдаоткровенно: «Приход к власти национального русского лидера возможентолько в случае перелома в самой власти. А народ устал. России нужен,пожалуй, пиночетовский вариант, все другие, более мягкие вариантыневозможны, потому что упущено время. Только здоровый русскийНационализм спасет Родину. Национальный Вождь и его правительство –потом, возможно, теократическое, православное правление для укреплениядуха нации – и только потом, если Бог даст, самодержавный, а не кукольныйЦарь. Пока у нас ни Государя, ни государства. Ни самодержавия, ниправославия? А Народность? Наш Народ уже добивают. Разброд и шатания попартиям и блокам. Только национальная идея нас спасет. Русскогонационализма не надо бояться, будет хорошо русским – будет хорошо всемнародам России. Добьют русских – свалят древо, с которого самикормятся»[43]. Эти мысли перекликаются с программными заявлениямиВалентина Распутина: «Национальную идею искать не надо, она лежит навиду. Это правительство наших, а не чужих национальных интересов,восстановление и защита традиционных ценностей, изгнание в шею всех, кторазвращает и дурачит народ, опора на русское имя, которое таит в себеогромную, сейчас отвергаемую силу, одинаковое государственное тягло длявсех субъектов Федерации. Это покончить с обезьяньим подражательствомчужому образу жизни, остановить нашествие иноземной уродливой«культуры», создать порядок, который бы шёл по направлению нашегоисторического и духовного строения, а не коверкал его» [118]. 73
  • В отличие от «среднерусской» светской лирики (на самом деле атеистовсреди подлинных русских патриотов очень мало), Нина Карташева призываетк действию, к сопротивлению: В беспамятстве время от крови и слез, Бесчинствуют новые тати... Великомученик-великоросс И всякий народ! Вставайте. Ее не останавливают ни наветы врагов, ни зависть друзей: Коричневым и красным метят нас, Но мы убелены самой Россией. Но мы опять страданья пересилим, И не опустим рук, и не закроем глаз. Держитесь! Скоро грянет грозный час. («Держитесь, братья. Это лишь начало…») Нина Карташева осознает, что самые главные недруги России сидят вКремле: От Бога за убийство отлученные, Отец ваш дьявол. Он всегда за вас. Вокруг него одной семьей сплоченные, Вы дружно выполняете приказ. Я не о нации. Ведь вы разноплеменные. Я не о старом. Вы воспели грех. Вы не из древних. Слишком современные. Но древнее клеймо на вас на всех. Теперь не вы, а к вам идут с поклонами. Напрасен труд, вас лучше не проси. Пугаете самих себя погромами Среди разгрома нового Руси. Уехали бы вы без возвращения, Освободили бы наш древний русский Кремль За это мы вам вымолим прощение. Езжайте с миром. Только насовсем. О врагах в стихах поэтессы сказано предельно конкретно: Нерусские Россией правят, И во главе ее враги. Поэтесса не видит в наших лидерах православных, она знает, что судитьнадо не по словам, а по делам: 74
  • Не верьте этим господам, Хоть крест они теперь целуют, И строят храм, но стыд и срам, Рубли сиротские воруют. А Бог не жертвы просит, нет! Он милости от сердца хочет, Не толковать Его Завет, А исполнять. И не порочить. А эти господа всегда, Еще товарищами были, Героев славили труда, Но сами по труду не жили. Исчезнут снова, яко дым. Ложь не исправить новой ложью. Не приспособить Церковь к ним, Она еще покуда Божья. Не случайно в ее поэзии говорится о народном ополчении: Нет, я люблю не битву, а уют, Детей, наряды, музыку, природу. Да только жить спокойно не дают, Конец готовят Русскому Народу. Но за уют я не пойду в полон, Напрасно ворон надо мною кружит. Как испокон я встала у икон, Сняла кольцо, чтоб ты купил оружье. Земная брань – отражение битвы небесной. Кондопога, Манежка, Сагра– ее зримые вехи. Нина Карташева предчувствует победу, в грохоте «окаянныхдней» она слышит горний голос: Там у Бога обителей много, Здесь в России нет места для нас, Гонят Русских с родного порога, Спущен с гор иудеем "кавказ". Богородица очи открыла: "У Христа вы остались одни. Только русская вера и сила Победит окаянные дни». Поэтесса не боится смерти, она знает, что правду уничтожить невозможно: 75
  • Как все продумано, как злобно отработано В глубинах опрокинутых систем. Всё роздано чужим, всё наше продано, И в спину нож: НЕТ РУССКИХ - НЕТ ПРОБЛЕМ. Мне больно, я кричу, пытаюсь вырваться, Захлёбываюсь в собственной крови. Крест перевёрнут вниз: "А ну, не рыпаться! Пиши стишки о счастье и любви! И запиши: с законом ознакомлена, И распишись: о тайном промолчишь. Сопротивляться больше не позволено. Ты! Экстремистка! Ты еще кричишь?" Я падаю убитая, безмолвная, Чтоб встать за Русь уже на Божий Суд, Где воинство Христа сверкнёт, как молния, И гром нагрянет: РУССКИЕ ИДУТ! Нина Карташева обращается к нам со словами, наполненнымимужеством и внутренней нравственной силой: Открытый бой и тайный бой идёт, Не уроните ж доблести и Чести. Встать - и вперёд! Россия не умрёт. А если и умрёт, то с нами вместе… Откликнемся ли мы на этот призыв? 76
  • ИЕРОМОНАХ РОМАН В современной духовной поэзии есть православные поэты, искренне иглубоко верующие и понимающие, что «духовный стих по своемурелигиозному содержанию стоит вне текущих мелочей действительности»[14]. Они составляют третью ее группу. Творчество этих авторов, «живущихвнутри духовной традиции, иначе можно назвать православно-воцерковлённойпоэзией. Доминантой их мировоззрения является не просто религиозное, ноцерковное сознание, воссоздание самой реальности Церкви как высшейценности бытия. Характерные особенности православно-воцерковлённоготипа поэзии – внутренняя причастность к литургической традиции, духовнойпрактике молитвы, опыту отцов Церкви, использование иконическогопространства и литургического времени» [29]. Это иеромонах Роман (Матюшин), А. Васильев, М. Дьяконова,священник Дмитрий Дудко, священник Андрей Кононов, священник АндрейЛогвинов, диакон Владимир Нежданов и др. Веру они ставят выше искусства: Когда этот воздух заполнится серой И страшною правдой заменится ложь, Безверие наше закончится верой, Искусством, художник, тогда не тревожь. Пространство и время свернутся, как свиток, В котором искусство – ковровый искус Из тонких, как нервы, изотканный ниток, Что в левую руку возьмет Иисус. (А. Васильев) Васильев, вероятно, говорит здесь не о литературе, а о беллетристике,пленяющей изяществом, красивым обманом, воспевающей страсть. Но как тутбыть? – Ведь, по мнению Вл. Артемова, «поэзия без страсти потеряет многое»[4]. Налицо смешение понятий. Страсть чаще всего – привычка к греху,наслаждение им, любовь же – не только отношения полов, это благородноечувство имеет всеобщий характер, мы просто забыли о первоначальномзначении этого слова. В древнерусской литературе и русской классике 19 векаэтика и эстетика всегда были неразрывно связаны, этико-эстетическаяцелостность художественного произведения была важнейшей приметойединства формы и содержания. Если же говорить не о беллетристике, а овеликой традиции русской литературы, проповеднической по своемухарактеру (Д. С. Лихачев), то она способна помочь человеку на путяхпостижения истины. Поэтов третьей группы объединяет нечто большее:Православная София – мудрость и полнота религиозного чувства. Различиестилей – не показатель, объединяют их идейно-эстетические и тематическиекоординаты. 77
  • Так, священник Андрей Логвинов опровергает неверное представление осмирении: Идёт война, и на войне Неслыханное к нам вторженье. А мы как люди – не в цене, Нас бьют всерьёз, на пораженье. Тогда – не справилась Орда С высокой духом Русью древней. Теперь – разорены деревни, Содомом стали города. А где ж защитники – князья, Вожди, герои, полководцы? У них свой бизнес, им нельзя, Их закупили инородцы. И хоть кресты пронзают высь И купола блестят в столице, Кто должен день и ночь молиться – До сладкой жизни дорвались. Идёт война, и на войне Кругом разгром и пораженье. Но разве умер Бог во мне?! Но разве умер Бог во мне?! Но разве умер Бог во мне!!! – − Он подымает на сраженье. Поэт связывает воедино духовную борьбу и внешнее действие, борьбу созлом и его носителями. Наиболее известный и оригинальный поэт этой группы – иеромонах Роман. Монашеская жизнь для людей, далеких от нее, либо тайна за семьюпечатями, либо расхожее убеждение, еще более далекое от подлинного еесодержания. Все ограничивается внешней «картинкой»: высокиемонастырские стены, черные одежды, войлочные боты марки «Прощай,молодость!», взгляд «не от мира сего» и… и, пожалуй, все. – Да, ещепослушание, смирение и еще раз смирение… Может быть, поэтому не все поняли и приняли поэзию иеромонахаРомана начала ХХI века – смиренный молитвотворец превратился в певца-обличителя пороков и грехов наших. 78
  • А ведь монах – прежде всего духовный воин. Видно, настал час иногомонашеского подвига: воинствующего ревнителя веры, разящего враговсловом правды. Жизнь будущего отца Романа (в миру Александра ИвановичаМатюшина) не предполагала столь резкой смены координат: он родился в 1954году в селе Рябчевск Трубчевского района Брянской области. «Отец −потомственный крестьянин; мать − учительница, в старости − монахиняЗосима. С 1972 иеромонах Роман учился на филологическом факультетеКалмыцкого государственного университета, отказался от выпускныхэкзаменов, работал плотником, рабочим силикатного завода, художественнымруководителем во Дворце культуры, учителем музыки в школе. Вехойдуховного становления стал 1980, уход в Вильнюсский Свято-Духовмонастырь, в 1981 − в Псково-Печерский. Рукоположен в 1983. Служил вприходах Псковской епархии (пос. Кярово, г. Каменец), с 1993 удалился в скитВетрово. Стихи писал с ранних лет, первая публикация − в районной газете.Зов к монашескому уединению прозвучал еще в юности» [50]. Отшельничество иеромонаха Романа непостижимым образом соединилоего с нами – стихи были услышаны страдающей Россией. Путь от молитвы кисповеди, а от нее – к проповеди и снова к молитве – стал судьбой миллионовправославных. Нераздельность веры и России (Престола Божия) – непреложный закондля иеромонаха Романа: Любите Родину! Она у нас одна. В благословенье Господом дана. У Царственной отнюдь не царский вид, Но Истину, как некогда хранит. И пусть себе гогочущие скачут, Нам Сказано: - Блаженны те, кто плачут. А значит, есть Надежда и в кручине! О, Родина! Души моей Святыня! ( 29 – 30 сентября 2003 г. скит Ветрово) [83] Говоря словами Ю. Кузнецова, «мир рухнет в ад», если случитсяневозможное: И если вдруг тебя погубят, то и самим врагам не жить: Вселенная могилой будет – Иначе не похоронить. («Россия!») [84] Отшельник, который сложил множество стихов и песен "для попеченья озапущенной русской душе", как сказал об иеромонахе Романе Валентин 79
  • Распутин в рассказе "Больница", выслушал в свой адрес немало упреков, ночаще всего этот: «Не монашеское это дело, писать стихи». Ответом всемсомневающимся может стать следующий факт: отец Роман создал своипроизведения первой половины 1990-х годов по благословению МитрополитаИоанна (Ленинградского/Санкт-Петербургского и Ладожского). Книга егостихов «Русский куколь» издана по благословению Святейшего ПатриархаМосковского и всея Руси Алексия II [58]. Молитвенность, «уединеннаясосредоточенность, самоуглубленность лирического героя поэзии о. Романасочетается с активной социальной позицией – например, в гражданских стихахо России, с потребностью в прямом, проповедническом по существуобращении к миру. В этом смысле песнопениям и стихам о.Романа близко топроповедническое начало, которое было коренным свойством отечественнойлитературы и культуры. Наследуя через века древний жанр духовнойпроповеди и поучения, поэт-певец творчески использует его, обращаясь ксовременному человеку» [68]. В январе 2011 года иеромонах Романопубликовал рассказ «С того света», в котором дал свою оценку событиям наМанежной площади: «Пост подходит к концу, казалось бы, радоваться надоприближающемуся Рождеству. Да вот узнал о декабрьских событиях, и душазакровоточила: то ли страна уже летит в пропасть, то ли в безвыходнейшемтупике. Кругом корыстолюбие, лукавство, обман. С ног до головы покрылисьнравственной проказой, да ещё, ко всем прочим напастям, ветхозаветныйплен. А грозовые тучи всё собираются и собираются, готовя народувеличайшие потрясения. И по человеческому разумению - нет ни единойвозможности выкарабкаться из трясинного тупика. Ни единой! Несколькодней душу постоянно саднило покаянным воплем: - Господи, спаси ны,погибаем! И Господь вразумил! И как же вразумил!.. Нет поражения воХристе!» [90]. Мистическая подоплека всего происходящего с нами была раскрытаиеромонахом в статье «За равноправие!», посвященной холокосту. Рядизданий, которым батюшка предлагал эту статью, отказались от еепубликации. В Интернете же текст, написанный еще в 2006 году, появился насайте «Русской народной линии» только в апреле 2010-го. Нет смыслаприводить статью полностью, но некоторые выборки из нее процитироватьнеобходимо: - «Греческое слово «холокост» означает жертвоприношение у древнихевреев, при котором жертва полностью пожиралась огнём. Как поясняетР.Гароди, термин «холокост» «выражает желание сделать преступления,совершенные против евреев, исключением истории, потому что страданиям исмерти придаётся сакральный характер». - «Миф о холокосте превратили в неприкосновенный идол. Эдакаяраздутая золотая дубина, могущая карать и доить. Страшно сказать, на какую 80
  • высоту вознесли этот идол. Сбылась мечта Люцифера, мечтавшего поставитьсвой престол выше Божьего. Сам не смог - служащие ему потрудились.Вдумайтесь! Можно сомневаться в бытии Бога, даже быть безбожником -никто тебя не осудит, никаких прав не лишит тебя лукавое общество. Нозасомневайся в холокосте или скажи, что его не было - в Австрии и Германиитебя посадят, превратят в изгоя. И не ведают австро-немецкие пресмыкатели,что они проповедуют обыкновенный фашизм: всё та же забота об однойнации, исключительные права - одной нации, чем не оборотная сторонафашистской медали?» - «Никто же не отрицает страдание народов, в том числе и еврейского.Склоняю голову перед страданиями русских, украинцев, белорусов, сербов(народов, наиболее пострадавших от фашизма), и, конечно же, не радуюсьскорби евреев. Но признавать их страдания особыми, утверждать, что«лишения и страдания Христа несопоставимы» со страданиями евреев воВторой мировой войне - равносильно отречению от Христа, к чему ипризывает идол холокоста». - «Почитайте объективную книгу швейцарца Юргена Графа «Миф охолокосте» - узнаете правду о судьбе евреев во Второй мировой войне. Небыло никакого еврейского холокоста. В поисках газовых камер я специальноездил в Освенцим - нет их там (ну не называть же газовыми камерамипомещения с оштукатуренными стенами, без труб для отвода газа, кудапомещали заключённых для уничтожения вшей). И знаете, что меня поразило?Крытые черепицей добротные здания, мраморные унитазы и умывальники! Иэто в то время! (Освенциму бы условия Соловков - кричали бы о Тройномхолокосте). Очень возмутила ложь устроителей выставки еврейскогострадания - в отдельных комнатах до потолка навалены волосы. Горы волос!Когда же я присмотрелся - увидел дощатый настил, идущий от подоконниковдо потолка (даже не от пола!) и чуть прикрытые волосами доски, сталопротивно, как будто попал на рынок, где торгуют страданиями». - «Библия повествует, как поступали израильтяне с покорённыминародами - сжигали целые города и всё, что в них - мужчин, женщин,стариков, детей, скот, одежду - всё предавали огню. Вот он настоящийеврейский холокост, правда, евреи были не жертвами, а палачами. И хоть разевреи повинились за свои исторические злодеяния? Нет, они гордятся этимизверствами, превратив погромы в национальные праздники. И куда тамГитлеру!» - «Всем известно, как в годы оккупации католические и православныесвященники давали приходившим иудеям справки о крещении. А ведь дажестрашно представить, чтобы христианин купил себе жизнь ценою отречения(пусть даже внешнего) от Христа!» 81
  • - «Зачумлённая жидовской пропагандой преподаватель из Москвыдоказывала мне, что немцы уничтожали евреев именно за то, что они былиевреи, а русских и прочих уничтожали просто так. Хорошенькое утешениеродственникам уничтоженных русских - сожженных заживо илирасстрелянных!» - «Было бы глупо надеяться, что меня услышат заткнувшие уши своейисключительностью. Если и услышат - истолкуют превратно. Безумие -выходить одному на битву. Но это честнее, чем в отдалении наблюдать, какмоё Отечество ведут на заклание. Я исполнил гражданский долг, чиста моясыновняя совесть. Не призываю к ненависти и насилию, прошу одного:Прозрите, люди! Увидьте мир в истинном свете. Не называйте чёрное белым,не идите в стойло! Долой фашизм!» [88]. Кстати, в том же 2010 году вышел журнальный вариант, а в 2011-м –книга Станислава Куняева «Жрецы и жертвы Холокоста», поразившая многих творческойстрастностью, интеллектуальной мощью и ясностью мысли.Публицистическое исследование известного писателя, так же, как и статьяиеромонаха Романа, направлено против сионизма – страшного явления вновейшей истории человечества. Его жертвами стали миллионы людей:еврейский народ, втянутый в бесконечную войну на Ближнем Востоке,палестинцы, защищающие себя от истребления, и наконец, «просвещенные»народы Европы, склонившие головы перед этим идолом нового времени. Сионисты цинично спекулируют на еврейских жертвах Второй Мировойвойны, навязывая всем мысль об «исключительности» этой трагедии, почему-то дающей право «избранному» народу (а точнее – им самим) навсеобъемлющее превосходство. Кстати, сами «специалисты» по истории Холокоста до сих пор непришли к согласию о том, сколько же евреев погибло во время войны: шестьмиллионов, четыре или еще меньше? Но цифры тут – не главное (мы потеряли27 миллионов, но не делаем из этого факта вселенской трагедии), главное вином – какова же цель этой беззастенчивой политической спекуляции, какиетрофеи хотят получить сионисты по результатам современной мировой, ноуже иной, идеологической войны? Станислав Куняев стремится обнажить религиозные, политические,конспирологические и даже психологические корни этого явления, ставшегодля западного мира чуть ли не новой религией, тщательно оберегаемой«священной коровой» демократии - любое научное исследование этоговопроса, посягающего на созданный миф, объявляется уголовнымпреступлением. Ст. Куняев совершенно справедливо считает, что Холокост –это фундамент новейшего европейского тоталитаризма. На нем выстроена всяконструкция так называемых «прав человека», столкнувшего Запад в яму 82
  • «просвещенного» расизма, согласно которому все народы равны, но есть одинсамый многострадальный народ, который «всех равнее». Стремление ушлых политиков переписать историю Второй Мировойвойны объясняется их внутренним убеждением о расовом превосходстве надостальными народами. Золотая мечта не только чужих, но и наших«либералов»: А. Гербер, А. Асмолова, Б. Сарнова и других – объявить русскийнарод поджигателем войны, а советский режим приравнять к фашистскому,в 2009 году сбылась. Европа лягнула больного медведя. Но медведь болен несмертельно… К сожалению, некоторые наши действующие политики, не зная сутипроисходящего, вольно или невольно поддерживают эту линию. Вот чтопишет, например, Валентина Матвиенко: «Исторический смысл запоздалогопризнания Россией места Холокоста в истории цивилизации означает, чтоотныне Россия входит в общий ряд цивилизованных стран, для которых этакатастрофа воспринимается как общечеловеческая, а не только национальнаятрагедия». К счастью, наш народ прекрасно осведомлен, в отличие от В.Матвиенко, о «прелестях» западной цивилизации, горой встающей на защитугеев, лесбиянок и фарисействующих сионистов. Отношение к палестинцам,православным сербам и русским как к недочеловекам (обстрел Белградаракетами с надписями «С Пасхой!» мы не забудем вовек!) как раз и вытекаетиз того факта, что христианство в Европе практически погибло, а его местозанял «новый мировой порядок» - демократический идол, поразительнопохожий на Яхве. Наш народ терпим и доверчив. Мы искренне считаем, что все нацииравноправны. Сионисты же думают иначе. Их цель – сломить наш дух, нашутрадицию справедливости, лишить нас веры в Бога и в себя. Мы должныпомнить об этом. Сионизм всех своих обличителей объявляет антисемитами, но после книгиА. Солженицына «Двести лет вместе» вопрос о русском «антисемитизме» долженбыть снят. Невозможно вспомнить ни одного еврейского погрома в России почтиза сто лет! Уж как в народе ненавидят Чубайса – а хоть волосок с его головыслетел? Оплеуху получил только Горбачев. Русский, к нашему позору… Мы живем не в Израиле, а в России. И простые евреи прекраснопонимают, что сильная Россия – их защитница. Однако нашего соплеменникаобвинят в расизме и антисемитизме автоматически, сразу – лишь только онрискнет назвать себя русским. И тут никакие ухищрения, никакие уверения изаигрывания не проходят. Уж если Виктору Астафьеву, единственному извеликих русских писателей перешедшему в стан «демократов», посмертноприпомнили «стойкий антисемитизм» (К. Азадовский), то что уж говорить обостальных. В этом свете совершенно иной смысл приобретают следующие строкипоэта: 83
  • Я мечтаю поехать (простите монаху мечтанья) В необъятную даль по Великой и скорбной стране. И устрою себе, может быть, напоследок, свиданье С дорогою Отчизной, что видится пленницей мне [87]. Монах обязан говорить слово правды, в этом он подражает СамомуИисусу Христу: И подымался ненавистник лжи, И шёл к царям с великим дерзновеньем, И говорил - что Бог ему вложил, И врачевал глаголом отпаденье. («Когда народ ступал от Света в тьму…») [87] «Мы живём в поразительное время: время великих открытий, великоговырождения, великой лжи - в последнее время! – Говорит иеромонах Роман. -Пир у края пропасти захватил всех и вся! Жажда чести, власти, богатствазавладела умами и сердцами! Государствами управляют те, кому без гримаможно работать в цирке, но клоунада политическая оплачивается больше, ипотому шуты с цирковой арены ринулись на арену политическую.Излукавившиеся правдолюбцы, клеймя расизм, без зазрения совести заявляюто «золотом миллиарде», обвиняя фашистов за убийства, поощряют убийстваво чреве! Ратуя на словах за здоровье нации, с юных лет навязывают алкоголь,табак, в школах внедряют уроки разврата! Целые народы превращены втелезрителей, фанатов и интернетовских праздношатаек. И стар, и малкинулись на развлечения! Спорт объявлен национальной идеей!»... [86]. Хвалятся общим домом, Сами живут с охраной, Пахнущие Содомом Поводыри баранов. («Люди забыли Бога!») [87]. Православная душа иеромонаха Романа – это одновременно и душапатриота: «Патриотизм - слово святое, ибо этим словом прославляетсяверность Родине. Измена же осуждена еще в раю» [69]. И поэтому егодуховная поэзия – в самом высшем смысле поэзия патриотическая: Вожди живут себе в угоду, Во власти полный паралич. Мы перестали быть народом - И засвистел кавказский бич. Его старательно сплетали При одобрении властей. 84
  • Уж как на Русь не клеветали Искариоты всех мастей! Разбой телесный и духовный! В верхах измена и обман! Но словоблудит вождь верховный О процветанье россиян. Иван да Марья - недруг знает - Хребет страны, её душа! Когда хребет переломают, Тогда и рёбра сокрушат. И что? Мостить страну гробами, Наполнив ненавистью грудь? Нас подло сталкивают лбами, Антихристу готовя путь. Мир подвела к последней грани Лапсердако́вая напа́сть. Русь обрекла на вымиранье Олигархическая власть. («На грани») [89] «− В чем на Ваш взгляд заключается русская национальная идея (идеявозрождения нашей многострадальной Родины)? − В воцерковлении. Потому что без возрождения души Родина невозродится. Не коттеджи и иномарки принесли славу России, а русскаяправославная душа, собравшая раздробленные земли, создавшая величайшеедуховное богатство. А без души любое тело мертво. Как его ни румянь, как низабрасывай цветами - покойник есть покойник». (Из беседы редактора "Трубчевской газеты" Натальи Соболевой с иеромонахом Романом) [69]. Все империи рушились от падения нравов, от идолопоклонства изабвения духовных начал. Господь выгнал из храма торгующих и менял(банкиров), а мы наш общий храм – Россию - сделали вертепом разбойников.Уже и Патриарх говорит о «духовной агрессии»… Дело обстоит именно так:сумеем ли мы сохранить свою веру, национальные ценности, или погибнемпод напором чуждой западной цивилизации? Легкой жизни в ближайшие годы не будет (А. Солженицын незадолго докончины заметил: «Праздников не ждите»), но разброд заканчивается. Мыобманулись, но не обмануты. Мы согрешили, но есть еще время дляисправления. И пока не будет в русском народе подлинного покаяния – передБогом, а не другими народами – о наших и только наших грехах: убитых вочреве и брошенных детях, воровстве, пьянстве – не будет и спасения. 85
  • Россия собирается, освобождается от мифов. Единственный миф: Россиявымирает – стал трагической реальностью, но и он преодолим. На войне как навойне – будем воевать не числом, а умением. Сила рождается в немощи. Появится и национальный лидер – толькокогда созреет само общество, когда атмосфера станет грозовой. Надо искатьправду в народе, в церкви, в обычных приходах, скрепляющих собой духовноепространство Руси. «Россия гибнет», - говорят иные, но она не гибнет, она больна. Но этаболезнь – не к смерти. 86
  • ВМЕСТО ЗАКЛЮЧЕНИЯ Столько лет мы жаждем увидеть хотя бы утро давно ожидаемогонародного счастья! Мы мечтаем о бесконечно авторитетной и мудройПравославной церкви, о сильной и независимой России, о национальнойвласти, о сплоченном и воодушевленном народе. Почему же у нас ничего не получается? Если мы надеемся только на себя: на власть, которая вдруг одумается, наядерные ракеты, сотнями отправляемые в утиль, на народ - в мирском, а несоборном его понимании – то христиане ли мы? Искренняя молитва верующего может подвигнуть на великие дела, ноесть ли в нас самих эта вера? Говорит литературовед и философ Татьяна Касаткина: «…Мы, как наподбор почти, духовно — калеки и расслабленные. И именно потому, что мыкалеки, нам так хочется, чтобы с нами обращались бережно и нежно, чтобынашу боль берегли и лелеяли. А ее здесь не хотят лелеять — ее хотят изгнать,чтобы вернулось здоровье. Здесь хотят, чтобы мы перестали довольствоватьсятем, что в нас, безусловно, где-то там, в глубине, за завалами и затемнениями,есть образ Божий, — потому что хотят, чтобы мы хоть кому-нибудь хотькогда-нибудь смогли его явить… Хотят, чтобы мы встали и ходили. Даже еслив нашем прогнозе черным по белому написано: “Не сможет ходить”». Вглядишься в себя – ведь все это есть и во мне. И маловерие, и похотьочей, и желание понравиться, и человекоугодие, и еще кое-что похлеще… Оличном смирении и благочестии надо бы печься… И все же речь не только обомне, а о нас всех. Игумен Борис (Долженко) растолковывает: «Любите врагов ваших». Речь идет о врагах личных, вражда скоторыми возникает по обыденным, бытовым причинам, но никак не о врагахОтечества или врагах Божиих. К врагам Отечества относятся те, кто сознательно покушается наего границы, политическую и экономическую независимость, а также насамо бытие народа, или на те основы народной жизни, без которых он неможет существовать. Это нравственность, культура, историческаяпамять, рождаемость, здоровье, прожиточный минимум и другое подобное. К врагам Божиим, без сомнения, следует отнести бесов, затемсознательных служителей сатаны; с некоторыми ограничениями и тех, ктооткрыто и нагло попирает закон Божий, борется с христианством иЦерковью. Хорошо высказался по этому вопросу митрополит МосковскийФиларет: «Люби врагов своих, бей врагов Отечества и гнушайся враговБожиих» [11]. 87
  • Мы все еще по-советски надеемся даже на Него: авось Он совершитчудо, а мы подождем… Зачем уподобляться древним иудеям, ждавшим отНего политической власти и национального спасения? Мы помним, чем тогдавсе закончилось: предательством людей, обманувшихся в своих ожиданиях… Если основание не возведено в собственной душе, отчего мы ждем, чтохрам построится сам собой? И не надо перекладывать все на плечи церковныхиерархов – как им пасти такое темное (треть россиян не понимает даже смыслаПасхи!), ленивое и непослушное стадо? История России изобилует примерами чудесного спасения по молитвамправославного народа. Уже и атеисты говорят, что спасти нас может толькочудо. Но видимое чудо – плод невидимого духовного труда. Н. В. Гоголь писал: «Вы говорите, что Россия долго и напрасномолилась. Нет, Россия молилась не напрасно. Когда она молилась, то онаспасалась. Она помолилась в 1612, и спаслась от поляков; она помолилась в1812, и спаслась от французов. Или это вы называете молитвою, что одна изсотни молится, а все прочие кутят, сломя голову, с утра до вечера на всякихзрелищах, закладывая последнее свое имущество, чтобы насладиться всемикомфортами, которыми наделила нас эта бестолковая европейскаяцивилизация?» [23]. От нас ждут молитвы и подвига. Возможен ли он сейчас? ПублицистМихаил Антонов иронизирует: «Трудно представить, чтобы наши люди пошлина подвиг ради увеличения барышей Дерипаски или Потанина (или тех изновой президентской команды, кто хотел бы обратить в свою собственностьимущество этих олигархов). Не пойдут они на жертву и борьбу и радидемократии, «прав человека» или каких-нибудь других ценностей, чуждыхрусскому миропониманию. Только восстановление чувства причастностикаждого нашего соотечественника к делам и судьбам государства, чувства,утерянного задолго до «перестройки» (что и предопределило распад великойстраны), способно вывести Россию из того исторического тупика, в который еезагоняли правители последние 60 лет и продолжает с маниакальнымстремлением загонять нынешняя власть». Поэзию патриотического направления часто называют «лирикойрусского сопротивления», а поэтов – «звездами лирики сопротивления». Окаком сопротивлении и противодействии идет речь? – Прежде всего, осопротивлении потребительскому безумию в ущерб духовности, оразоблачении лжи в условиях информационного вакуума: «Не смирятьсяперед злом» (Н. Карташева). Поэтов ведет по этому пути осознание национальной униженности:«Стало мало русского в России» (Н. Зиновьев), «Как мало еврея в Россииосталось…» (Ю. Мориц) и ощущение неизбежности перемен: «Накануневторого рождения» (И. Чурбанова). Поэты сопротивления понимают свое «служение как пророческое»(Патриарх Кирилл), не имеющее ничего общего с гаданием или предсказанием 88
  • будущего. Это ощущение, предчувствие, но, как мы знаем из историилитературы, весьма часто сбывающееся в жизни. Поэты прозорливееполитиков и философов. Поэты патриотического направления опережают мыслителей и втрадиционном поиске русской идеи, национальной идеологии. Для нихидеологические опоры в этой жизни постоянны и непререкаемы. Это, во-первых, православная вера. Во-вторых, идея справедливости (отсюданеприятие антисоветизма, «ностальгия по любви» (Г. Горбовский)), и, в-третьих, необходимость русского национального освобождения. Поэтический анализ национальной трагедии порой излишнеэмоционален, но поразительно точен в оценке истинных ее причин: «Войнауже идет. Не с сербами. А с нами» (Ю. Мориц), «Нерусские Россией правят…»(Н. Карташева), В Кремле, как прежде, сатана…» (Г. Горбовский). Патриотическая поэзия не говорит, а кричит: давний раскол международом и властью приобрел катастрофический характер. Лирика переполненапредвосхищением национально-освободительной борьбы по возвращениюнароду власти, собственности и исторической преемственности, т. е.«превращения территории с населением в страну с народом, которомупринадлежат богатейшие недра, великая культура и сокровища научноймысли» (Ю. Мориц). Эта борьба, предчувствуют поэты, будет разной. Тут могут быть как«приговор, самосуд, гильотина» (Л. Щипахина), т.е. «новый русский бунт» (В.Скиф), так и новое народное ополчение: «Ополченье выйдет на Манеж…» (В.Хатюшин). Призыв к действию наиболее ярко выражен в духовной поэзии:«Великомученик-великоросс / И всякий народ! Вставайте», «Сняла кольцо,чтоб ты купил оружье» (Н. Карташева), «Но разве умер Бог во мне!!! / - Онподымает на сраженье» (свящ. А. Логвинов), «Нет поражения во Христе!»(иеромонах Роман). Пора сказать самое главное: Родина в опасности! Катастрофа ужесвершилась(кризис стал следствием духовного крушения) - пора объявлятьчрезвычайное положение. Меры экономического спасения известны(например, программа выхода из кризиса, предложенная академиком С.Глазьевым), но ничего не произойдет и никто с места не сдвинется, если резконе изменится компрадорский (Россия как сырьевая колония Запада)политический курс Кремля, как раз и сделавшего все, чтобы мы оказались вэтой дыре. Ожидать от них смены идеологии и практики – все равно что ждатьот козла молока. По давней нашей традиции, все закончится переворотом и (или) бунтом.«Верхи» не могут, «низы» не хотят… На самом деле не могут и не хотят и те идругие. Если при Брежневе был «застой» (о котором и мечтать сейчас нельзя),то при «Путине и Путине» - полный «отстой»! Ситуация патовая. Нопересидеть «черный день» не удастся. Злоба и голод погонят на улицу нетолько пенсионеров. 89
  • Доктор экономических наук Марат Мусин заявляет: «Вопрос о путяхразвития страны переходит в политическую плоскость, и сегодня в повесткедня остается один вопрос – вопрос о смене власти». Ему вторит писатель ОлегПавлов: «Революция в России бессмертна, она смертью попирает смерть. Нокак это, в сущности, непонятно. Что время обновления всегда у нас становитсядля народа временем тяжелейших страданий... Что путь к обновлению, то естьк спасению, пролегает через страдания и смерть, ведет на Голгофу… Этонациональный порыв к святости. Но и не что иное, как саморазрушение,самоистязание, самоистребление, приводимое в действие только верой». Итак, нас ждет (дело не в сроках, а в принципе!) очередная славная,ожесточенная и свирепая битва, со слезами, криками и кровью. Двадцать летпатриоты предупреждали о таком конце и пытались его не допустить, но…Час пробил, осталось определиться, на какой ты стороне: с Богом и Россиейили с сатаной и его бесовским Вавилоном? О том, что за всем этим действом скрыты мистические силы и вечная ихвойна, которая гремит в небесах – можно было догадаться и раньше, но мыоказались слепы (или прикидывались слепыми). Не прозрели сами – пришлосьстукнуть сверху как следует. Иногда спрашивают: кто стоит за Президентом? – Олигархи… Но никто еще не догадался задать следующий вопрос: кто стоит заолигархами? Ответ давно известен (тем, кто живет не только душой, но и духом) – заолигархами стоит международный сатанинский союз ростовщиков, лютоненавидящий православные народы (вспомните сербскую трагедию!).Политолог Татьяна Грачева утверждает: «Мир управляется религиозно и забольшой политикой Запада стоят религиозные антихристианские силы» [82]. Враг рода человеческого собрал все свои темные воинства дляпоследнего броска на нас: Святая Русь сейчас слаба, как никогда ранее. Но втом-то и дело, что мы обосновались, в отличие от Запада, в другом измерении.В нем происходит невероятное: сила рождается в немощи. От нас требуетсясейчас только одно качество, которого нам все эти годы недоставало болеевсего – БЛАГОСЛОВЛЕННОЙ И СИЛЬНОЙ ВОЛИ. Той воли, о которойписал Александр Блок: Не может сердце жить покоем, Не даром тучи собрались. Доспех тяжел, как перед боем. Теперь твой час настал. – Молись! 90
  • 91
  • БИБЛИОГРАФИЧЕСКИЙ СПИСОК1. Аксючиц В. Я – русский (http://rupolitika.ru/rusvopros/viktor-aksyuchits-ya-russkiy/).2. Анкудинов К. В патриотическом стане // Литературная газета. - 2010. - № 11.3. Антонов М. Капитализму в России не бывать! (http://m-antonov.chat.ru/capital/ant_glava_3.htm).4. Артемов В. Диалоги о поэзии // Наш современник – 1993. - № 1.5. Архангельский А. Огнь бо есть. Словесность и церковность: литературный сопромат //Новый мир. – 1994. - №2.6. Блок А.А. Собрание сочинений в шести томах. Т.1-6. - М., 1971.7. Богатырева М. Таким образом. Беседа с Ю. Мориц // Литературная газета. – 2001. – 7 – 13февраля (№ 6).8. Бондарева А. «Россия завоёвана женщиной». Беседа с Ильей Бояшовым // Литературнаягазета. – 2011. – 25 мая.9. Бондаренко В. Добровольное гетто Юнны Мориц // День литературы. – 2001. – 6 апреля. -№ 4.10. Бондаренко Н., Кешева Л. Создание нового мирового порядка в контексте программ поснижению рождаемости и сокращению населения на Земле // Русская народная линия(http://www.ruskline.ru/analitika/2011/06/08/sozdanie_novogo_mirovogo_poryadka_v_kontekste_programm_po_snizheniyu_rozhdaemosti_i_sokraweniyu_naseleniya_na_zemle).11. Борис (Долженко), игумен. «К тихому пристанищу»(http://tihoprist.narod.ru/bookHTML/ch2_11.htm).12. Борисов Б. Геббельсы из школы «Просвещение» (http://www.rus-obr.ru/ru-club/5222).13. Боханов А.Н. Русская идея. От Владимира Святого до наших дней. - М., 2005.14. Буслаев Ф. О литературе: Исследования; Статьи. – М., 1990. – С. 306.15. «В бывшем царстве, многонациональном государстве… (круглый стол) // Литературнаягазета. – 2007 . – 30 мая – 5 июня. -№ 22-23.16. Вдовин А. И. “Русский вопрос” на современном этапе // Наш современник. – 2006. - №5.17. Верстаков В. Бродил и я в стихиях мира. Стихотворения. - М.,2001.(http://viktorverstakov.narod.ru/brodil-text.html).18. Воробьев С. Стихотворения // Наш современник. - 1994. - №2.19. Всеволод, инок. Что есть поэзия Православия. Беседа с православной поэтессой НинойКарташевой // Аскетическое творчество. – 2002. - № 2 (165). (http://www.russian-inok.org/page.php?page=ascetic1&dir=ascetic&month=1002).20. Галковский Д. Бесконечный тупик: Исходный текст // Континент. - 1994. - № 81.21. Ганичев В. Итак, о русском. Заметки // Русское воскресение(http://www.voskres.ru/idea/ganichev13.htm).22. Гоголь Н.В. Полное собрание сочинений и писем в 17-ти томах. Т. 6. — М., 2009.23. Гоголь Н.В. Полное собрание сочинений и писем в 17-ти томах. Т. 15. — М., 2010.24. Горбовский Г.Я. Поэзия (http://www.ya-zemlyak.ru/avtpoesia.asp?).25. Горбовский Г. Диалоги о поэзии // Наш современник. – 1993. - № 1-4.26. Горбовский Г.Я. Распутица. – М.,2000.27. Горбовский Г. Скоро, скоро… // День литературы. – 2006. – 17 июня. - № 7.28. Горбовский Г. Жить приходилось всяко… // Наш современник. – 2007. - № 9.29. Гордиенко Н.Н. Русская поэзия рубежа ХХ – ХХ1 веков в контексте православнойдуховной традиции. Автореф. дисс. на соиск. учен. степ. канд. филол. наук. – М., 2008.30. Гулыга А.В. Творцы русской идеи. - М., 2006.31. Дмитриев В. «Сегодня за оружие готова взяться... треть русских!» // Наша держава(http://www.monarchism.org/?page=public&id=3462). 92
  • 32. Достоевский Ф.М. О русской литературе. - М., 1987.33. Зиновьев Николай Александрович // Российский писатель(http://www.rospisatel.ru/sinoviev.htm).34. Зиновьев Н.А. Я – русский. Стихи. – Майкоп, 2008.35. Зиновьев Н. Беседа с журналисткой Ниной Роженко // Кореновские вести. - 2010. – 17мая.36. Зиновьев Н. Стихи // Православный Санкт-Петербург. – 2011. - № 3 (231).37. Зиновьев Н. Не умирай, моя страна! Стихотворения // Горница. Собрание православныхписателей. – 2011. - № 38 (http://www.pravpiter.ru).38. Знаменская Г.Ю. Постскриптум к статье Ю.Мухина «Что есть «хорошо жить»?(http://www.za-nauku.ru/index.php?option=com_content&task=view&id=3305&Itemid=36).39. Золя Э. Полное собрание сочинений. В 26 т.т. – Т. 26. – М., 1960.40.ИвашовЛ. Главный вопрос – русский (http://www.segodnia.ru/index.php?pgid=2&partid=45&newsid=13141).41. Из беседы Александра Ракова с Николаем Зиновьевым // // Горница. Собраниеправославных писателей. – 2011. - № 38 (http://www.pravpiter.ru).42. Казинцев А. Возвращение масс. – М., 2010.43. Карташева Н. «Мы должны не выживать, а жить!» Письмо в редакцию Русской линии //Русская народная линия(http://www.ruskline.ru/analitika/1999/10/16/my_dolzhny_ne_vyzhivat_a_zhit/).44. Карташева Н. Порфира и Виссон: Лирика. - М., 2000.45. Карташева Н. Слава России!: Стихи. - М., 2001.46. Касаткина Т. Колонка для живой воды. Монастырские впечатления мирского человека:попытка понимания // Новый мир. – 2008. - №2.47. Кирилл, Святейший Патриарх Московский и всея Руси. Русская литература не должнаутратить свой пророческий дар // Русская народная линия(http://www.ruskline.ru/news_rl/2010/12/24/patriarh_kirill_russkaya_literatura_ne_dolzhna_utratit_svoj_prorocheskij_dar).48. Кирилл, Святейший Патриарх Московский и всея Руси. Коммунистическая идея вРоссии заимствовала христианскую этику // Русская народная линия(http://www.ruskline.ru/news_rl/2011/02/17/svyatejshij_patriarh_kirill_kommunisticheskaya_ideya_v_rossii_zaimstvovala_hristianskuyu_etiku/).49. Кожинов В.В. Интервью от 5 августа 1999 г. (http://www.rummuseum.ru/portal/node/911).50. Корольков А.А. «Роман, иеромонах» // Русская литература ХХ века. Прозаики, поэты,драматурги: био-библ. словарь / под ред. Н.Н. Скатова. – М., 2005. – Т. 3. – С. 213.51. Коротаев Д. Стихотворения (http://dkkd.narod.ru/ITAK/ITAK2-vselennaya/ietorodinaneveru.htm).52. Костров В. Стихотворения // Лад вологодский. – 2010. - № 4.53. Кучкина О. "Я рано попала в плохую компанию" Беседа с Ю. Мориц // Новое время. –2003. – 16 февраля.54. Лапшин В.М. Русская свеча. – Новосибирск, 2011.55. Личутин В. Сукин сын. Психологический очерк // Наш современник. - 2002. №1.56. Лютый В. "Поднимается ветер..." (Земное и небесное в поэзии Марины Струковой) //Русский переплет (http://www.pereplet.ru/text/lyutiy22jun04.html).57. Матвеева Н. Дым отечества // День литературы. – 2010. – 17 ноября. - № 11.58. Минералов Ю. Имена и тенденции. // Литературная Россия. – 2004. – 12 марта (№10)(http://www.litrossia.ru/archive/104/reading_room/2430.php).59. Миссия России – защищать человеческую личность. Программное заявлениеСвятейшего Патриарха Кирилла от 3 января 2010 года // Русские новости (http://www.ru-news.ru/art_desc.php?aid=4713).60. Молотков А. Исчерпание антисоветизма // Завтра. – 2010. – 3 февраля. - № 5. 93
  • 61. Мориц Ю. Официальный сайт (http://www.owl.ru/morits/index.htm).62. Мориц Ю. "Поэт вообще - тунгусский метеорити струнный инструмент". Интервью // Газета. – 2004. – 31 марта.63. Мориц Ю. Не бывает напрасным прекрасное -. М.,2006.64. Мориц Ю. «Мне, мерзавке, повезло». Поэзия // Литературная газета. – 2009. – 30сентября.65. Мусин М. «Сегодня в повестке дня остается один вопрос — вопрос о смене власти» //Русская народная линия (http://rusk.ru/st.php?idar=105678).66. Наше время. Антология современной поэзии России. / Сост. Б.И.Лукин. — М, 2009.67. «Наши учителя теперь из породы потверже...» Фрагменты из бесед ВалентинаРаспутина с И. Кушелевым и В. Кожемяко (http://www.filgrad.ru/texts/rasputin9.htm).68. Нечипоров И.В. Песенно-поэтическое творчество иеромонаха Романа (Матюшина):духовное содержание и образный строй // Слово. Православный образовательный портал.Филология. (http://www.portal-slovo.ru/philology/37281.php?ELEMENT_ID=37281&SHOWALL_2=1).69. «О богоугодности – не нам судить!» Господь дал ему эти слезы. Встреча с иеромонахомРоманом (Матюшиным) // Русское воскресение(http://www.voskres.ru/podvizhniki/roman.htm).70. Павлов О. Гефсиманское время (http://index.org.ru/journal/26/pavl26.html).71.Павлов Ю.М. Несостоявшаяся революция или несостоявшееся открытие // Нашсовременник. – 2011. - № 4.72. Пикач А. Бездомные стихи (Поэзия-90) // Литературное обозрение. – 1991. - №2.73. Питирим (Волочков), епископ Сыктывкарский и Воркутинский. Гражданскаяпроповедь // Национальная доктрина. Сыктывкар. - 2006. - № 1.74. Платонов А. П. Собрание сочинений в восьми томах / Сост. Н. В. Корниенко. — М, 2009—2011.75. Пошехонов А. Пора: Стихи. – Вологда, 2011.76. «Православный лубок или кое-что о качестве «религиозных услуг». Интервью спротоиереем Максимом Козловым // Фома. – 2005. - № 5.77. Проханов А. Русский фактор // Завтра. – 2010. – 29 декабря. - № 52.78. Пушкин А.С. Полн. собр. соч. в 10-ти тт.- М., 1958.79. Распутин В.Г. Прощания с Россией не будет // Шестое чувство. – 2008. - № 2.80. Рачков Н. Стихотворения // День и ночь. – 2010. - № 6.81. Реальное положение дел в цифрах(http://pikabu.ru/story/realnoe_polozhenie_del_v_rossii_v_tsifrakh_105714#comments).82. Рецензия // Голос совести. – 2010. - № 1. (http://www.golos-sovesti.ru/?topic_id=1&mode=print&gzt_id=697).83. Роман (Матюшин), иеромонах. Любите Родину! Новые стихотворения (2000-2003 г.г.) //Русское воскресение (http://www.voskres.ru/literature/poetry/roman2003.htm).84. Роман (Матюшин), иеромонах. Радоваться небу // Тихоновский Благовест. Приходскойвестник. – 2005. - № 7 (19) (http://www.hram-st.obninsk.ru/arxiv/2005/gaz193.html).85. Роман (Матюшин), иеромонах. Пред всеми душа виновата. – Минск, 2006.86. Роман (Матюшин), иеромонах. И возненавиде земля сидящих на ней (Лев. 18: 25) //Русская народная линия(http://www.ruskline.ru/analitika/2010/03/27/i_voznenavide_zemlya_sidyawih_na_nej_lev_18_25/).87. Роман (Матюшин), иеромонах. «Все боголепно под луной…» Из сборника «Одинокийпуть» // Русская народная линия(http://www.ruskline.ru/analitika/2010/04/24/vsyo_bogolepno_pod_lunoj/).88. Роман (Матюшин), иеромонах. За равноправие! // Русская народная линия(http://www.ruskline.ru/analitika/2010/04/27/za_ravnopravie/). 94
  • 89. Роман (Матюшин), иеромонах. Господи, прости жестокость нашу... Новые стихи //Русская народная линия(http://www.ruskline.ru/analitika/2010/12/30/gospodi_prosti_zhestokost_nashu/).90. Роман (Матюшин), иеромонах. С того света. Рассказ. // Русская народная линия(http://www.ruskline.ru/analitika/2011/01/15/s_togo_sveta/).91. Рубцов Н.М. Собрание сочинений: В 3 т. – М., 2000.92. Русская идея (составитель М.А.Маслов). - М., 1992.93.Русская идея в кругу писателей и мыслителей Русского зарубежья (составительВ.М.Пискунов). - М., 1994.94. Русская поэзия. ХХ век. Антология. Под ред. В.А. Кострова. – М., 1999.95. Русский вопрос. Сб. стат. / Под ред. Г.В. Осипова, В.В. Локосова, И.Б. Орловой; РАН,Институт социально-политических исследований. – М.,2007.96. Русский вопрос сегодня. Круглый стол // Москва. – 2010. - № 12.97. Саулкин В. Идолы «золотого тельца» на Русской земле должны быть сокрушены //Русская народная линия(http://www.ruskline.ru/analitika/2011/01/20/idoly_zolotogo_telca_na_russkoj_zemle_dolzhny_byt_sokrusheny).98. Скиф В. "Накренилась судьба..." Поэзия // Сибирские огни. - 2008. - №4.99.Солженицын А.И. Россия в обвале. – М., 2006(http://solzhenitsyn.ru/proizvedeniya/publizistika/rossiya_v_obvale/rossiya_v_obvale.pdf).100. Соколов Е., протоиерей. Проблемы миссии в условиях отсутствия в Россиинациональной идеи // Русская народная линия(http://www.ruskline.ru/analitika/2010/11/18/problemy_missii_v_usloviyah_otsutstviya_v_rossii_nacionalnoj_idei/).101. Соловей Т. Соловей В. Несостоявшаяся революция. Исторические смыслы русскогонационализма. - М., 2009.102. Сомин Н.В. Содержание русского проекта (http://chri-soc.narod.ru/soderjanie_russkogo_proekta.htm).103. Струкова М. «Верю – вольному стрелку!..» // День литературы. – 2001. – 18 сентября. -№ 38.104. Струкова М. Серебряная пуля: Стихи — М., 2003.105. Струкова М. Из цикла «Серебряная пуля»(2001-2004гг.) // Российский писатель (http://www.rospisatel.ru/strukova-pulja.htm).106. Струкова М. Стихи (http://strukova.at.ua/publ/2-1-0-32).107. Струкова М. «Если выстрелом выбит у сейфа замок...». Стихотворения(http://www.stihi.ru/2011/08/28/1143).108. Струкова М. Русские стихи (http://www.russkoedelo.org/poetry/strukova_1.php).109. Ткаченко П. «Так мне пророчествует лира» // Альманах «Соленая подкова»(http://www.noxog.ru/aljmanah-solenaya-podkova-/tak-mne-prorochestvuet-lira.html).110. Троицкий Е.С. Русская идея // Русский дом. - 2010. - № 10.111. Фроянов И. Патриарх Кирилл старается поставить на правильный путь ретивыхсвященнослужителей // Русская народная линия(http://www.ruskline.ru/news_rl/2011/02/17/igor_froyanov_patriarh_kirill_staraetsya_postavit_na_pravilnyj_put_retivyh_svyawennosluzhitelej/).112. Хатюшин В. Стихотворения (http://www.hatushin.ru/index.php?option=com_content&task=view&id=157&Itemid=200).113. Чванов М. Неудобные мысли // День литературы. – 2010. – 17 ноября (№ 11).114. Шаргунов С. Николай Зиновьев всегда ко двору. // "Книги" с Сергеем Шаргуновым нарадио "Вести ФМ". - 2010. – 21 августа.(http://www.dagmarket.ru/news/nikolay_zinovev_vsegda_ko_dvoru_knigi_s_sergeem_shargunovyi/). 95
  • 115. Шемшученко В. Когда совсем нет света // Литературная Россия. – 2010. – 18 июня (№25).116. Щипахина Л. «Святая крепость...» // День литературы. – 2008. – 17 марта. - № 3.117. Щипахина Л. Маяки сопротивленья // Дети Ра. – 2011. - № 8.118. Шумейко И. Уроки русского (беседа с Валентином Григорьевичем Распутиным) //Российский писатель (http://www.rospisatel.ru/shumeiko-rasputin.htm).119. Шумский А., иерей. Мальчиш-Кибальчиш приближается // Русская народная линия(http://www.ruskline.ru/news_rl/2010/11/17/malchishkibalchish_priblizhaetsya/).120. Шумский А., иерей. Ответственность Удерживающего // Русская народная линия(http://ruskline.ru/news_rl/2011/01/20/otvetstvennost_uderzhivayuwego/). СодержаниеОт автораОсень Великой нацииРусский вопросНостальгия по любвиПоэты нашего времениДень гневаЮнна МорицНиколай ЗиновьевНина КарташеваИеромонах РоманВместо заключенияБиблиографический список 96
  • Виктор Николаевич БараковСОВРЕМЕННАЯ РУССКАЯ ПОЭЗИЯ Патриотический дискурс Редактор Н.В. Сажина Подписано в печать 18.04.2012 г. Формат 60х90/16. Бумага офисная. Печать офсетная. Усл. печ. л. 6,0. Тираж Заказ . Отпечатано: РИО ВоГТУ 160000, г. Вологда, ул. Ленина, 15. 97