I+u 05
Upcoming SlideShare
Loading in...5
×
 
  • 1,736 views

 

Statistics

Views

Total Views
1,736
Slideshare-icon Views on SlideShare
1,054
Embed Views
682

Actions

Likes
0
Downloads
5
Comments
0

2 Embeds 682

http://community.sk.ru 681
http://webcache.googleusercontent.com 1

Accessibility

Categories

Upload Details

Uploaded via as Adobe PDF

Usage Rights

© All Rights Reserved

Report content

Flagged as inappropriate Flag as inappropriate
Flag as inappropriate

Select your reason for flagging this presentation as inappropriate.

Cancel
  • Full Name Full Name Comment goes here.
    Are you sure you want to
    Your message goes here
    Processing…
Post Comment
Edit your comment

    I+u 05 I+u 05 Document Transcript

    • Патрисия Паринежад / SPEECH Чобан & Кузнецов нале. «Окулус» в верхней части QR-купола навевал Российский павильон на XIII Венецианской биен- ассоциации с древнеримским Пантеоном Биеннале_Контекст Барт Голдхоорн об архитектуре и рынке 04 Биеннале_ История Николай Малинин: Россия на биеннале в Венеции 06 Биеннале_Куратор Сергей Чобан: Люди любят пространственные игры 14 Biennale_ContextИздатель: Алексей Муратов Bart GoldhoornГлавный редактор: On Architecture and Market 04Наталия Почечуева Биеннале_Вспомнить все!Арт-директор: Евгений Корнеев Biennale_HistoryКонсультанты редакции: Путч в Венеции: Nikolai Malinin:Виктор Маслаков,Григорий Ревзин вспоминают кураторы 28 Russia at the Venice Biennale 06Дизайн, верстка: Biennale_CuratorАлександр Альберт Итоги года _ Мысли Sergei Tchoban: People Like Space Games 14Переводы на английский:Людмила Лежнева,Джон Николсон Григорий Ревзин: Biennale_Total Recall! Год выдался сложным! 30 Putsch in Venice: Curators Reminisce 28Издатель и учредитель:ООО «Объединенные проекты» Year Results_ThoughtsПечать: ЗАО «Алмаз-Пресс» Grigory Revzin: It Was a Hard Year! 25 Новый город _ ПланПериодичность: 4 раза в годТираж: 5 000 экз. Центральная зона: До и послеДата выпуска: 29.01.2012 36 Журнал о «Сколково» New City_Plan Central Zone: Before and After 36ООО «Объединенные проекты» Новый город _ События и городской среде New City_EventsМосква, Б. Дровяной пер., 20, стр. 2Тел.: +7 495 6980318 Презентация ГиперКуба 38 Январь 2013 HyperCube Presentation 38
    • Этот выпуск не похож на предыдущие. Вы не найдете здесь сложных аксонометрий, «трактатов» о ретерриторизации, объект-центрично- сти и жизнеустойчивости девелопмента, а также рассуждений о судь- бах больших и малых городов. На этот раз мы решили сфокусироваться всего на одном городе, но зато на каком – Венеции! Вернее, на крохотной ее части – садах Джардини, где осенью проходила XIII архитектурная биеннале. А еще на нашем национальном павильоне – пряничном домике Editorial This issue is different from the в неорусском стиле, построенном перед самым началом Первой мировой previous ones. There are no complex axonometric Алексеем Щусе- projections, “treatises” on re-territorization, вым. Одним сло- object-centricity or sustainable development, or discussions on the fate of big and small cities. This вом, укрупнить time we’ve decided to centre on just one city, but it масштаб. / И все is Venice! Or rather, on its tiny section, the Giardini из-за специаль- gardens, the venue of the 13th Architecture Biennale last autumn. Another focus is our national ного упоминания pavilion, the gingerbread house in the Neo-Russian жюри, которого style built by Shchusev just before World War I. In short, it will be a closer focus. удостоилась экспо- The only reason for the decision is the award of зиция России. the Jury’s Special Mention to the Russian display. Удостоилась впер- This happened for the first time in the past 20 years, the entire period our architects have been вые за последние presenting their projects in the Giardini. Could двадцать лет. we have ignored this victory, especially in view Елена Петухова / Elena Petukhova За весь тот срок, of the fact that the theme of our display was Skolkovo? The link between the Russian i-city что наши архи- and the Biennale is indeed very strong. One can текторы показы- say that the i-city was born in Venice. Judge for вают свои проекты yourselves: the curators of the latest Biennale, David Chipperfield, of the previous one, Kazuyo в Джардини. Разве Sejima, and of the one before that, Aaron Betski, мы могли умол- are all members of the Skolkovo Urban Council and contribute to shaping the i-city. чать о такой победе, особенно если учесть, что выставка была посвящена But whatever the reason for our talking about «Сколково»?! Связка иннограда с биеннале вообще очень крепка. Можно the Biennale in so much detail, the most important сказать, он зародился в Венеции. Судите сами. Куратор этого года – Дэвид thing is that we can use our telephoto lens, as it were, to come closer to people and things related Чипперфилд, куратор прошлого – Кадзуо Седжима, позапрошлого – Аарон to it. For example, we can see Venice in 1991 Бецки. Все они являются членами Градсовета и формируют облик «Скол- through the eyes of Andrei Nekrasov, the curator ково». / Но какой бы ни была причина, побудившая нас так подробно of the then Soviet pavilion at the Biennale, which was held at the time of the putsch in Moscow. говорить о биеннале, главное, что мы можем подкрутить настройку рез-От редакции _ There will flicker before our eyes jolly Italian кости и приблизиться к людям и объектам, с ней связанным. Например, workers, putting the display together at the last увидеть Венецию 1991 года глазами Андрея Некрасова, куратора тогда minute, girl students, their clothes sputtered with paint, peaches, canals and MArchI models еще советского павильона на биеннале, совпавшей с путчем в Москве. floating aboard gondolas. Or we can hear the Перед нами замелькают веселые итальянские рабочие, в последнюю voice of Alexander Brodsky, the 2006 curator, and минуту монтирующие выставку, заляпанные краской студентки, пер- feel under our feet the dry rustling leaves in the Giardini alleys, which he describes in his essay. сики, каналы, макеты МАРХИ, плывущие в гондолах. Или можем услы- There are very many such still frames because, шать живой голос Александра Бродского, куратора 2006 года, и ощутить indeed, everyone has his or her own Venice. I remember a real Kazakh yurta set up by Totan под ногами сухие шуршащие листья на аллеях Джардини, про которые он Kuzembayev near the Arsenale and a gondolier пишет в своем эссе. / Этих остановившихся кадров бесконечно много. who, gazing at it, missed a turn and dumped into Потому что у каждого человека своя Венеция. / Я, например, помню water his passengers, Biennale guests dressed up for an evening presentation. I remember a special казахскую юрту, установленную Тотаном Кузембаевым в 2008 году возле feeling of performing our daily ritual as we passed Арсенала, помню, как засмотревшийся на нее гондольер не вписался from our boat to the exhibition through a small bar в поворот и в воду полетели разодетые к вечерней run by Italian communists. There was a shortcut, but we always chose the longer route and dropped презентации гости биеннале. Помню особое чувство, into the dark room hung up with portraits of Lenin с которым мы исполняли каждодневный ритуал, Наталия Почечуева and Che Guevara. To have a lucky day, one had to проходя от катера к выставке через крошечный бар, Главный редактор savour a small grappa before going on. By way of журнала good-bye, the portly boss always asked us, nodding принадлежащий итальянским коммунистам. Была towards the Giardini: “So you keep building, hmm?” короткая дорога, но мы шли длинной и обязательно “We do.” “Well, keep on, build!” Natalia Pochechueva заглядывали в темное, увешанное портретами Ленина и Че Гевары помещение. Чтобы день был счастли- вым, следовало не спеша опрокинуть рюмочку граппы и только после этого двигаться дальше. На прощание толстый основательный хозяин неизменно спрашивал, кивнув в сторону Джардини: «А вы все строите?» – «Строим». – «Ну стройте, стройте!»
    • Биеннале _Гонконг – Шэньчжень Венеция Роттердам Осло Пекин Сан-ПаулуКитайская биеннале урбанизма и архи- Самая авторитетная биеннале архи- Летом 2012 года биеннале в Роттер- Выставка в Осло претендует на роль История Пекинской архитектурной Бразильская биеннале архитектуры – ста-тектуры проходит одновременно в двух тектуры в мире. Когда-то она была даме прошла в пятый раз. Особенность ведущей площадки для обсуждения биеннале началась в 2004 году, когда рейшая в мире. «Архитектурная линия»городах, но с общей темой. Инициато- лишь частью большой художественной голландского форума – сильный уклон проблем архитектуры для всей Сканди- китайскую столицу захлестнул строитель- выделилась в самостоятельное мероприя-ром биеннале был Шэньчжень, первая биеннале, но в 1980 г. вылилась в отдель- в сторону урбанистики: выставки и семи- навии, которая вообще отличается тем, ный бум, приуроченный к Олимпийским тие из Биеннале искусства в Сан-Паулуархитектурная выставка прошла здесь ное событие. Здесь все как у «старшей нары посвящены не отдельным построй- что эти проблемы интересуют здесь играм 2008 года. Поэтому первые годы уже в 1973 году, хотя регулярно сталав 2005 году, а в 2007-м к нему присо- сестры»: национальные павильоны, кам, а пространству города в целом. едва ли не каждого. Триеннале в Осло – главным экспонатом был сам Пекин, пла- проходить только с 2003-го. Уверенноединился соседний Гонконг. Молодой звездные кураторы (на 2014-й приглашен Каждый год формулируется тема, вокруг это точка пересечения для архитекторов, номерно заполняющийся постройками занимает почетное второе место поШэньчжень, которому едва минуло Рем Колхаас), «Золотые львы» в качестве которой и строится концепция. Обстоя- политиков, прессы и публики со всего звезд мировой архитектуры. Биеннале масштабам и степени влияния. Схема30 лет, и футуристичный, но уже имею- призов и атмосфера вечного праздника. тельные голландцы придумали темы уже мира, поэтому большая роль отводится проходит регулярно раз в два года, позаимствована в Венеции: кураторскаящий бурную историю Гонконг отлично Венецианская биеннале привлекает мно- на несколько лет вперед – так, девизом не только выставкам, но и семинарам, правда, в прошлом году она задержалась выставка и национальные проекты,подходят для разговоров об урбанизме. жество посетителей, благо длится каждая грядущей биеннале 2014 года будет открытым дискуссиям и лекциям. и стартует осенью 2013-го. Темой заявлена но на этом сходство заканчивается, всеВ этом году города-побратимы проведут выставка по несколько месяцев. Проходит URBANbyNATURE. Ближайшая триеннале пройдет осе- ответственность архитектуры перед буду- отмечают более радикальный характеруже пятую биеннале. она по четным годам, так что в 2013-м мы Подробности на www.iabr.nl нью 2013 года, и ее темой будет Really щим. Ответственность как социальная, бразильского смотра и тягу к размаху.Подробности на hkszbiennale.org ее не увидим. sustainable – действительно устойчивая так и экологическая. Например, размер главной площадки, Подробности на www.labiennale.org архитектура. Подробности на www.abbeijing.com выставочного павильона, построенного Подробности на www.oslotriennale.no Оскаром Нимейером, равен шести футбольным полям. Последняя биеннале прошла в декабре 2011-го, следующую ждем в 2013 году. Подробности на www.iabsp.org.br Москва Лиссабон В Москве собственная биеннале Триеннале в Лиссабоне – одна из самых появилась недавно – только в 2008 году. молодых международных архитектурных Проходит она параллельно с еще одной выставок, осенью этого года она пройдетСофия архитектурной выставкой, «Арх Моск- Таллин в третий раз. Свою миссию организаторыУ Софийской триеннале собственное вой», которая проводится каждый год, Организаторы Таллинской биеннале видят в том, чтобы понять и обсудить Сантьягоназвание – «Интерарх». Она проводится начиная с 1995. Разница между биеннале честно сознаются, что намерены создать роль архитектуры в современном обще- Вторая по «возрасту» архитектурная биен-с 1981 года, длится в среднем 4 дня и «Арх Москвой» довольно зыбкая, современный балтийский аналог успеш- стве. Слоган этого года – Close, Closer нале также родом из Латинской Америки:и отличается довольно узкой направлен- но все-таки она есть. «Арх Москва» – ско- ной скандинавской триеннале в Осло, («Близко, еще ближе»). Главным мотивом в чилийском Сантьяго форум проводитсяностью: это не светское мероприятие рее коммерческая история, нацеленная в которой задействованы довольно станут размышления на непростую тему, с 1977 года. В прошлом году он прошелдля любопытствующих, а серьезная Минск на «налаживание деловых контактов», широкие слои общественности и которая как сблизить архитектуру и ее конечного уже в 18-й раз. После крупного чилий-профессиональная выставка-форум. Архитектурная биеннале в столице в то время как биеннале – история куль- позволяет многим высказаться на самые потребителя. В течение трех осенних ского землетрясения 2010 года акцентМесто проведения в этом смысле тоже Белоруссии, носящая гордое название турная, призванная обсуждать важные животрепещущие темы архитектуры месяцев в различных залах Лиссабона последних двух выставок естественнымхарактерное – не модный выставочный «Леонардо», узко направлена – она ори- для архитектуры вопросы. К примеру, и урбанизма. Тема грядущей в 2013 году пройдут выставки, конференции и обсу- образом сместился с глобальных вопро-зал, а Университет архитектуры. Послед- ентирована исключительно на архитек- в последний раз она была занята поиском (пока лишь второй по счету) биеннале – ждения, а город на время станет одной сов архитектуры в сторону реальныхняя триеннале прошла в 2012 году, так что торов до 40 лет. Проходит по нечетным идентичности. Recycling Socialism. из архитектурных столиц Европы. проектов реконструкции.ближайшую ждем не раньше 2015-го. годам (в этом году уже в пятый раз). Подробности на moscowarchbiennale.ru Подробности на www.tab.ee Подробности на www.trienaldelisboa.com Подробности на www.bienaldearquitectura.cl
    • того, чтобы быть генератором контента. Между Когда я впервые организовал Московскую двумя выставками был слишком короткий про- биеннале архитектуры, помню, как наш межуток времени. Идея должна была родиться, обрести оптимальное выражение, затем ее великий и ужасный архитектурный следовало донести до потенциальных участни- критик Григорий Ревзин завершил свою ков, которые должны были успеть подготовить разгромную статью восклицанием: свои проекты. «Никакая это не биеннале!» Чтобы увеличить подготовительный период и сделать контент «Арх Москвы» более акту- альным, было решено проводить тематические выставки раз в два года. Потом возникло еще одно начинание – программа NEXT, которая знакомит с работами молодых архитекто- Два в одном ров. Смена поколений неизбежна, так что программа автоматически генерирует новые работы и новые таланты. Сейчас, в рамках этой Не стану отрицать, тот первый блин был далек выставки (которая, кстати, тоже является биен- от совершенства – в конце концов, начинать нале по определению), уже сформировались всегда трудно. И если окунуться в историю постоянные разделы, в том числе генеральный самой известной архитектурной биеннале раздел «Архитектор года», премия «Авангард» в Венеции, можно увидеть, что в период между лучшему российскому архитектору в возрасте ее основанием в 1980 г. и пятым смотром, про- до 33 лет, раздел учебных студий архитектур- веденным в 1991 г., мероприятие было весьма ных институтов и подборка лучших дипломных ограниченным по масштабам и размерам. работ за последние два года. Но что бы я ни говорил, всегда найдутся кри- Только оперевшись на эти постоянные тики, которые будут требовать невозможного – выставки как на основу, «Арх Москва» может чтобы запускаемый в России проект сразу встал раширять горизонты и включать в себя неко- в один ряд с существующими уже десятки лет торые другие проекты, не изменяя при этом западными аналогами. Ну и пусть требуют, это своему главному ориентиру. Отсюда основной их проблема! Однако есть один фундаменталь- посыл всех архитектурных проектов – создание ный вопрос, который, безусловно, заслуживает города будущего. серьезного рассмотрения: что вообще представ- В случае с биеннале все гораздо сложнее. ляет собой архитектурная биеннале и чем она Такой смотр призван что-то сказать миру, и это отличается от любой другой выставки? высказывание должно найти отражение в каж- Начнем с самого очевидного – определения: дом из проектов. Поэтому перед куратором выставка или мероприятие, проводимое в обла- стоит задача выявить такие проекты и наде- сти искусства раз в два года, именуется биен- яться, что их создатели найдут средства и вне- нале. Существуют еще триеннале (проводимые сут свой вклад в общую экспозицию. Однако раз в три года), квадриеннале (раз в четыре оказалось, что финансировать все это совсемНовый город _ года) и даже квинквиннале (например, «Доку- непросто – с 2008 года у биеннале не стало мента» в Касселе). Из самих названий стано- основного спонсора. А это значит, что трудно все, по сути дела, работает так же. Посетители вится ясно, что эти мероприятия отличаются выдерживать правильное соотношение между выставки необязательно в буквальном смысле от очевидных ежегодных выставок. Разумеется, тем, что ты хочешь и что можешь. являются клиентами архитекторов – это могут биеннале – самый популярный из такого рода быть посредники, а именно: журналисты, архи- смотров. И организуется повсюду. Поясню Архитектура и рынок тектурные критики и те, кто делают политику, почему: вероятно, это связано с временем Вероятно, не случайно популярность Венеци- т.  е. культурная элита, во многом влияющая подготовки. Будучи одним из кураторов «Арх анской биеннале выросла за 32 года, истекшие на то, какие архитекторы упоминаются в пуб- Москвы», я знаю по собственному опыту, с момента проведения первого смотра в 1980 г. ликациях, приглашаются в университеты, что очень трудно подготовить ежегодную Проходившая под руководством Паоло Порто- мастерские, а затем и на закрытые конкурсы, выставку с новой темой. Именно так обстояло гези, эта выставка задалась целью собрать всех и, наконец, кому поручают построить главный дело с выставкой «Арх Москва». Без реального героев постмодернизма под одной вывеской культурный памятник. бюджета и при наличии огромного количества «Присутствие прошлого». Можно сказать, не соответствующих заданной теме проектов, что с этого момента Венецианская биеннале Презентация это выливалось в пустую формальность вместо столько же потеряла в контенте, сколько Таким образом, подобно торговой выставке, приобрела в популярности: по иронии судьбы биеннале предоставляет платформу, на которой постмодернизм стал последним известным участники демонстрируют свои работы. Орга- Барт Голдхоорн нам «великим нарративом» в архитектуре. низатор предоставляет пространство, обеспе- комиссар Московской За последние десятилетия архитектор посте- чивает рекламу для привлечения посетителей биеннале архитектуры, пенно превратился из предлагающего свои и занимается пиаром. Для создания выста- издатель журнала услуги на местном уровне профессионала, вочного контента приглашаются участники. «Проект Россия» подобно юристу, практикующему врачу или Специфика архитектурных выставок вызывает нотариусу, в игрока, действующего на между- определенные проблемы. Экспонируемые народном рынке. Это – очень специфичный на художественных выставках предметы рынок, на котором не столько делают деньги, вполне очевидны – это произведения искусства сколько добиваются интересных и престиж- в их материальном выражении. Дело обстоит ных заказов путем рекламы себя и своих работ. иначе в том, что касается архитектуры. Нельзя С этой точки зрения биеннале – это торговая выставить здание как таковое, но можно его ярмарка для архитекторов, где они демонстри- представить в виде фотографий, чертежей или руют свою значимость в качестве производи- моделей, что выглядит гораздо слабее, чем ори- телей новых и свежих идей. Фактически мало гинал. Более того, для создания даже самого чем отличающаяся от других сфер произ- простого экспоната требуется гораздо больше водства или, по крайней мере, гораздо более творческих усилий, чем для транспортировки Павел Пахомов / Pavel Pakhomov схожая с ними, чем хотели бы думать архитек- и экспонирования готового произведения торы. Когда производишь нечто, что хотел бы искусства. И так как каждая презентация подра- продать, первое, что ты делаешь – участву- зумевает выбор определенных средств взаимо- ешь в торговой выставке. Там ты встречаешь действия (интерфейсов), существует риск того, клиентов и партнеров, которые могут помочь что выставка может превратиться в хаотический с распространением продукции. В архитектуре набор репродукций, фотографий и проекций,
    • When I first organized the Moscow Architecture Biennale I remember a highly critical article by our (in)famous architecture critic Grigory Revzin that ended with the outcry: “This is no Biennale!” Bart Goldhoorn Two-in-one I do not wish to deny the fact that this first Biennale was not perfect – after all, all beginning is difficult. If you dive into the history of the most famous Architecture Biennale – the one in Venice – you can see that between its founding in 1980 and the fifth Biennale in 1991 it was very limited in scope and size. The aim of the Biennale is to have a message that is reflected in the projects that are shown. Thus the task of the curator is to find these projects and hope their creators will be able to find means to bring their contribution to the exhibition. However, financing this has proven to be quite difficult – since 2008 the Biennale has not had any major sponsor. Architecture and market The popularity of the architecture biennale has grown in the 32 years since the famous Venice Biennale of 1980 was held. Directed by Paolo Portughesi, this was an exhibition with a message, bringing together the heroes of post-modernism under the heading Presence of the Past. From then on the Venice Biennale has lost in content as much as it has gained in popularity, Post Modernism (ironically) being the last Grand narrative in architecture we know. In the last decades, Кирилл Рубцов / Kirill Rubtsov the architect has evolved from a professional offering services on a local scale to an actor that operates in an international market. It is a very specific market since it is not so much about making money, but about getting interesting and prestigious commissions. Representation Just as in a trade show the Biennale offers a platform that is filled by the works of differentв которых используются совершенно различные ской биеннале, ситуация иная – организаторам participants. The organizer provides a space,форматы и материалы. Чтобы избежать этого, нет нужды вкладывать большие деньги, так как promotes the exhibition to attract visitors and looks after the PR. The participants are invitedнеобходим общий выставочный дизайн, что участники и так заинтересованы стать частью to provide the content of the exhibition. Moreover,делает весь проект еще более сложным. этого престижнейшего мероприятия. an overall exhibition design is needed.Финансирование Продвижение архитектуры FinancesИскусство – это, пожалуй, самая спекулятивная Помимо того, что биеннале является торговой Compared to an art exhibition, the architectureформа производства, где цена ни в коей мере ярмаркой и художественной выставкой, это exhibition requires a large investment andне сообразна с инвестициями. Архитектура в этом еще и витрина для профессии в целом. Во мно- brings in low revenues. This makes it difficult forсмысле является его полной противоположно- гих странах архитектура является предметом the exhibition organizers to steer the content of the exhibition. Thus the Rotterdam Architectureстью. Цены здесь обычно соотносятся со стои- роскоши и находится в состоянии непрерывной Biennale used to be able to spend large budgetsмостью строительства здания (что не является борьбы со строительными компаниями и инже- on research and exhibitions. The absence of theseконечной рыночной стоимостью), хотя, в отличие нерами, готовыми строить что угодно, на потребу means in this year’s Biennale was visible in theот потребительских товаров, массовое производ- рынка. Это было очень заметно на последней exhibition: a more or less haphazard collectionство здесь невозможно. По сравнению с худо- Венецианской биеннале, участники которой of research and projects, actually much moreжественной выставкой архитектурная требует изо всех сил старались разъяснить зрителям, similar to the Moscow Biennale then it used to be.значительных инвестиций, а доходы приносит почему архитектура столь важна. Теперь, когда With a cultural capital, like in Venice, organizers do not have to make large investments since theскромные. Соответственно, организаторам непро- ипотечный кризис ясно показал, что строитель- participants are interested as it is to take part inсто управлять таким выставочным контентом. ный бум последних десятилетий в Западной this prestigious event.Чтобы определить качество выставляемых экс- Европе во многом базировался на зыбкомпонатов, необходим капитал (в виде серьезного песке, нужно снова и снова отстаивать важность Promoting Architectureбюджета или культурного капитала). В случае архитектуры, делая упор на то, что она имеет The Biennale is also a showcase of the professionсолидного бюджета организаторы могут попро- очень важное общественное значение. АРХИ- as a whole. Architecture is in many countries justсить участников устраивать экспозицию в соот- ТЕКТУРА ПОЛЕЗНА ДЛЯ ВАС! Наличие подобной a luxury product and is entangled in struggle withветствии с общей концепцией биеннале, иными витрины важно для профессии в целом, ибо ее construction companies and engineers ready to build anything the market needs. This was veryсловами, они могут выбирать кандидатов с тем, значение выходит за рамки интересов каждого noticeable at this year’s Venice Biennale whereчтобы производимый контент соответствовал отдельного участника, приглашенного орга- participants desperately tried to make it clearопределенным стандартам. Так было с Роттердам- низаторами выставить свои работы. Это также why architecture is so important. The authoritiesской архитектурной биеннале, где можно было означает, что власть несет за это определенную have a certain responsibility in this regards.тратить много денег на исследования и выставки, ответственность. Именно ее задачей является It is their aim to create cities that are comfortableорганизованные исключительно для биеннале. создание городов, удобных и привлекательных and attractive places to live and work in. For thisТо, что у биеннале в Роттердаме не было таких для жизни и работы людей. Поэтому власти they need to work with private developers andсредств в этом году, было видно по экспозициям, никуда не деться от сотрудничества с частными construction companies. It is essential that they promote best practices in architecture and design.которые представляли собой более или менее девелоперами и строительными компаниями.случайный набор исследований и проектов И очень важно содействовать продвижениюи больше походили на выставки Московской всего самого лучшего в области архитектуры.биеннале, чем это было раньше. Там же, где име-ется культурный капитал, как в случае с Венециан- Перевод с английского Людмилы Лежневой
    • Юрий Аввакумов / Yury Avvakumov Илья Уткин / Ilya Utkin Илья Уткин / Ilya Utkin Филип Романо / Philip Romano Михаил Белов / Mikhail BelovБиеннале _ Николай Малинин Поначалу биеннале проходила не слишком по себе архитектура этому еще мало соответ- аккуратно, с разными перерывами (1980, 1982, ствовала. Вот и в нашем павильоне макеты 1985, 1986), могла быть посвящена какому-то дипломников МАРХИ эффектно парили, одному герою (Хендрику Берлаге), а важным подвешенные к потолку, но по сути являли своим событием считать постройку в Джардини собой детище еще советской эпохи ➐. Биен- Депозитарий, диорама, купол книжного магазинчика по проекту Джеймса нале вообще оказалась бенефисом МАРХИ: Стирлинга. Регулярной же стала в начале в числе 44 архитектурных вузов он был нашего века, превратившись из профессио- приглашен и в Арсенал, где демонстрировал Россия на Венецианской биеннале нального междусобойчика в главный мировой проект реконструкции собственного здания, архитектуры праздник архитектуры. Отразив тем самым для чего был выстроен громадный макет изменения в статусе и самой архитектуры, кото- его фрагмента – 6 на 6 метров в масштабе 1 Венецианская биеннале – главная в мире рая вдруг стала интересна всем. И ездить на нее к 2. В макет можно было войти и уже за ним выставка архитектуры. Невзирая на конку- стало так же модно, как и на кинофест. обнаружить собственно экспозицию. Ори- рентов, она прочно держит знамя лидера. Это У России свой домик в садах Джардини ентация на молодежь тоже могла бы пока- не формальный смотр лучшего за отчетный был с 1914 года – построенный в «русском заться сугубо советской, если бы не оказалась период. Каждый раз куратор биеннале пред- стиле» самим Алексеем Щусевым. Наличием предвестьем и ассовской выставки 2004 года, лагает тему – острую и актуальную. Под эту национального павильона до сих пор могут и колхаасовской – 2014-го. тему он собирает экспозицию в Арсенале, похвастаться далеко не все страны, но до а национальные павильоны в садах Джардини 1991 года наш был закрыт. Серьезную историю 1996 отвечают на нее под руководством кураторов присутствия России в Венеции стоит начинать «Предчувствие будущего. собственных. Кто лучше всех ответит – тот с 1996 года, когда здесь показали то, чем страна Архитектор как сейсмограф» и получит «Золотого льва». действительно могла гордиться, – «бумажную Куратор: Ханс Холляйн Впрочем, в отличие от местного кинофести- архитектуру». Но началось все еще раньше. Павильон России: «Депозитарий “Русская валя, здесь важна не столько победа, сколько Утопия”» участие. А еще очень значима фигура куратора. 1991 Архитектор и куратор: Юрий Аввакумов Первые 10 лет выставкой рулил Паоло Порто- Куратор: Франческо Даль Ко гези – видный итальянский постмодернист, Павильон СССР: «Творчество советских Эта биеннале стала переломной – как да и сама первая биеннале (1980) фиксировала архитекторов» и выставка 1980 года: та обозначила начало именно усталость мира от модернизма и своим Кураторы: Андрей Некрасов, Владимир Ходнев, постмодернизма, эта – его конец. Архитектура названием («Присутствие прошлого») обозна- Наталия Душкина стала персонализироваться (главные имена чала именно этот поворот. Два раза Портогези, биеннале – Нувель и Фостер, Пиано и Хадид, оставаясь президентом, перепоручал выставку Пятая биеннале не имела названия, будущих Ито и Андо); на арену вышли новые герои Альдо Росси – при нем биеннале вышла за пре- звезд еще не называли этим словом, но тут уже (Цумтор, Седжима, ван Беркель); начиналась делы садов Джардини и стала обращаться присутствовали: Фрэнк Гери и Питер Айзенман, эра звездной архитектуры и зданий-аттрак- именно к Венеции. Но и потом продолжила Жак Херцог и Пьер де Мерон, Ренцо Пиано ционов: главным хитом выставки был музей втягивать в свою орбиту весь город, подчиняя и Массимилиано Фуксас, Coop Himmelb(l)au. в Бильбао. все новые и новые пространства, включая зна- Новый куратор решительно разворачивал Россия, где Перестройка кончилась, менитую венецианскую верфь – Арсенал. выставку к образности арт-биеннале, но сама а стройка только началась, выступила с кон-
    • Николай Малинин / Nikolay Malinin Кирилл Овчинников / Kirill Ovchinnikov Из личного архива Андрея Некрасова / Andrey Nekrasov Archive Патрисия Паринежад / Patricia Parinejad Надежда Серебрякова / Formatцептуальным проектом. Юрий Аввакумов, дня. То есть стать природой, предварительно Nikolay Malininглавный идеолог и собиратель «бумажной оцифровав первоисточник. Подвижность, Depository, diorama, cupolaархитектуры», к тому моменту уже прогре- изменчивость, незавершенность, прозрачность, Russia at the Venice Architecture Biennaleмел на весь мир с выставками «бумажников», легкость – вот ключевые слова новейшей био- The Venice Biennale is the world’s chiefа кроме того, лично наделал макетов на темы морфной архитектуры, которую презентовали architecture exhibition. It is not just a formalрусского авангарда. Здесь же он пошел дальше Грег Линн и Хани Рашид. «Вперед к природе show of the best projects over the period underи придумал возвести это «нестроение» в культ – через компьютер!» – таков был ее лозунг. review. Every time the curator proposes a poignantкак характерное для русской архитектуры Русский павильон был полной противопо- topical theme, for which he assembles the Arsenaleвообще. И создал грандиозный каталог всего ложностью всему этому. Никаких компьютеров, exhibit, and the national pavilions in the Giardiniнепостроенного: от Кремлевского дворца экранов, музыки. Только акварель, камень gardens respond to it under the guidance of their own curators. Whoever makes the best responseВасилия Баженова – через Дворец Советов – и фотографии. Наш главный классицист gets the Golden Lion.до виллы «Клаустрофобия» Бродского/Уткина. Михаил Филиппов выстроил инсталляцию, As distinct from the Venice film festival, however,Собрал 480 проектов, отсканировал, отпечатал вдохновленную театром «Олимпико»: четыре what matters is participation rather than victory.на плоттере и рассовал в синие ящики ➊. Сде- колоннады сходятся в перспективе, при этом The figure of the curator is another important thing.ланные по его проекту фирмой «Биоинъектор», колонны отрываются от пола, становясь все Paolo Portoghesi, a prominent Postmodernist,они составили живой архив, активно пользуе- меньше ➎. Рядом были реальные градострои- steered the exhibition over the first decade, andмый посетителями – хотя слова «интерактив» тельные проекты Филиппова («Третий Рим», the first Biennale of 1980 registered precisely the world’s weariness of modernism and stressed itsтогда еще не было. «Остров», «Сочи»), исполненные с такой reversal in its title, The Presence of the Past. виртуозностью, о которой все давно позабыли, In the beginning the Biennale was held at2000 а в последнем зале – громадная графическая inordinate intervals (in 1980, 1982, 1985 and 1986)«Больше этики, меньше эстетики» фантазия «Лестница в небо». and could focus on a single personality (HendrikКуратор: Массимилиано Фуксас Получилось, конечно, «сильно больше Berlage). The undertaking became a regularПавильон России: «Руины Рая» эстетики». Оправданием чему была история: biannual in the early 21st century, turning fromАрхитекторы: Михаил Филиппов, Илья Уткин нас столько лет потчевали этикой, но все без a professional get-together into the major worldКураторы: Григорий Ревзин, Елена Гонсалес, толку. И еще это был жест Художника, кото- festival of architecture. Russia has had a pavilion of her own in theСемен Михайловский рый отвергает всякие принуждения и твердо Giardini since 1914. Far from every country can yet уверен в том, что красота это и есть этика, boast a national pavilion. In 1996 Russia made herФуксас, человек из поколения 1968 года, что этика с эстетикой вообще неразделимы first serious contribution to the Venice Biennaleсоскучился по революциям и задал крайне и что проектировать Рай в мире, оставленном by showing its “paper architecture”, which isпровокационную тему. В Арсенал же собрал Богом, наивно. Рай теперь возможен только как something the nation can truly be proud of. Yet itисключительно молодежь и, отвергнув баналь- Руины – за что Россия таки получила первый had all started even earlier.ные чертежи и макеты, превратил биеннале в истории приз (правда, все же не за Филип-в одну большую инсталляцию (собственно- пова, а за фотографии руин «Меланхолия», 1991 Curator: Francesco Dal Coручно смонтировав гигантское видео). Архи- которые представлял на первом этаже Илья USSR pavilion: “Work of Soviet Architects”тектура вызов приняла. И даже показалось, что Уткин) ➌. Curators: Andrei Nekrasov, Vladimir Khodnev,она нашла новый путь: категорически отказа- Natalia Dushkinaлась затвердевать и возжелала течь, струиться The Fifth Biennale had no name, and the futureи меняться в соответствии с временем года или stars who were already present there – F. Gehry
    • 2002 города, рассказанных архитектором» and P. Eisenman, J. Herzog and P. de Meuron, Next Архитектор: Александр Бродский R.Piano and M. Fuksas – were yet to make it to stardom and to realize their ideas in structures. Куратор: Деян Суджик Куратор: Евгений Асс In the Soviet pavilion models of Moscow Павильон России: «Два театра» Architecture Institute (MArchI) graduates hovered Архитекторы: Эрик Мосс, Михаил Хазанов, Биеннале начиналась с визуализации того spectacularly, hanging from the ceiling ➐, but Никита Шангин, Михаил Белов ужаса, который принято было испытывать при essentially remained a product of the gone Soviet Куратор: Давид Саркисян слове «мегаполис». Но все мы в этом «ужасе» epoch. MArchI had a benefit performance at that живем (а к 2050 году нас таких будет 75%) и пере- Biennale, which had invited it to exhibit at the Невзирая на свое название, выставка получи- бираться за город согласны только на пенсии. Arsenale. лась спокойной и вдумчивой. Она не открыла Бердетт отобрал 16 больших городов, «плохих» 1996 ни новых путей, ни новых имен. Зато мы и «хороших». «Плохие» – это бедные, хаотично “Sensors of the Future. узнали, какие именно школы, музеи и магазины застраивающиеся, лишенные зелени и обще- The Architect as a Seismograph” будут построены мировыми звездами в бли- ственных пространств: Каракас, Сан-Паулу, Curator: Hans Hollein жайшие пять лет. Из национальных павильонов Йоханнесбург. «Хорошие» – где все наоборот: The Russian Pavilion: Depository “The Russian самым интригующим был американский (что Нью-Йорк, Лондон, Барселона… История полу- Utopia” строить на месте «близнецов»?). Самой мод- чилась парадоксальная: жить в любом городе Architect and curator: Yuri Avvakumov ной формальной идеей оказался прозрачный плохо (пробки, дышать нечем, тесно, страшно, Just like the 1980 exhibition, this Biennale колпак, когда здание преподносится как некий грязно), но если подняться над обыденностью, marked a turning point – the former ushering in postmodernism and the latter bringing it to a сувенир, как экспонат в музейной витрине. то красота неимоверная. Поэтому массовый close. Architecture became personalized, with Кроме того, на этой биеннале появилась новая восторг вызвал павильон Франции, где студенты Nouvel and Foster, Piano and Hadid, Ito and Ando экспозиционная «фишка»: помимо чертежей, соорудили «Мета-виллу»: строительные леса featuring as the key names. макетов и ЗD-проекций, тут были полноценные пронзают павильон насквозь и уходят высоко Yuri Avvakumov, the chief ideologist and куски будущих зданий – образцы того, во что вверх. Внизу – кухня, где студенты готовят ужин, collector of “paper architecture”, had by then будут «одеты» Кунстхауз Питера Кука в Граце и комната, где они работают. Рядом – одномест- caused a stir the world over with his “paper или магазин в Бирмингеме от Future System. ные кластеры-спаленки. Над крышей – душ, architecture” exhibitions and personally produced Россия же показывала новое здание Мари- сауна и ванна, а на самой верхотуре – смотровая models à la Russian avant-garde ➊. инского театра (экстравагантный проект аме- площадка с гамаком. Прекрасная метафора 2000 риканца Мосса) и варианты реконструкции молодежной субкультуры, прокладывающей “Less Aesthetics, More Ethics” Большого театра (несколько более сдержанные собственные пути-леса сквозь традиционную Curator: Massimiliano Fuksas проекты наших звезд) ➍. Все это было в эффект- архитектуру павильона-города. The Russian Pavilion: “The Ruins of Paradise” ной дизайнерской подаче русского американца В русском павильоне архитектуры как таковой Architects: Mikhail Filippov, Ilya Utkin Джорджа Цыпина, чья инсталляция разме- тоже было немного. В центре стоял аквари- Curators: Grigory Revzin, Elena Gonsales, Semyon щалась и на первом этаже. Все в целом было ум-шарманка, на дне которого – город, а если Mikhailovsky не хуже, чем у других, отличаясь только тем, что покрутить ручку, то зазвучит печальная музыка Fuksas proposed provocative theme. He brought exclusively the youth to the Arsenale and, rejecting никакой реализуемости за этим не стояло… Впро- и с неба посыпятся хлопья снега ➋. Рядом – еще banal drawings and mock-ups, made one huge чем, отдельную выставку построенного сделала одна инсталляция на ту же тему: один-един- installation of the Biennale Елена Гонсалес, собрав туда работы Владимира ственный дом, отражаясь в зеркалах, превра- The Russian pavilion was the complete opposite – Плоткина, Евгения Пестова, Николая Лызлова, щается в город. В каждом его окошечке – люди, no computers, TV-sets or music, just watercolours, Алексея Козыря и бюро «Проект Меганом». а заняты они ровно тем, что так надеется уви- stone and photographs. Mikhail Filippov, theБиеннале _ деть ребенок, подглядывая за чужими окнами main Russian classicist, created an installation 2004 в бинокль. При всей своей «московскости» inspired by the Teatro Olimpico. ➎ The result was, «Метаморфозы» (снег, ночь, унылая однообразная застройка) of course, “far more aesthetic“. Paradise was now only possible in the form of Ruins, which eventually Куратор: Курт Форстер настроение нашей экспозиции почти совпадало brought us the first prize in history (photographs of Павильон России: «Мастерские “Россия”» с первым залом Арсенала. Да, город – это так ruins exhibited by Ilya Utkin on the first floor). ➌ Архитекторы: российские студенты ужасно: стандарт, одиночество, тоска… Но если Куратор: Евгений Асс Арсенал нагнетает ужас и выхода не находит, 2002 то Бродский этот ужас переводит из актуального “Next” То, что в 2000 году было авангардом, стало и требующего ответа в какой-то вневременной Curator: Deyan Sudjic мейнстримом. Дигитальная архитектура и философский. Все равно нам никуда от города The Russian Pavilion: “Two Theatres” обрела плоть. Уже построено много маленького не деться. Разве что сбежать на дачу – о чем меч- Architects: Eric Owen Moss, Mikhail Khazanov, Nikita Shangin, Mikhail Belov и строится большое, особенно же разверну- тает сам Бродский, и о чем повествует другой Curator: David Sarkisyan лась Заха Хадид. Но природа перестала быть зал с его загородными постройками. Но и это Despite its title, the exhibition turned out calm единственным прообразом для архитектуры. не выход, а выхода нет вообще, как нет и сча- and thoughtful. It discovered neither new paths Цифровая революция открыла перед архитек- стья. Но есть зато покой (у Бродского), и есть nor new names. Instead, we learned what schools, турой возможность уподобиться всему чему свобода, символом которой город остается. museums and shops were to be built by world stars угодно. Именно эти «метаморфозы» выставка in the next five years. и представляла. 2008 Russia exhibited the new building of the Mariinsky Theatre (an extravagant design by Россия совершила радикальный жест, вместо «Не здесь. Архитектура кроме здания» the American Moss) and versions of the Bolshoi выставки привезя 90 студентов. Евгений Асс Куратор: Аарон Бецки Theatre renovation projects (somewhat more решил использовать биеннале как площадку Павильон России: «Партия в шахматы. Турнир reserved designs by domestic stars). ➍ для профессионального общения. Хотя мно- за Россию» гие истолковали его жест как заявление о том, Архитекторы: российские и зарубежные звезды 2004 что интересной архитектуры в России нет, Кураторы: Григорий Ревзин, Павел Хорошилов “Metamorphoses” хвастаться нечем, так пусть хотя бы студенты Curator: Kurt Forster поучатся (если уж бюджет отпущен). А там, Куратору Бецки все мысленно аплодировали. The Russian Pavilion: “Russia Workshops” Architects: Russian students глядишь, станут новыми звездами (что, кстати, Потому что действительно от зданий уже Curator: Eugene Asse и произошло). Но зато все это было оформлено проходу не было. Их все больше, они все выше, What was avant-garde in 2000 became the в виде интерактивного шоу: студенты труди- толще и дороже. Но где счастье? Соцреалисти- mainstream now. Digital architecture came into its лись прямо в павильоне, на глазах у посети- ческая картина «Строится новый дом» перестала own: many small-scale projects have been realized телей, под руководством западных мэтров ➏. вызывать оптимизм. Потому что если строят and large-scale projects were under construction, Правда, созданные проекты были все равно новый дом, значит обязательно снесут старый, with Zaha Hadid being especially prolific. Nature по-русски утопичны, чем и прекрасны. повырубят деревья, уплотнят твой двор, а жить ceased to be the only architectural prototype. в доме все равно будут не люди, а деньги. И так The digital revolution enabled architecture to emulate whatever it likes. The exhibition presented 2006 не только в России, эйфория от головокружи- precisely such “metamorphoses”. «Города: архитектура и общество» тельных форм прошла везде. Мало спроектиро- Russia made a radical gesture bringing 90 Куратор: Ричард Бердетт вать красивый дом – нужно вписать его в среду, students instead of an exhibit. ➏ Eugene Asse Павильон России: «Населенный пункт. сделать его чутким к людям, озаботиться его decided to use the Biennale as a professional Несколько эпизодов из жизни любимого будущим. А иначе он умрет. «Хотя архитектура communication platform.
    • наиболее явно существует в виде зданий, новые проекты), фланкировавшаяся нежным 2006они же являются и ее надгробиями», – говорил фильмом о Вышнем Волочке, а также залом, где Cities, Architecture and Society Curator: Richard BurdettБецки. Поэтому на биеннале были не здания, те же проекты были поданы уже сугубо профес- Russian pavilion: “Settlement. A few episodes fromа их окружение, не картинки, а слова, не про- сионально. Отрадно, что впервые в истории про- the life of the beloved city as told by an architect.”екты, а размышления. Здания же как иллюстра- ект для биеннале отбирался на основе конкурса Architect: Alexander Brodskyции – к новым методам и принципам. Арсенал (проведенного Юрием Аввакумовым на фести- Curator: Eugene Asseбыл уставлен хорошо знакомыми «кривулями»: вале «Зодчество»), а безотрадно – что никакого The Biennale started with the visualization of theЗаха Хадид, Бен ван Беркель, Грег Линн. продолжения история не имела. horror that the word “metropolis” usually inspires.Но и они не про форму, а про другое: Линн – In the center Russian pavilion was an aquarium/про утилизацию, ван Беркель – про коммуника- 2012 hand organ ➋ with a city on the bottom. Next was another installation on the same theme: a singleцию и т. д. Common Ground building, reflected in several mirrors, became a План же по зданиям с лихвой выполнил Куратор: Дэвид Чипперфилд city. There were people in every window, doingрусский павильон. Их макеты, расставленные Павильон России: i-city precisely what a child peeping through binocularsпо красно-белой шахматной доске, иллюстри- Архитекторы: российские и зарубежные звезды into others’ windows hopes to see.ровали «Турнир за Россию» – соревнование рус- Кураторы: Сергей Чобан, Григорий Ревзинских и иностранных архитекторов, кто больше 2008и лучше здесь построит ➒. Тема жгучая, но все- Переводили тему последней биеннале по-раз- “Out There: Architecture Beyond Building”таки для узкого круга. Потому что отличить без ному: «общность взглядов», «общее основание», Curator: Aaron Betsky Russian pavilion: “Game of Chess. Tournamentподсказки иностранные проекты от русских «точка соприкосновения». Но если позитив- for Russia.”было невозможно, и никакого такого противо- ный посыл кажется слишком абстрактным Architects: Russian and foreign “stars”стояния не заметно. Зато теснота, в которой они (возьмемся за руки, друзья?), то критический Curators: Grigory Revzin and Pavel Khoroshilovоказались, а также разномасштабность макетов очевиден. Обретя бешеную популярность, Everyone mentally applauded the curator Betsky:стали весьма наглядным образом московской архитектура впала в самолюбование, утратила Indeed, buildings were everywhere and keptситуации. Хаос, толкучка, война за каждый адекватность месту, забыла о своем предназна- multiplying, they were growing taller, bigger andметр, бешеное наращивание плотности – все чении. Звезды выпендриваются, девелоперы costlier. But where was happiness?это радикально противоречит тем принципам, спекулянтствуют, власть меряется амбициями. As for buildings, the Russian pavilion more than made up for their lack elsewhere.на которых строится архитектура других стран. Как переломить эту тенденцию? Кто – кроме Models of buildings set on the red-and-whiteТам – берегут каждое дерево, каждый старый вышеперечисленных – может быть субъектом chessboard illustrated a “tournament for Russia”:домик, а каждый проект начинают с долгих архитектуры? И может ли им стать обычный a competition between Russian and foreignдискуссий с жителями. Об этом были самые человек? Ответить на сложные вопросы взялся architects as to who will build more and better. ➒вдумчивые павильоны – Швейцарии, Дании, Дэвид Чипперфилд, позвав в Арсенал толькоГолландии. У нас же – гонка сооружений, кото- тех, кто думает об этом, а экспозицию выстроив 2010рую кураторы объяснили тем, что последние не столько театрально, сколько литературно. “People Meet in Architecture”8 лет мы показывали на биеннале «бумажные» А самым заметным сюжетом его экспозиции Curator: Kazuyo Sejima Russian pavilion: “The Russia Factory”проекты, и вот теперь, после строительного оказалась именно незаметность звезд. Кото- Architects: Yevgeny Gerasimov, Vladimir Plotkin,бума, нам есть что показать. Впрочем, в ниж- рые, конечно, были, но не столько показывали Sergei Skuratov, Nikita Yaveyn, SPEECH Tchobanнем зале нашего павильона широко и при- свои новые объекты, сколько рефлексировали & Kuznetsovвольно раскинулся Никола-Ленивец – красивая над тем, откуда они берутся и так ли уж они Curators: Sergei Tchoban and Grigory Revzin(и точно попадающая в тему биеннале) история прекрасны. The first post-crisis Biennale was a reflectionпро наш лэнд-арт с фрагментами в натураль- Россия же шиканула. Наш павильон демон- of certain confusion in the world of architecture.ную величину. стрировал проекты «Сколково». На входе The ideological pathos of Kazyo Sejima, the first каждому посетителю выдавался планшет, female curator of the Venice Biennale, turned the Arsenale into an aggregation of pretty installations.2010 а дальше он попадал в купольное простран- The Russian pavilion also was rather idealistic:«Люди встречаются в архитектуре» ство а-ля римский Пантеон, все стены которого the project on display had neither government norКуратор: Кадзуо Седжима состояли из QR-кодов. Наводя на них планшет, entrepreneurial interest at its base. ➑Павильон России: «Фабрика “Россия” посетитель получал информацию о сколковскихАрхитекторы: Евгений Герасимов, Владимир проектах. Не менее увлекателен был и нижний 2012Плоткин, Сергей Скуратов, Никита Явейн, зал, где мерцали крохотные звездочки-дырочки, «Common Ground»SPEECH Чобан & Кузнецов прильнув к которым можно было разглядеть Curator: David ChipperfieldКураторы: Сергей Чобан, Григорий Ревзин, Russian pavilion: i-city фотографии сколковских предтеч – советских Architects: foreign and Russian “stars”Павел Хорошилов наукоградов послевоенного времени. Их закры- Curators: Sergei Tchoban, Sergei Kuznetsov and тость и породила экспозиционную метафору Grigory RevzinПервая посткризисная биеннале отразила «шпионажа». Удивительно, насколько точно эта But Russia went out of its way to show off. Ourнекоторую растерянность архитектурного мира. тема барьеров между человеком и информа- pavilion presented projects from the SkolkovoИдеалистический пафос Седжимы (первой цией объединила верхний и нижний зал – хотя, innovation city. At the entrance every visitor wasв истории биеннале женщины-куратора) пре- казалось бы, что общего между тоталитарным given a tablet PC and soon found himself/herselfвратил Арсенал в набор милых инсталляций: СССР и новой открытой Россией? in a cupola-like space à la the Pantheon with a grid of QR codes wrapping the walls. The lower-levelповсеместно клубился туман, лилась вода, Все это было очень красиво и очень техноло- hall was no less fascinating: through tiny peep-а Джунья Ишигами натягивал ниточки, кото- гично, хотя по сравнению с другими националь- holes the visitor could see pictures of Skolkovo’sрые посетители по недогадливости задевали ными павильонами, где все про людей, про их predecessors, Soviet post-war “science cities”.и рвали. Русский павильон тоже был довольно нужды и проблемы, выглядело вызывающе. Темидеалистичен: представленный здесь проект не менее Россия получила один из пяти призовне опирался ни на государственную, ни на биз- биеннале – специальное упоминание жюри,несменскую заинтересованность. Он – впервые которое не смогло не признать очевидного.в нашей истории – представлял архитектора как Интересно, как закольцевалась история: в 2000человека, формирующего повестку дня. Рекон- году, пойдя также вразрез со всеми, мы полу-струкция промпредприятий – тема не новая, чили похожий приз. Секретом чего может бытьно для России, а тем более для ее средних и личность куратора обеих выставок, и обраще-городов – крайне важная. Выбрав в каче- ние к классике, и просто независимость.стве образца Вышний Волочек, архитекторызадумались не только о том, как преобразить«пром» (в основном – по принципу контраста),но и о том, какими функциями его можно насы- Николай Малининтить (музей современного искусства в стотысяч- архитектурный критик,ном российском городе, увы, малоактуален). куратор конкурсаЦентром же экспозиции была роскошная дио- AРХИ WOODрама ➑ (в существующие виды города, «по-чест-ному» написанные маслом, были вставлены
    • Справка Венецианская биеннале архитектуры прочно удерживает положение главного события в архитектурном мире. Это делает ее призы очень престижными, пусть они и не имеют денежного выражения. Высшая награда биеннале – золоченая статуэтка крылатого льва, символа Венеции. «Золотой лев» вручается за вклад в архитек- туру, за лучшую экспозицию и лучший национальный павильон. «Серебряного льва» получает «многообещаю- щее бюро». Еще несколько интересных экспозиций жюри отмечает «специальным упоминанием». Дирекция биеннале и куратор (в 2012 году им был Дэвид Чипперфилд) решают, кому достанется приз за вклад в архитек- туру. Это единственный лауреат, известный заранее; остальные решения жюри принимает, знакомясь с экспо- зициями в дни предпросмотра. На сей раз суд вершили архитекторы Бенедетта Тальябуэ, Роберт Стерн и Вил Аретс, основательница берлинской галереи Aedes Кристин Файрайс и креативный директор ВВС Алан Йентоб. При оценке учитывалось не только качество экспозиции, но и степень ее соответствия теме биеннале: Common Ground – «Общая почва». Церемония награждения состоялась в день открытия XIII-й биеннале архитектуры в Венеции, 29 августа 2012 года. «Золотой лев» за лучший национальный павильон: Япония Экспозицию японского павильона Давид Базулто / David Basulto Фрагмент фасада фабричного корпуса, построенного Алваро Сизой в кампусе компании не назовешь эффектной: на фоне заклеенных ландшафтными фотографиями стен установлены деревянные столбы с неболь- шими, откровенно самодельными макетиками. Чтобы понять смысл проекта, нужно читать пояснения. Один из макетов «дома для всех» Называется он «Возможна ли здесь архитектура? Дом для всех». Под «здесь» имеется в виду горо- док Рикюзентаката, полностью хийных бедствий обычно бывает нения макетов. Зритель эмоцио- разрушенный цунами 2011 года. однобокой, и поднять вопрос, нально вовлекается в эту историю Уцелевшие жители отказались его уместно ли вообще художествен- благодаря тому, что постаменты покидать и ютятся во временных ное высказывание в ситуации, под макеты сделаны из повален- Vitra в городе Вайль-на-Рейне (1994) помещениях. Архитектор Тойо Ито когда людям не хватает самых ных цунами деревьев. На жюри предложил построить там «дом элементарных вещей. К проекту произвела впечатление человеч-Биеннале _ для всех» – правительство позабо- подключились молодые архитек- ность проекта. тилось о том, чтобы у потерявших торы Кумико Инуи, Су Фиджи- свое жилье людей была какая-то мото, Акихиса Хирата, а также крыша над головой, но не о том, уроженец Рикюзентакаты фото- чтобы им было, где собираться. граф Наойа Хатакеяма, у которого «Дом для всех» должен стать в цунами погибла мать. местом, где обитатели Рикюзента- Архитекторы несколько раз каты могли бы обсуждать планы ездили на место, разговаривали восстановления, отмечать празд- с жителями, а потом думали, ники, просто проводить время как воплотить их пожелания Анна Броновицкая в компании – временные жилища в жизнь, причем на минимальные слишком малы, чтобы туда можно средства и с использованием было приглашать гостей. Став доступных на месте материалов. комиссаром павильона Японии Строить «дом для всех» будут на Венецианской биеннале, Ито добровольцы, поэтому технологии «Золотой лев» за вклад получил возможность сказать должны быть самыми простыми, в архитектуру: Алваро Сиза о том, что помощь жертвам сти- отсюда и примитивность испол- Макеты «дома для всех» были представлены в павильоне Японии на фоне пейзажей Рикюзентакаты до и после цунами 79‑летний португалец – действи- вести там достаточно много тельно подходящая фигура для времени, наблюдая за тем, чествования в период, когда мир как пейзаж меняется в течение старается освободиться от зача- дня. В итоге готовая постройка рованности звездными архитек- не только откликается своим торами и «зданиями-иконами». объемом на окружающие формы, Алваро Сиза уже давно заслужил но и ловит свет, становящийся международное признание: важным фактором драматургии Притцкеровскую премию ему интерьеров. Вдумчивость, чут- присудили еще в 1992 году. кость, неподверженность модным В отличие от большинства трендам и есть те качества, о зна- притцкеровских лауреатов, Сизу чимости которых хотел напомнить нельзя назвать в полной мере архитектурному сообществу международным архитектором. Чипперфилд, отдав Сизе «Золо- Он лишь в исключительных того льва» биеннале. случаях берется за проекты для других стран, особенно в послед- ние годы, когда проблемы со здоровьем мешают ему путеше- ствовать. Нико Сайе / Nico Saieh Для него очень важно взаимо- действие его построек с ланд- шафтом. Чтобы почувствовать специфику места, где вырастет его здание, он должен про-
    • «Золотой лев» за лучшийпроект: Urban-Think Tank,Джастин Макгирк и ИванБаанВ последние годы важным направ-лением архитектурной мыслистало изучение самодеятельныхпрактик организации жизненнойсреды. Наблюдая за стихийнымипоселениями, профессионалылучше понимают реальныепотребности людей и получаютидеи, помогающие им находитьоригинальные решения, каза-лось бы, неразрешимых проблем.Междисциплинарное бюро Urban-Think Tank, основанное в 1993 годув Венесуэле, а ныне базирующеесяв швейцарской Высшей техниче-ской школе в Цюрихе и имеющееотделения в Каракасе, Сан-Паулуи Нью-Йорке, работает именно так.Исследование освоенного сквотте-рами недостроенного небоскреба Нико Сайе / Nico Saiehв Каракасе легло в основу выставкиTorre David / Gran Horizonte. Еепридумал архитектурный критикДжастин Макгирк, известныйв России как директор изда-тельской программы Института Выставка, посвященная «Башне Давида» в Каракасе, приняла вид кафе, похожего на то, что существует на одном из нижних этажей заселенного сквоттерами небоскреба«Стрелка». Torre David – 45-этажная офисная улыбчивые обитатели которыхбашня, возведенная по проекту явно гордятся результатами своеговыдающегося венесуэльского труда. Разглядывать фотографииархитектора Энрике Гомеса, и читать пояснения чрезвычайноно брошенная недостроенной интересно, но выставка в Арсе-после смерти девелопера Дэвида нале ими не ограничивается.Брилленбурга в 1993 году. Посте- В конец анфилады Кордериипенно ее заселили сквоттеры, с помощью таких же кирпичныхи сегодня в башне живет более блоков, какими разгораживают750 семей. Там, где многие видят помещения жители Torre David,просто трущобу, U-TT обнару- встроено типичное венесуэльскоежили сложно организованное кафе Gran Horizonte. Сияющаяпоселение, обитатели которого неоновая вывеска, покрытыесмогли приспособить офисные клеенкой столики и аппетитныйэтажи для жилья, провести запах привнесли в торжественноеэлектричество, наладить водо- пространство неформальнуюснабжение и удаление отходов, латиноамериканскую атмосферу,инфраструктуру обслуживания, сделавшую выставку Urban-Thinkсистему безопасности и распро- Tank одним из самых популяр-странения информации – все ных мест на биеннале. В такой Иван Баан / Iwan Baanэто без какой-либо помощи обстановке нетрудно поверить,со стороны властей. В результате что предложенная авторами про-условия жизни в «вертикальной грамма превращения пустующихдеревне» гораздо лучше, чем офисных зданий по всему мирув баррио Каракаса. На снимках в «вертикальные деревни» имеетголландского фотографа Ивана хорошие шансы на успех. На фотографиях Ивана Баана показаны обжитые пространства недостроенной офисной башниБаана предстают неожиданноудобные квартиры, мастерскиеи общественные помещения,Фрагмент фасада 45-этажной башни Torre David © Иван Баан [Iwan Baan] Иван Баан / Iwan Baan
    • Специальное упоминание: павильон США Экспозиция в павильоне США – Из архива Паулу Мендеса да Роша / Paulo Mendes da Rocha Archive «Спонтанные интервенции: Нико Сайе / Nico Saieh Проектные акции на общее благо» – представляет собой один из очевидных ответов на тему «Общая почва». Собранные вместе локальные инициативы граждан, направленные на улучшение их Экспозиция США «Специальные интервенции» жизненной среды, дают картину социума, воспринимающего свою огороды, велодорожки, «гостиные картинки и текст, нужно потянуть улицу, район, город как терри- на открытом воздухе», рынки, постер вниз. В результате чего торию общей ответственности, общества взаимной помощи, вре- противовес в виде квадратной которая нуждается в совместном менные павильоны. Архитекторы, черной таблички на стене едет Grafton Architects творческом усилии. Понятно, планировщики и дизайнеры если вверх, и взору открывается что картина эта идеализирована, и участвуют в этой деятельности, надпись на стене. На табличке и деятельность активистов посто- то просто как граждане, обладаю- выписаны проблемы, решить ко- Проект университета UTEC в Лиме Стадион Serra Dourada в Гоянии янно наталкивается на сопротивле- щие равным голосом со своими торые призван проект, на стене – ние властей и корпораций. Но то, соседями, но способные помочь способы, которыми эти проблемы студенты и профессора универ- что феномен «партизанского ситуации знаниями и умениями. решаются. Серьезное исследова- ситета оказываются в непосред- урбанизма» широко распростра- Дизайн выставки прост и дешев. ние подано легко и остроумно! ственном контакте с городским нился в США – факт: на выставке Постеры, посвященные конкрет- окружением и могут любоваться представлено 124 реализован- ным инициативам, подвешены «Серебряный лев» видом на океан», – поясняют ных в последние годы проекта. к потолку так, что их нижний край перспективному бюро: архитекторы. По характеру они весьма разно- находится на уровне человече- Grafton Architects Оба здания показаны как в виде образны: скверики, городские ского роста. Чтобы рассмотреть макетов, так и на фотографиях, и окружены видами ландшафтов Бóльшая часть бюджета была потрачена не на выставку, а на исследования Ирландские архитекторы Ивон Мачу-Пикчу и острова Скеллиг- Фаррел и Шелли Макнамара Майкл, которые должны выявлять из бюро Grafton Architects некое типологическое родство показали на биеннале один свой между Латинской Америкой объект – кампус университета и Ирландией и заодно иллюстри- UTEC в Лиме (Перу), но сделали ровать мысли да Рошы о том, что это весьма нетривиальным спосо- архитектурное сооружение нужно бом. Экспозиция, разместившаяся воспринимать не как изолирован-Биеннале _ в одном из залов Центрального ный объект, а как некую транс- павильона Садов биеннале, сопо- формацию ландшафта. ставляет новое здание с построй- В такой трактовке университет кой 1970-х годов, вдохновившей оказывается «ареной знаний», авторов: стадионом Serra Dourada таким же местом ведущего в бразильском городе Гояния, к высоким достижениям сорев- который спроектировал Паулу нования, как и стадион, а архи- Мендес да Роша (1975). Ирландки тектура становится «построенной искали в этом сооружении географией». подсказки к проектированию в климатических условиях, столь отличных от тех, к которым они Нико Сайе / Nico Saieh привыкли дома. «Простран- ства под трибунами стадиона Dourada побудили нас к созда- нию перетекающих пространств и больших открытых холлов, где Общий вид экспозиции Grafton Architects. Макеты кампуса окружены видами ландшафтов Мачу-Пикчу и острова Скеллиг-Майкл Элис Клэнси / Alice Clancy
    • Специальное упоминание: Cino Zucchi Architetti Инсталляция «Copycat. Эмпатия Пример гражданской интервенции во дворике павильона США: вынутые из углубления и зависть как двигатели формо- творчества» выражает призыв Чино Дзукки перестать уже проек- тировать «иконы» и заняться нор- мальными зданиями. Нет ничего плохого, утверждает он, в том, чтобы варьировать хорошо извест- ные образцы, и иллюстрирует эту мысль витринами, наполненными однородными, но слегка отличаю- кубы служили сиденьями для участников дискуссий щимися друг от друга объектами. В одном застекленном шкафу демонстрировались энтомоло- гические коллекции, в других – расписные скалки из Раджастана, фотографии фасадов послевоен- ной застройки Милана, модели подводных лодок, рабочие макеты зданий из мастерской Нико Сайе / Nico Saieh Чинно Дзукки… Собранные вме- сте, они завораживают, в то время как по отдельности не произво- дили бы особого впечатления. Так, наверное, и должна быть устроена В застекленных шкафах были выставлены энтомологические коллекции и расписные скалки из Раджастана городская среда. вых, которые и составляли суть сознания, причиняя смутное инсталляции, озаглавленной беспокойство, явлен внятно и цитатой из Диккенса: «Заставляя доступно анализу, что дает чув- стены потрескивать, как будто их ство внезапного освобождения: распирает тайное знание могуще- так вот оно какое, то, что обычно Специальное упоминание: ственных сил». гудит и поскрипывает так тихо, павильон Польши Все поверхности были нашпиго- что и не ухватишь! Может быть, ваны чувствительными микро- звуки, постоянно доносящиеся фонами, которые улавливали до нас из-за стен и закрытых Инсталляция Чино Дзукки в интерьере Кордерии Войдя в павильон Польши, шумы обслуживающих здание дверей, и есть та самая «общая посетители оказывались в пустом инженерных систем и звуки, про- почва», которую разделяют люди пространстве, среди стен и сво- изводимые находящимися в нем и механизмы? дов, покрытых нейтральной серой людьми. Динамики возвращали штукатуркой. Минимизация эти звуки в усиленном виде. Едва визуальных впечатлений помо- заметный звуковой фон, всегда гала сосредоточиться на звуко- присутствующий на грани нашегоПосетители польского павильона вслушиваются в звуки,которые издают стены Нико Сайе / Nico Saieh
    • Российская экспозиция на XIII Венецианской биеннале архитектуры была одной The Russian exhibition at the 12th Venice Biennale of Architecture was one of из самых посещаемых. Ни один репортаж с выставки не обходился без светящихся the most successful in terms of visitor панелей с QR-кодами. Дух захватывало не только от гигантского объема информации, numbers. No report from the biennale зашифрованной в них. Прежде всего поражал сам павильон. Его называли failed to mention the Russian Pavilion’s luminous panels with QR codes. But in киберпространством, пульсирующим миром пикселей. Но в этой подчеркнуто this emphatically modern play with современной игре с объемом, масштабом, светом и цветом куратор экспозиции Сергей volume, scale, light, and colour curator Чобан опирался исключительно на законы классической архитектуры. Sergei Tchoban relied exclusively on the laws of Classical architecture. Сергей Чобан: Люди любят пространственные игры В чем разница между работой над врéменным про- Люди обожают пространственные игры, Sergei Tchoban: странством и зданием, которое строится на века? поэтому они так любят посещать крупные куль- People Like Spaсе Games Вы чувствовали себя более свободным? товые и общественные сооружения. Не только What is the difference between working on Конечно. В этом здании никогда не будут жить из-за их духовного или музейного насыщения, a temporary space and on a building which is designed люди. Не надо думать об инсоляции, инжене- но и ради этой игры. to stand for centuries. Did you feel freer? рии, долговечности. Руки развязаны, многое Of course. This is a building in which no one is можно попробовать. Но, с другой стороны, если Тут уместны оценки «модно–немодно»? ever going to live, so you don’t have to think about нет долговечности, не останется и следа во вре- Не нужно сужать рамки, говоря о том, что insolation, utilities, or longevity. Your hands are мени. А это то, с чем я постоянно полемизирую, сейчас что-то не носят или не применяют. Мы, untied, you can try things out. On the other hand, все-таки у здания есть важная функция старе- например, с Сергеем Кузнецовым на прошлой though, if there’s no longevity, then there’s no trace left in time. ния, перемены видов использования, а в самых биеннале 2010 года делали рисованную дио- Working on the Venice biennale is like creating долгосрочных сценариях развития – превраще- раму Вышнего Волочка, и многие посчитали, a theatre or film set, where the main thing is to ния в красивую руину. что это полный «отстой». Дескать, Россия как impress, surprise, and bowl people over. Sergei Работа над выставкой сравнима с созданием всегда – в других павильонах компьютерные Kuznetsov and I felt we needed to create a space декораций для театра и кино, а там самое глав- инновации, а мы тут с диорамой… А я считаю, that would intrigue and draw people in. People ное – впечатляющий, поражающий, удивля- все, что людей поражает, все, что является adore spatial games; it’s why they’re so keen ющий эффект. Павильон должен «зажигать». игрой, вплоть до балаганной игры, все, что on visiting large religious or public buildings. К этому мы и стремились с Сергеем Кузнецо- в людях пробуждает детей, которые приходят Can we talk of this kind of design being ‘in’ or ‘out’? вым. Конечно, участие в сколковском проекте в цветной павильон и видят, как на глазах пло- There’s no need to narrow the frame in this way. звезд мировой величины привлекло венециан- скость превращается в объем, – все это является At the previous biennale in 2010 Sergei Kuznetsov скую публику, но без интересных заманиваю- палитрой выставочного дизайна, в отличие and I created a hand-drawn diorama of Vyshny щих пространств этого было бы недостаточно. от «долгоиграющей» архитектуры, где такого Volochok, and many people didn’t think much балагана быть не может. Как и ярмарочные of it … But in my opinion everything that impressesБиеннале _ представления, балаган приедается через три- people, everything that is play, everything that четыре месяца, но для врéменных сооружений turns people into children fascinated by the подходит прекрасно. sight of a two-dimensional surface turning into a three-dimensional volume: all this is the palette После того как определена тема, нужно Сергей Чобан Сергей Кузнецов of exhibition design. выбрать из палитры выставочных возможно- Архитектор, член Гра- Главный архитектор стей то, что поможет ее раскрыть. Независимо What techniques work equally well in both temporary достроительного совета Москвы, сокуратор россий- от того, чтó на дворе сегодня – минимализм, and long-lasting architecture? «Сколково», руково- ского павильона на биен- увлечение электроникой или подсчет денег, Essentially, they’re the same techniques. Only in the дящий партнер бюро нале в Венеции, с 2006 latter case they’re used with greater tact. A good которых больше нет. Понятно, что бюджет SPEECH Чобан & Кузнецов по 2012 год был руководя- example is Bramante’s Church of Santa Maria (San играет огромную роль. Бюджет и тема. Но если (Москва) и nps tchoban щим партнером бюро SPEECH Satiro) in Milan, where the perspectival view is они определены, то дальше надо создать про- voss (Берлин) Чобан & Кузнецов (Москва) visually extended thanks to 97 cm of flat portal. The странство, которое бы поражало. central nave seems to pass all the way through. You know for sure that this can’t be, but you still believe Какие приемы одинаково хорошо работают it. So there you have a case of space being changed и во врéменной архитектуре, и в долговременной? or even re-conceived using art. В сущности, одни и те же. Только во втором случае они используются более деликатно. And play with scale? Из ярких примеров – церковь Сан-Сатиро Yes, I like playing with scale. And I like using repetition – together with diminution or distortion Браманте в Милане. Там при помощи девяности of form. I have always been impressed by сантиметров плоского портала визуально про- numerous repetitions of an ornament on a huge должена перспектива. Кажется, что централь- scale – such as the mosaic floors and the coffering ный неф проходит насквозь. При этом ты точно at the Pantheon. The latter is both an indicator знаешь, что этого быть не может, но все равно of scale and a spatial ’molecule’, a structural веришь. Вот вам изменение и даже переосмы- element from which the architectural volume сление пространства средствами изобразитель- is constructed. I though it interesting to use this ного искусства. in the pavilion for the biennale. Are patterns made from perforated metal now А игра с масштабом? a trend? Да, с масштабом играть я люблю. И исполь- Façade perforations are a type of ornamentation. зовать прием повторения – с уменьшением The Chrysler Building in New York likewise has или искажением формы. Меня всегда поражали exterior ornamentation (OK, not perforation, but многократно повторенные орнаменты в гигант- still). Time has shown that this is not just a trend. ском масштабе: мозаичные полы, поля кессо- The way that surfaces are beginning to be Елена Петухова / Elena Petukhova нов в Пантеоне. Это и индикатор масштаба, worked – and our eyes are always looking for a diminution of scale, are no longer happy to rest on и «молекула» пространства, из которой, как smooth surfaces – is a very modern tendency. из структурного элемента, составляется объем. Мне показалось интересным применить это Your co-curator at Venice in 2012, as in 2010, was в павильоне на биеннале. Тем более это сооб- Sergei Kuznetsov, your partner of many years at щает экспозиции еще и литературный слой. SPEECH Tchoban & Kuznetsov. What in your work has
    • Seu de Palma, кафедральный собор в Пальма-де-Майорке. 2007 г. 67 × 41 см, уголь Прибрежный город. 2008 г. 30 × 21 см, шариковая ручка Seu de Palma, кафедральный собор в Пальма-де-Майорка. 1997 г.По отношению к павильону высказывались поляр- Да, можно говорить о недостаточной насы-ные мнения. Говорили, что не было глубокого вхо- щенности контента, о недостаточной глубинеждения в контент. Что бы вы ответили критикам? входа в него, но углубляться можно беско-Критика полезна, если она касается существа нечно. И, наверное, даже сделать из сколков- 67 × 41 см, тушь, акварельвопроса, но в России я вижу тенденцию кри- ских презентаций фильм «Аватар». Но мытиканства. Нет глубокого знания материала, знаем бюджет «Аватара», и если бы за входно есть желание оттениться на фоне запом- в павильон брали деньги, как за вход в кино,нившегося объекта своим высказыванием. мы бы, безусловно, отбили весь бюджет и дажеНа Западе критика более прогнозируема. его удвоили.Делая там объект, я примерно понимаю, комунаступаю на пятки, какую публику, в том Узоры из перфорированного металла – эточисле критиков, против себя настраиваю, тенденция?а в России подобные вещи просто невозможно Перфорация на фасадах – это вид орнамента.просчитать. Крайслер-билдинг в Нью-Йорке тоже укра-
    • ники. Всегда говорили и думали о похожих changed since Kuznetsov became Chief Architect of вещах. Нам нравились похожие вещи. Мы Moscow in September 2012? We no longer work together. I find that very sad. много ездили рисовать вместе. Когда сидишь From the point of view of business this has hasn’t и рисуешь одну церковь и параллельно обме- created any problems (I have been managing our ниваешься какими-то мыслями об архитектуре, German office on my own for the last 16 years). But Все, что людей поражает, это сращивает. И тут разница в возрасте, вернее from the human point of view…. Previously, it gave в опыте, постепенно нивелируется и перера- me joy to see Sergei in the office every day, but все, что является игрой, стает в крепкую дружбу и содержательное now I look at his empty desk and I no longer feel вплоть до балаганной партнерство. that joy. игры, все, что в людях Will you look for a new partner? пробуждает детей, Будете искать нового партнера? No way. Sergei’s impossible to replace. He was a которые приходят Ни в коем случае. Сергея никем не заместить. good friend and now he’s gone; he’s not stopped Был хороший друг, а теперь он уехал, не пере- в цветной павильон стал быть другом, но уехал… being a friend, but he’s gone. и видят, как на их глазах If it’s possible to see the entire content of an плоскость превращается Какие человеческие черты нужны успешному exhibition on a computer without leaving your home, в объем, – все это является архитектору? it’s only reasonable to ask why we need biennales? Верность себе, внутренняя честность, неже- Why do we need to meet in the flesh? палитрой выставочного Note that all three pavilions which received special лание гнаться за модой. Нужно постоянно дизайна, в отличие задавать себе вопрос, что тебе самому нравится, prizes were memorable for the same thing: they were striking spaces. Well, leave aside Japan, which от «долгоиграющей» и оставить в стороне вопрос «а современно ли was different. In the other cases everything was архитектуры, где такого это?» Многие из нас стыдятся собственных similar: the empty Polish space, where there was балагана быть не может привязанностей. Но очень важно сокращать a movement beginning under the surface and you разрыв между тем, что ты делаешь и что тебе felt it, and our pavilion with its extremely clear нравится. Советское воспитание часто вело idea. One definition of architecture is that it is к такой раздвоенности. Ты входишь в рафаэ- what you can draw using just two lines and yet still get your idea across. левский зал Академии художеств: ну, это же I think that it’s for spatial effects like this – прошлое, а у нас сейчас минимализм на дворе, which are not so common in serious architecture засмеют, пожалуй... Но как только ты поймешь, because that would make it even more expensive что живешь не в другом измерении, а в том же and risky – that people come to the biennale. самом, и то, что ты сделаешь, тот миниморум, At the exhibition there were people who ignored будут сравнивать с громадой, которую подняли the content, but were impressed by the pavilion. шен орнаментом (это не перфорация, но все другие за ту же короткую жизнь, тогда и может Architecture is the space in which you are, not равно рельеф на панелях). Время показало, что наступить прозрение. what you’re looking at. You enter a building, as yet you know absolutely nothing, but the architecture это не тенденция. Как раз определение того, already affects you. When you’ve experienced this устареет ли сегодняшняя тенденция, и лежит Расскажите про свои занятия архитектурной гра- 20–30 times in a row, you understand why we need в зоне ответственности архитектора. Останется фикой и коллекционированием. biennales. только модой, значит ты создаешь однодневку Сам я начал рисовать именно с архитектуры. и не отвечаешь тем задачам, которые должен Всегда наслаждался патиной, тем, как живетНовый город _ ставить перед собой. Это относится к области архитектура во времени. предвидения. Перфорация на каких-то объек- Мне близко наследие Бориса Иофана, Ивана вает и у публики, и у критиков. Если редуциро- тах может оказаться вполне вечной. Фомина, который в рамках неоклассики нашел вать экспозицию до нескольких экранов или То, что плоскость начинает обрабатываться, свой путь, отделил от тектоники «излишества» использовать павильоны как склад инвен- глаз ищет все время уменьшения масштаба, (понятно, что они никогда излишествами таря – да, такое можно заменить на ссылку утончения масштаба, не успокаивается на глад- не были) и отыскал свою тему и ноту. Я учился в сети. Если бы я перед нашим павильоном ких плоскостях – это очень современная тен- у его сына Игоря, не совсем понимая, что это поставил один огромный QR-код, это денция. И она современна всегда. Иначе нас бы последний из великих архитектров... было бы глупостью. Другое дело – игра окружали только белые стены. Мы, кстати, сейчас готовим выставку «50 лет с объемом. Попробуй у себя в комнате постро- российской архитектуры». Планируем показать ить такой купол! Воздействие пространства Вашим сокуратором на XIII Венецианской биен- Бенуа, Щусева, Иофана, Чернихова в берлин- на человека нельзя заменить ничем. нале, как, впрочем, и на предыдущей в 2010 году ском Музее архитектурной графики. Сидя у себя дома, ты это пространство был Сергей Кузнецов, ваш многолетний партнер не почувствуешь – свой масштаб в этом поме- по бюро SPEECH Чобан & Кузнецов. Что изменилось Если весь контент сейчас можно посмотреть, щении, то, как тебя обволакивает форма… в вашей работе, когда он стал главным архитекто- не выходя из дома, на собственном компьютере, Не подменишь реальное виртуальным, только ром Москвы? возникает резонный вопрос, зачем тогда вообще получишь сухую информацию. Вот когда мы Мы официально открыли павильон 28 августа, нужны биеннале? Зачем встречаться живьем? научимся нырять в компьютер с головой и вос- а первого сентября Сергей получил назначе- Обратите внимание, все три павильона, кото- принимать запахи, звуки, осязать поверхности, ние. Так что в работе над выставкой я не успел рые получили специальные призы, и в том вот тогда можно будет говорить, что реальность почувствовать изменений. Сергея сделали числе наш, без ложной скромности скажу, исчезла. Но я считаю, это будет конец света. главным архитектором Москвы не за красивые запомнились одним. Это были яркие простран- На выставке были люди, которые контентом глаза, а за все то, что он заслужил в ходе своей ства. Оставим Японию, там другая история. не пользовались, но были поражены павиль- работы в нашей команде. На него обратили Во-первых, выдающийся архитектор сделал оном. Архитектура – то, в чем ты находишься, внимание и сказали: «Смотрите, какой замеча- выставку, во‑вторых, какое трагическое событие а не то, что ты смотришь. Ты вошел, еще ничего тельный архитектор, он еще и москвич, и ему произошло, и какой щемящий ответ на него не знаешь, не слышал, но она уже на тебя воз- всего 35 лет. Он попадает в целевой возраст нашли. Но с остальными победителями все действует. Испытав 20–30 таких переживаний и целевую категорию, давайте-ка мы попросим было похоже: и пустое польское пространство, кряду, ты понимаешь, зачем нужны биеннале. его делать еще что-то другое». где начиналось подспудное движение, и ты его Наша совместная работа прекратилась. ощущал, и наш павильон с очень ясной идеей. Вы держали в голове, что делаете экспозицию для Для меня это печальное обстоятельство. Его каждый запомнил, а ведь архитектура – это Венеции, вели диалог с вечной архитектурой? С деловой точки зрения проблем нет (немец- то, что можно в том числе нарисовать двумя Конечно! И та и другая биеннале делались кий офис я уже 16 лет веду один). А с человече- линиями, и идея станет понятна. только для этого зала и только для этого города. ской… раньше я радовался, видя каждый день Я считаю, ради этих пространственных Сергея в офисе, а теперь не радуюсь, глядя эффектов, которые не так легко найти Интервью подготовила Наталия Почечуева на пустой стол. в серьезной архитектуре, потому что она потребовала бы еще больших бюджетов и еще Как у вас распределялись обязанности в дуэте? больших рисков, люди и едут на биеннале. Никак. Какие-то проекты вел он, какие-то я. И тот, кто экспериментирует с пространством, Все идеи обсуждались. Мы – единомышлен- тот в прямом и переносном смысле выигры-
    • Полиптих: Гордское окно. 2009 г. 27 × 19 см, пастель, карандаш, цветная бумага Храм в воде. 2008 г. 19 × 27 см, карандаш Архитектурная фантазия: Новая Россия. 2003 г. 21 × 29 см, тушь, цветной карандашАрхитектурная фантазия:Шлем. 2003 г. 21 × 29 см, тушь,цветной карандаш Сергей Чобан за работой
    • Авторы экспозиции российского павильона на XIII Биеннале архитектуры в Венеции после церемонии вручения наград. Слева направо: Сергей Кузнецов (сокуратор и соавтор дизайна экспозиции), Григорий Ревзин (комиссар павильона), Константин Чернозатонский (автор концепции и разработчик мультимедийного сопровождения), Валерия Каширина (сокуратор российской экспозиции), Сергей Чобан (куратор и дизайнер российской экспозиции) Кадр из фильма «Куб» Винченцо Натали (1997 г.) Anatoly Belov Dome of hope I’ll start at a tangent. At EXPO 2010 in Shanghai architects Levon Ayrapetov and Valeria Preobrazhenskaya were awarded a prize for designing one of the best national pavilions at the world exhibition. This success came as a surprise, and the low expectations were in themselves only natural given that since as far back as 1958 our architecture had failed to win any award of this kind of importance (the USSR Pavilion was awarded the Grand Prix by the jury at EXPO 1958 in Brussels). Furthermore, the Russian Pavilion in Shanghai had to contend with unfavourable Елена Петухова / Elena Petukhova courage in the media. Dmitry Medvedev, the then Russian president, had asked for the Russian exhibition to be changed and the Russian media had criticized the pavilion’s architecture and staging. All this resulted in a mood of despondency. And then came victory. Two years later, we have been surprised by another event which no one expected: the Russian national exhibition was awarded the jury’s Анатолий Белов special prize at the 13th Biennale of Architecture in Venice. This is a first for Russia. I’ll name those who were responsible for winning this highly respected award for our country. They are: Sergei Tchoban (curator and designer of the Russian exhibition, managing partner of SPEECH Купол надежды Tchoban & Kuznetsov and nps tchoban voss, member of the Urban-Planning Council at the Symbols:Новый город _ Skolkovo Foundation), Sergei Kuznetsov (curator - stainless Steel with dark mirror effect and slip cover Начну издалека. В 2010 году архитекторы Левон and co-author of the design for the exhibition, - original floor covering Айрапетов и Валерия Преображенская стали при- Chief Architect of Moscow, member of the Urban- - metal painted into walls construction RAL Planning Council at the Skolkovo Foundation, and зерами шанхайской ЭКСПО – спроектированный previously managing partner of SPEECH Tchoban ими российский павильон был признан одним & Kuznetsov), Grigory Revzin (commissioner из лучших в рамках Всемирной выставки. Успеха for the pavilion, member of the Urban-Planning никто не ждал, и в этом нет ничего странного. Council at the Skolkovo Foundation, and special Наша архитектура с 1958 года не удостаивалась correspondent for Kommersant newspaper), наград такого уровня (тогда жюри брюссельской Первый этаж павильона. План экспозиции i-city Valeria Kashirina (co-author of the exhibition, ЭКСПО присудило советскому павильону Гран- principal project architect at nps tchoban voss), при). Кроме того, сказался негативный медийный Konstantin Chernozatonsky (author of the concept and designer of the multimedia accompaniment, фон, сложившийся вокруг шанхайской истории: director of TreeLev) ➊. Applause, please! требование тогдашнего президента РФ Дмитрия Медведева переделать экспозицию, нападки оте- чественных СМИ на архитектору и сценографию 1 павильона – все это настраивало на пораженче-От бюро SPEECH в работе над ский лад. И вот, награда. Symbols:проектом российской экс- - panel type "А"позиции также участвовали Два года спустя произошло еще одно событие, (with backlight) - panel type "B" которого тоже никто не ждал: российская нацио- (without backlight, with plexiglas)Марина Кузнецкая (руко- - additional metal element in passages between Hallsводитель проекта) и Агния нальная экспозиция на XIII Венецианской биен- -service zonesСтерлигова (архитектор) / нале архитектуры получила специальный призArchitects working at SPEECHthat also took part in the жюри. Впервые в истории. Перечислим людей,project: Marina Kuznetskaja завоевавших для нашей страны эту почетную(project manager), Agnija награду: Сергей Чобан (куратор и дизайнер рос- Разрез по экспозиционным залам российского павильонаSterligova (architect) сийской экспозиции, руководящий партнер бюро SPEECH Чобан & Кузнецов и nps tchoban voss, член По своему размаху Биеннале, конечно, далеко «Современный музей архитектуры и искусства» (1988 г.) Фрагмент офорта Александра Бродского и Ильи Уткина Градостроительного совета Фонда «Сколково»), до ЭКСПО, но было бы опрометчиво недооцени- Сергей Кузнецов (сокуратор и соавтор дизайна вать значимость нашего венецианского успеха. экспозиции, главный архитектор Москвы, член Я бы даже сказал, что для нашей архитектуры Градостроительного совета Фонда «Сколково», этот успех поважнее шанхайского. Дело в том, в прошлом – руководящий партнер бюро SPEECH что павильон Айрапетова и Преображенской был Чобан & Кузнецов), Григорий Ревзин (комиссар премирован к категории «За раскрытие темы павильона, член Градостроительного совета ЭКСПО “Лучше город – лучше жизнь”» (theme Фонда «Сколково», специальный корреспондент development). А ведь там еще были категории ИД «КоммерсантЪ»), Валерия Каширина (соку- «За креативность» (creative display) и «За дизайн ратор экспозиции, ГАП бюро nps tchoban voss), павильона» (pavilion design). То есть жюри Константин Чернозатонский (автор концепции отметило наш павильон не столько за внешний и разработчик мультимедийного сопровождения, вид, сколько за смысловое содержание. Да, при директор компании TreeLev) ➊. Похлопаем! этом было сказано много слов о том, какой он
    • Металлический купол из QR-кодов в главном зале российского павильона. Высокие технологии сочетаются здесьс «церковным по спокойствию и гармонии пространством» (Григорий Ревзин, КоммерсантЪ-Weekend № 278)Патрисия Паринежад / Patricia Parinejad
    • из QR-кодов украсило обложки октябрьских In terms of scale, the Venice Biennale is nothing номеров архитектурных журналов a+u (Япония) like EXPO, but the importance of Russia’s success Cправка Решетчатый каркас инсталляции i-city in the biennale should not be dismissed in a hurry. и Interior Design (США) – это, кто не знает, одни б  ыл собран из металлических труб прямоугольного сечения. I would even say that for our architecture this из самых уважаемых периодических изданий success is more important than the achievement В образовавшиеся ячейки были вмонтированы металличе- ские панели толщиной 3 мм с перфорированным изобра- об архитектуре в мире. at Shanghai. The thing is that Ayrapetov and жением QR-кодов. Равномерную подсветку инсталляции На снимках наш павильон напоминает Preobrazhenskaya’s pavilion won its award for обеспечивали светодиодные панели, прикрепленные декорации к культовому фильму ужасов «Куб»: “Development of the EXPO’s theme ‘Better непосредственно к каркасу. Материал напольного покры- через перфорированные QR-узоры стен льется City – Better Life’”. But there were also prizes for тия – полированная нержавеющая сталь (70% отражающей холодное сияние светодиодов, зеркальный пол “creative display” and “pavilion design”. So the jury способности, 30% матовое напыление, частично повторяю- из тонированных стальных листов отражает distinguished the Russian pavilion not so much for щее QR-узоры на стенах) its exterior appearance as for its semantic content. решетчатый каркас стеновых панелей – кра- Admittedly, there was a lot said about how visually сиво, стильно, но несколько клаустрофобично. striking the pavilion was, and subsequently эффектный, да, впоследствии китайцы решили Премия и медийный ажиотаж вокруг нашей the Chinese decided to leave it in place as a оставить его как памятник, но формулировка экспозиции подхлестнули мое любопытство. monument; but the wording of the official есть формулировка. Венецианское жюри И вообще, прежде чем выносить оценку про- formulation is nevertheless important. The jury отметило наш павильон «За диалектический изведению пластического искусства, крайне at the Venice biennale awarded the Russian подход к прошлому, настоящему и будущему желательно увидеть его в натуре. Купил билет Pavilion a prize “For its dialectical approach to the страны» – туманно, конечно, и тоже не вполне и полетел в Венецию… country’s past, present, and future”. This too is a foggy formulation and one which is not entirely про архитектуру, однако, в отличие от ЭКСПО, Меня с детства восхищали визионерские about architecture; however, unlike the EXPO, Биеннале все-таки архитектурная выставка работы «бумажных» архитекторов Алексан- the Venice biennale is an architecture exhibition и все награды, которые там вручаются, так или дра Бродского и Ильи Уткина. Особенно их and all the awards presented at it are in one way иначе, за архитектуру. проект для конкурса «Современный музей or another for architecture. Почему спецприз стал для нас неожиданно- архитектуры и искусства» 1988 года, где над Why was the special prize so unexpected in стью? Биеннале, как всякое крупное междуна- перекрестком сумрачного мегаполиса нависает Russia? The biennale, like any major international родное событие, весьма политизирована, а тут гигантский стеклянный купол, увенчанный event, is highly politicized, and just before it как раз случилась посадка Pussy Riot… В первые скульптурой «Лаокоон и его сыновья». Всегда opened, Pussy Riot, the feminist punk band, had been sent to prison… During the first few days after дни работы выставки либерально настроенные мечтал побывать внутри этой штуковины, хотя the exhibition opened, liberally minded citizens граждане устроили перед нашим павильоном и понимал, что никогда не смогу, подобно held a demonstration in support of Tolokonnikova демонстрацию в поддержку Толоконниковой, героям сказки про Мэри Поппинс, пройти через and her comrades in front of our pavilion. And in Алехиной и Самуцевич. И несмотря на народ- рисунок в другое измерение… И вот, я словно spite of the mood of popular indignation, in spite ные возмущения, несмотря на то, что в нашем попал в это «бумажное» Зазеркалье! Но будем of the fact that our exhibition was showing a state павильоне выставлялся государственный про- последовательны. Сначала направился в залы project (Skolkovo) and so there was an additional ект – «Сколково», то есть был дополнительный первого этажа – к экспозиции «Сколково» под reason to do us down, Russia won the prize. I have повод нас проигнорировать, Россия получила названием i‑city. Отстояв в очереди, я очу- to say I think this is really great. Alas, I was not able to be present at the opening. премию. Не знаю, конечно, но, по-моему, это тился в тесной черной комнатке со стеллажом, They say there were enormous crowds trying to дико круто. заполненным планшетами Samsung. Услуж- get into the Russian Pavilion. I can believe it. I was Увы, мне не довелось побывать на открытии. ливая девушка выдала мне один и объяснила, there on the 13th of October, i.e. one and a half Говорят, в российский павильон стояли огром- что с ним надо делать: наводишь планшет months after the opening. It was pouring with rain, ные очереди. Охотно верю. Я там был 13 октя- на квадратик с QR-кодом, тыкаешь в экран there was water in everyone’s shoes, but peopleБиеннале _ бря, то есть через полтора месяца после начала и на экране отображается презентация с кар- were still queuing to get in… работы экспозиции. Лил дождь, в ботинках тинками и текстом. Прошел в первый зал, In actual fact, I first saw the pavilion much earlier. хлюпало, а люди стояли… посвященный истории проекта «Сколково». In photographs. It was impossible not to see them, given that the international media community На самом деле мое знакомство с павильо- Пробежал глазами кураторское послание, поты- had been impressed by the photogenic nature ном началось гораздо раньше. С фотографий. кал в экран – как выяснилось, очень приятное of Tchoban and Kuznetsov’s design and had started Не увидеть их было невозможно – междуна- занятие. Покрутился-повертелся и направился reproducing it in unbelievably large numbers: the родное медиасообщество оценило фотогенич- в следующий зал, где были представлены про- pavilion was published by all the main architecture ность придуманного Чобаном и Кузнецовым ектные материалы, – зал с купольным сводом internet portals and blogs, including dezeen.com, пространства и растиражировало его в каких-то из QR-узоров. Тут меня и накрыло. Окунание archdaily.com, archinect.com, designboom.com, невероятных масштабах: павильон опубли- в инновационность пробудило воспоминания and archi.ru; Facebook was flooded with posts ковали все главные архитектурные интернет- showing the design; and photos of the central hall о детских восторгах. И стало совсем приятно. and dome made from QR codes embellished the порталы и блоги: dezeen.com, archdaily.com, Пространство на поверку оказалось отнюдь covers of the October issues of the architecture archinect.com, designboom.com, archi.ru; не клаустрофобичным. И куда более эффект- magazines a+u (Japan) and Interior Design (USA). Facebook наводнили посты с его изображе- ным, чем на фотографиях. Провел рукой On photographs our pavilion is reminiscent of ниями; фото центрального зала с куполом по перфорированной поверхности купола, the set for the cult horror film Cube. Through the ощутив прохладу и твердость металла. Класс! perforated QR patterns of the walls pours the cold За этим последовал осмотр цокольного этажа. radiance of light from LEDs, while the mirror- Там разместилась экспозиция под назва- reflective floor, made from stained sheets of steel, reflects the latticed framework of the wall panels. нием i‑land, где были представлены фотогра- It’s a beautiful, stylish image, but one which could фии 37 советских наукоградов, еще не так давно give you an attack of claustrophobia. Анатолий Белов засекреченных. Здешний интерьер авторы упо- The prize and the media excitement surrounding редактор журналов , добили шпионской комнате. Черный-пречер- the Russian exhibition stirred my curiosity. And in «Проект Россия» ный зал. В стенах прорезаны круглые дырочки, general, of course, before coming out with a public и «Проект international» из которых струится свет. Огоньки так и манят, evaluation of a work of plastic art, it is extremely прямо как болотные духи в старинных рыцар- desirable to see it with one’s own eyes. So I bought ских романах. Заглядываешь в отверстие, а там a ticket and set off for Venice… Ever since I was a child, I have admired the фотография того или иного наукограда. visionary work of the ‘paper’ architects Alexander Внизу – мы советские, наверху – мы новые. Brodsky and Ilya Utkin [these architects are ‘paper’ Месседж вполне понятный. in the sense that their works were initially not Кому-то этот текст может показаться излишне built or even intended to be built, being mainly восторженным. Мне все равно. Уверен, что conceptual in character – translator’s note] – and о подобных достижениях надо петь как можно especially their project for the ‘Contemporary громче и как можно слаще – у нас их не так Architectural Art Museum’ competition of 1988, много. Более того, предлагаю следующее: where, looming above an intersection in a gloomy megalopolis, they drew an enormous glass dome сохранить купол, перевезти его в Москву topped by a sculpture of Laocoon and his sons. и выставить во дворе Музея архитектуры I had always dreamed of entering this thing, им. Щусева. Как сохранили кабинет покой- although, of course, I understood that I could never ного директора МУАРа Давида Саркисяна, так repeat the feat of the characters in the story of и это давайте сохраним. Можно пригласить Mary Poppins and pass through a drawing into
    • another dimension… But now it was just as if I had entered this ‘paper’ world ‘through the looking glass’! But let’s take things one by one. The first thing I did was to head for the rooms on the ground floor – to the ‘i-city’ exhibition on Skolkovo. After queuing, I found myself in a cramped black little room containing shelves full of Samsung tablets. A courteous girl gave me one and explained what I needed to do with it: you point the tablet at a square with a QR code, prod the screen, and up comes a presentation with pictures and text. I went into the first room, which was on the history of the Skolkovo project. I skimmed through the curator’s introduction and prodded the screen (a very pleasant thing to do, as it turned out). I looked at this and that and headed for the next room, where architectural and design plans for the dome made of QR codes were on show. It was at this point that I was suddenly overwhelmed. The plunge into this sea of innovation stirred up memoriesПатрисия Паринежад / Patricia Parinejad of the delight I had experienced as a child. And I really began to enjoy myself. In the flesh, the space turned out to be not at all claustrophobic. And even more visually arresting than in the photos. I passed my hand over the dome’s perforated surface, feeling the coolness and the hardness of the metal. What class! Next I went to look at the lower level. Here there was an exhibition entitled ‘i-land’, with photos Один из залов экспозиции i-city. Здесь можно было получить сведения о программе развития ИЦ «Сколково» from 37 Soviet naukograds [‘science towns’] which Напольное покрытие изготовлено из нержавеющей стали с 70% отражающей способностью had until quite recently all been officially secret. In terms of interior design, this space resembled a spy’s hide-out. It was cave-black. In the walls were circular cut-outs with light streaming through them - illuminations that beckoned like the swamp spirits in old novels of chivalry. Looking into one of these holes, you saw a photograph of this or that naukograd, Тип подсветки – светодиодные панели. Квадраты, составляющие изображения кодов, Стены из металлических панелей с перфорированными изображениями QR-кодов. So below, we Russians are Soviet, and on top we are new. The message could not be clearer. Some people may think I am letting myself get carried away here. I don’t care. It seems to me we should sing the praises of achievements like this as loudly and as sweetly as possible; after all, there are not so many achievements to be sung держатся на тонких горизонтальных связях толщиной 2 мм here in Russia. Moreover, I propose that the dome be preserved, brought to Moscow, and exhibited in the courtyard of the Shchusev Museum of Architecture, just as we preserved the office of David Sarkisyan, the museum’s late director. We could invite architect Boris Bernaskoni to make some kind of cubic wooden envelope for the dome;Патрисия Паринежад / Patricia Parinejad this would not be his first building on this site (in 2002 he designed IMMaterial Box pavilion for the museum’s courtyard) – and then Boris is so good at designing simple forms. This would be a great exhibition space! You could show anything you like in it. In general, two international prizes in the space of two years must give us pause for thought…. Is it not time to shake off the dust of pretend provincialism? Everything’s fine with our architecture: here’s the proof. And it seems that the скрывались научные города. цию, ставшую одной из главных first positive shifts in this direction have already Эта секретность была мастерски точек притяжения на биеннале; begun to take place. According to the opinion подчеркнута командой Сер- и, наконец, нашла оригинальный poll conducted by architecture website archi.ru, гея Чобана, Сергея Кузнецова способ общения между публикой architect and artist Yury Avvakumov, who was Жан Пистр, архитектор, и Григория Ревзина. Историческая и экспозицией – через смотровые curator of the Russian Pavilion at the 6th Venice председатель Градострои- ретроспектива таких вот научных окошки и планшеты. Biennale in 1996, called Tchoban and Kuznetsov’s тельного совета «Сколково» «сколковых» – главная линия обу- Это позволило донести до посе- exhibition the “main achievement of the year”. стройства российского павильона. тителей намерения Фонда Now Avvakumov is an exacting type who is by no Команда добилась тройного «Сколково» по отношению means inclined to waste words. Российский павильон покорил успеха: связала воедино павильон, к исследователям, университетской So the Russian exhibition at the 2012 biennale избалованную венецианскую архитектура которого состоит среде, студентам и бизнесменам, gave us the hope we had been waiting for for публику качеством, амбициями из очень разрозненных объемов; а именно: архитектура и искусство so long – the hope of ridding ourselves of our и эффектной подачей. Многие создала впечатляющую экспози- могут быть проводниками науки inferiority complex. Let’s smile and spur on our проводили параллель между и творчества. horses! биеннале и «Сколково». И неуди- И публика поняла это послание. вительно – бюро Дэвида Чиппер- Прочувствовала гордость, с которой Jean Pistre, architect, филда, куратора этой выставки, Россия представляла этот знако- Chairman of the Urban-Planning Council Кадзуо Седжима, куратора вый и стратегически важный для for Skolkovo предыдущей, и Рема Колхааса, страны проект. The Russian Pavilion won over the spoiled Venetian куратора предстоящей, участвуют Только Венеция могла принять audience by its quality, ambitions, and eye-catching в проекте, а их руководители явля- всю эту страсть к архитектуре presentation. Many saw a parallel between the ются членами Градостроительного и науке. Как сказал Ги де Мопассан: biennale and Skolkovo. And this is not surprising совета «Сколково». «Нет такого места на Земле, кото- given that David Chipperfield, this season’s curator, Экспозиция приоткрыла завесу рое породило бы заговор вооду- Kazuyo Sejima, curator of the previous biennale, тайны, за которой до сих пор шевления больший, чем Венеция». and Rem Koolhaas, curator of the forthcoming
    • biennale, are all involved in the Skolkovo project Оформление экспозиции i-land, рассказывавшей о советских наукоградах, напоминало and are members of the Skolkovo Urban-Planning интерьер «шпионской комнаты»: черные стены, а в них – отверстия для наблюдения Council. The exhibition lifted up the shroud of secrecy which had concealed Russia’s naukograds until now. This secrecy was skilfully underlined by the team of Sergei Tchoban, Sergei Kuznetsov, and Grigory Revzin, A historical retrospective on such scientific Skolkovos was the principal theme around which the Russian Pavilion was structured. The team achieved a triple success: it managed to bind together the pieces of the pavilion, whose architecture consists of three very different volumes; it created an impressive exhibition which became one of the main attractions at the biennale; and, finally, it created an original form Патрисия Паринежад / Patricia Parinejad of communication between the audience and the exhibition, through peepholes and tablets. This made it possible to convey to the public the Skolkovo Foundation’s intention with regard to researchers, the university environment, students, and businessmen – namely, the intention that architecture and art should serve as conduits for science and creativity. And the public understood this message. It sensed the pride with which Russia presented this project, a project which has symbolic and архитектора Бориса Бернаскони сделать для уже начали происходить первые позитивные strategic importance for the country. этого купола какую-нибудь деревянную обо- сдвиги в этом направлении: согласно опросу, Only Venice could be so receptive to this passion for architecture and science. As Guy de лочку кубической формы – это будет не первая проведенному архитектурным порталом Maupassant said, “There is no place on the Earth его постройка на данном участке (в 2002 году archi.ru, архитектор и художник Юрий Авваку- which could give rise to a greater conspiracy of по его проекту во дворе МУАРа был построен мов, бывший куратором российского павиль- enthusiasm than Venice.” павильон IMMaterial Box), кроме того, Борису она на VI Венецианской биеннале в 1996 году, так здорово удаются простые формы. Отличное назвал экспозицию Чобана и Кузнецова глав- Larisa Kopylova, получится выставочное пространство! Ведь там ным достижением года, а он человек взыска- architecture critic, можно показывать все что угодно. тельный и слов на ветер не бросает. editor-in-chief of ec-a.ru Вообще, две международные премии Что ж, российская экспозиция на биеннале The Russian exhibition is unique and beautiful and goes against the general tendency of ‘crisis’ за два года – это наводит на определенные 2012 года подарила нам долгожданную наде- architecture. Which is why it won here. When размышления… Не пора ли отряхнуть с себя жду на избавление от комплекса неполноцен- we Russians show something ethical – student пыль мнимой провинциальности? У нас все ности. Улыбнемся и пришпорим коней! workshops or the revival of dying towns – we do в порядке – вот доказательства. И кажется, not win. On the contrary, the awards come our way when we show something beautiful. In 2000 weБиеннале _ Наш павильон был одним из самых посещаемых – очереди в него стояли вплоть до середины осени Церемония открытия экспозиции «Сколково». Елена Петухова / Elena Petukhova Елена Петухова / Elena Petukhova чила приз за экспозицию «Руины won a prize for Ilya Utkin’s ‘Ruins of Paradise’. And рая». В 2012-м – за i-city. now, in 2012, for i-city. ‘Science and architecture’ Хорош выбор темы «Наука is a good choice of theme. The formal idea here Лариса Копылова, is clear. The lower part of the pavilion contains и архитектура». Ясная фор- архитектурый критик, мальная идея. В нижней части circles and the upper part squares. Ying and Yang. главный редактор сайта павильона – кружочки, в верх- At the bottom you have the absolute closedness ec-a.ru ней – квадратики. Инь и ян. Внизу Алексей Козырь, архитектор of the secret naukograds, and on top the openness абсолютная закрытость засекре- of the Skolkovo innograd [innovation city]. The ченных наукоградов, вверху – square caissons of the QR codes form the dome of Российская экспозиция уни- открытость «Сколково». Кессоны Я считаю, форма подачи в россий- a Roman pantheon. кальна, красива и идет вразрез QR-кодов складываются в купол ском павильоне очень эффектная. с общей тенденцией «кризисной» римского Пантеона. По сути дела, там построено три архитектуры. И потому побеждает. С одной стороны, модная инфор- отдельных здания внутри здания. Когда мы показываем что-ни- мационная поверхность, с дру- У Щусева была комната с выходом будь этическое – студен- гой – классика, которая на лагуну, а тут возник целый ческие мастерские привнесла в проект пантеон. или возрождение важное для России Простая форма, но за этой умирающих идеальное измере- кажущейся простотой скрывается городов, – мы ние. Людвиг Вит- второе дно. Не представляю, как не выигрываем. генштейн говорил, они все это монтировали, никаких А награждают что дело архитек- креплений вообще не видно. нас, когда пока- туры – прославлять. Только поработав на биеннале зываем красивое. Вот она и прослав- можно оценить, что значит подго- В 2000 году Россия ляет науку, экологию, товить там выставку, сколько все в лице Ильи Уткина полу- инновационность. это сжирает времени, денег и сил.
    • On the one hand, this is a trendy information- carrying surface; on the other, it is a kind of classicism that introduces into the project the ideal dimension which is so important for Russia. Ludwig Wittgenstein said it is architecture’s business to glorify. Well, here architecture is glorifying science, ecology, and innovativeness. Alexei Kozyr, architect I think the form of presentation chosen for the Russian Pavilion is very successful. Essentially, what you have here is three separate buildings that have been constructed inside the pavilion building. Shchusev [who designed the Russian Pavilion] had a room overlooking the lagoon, but here you have an entire pantheon. It’s a simple shape, but this apparent simplicity conceals a hidden second bottom. I really cannot imagine how all this«Окулус» в верхней части QR-купола навевал ассоциации с древнеримским Пантеоном. was assembled – there are no visible fastenings anywhere. It’s only when you’ve worked at the biennale that you have an idea of what it means to prepare an exhibition here, and how much time, money, and energy this swallows up. Aleksandr Ponomarev, artist, curator of the Ukrainian Pavilion at the Venice biennale I know very well how difficult it is at these international shows to do something authoritative and compete for the prizes. The success of the Russian pavilion was only to be expected. This was a very striking, spectacular show. You had this feeling that you were being drawn Патрисия Паринежад / Patricia Parinejad in. The design was professional, precise, and absolutely right. I’m a well-prepared viewer, and in my works I too have used the device of looking through a peephole. (In Paris I did a project called ‘Parallel vertical’, which involved an enormous periscope.) The only thing that made me uneasy in this beautiful and resplendent space was the fact that the content came second to the architectural form and there was a complete lack of el toco, the light brushmark made by the author him- or herself. It seemed that the author’s touch is no longer necessary in our Postmodernist life. There Александр Пономарев, was merely the promise of the sun city – whether subconsciously, accidentally, or deliberately. So художник, куратор Анна Гончар, I ran off to the Japanese Pavilion, where artists павильона Украины креативный директор were doing simple things. And there I felt better. на XIII Венецианской рекламного агентства Because the Japanese still practise intimacy and архитектурной биеннале Publicis small scale. Japanese art has extension in time, as you can tell just from watching a Japanese craftsman sharpening a knife… Я очень хорошо знаю, насколько Когда я вошла в нижний зал рос- Then, after the prize-giving, Alexei Kozyr сложно на таких международных сийского павильона на биеннале, and I went for a walk and took pleasure in смотрах иметь вес и конкуриро- с черным звездным небом и круг- observing Tchoban and Kuznetsov sketching the вать за призы. И успех россий- лыми дырками, в которые можно facades of Venice. They were wearing hats; it was ского павильона закономерен. было подсматривать за cовет- a beautiful sight. Экспозиция была очень эффект- скими научными городками, сразу ной, спектакулярной. вспомнила детство, проведенное Anna Gonchar, Было ощущение, что тебя ственное, что меня смутило в этом в Жуковском. У нас там стоял creative director, Publicis Russia затягивает. Все решено профес- красивом и блестящем простран- плакат с цитатой из Циолковского: When I entered the lower floor of the Russian сионально, тонко, правильно. стве – это то, что содержание шло «Человек полетит в космос, опира- Pavilion at the biennale, with its black starry sky Хотя я хорошо подготовленный за пластикой и напрочь отсутство- ясь не на силу своих мускулов, and peepholes through which you could spy on зритель, и в своих работах тоже вал жест, как авторское el toco, а на силу своего разума!» Тогда Soviet scientific towns, I immediately recalled my использовал прием подсматрива- легкое касание кисти. Получалось, среди ученых очень чувствовалась childhood, which I spent in Zhukovsky [a Soviet ния в дырочку. (В Париже делал что он уже не нужен в нашей общность. Даже на демонстрации naukograd or scientific town]. I remember a public проект «Параллельная вертикаль» постмодернистской жизни. Было ходили институтами и науч- poster with a quote from Tsialovsky: “Man will с огромным перископом). Един- лишь обещание города-солнца: ными группами. Еще этот прием fly into space thanks not to the strength of his подсознательно, случайно или с дырками напомнил просмотр muscles, but to the strength of his mind!” At that намеренно. Поэтому я побежал в диафильмов, такое же построе- time you felt that scientists were all in it together. Японский павильон, где худож- ние кадров. Балашиха, Мирный, They even attended demonstrations together – ники делали простые вещи. И Королев… Смотришь и постепенно grouped by institute or scientific theme. The device там отлегло. Потому что японцы начинаешь чувствовать, как оста- with peepholes also reminded me of watching еще сохраняют жест интимности новилось время в этих городах… diafilms – the same kind of accumulation of frames. и камерности. У них искусство Засасывающая космогоническая Balashikha, Mirny, Korolev… As you watch, you тянется во времени, достаточно история в главном зале тоже gradually begin to understand how time has come посмотреть, как японский мастер понравилась, хотя планшет я даже to a standstill in these lost towns…. I also liked the точит нож… не брала (не люблю гаджеты), cosmogonic history in the main space – it pulled Потом уже после вручения мы поразило само пространство. you in. Although I didn’t even take the tablet that гуляли с Лешей Козырем и с удо- was offered (I don’t like technical exercises). The вольствием наблюдали как Чобан space itself was amazing. с Кузнецовым рисуют венециан- ские фасады. На них были шляпы, и это было красиво.
    • Анатолий Белов ГиперКуб Бориса Бернаскони, проект Skolkovo Anatoly Belov River бюро «Проект Меганом», конкурсные I-City Exposition проекты жилых кварталов в зоне технопарка The most unusual thing about the arrangement D2, а также проекты пяти районов иннограда – of the upstairs halls of the Russian pavilion is the зоны D1 (кураторы – бюро David Chipperfield absence of exhibits. That is, the exhibits are there, Экспозиция i-city Architects и SPEECH Чобан & Кузнецов), зоны but they are presented in an encoded form: to seewww.sk.ru/labiennale/ru/index.html технопарка D2 (кураторы – бюро Valode & the Skolkovo innovation miracles one has to activate Pistre и Мохсен Мостафави), гостевой зоны Z1 QR-codes with a Samsung tablet. It is an entirely Самое необычное в оформлении верхних залов (кураторы – бюро OMA и SANAA), зоны универ- new exhibition format, but with time it may squeeze российского павильона – отсутствие экспона- ситета D3 (куратор – бюро Herzog & de Meuron) out the conventional hanging out of exhibits. Of course, this refers exclusively to architecture тов. То есть экспонаты есть, но они представ- и зоны D4 (кураторы – бюро Stefano Boeri and industrial technology displays. A digital image лены в закодированном виде: чтобы узреть Architetti и «Проект Меганом»). И, наконец, в will never replace the original. It is an altogether сколковские инновационные чудеса, нужно самом дальнем зале посетителям предлагалось different matter when contemporary architecture активировать QR-коды при помощи специаль- ознакомиться с программой развития инно- is concerned: the process of its making is being ного считывающего устройства – планшета града, в том числе с транспортной концепцией increasingly computerized and in 90% of cases the Samsung. Это относительно новый выставочный «Сколково» и с образовательной концепцией architects deal with their works on displays. Why формат, но не исключено, что со временем он «Сколковотех» (Сколковский институт науки shouldn’t the viewers do the same? вытеснит традиционную развеску. Разумеется, и технологий). The i-city exhibit consisted of three theme zones. The first hall focussed on the history of the речь идет лишь об архитектурных и промыш- Но несмотря на информационную насы- Skolkovo Foundation and also on i-city master plan. ленно-технических выставках. Цифра никогда щенность экспозиции – а это, пожалуй, пер- In the central hall one could see Boris Bernaskoni’s не заменит подлинник: «Мона Лиза» в виде вый действительно исчерпывающий рассказ design of the HyperCube office and community QR-кода – это все же как-то диковато… как о миссии Фонда и структуре иннограда – впе- centre, the Skolkovo River project of the Project диковата акция художника Георгия Пузенкова чатление от контента осталось дробное. Чтобы Meganom bureau and competition designs of с отправкой оцифрованной Джоконды в кос- изучить все проекты и аналитические разра- residential quarters in the zone of Technopark D2, мос. А вот с современной архитектурой иначе: ботки, требовалось по меньшей мере часа два – as well as five i-city district projects, including five процесс ее изготовления все больше и больше все-таки 35 отдельных презентаций, какие-то Zones. And, finally, the farthest hall invited visitors to acquaint themselves with the i-city development компьютеризируется, в 90% случаев архитек- на пару страниц, какие-то на все пятьдесят. programme, including the Skolkovo transportation торы общаются со своими произведениями Правда, разрозненность экспозиционных concept and the Skolkovotech education concept. через экраны мониторов – почему бы и зрите- материалов компенсировалась наличием However, despite the exposition being loaded лям не общаться с их произведениями соответ- электронного каталога: на выходе посетите- with information – and that was perhaps indeed ствующим образом? По-моему, логично. лям выдавались симпатичные белые значки the first exhaustive account of the mission of the Экспозиция i‑city состояла из трех тематиче- с QR-кодом, содержащим ссылку на тот же Foundation and the i-city structure – the content ских зон. В первом зале были представлены самый контент, только склеенный между собой. left a disjointed impression. 35 separate материалы об истории Фонда и Градостроитель- presentations, some a page or so long and others taking up to 50 pages. The existence of an ного совета «Сколково», а также конкурсные electronic catalogue well compensated for the проекты мастер-плана иннограда. В централь- helter-skelter exhibition materials: at the exit the ном зале можно было увидеть (читай – ска- visitors were given pins with a QR-code referring to чать) проект офисно-общественного центра that very content, which was just merged together.Биеннале _ В зале, расположенном при входе 4-е заседание Градостроительного совета Фонда «Скол- ково» проходило 28 февраля 2011 года в штаб-квартире в павильон, рассказывалось об истории Фонда «Сколково», а также о первом сколков- ском конкурсе на мастер-план иннограда. Последовательность событий такая. Идея бывшего пре- зидента РФ Дмитрия Медведева Сириль Заннеттаччи/Cyril Zannettacci бюро Valode & Pistre в Париже о создании «русской Силиконовой долины» впервые прозвучала 12 ноября 2009 года в ежегодном Послании главы государства Федеральному собранию. 10 мая 2010 года был учрежден Фонд «Сколково», президентом кото- рого стал российский миллиардер Проект мастер-плана «Сколково» Проект мастер-плана «Сколково» бюро Виктор Вексельберг. В сентябре компании ARUP (Великобритания) ОМА (Нидерланды), прошедший в финал того же года по инициативе исполнительного директора Фонда Виктора Маслакова был сформирован Градостроитель- ный совет «Сколково». Кон- Проект компании AREP (Франция), победивший в конкурсе на мастер- курс на мастер-план проходил в несколько этапов и по времени растянулся на полгода. Резуль- таты были объявлены 25 февраля 2011 года: на основе рекоменда- ций Градсовета победителем была признана компания AREP. Проект мастер-плана «Сколково» Проект мастер-плана «Сколково» Проект мастер-плана «Сколково» компании Jurong (Сингапур) концерна Royal Haskoning / Mecanoo компании Sweco (Швеция) план иннограда «Сколково»
    • Многоквартирное Таунхаусы жилье (АМ «Атриум») (ДНКаг) Многоквартирное жилье (АХМ Величкина и Голованова) Таунхаусы (Алексей Яблоков и Евгений Киселев) Купол (архитекторы SANAA), связывающий гостевую зону Z1 с вокзалом Трехгорка Таунхаусы («Портнер») Многоквартирное жилье («БРТ РУС») Многоквартирное жилье (Дмитрий Буш) Многоквартирное жилье («А-Б студия») Проект офисно-общественного центра ГиперКуб Бориса Бернаскони Коттеджное жилье Коттеджное жилье (UNK project) (Антони-Эммануэль Бешю) Фрагмент генерального плана зоны технопарка D2 c указанием местоположения жилых кварталов Вид на зону смешанного использования D4 (бюро «Проект Меганом» и Stefano Boeri Architetti) с высоты птичьего полетаВид на комплекс технопарка (архитекторы Valode & Pistre и Мохсена Мостафави) с восточной стороны Экспозиция центрального зала была целиком посвящена архитектуре. Здесь можно было увидеть последние версии кураторских проектов, а также фотографии со стройки первого здания инновационного города – ГиперКуба Бориса Бернаскони. Интерьер общественного пространства на втором этаже Как стало известно прошлой осе- университетского комплекса (бюро Herzog & de Meuron) нью, Купол бюро SANAA и мно- гофункциональный комплекс «Скала» бюро OMA, бывшие среди экспонатов, не будут построены (см. страницы 36–37). Тем приятнее еще раз опублико- вать их в нашем журнале. Нельзя не упомянуть проекты Вид Гостевой зоны Z1 с птичьего полета. Слева – многофункциональный комплекс жилых кварталов в зоне техно- «Скала» (архитекторы ОМА), справа – Купол (архитекторы SANAA) парка D2, которые были собраны в четыре отдельные QR-презен- (бюро SPEECH Чобан тации. Авторы этих проектов Бульвар в зоне D1 не числятся среди официальных & Кузнецов) участников экспозиции, хотя имеют полное право считаться таковыми (см. № 3).
    • Эти круглые окна-глазки вызывают в памяти ´ Увиденный через отверстие-глазок памятник Ю. Гагарину в Комсомольске-на-Амуре. ранние работы московских концептуалистов вроде интерактивных инсталляций Андрея Авторы: скульптор Р. Мурадян, архитекторы Т. Бархина и Вл. Гинзбург. 1982 год Монастырского «Пушка» (1975) и «Палец» (1977). Разница в эмоциональном воздействии: Аnatoliy Belov объекты концептуалистов – иногда метафизи- I-Land Exposition ческие, иногда ироничные – всегда оставляют позитивное ощущение, а инсталляция i‑land Every curator of the Russian pavilion at the Venice откровенно печальна. Почему? Нынешнее biennale faces the same problem – what to do состояние большинства наших наукоградов with the ground floor. Two floors are certainly better than one, but it’s not clear how to connect довольно депрессивно. Когда проект «Скол- these spaces conceptually. ково» только зарождался, вокруг раздавались In 2008 Grigory Revzin and Pavel Khoroshilov, возгласы недоумения: зачем нам новый curators of the Russian exposition, found a наукоград, когда у нас полно старых, которые smart solution: they turned the upstairs into a можно и нужно развивать? Возникает встреч- huge chessboard on which Russian and foreign ный вопрос: а есть ли там что развивать? Ведь architects fought for the Russian market (Vladimir существует целый ряд условий, без соблюде- Kuzmin and Vladislav Savinkin, the designers ния которых успешное функционирование of the main hall, squared off its floor and set out the exhibitors’ models). Meanwhile, on the научного парка сегодня просто невозможно ground floor ordinary villagers guided by the (см.  № 1). Отвечают ли наукограды СССР artist Nikolai Polissky built their own ideal world этим условиям? Едва ли. А если и отвечают, of all sorts of branches and twigs, utterly ignoring то единицы. the commotion upstairs. Revzin and Khoroshilov were the first to use the specifics of our pavilion to create a conceptual counterpoint. The trick Анатолий Белов became engraved in everybody’s mind. The 2012 curators – Sergei Tchoban, Sergei Kuznetsov and Valeria Kashirina – did approximately the same, with the only difference being that the opposition between the i-city and i-land expositions was political rather than socio- Экспозиция i-land economic: Skolkovo (i-city) as the symbol of new Russia, an open and actively developing country, vs. Soviet science cities (i-land) as symbols of the Каждый куратор российского павильона Cold War and stagnation. This antithesis was also на Венецианской биеннале сталкивается manifest in the way the materials were presented: all the Skolkovo projects could be freely accessed с одной и той же проблемой. Что делать с цоко- in the Internet, while research into the science лем? Два этажа, понятно, лучше, чем один, cities was presented in printed matter (that only но не совсем ясно, как эти пространства между the visitors of the biennale could read). Even собой идейно связывать. the design of the downstairs halls conveyed the В 2008 году Григорий Ревзин и Павел Хоро- theme of the Land of the Soviets being a closedБиеннале _ шилов, назначенные кураторами российской society: the black walls had numerous apertures, экспозиции, нашли остроумное решение: every one of them serving as a window to another верхний этаж они превратили в огромную world, where black-and-white photographs gave a glimpse of life in once secret Soviet cities. шахматную доску, на которой наши и иностран- These round inspection windows call to ные архитекторы сражались за российский mind early works of Moscow Conceptualists рынок (пол главного зала дизайнеры Владимир Скульптура of the type of Andrei Monastyrski’s interactive Кузьмин и Владислав Савинкин расчертили на территории больницы installations Cannon (1975) and Finger (1977). на клетки, где и расставили макеты экспонен- Научного центра РАН в Черноголовке The emotional impact is the only difference: the тов). А в цоколе тем временем простые дере- objects of the Conceptualists, now metaphysical, венские жители под руководством художника now tongue-in-cheek, always leave a positive Николая Полисского строили свой собственный feeling, while the i-land installation is frankly sad. Экспозиция i-land в цокольном этаже российского павильона повествует о наукоградах СССР. За перфорированными Why so? The current state of most of our science идеальный мир из всяких веточек и прутиков, cities is rather depressing: half-abandoned and совершенно игнорируя копошение этажом getting old, they are slowly but steadily sinking выше. Ревзин с Хорошиловым были первыми, intooblivion. When the Skolkovo project was just кто использовал особенности нашего павиль- conceived, queries could be heard whether a new она для создания смыслового контрапункта. science city was necessary when we had so many Этот прием всем запомнился. old ones that could and should be developed. Кураторы 2012 года Сергей Чобан и Ко сде- They were countered with questions whether лали примерно то же самое, только в случае there was still anything to be developed there. Indeed, there is a whole set of conditions that с экспозициями i‑city и i‑land противопостав- ought to be met for a scientific park to function ление носило уже не социально-экономиче- successfully today (see No.1). Do Soviet ский, а политический характер: «Сколково» science cities meet these conditions? Hardly so, (i‑city) – символ новой России, открытой and those which do are just a few. и динамично развивающейся страны; совет- ские наукограды (i‑land) – символы холодной войны и стагнации. Эта антитеза просматри- валась и в способах преподнесения материа- лов: все имеющиеся по «Сколково» наработки металлическими листами прячется подсветка были выложены в интернете в открытом доступе, а изыскания по наукоградам пред- ставлены в печатном виде (с ними могли Патрисия Паринежад / Patricia Parinejad ознакомиться только посетители биеннале). Тема закрытости Страны Советов прочитыва- лась даже в дизайнерском решении нижних залов: черные стены, в них проделано мно- жество отверстий – каждое является окном в другой мир, где черно-белые фотографии рассказывают о жизни некогда секретных городов СССР.
    • Этот огромный бетонный шар с 1980-х годов лежит в лесу под Дубной. По легенде, его потеряли при транспортировке.С недавних пор стал объектом паломничества любителей экстрима Точками на карте России отмечены представленные на выставке наукоградыЗал с главным пультом управления Ленинградской атомной электростанцииЭкспозиция i-land стала резуль- • Димитровоград; • Новоуральск;татом обширного исследования • Дубна; • Обнинск;наукоградов, проведенного • Железногорск; • Оболенск;историком архитектуры Юлией • Жуковский; • Протвино,Ревзиной и комиссаром павиль- • Заречный (Свердловской обл.); • Пущино,она Григорием Ревзиным. • Звездный; • Реутов; Всего было представлено • Зеленоград; • Саров;37 поселений: • Знаменск; • Северск;• Академгородок (Иркутская обл.); • Кольцово; • Сосновый Бор;• Академгородок (Новосибирск); • Комсомольск-на-Амуре; • Томилино;• Апатиты; • Королев; • Троицк;• Балашиха; • Краснознаменск; • Фрязино;• Белозерск; • Краснообск; • Черноголовка.• Бийск; • Миасс; Все фотографии были снаб-• Дзержинск (Нижегородская обл.); • Мирный; жены комментариями Юлии• Дзержинский; • Мичуринск; Ревзиной.
    • Призы, номинации, «золотые» и «серебряные львы»… где нам предстоит монтировать к Джардини. По дороге покупали стороны. При выезде в Большой выставку. <…> на лотках пару персиков и боль- канал, где волна покрупнее, ящик В официальных сводках с полей биеннале часто теряется Нечего говорить, Венеция, шую бутылку пепси или спрайта ритмично начинает опускаться главное – атмосфера выставки. В нее можно погрузиться в которой уже несколько раз на обед. Утренняя Венеция, концом в воду. Какой ужас! Там же с головой, прочитав эссе Андрея Некрасова и Александра бывал, все равно кружит голову еще мало туристов, продавцы все из бумаги и картона! Но уже нереальностью происходя- только начинают развешивать помочь ничем нельзя. Бродского, которые в разные годы были кураторами щего: катера, гондолы, дворцы, свой товар в выносных лавках. Строятся помосты в павильоне. русского павильона в Венеции. каталоги, эскизы, чертежи, кафе Идем сложным маршрутом, Проблемы с языком решаются и рестораны, оркестры на Сан- протоптанным за многие дни сами собой. Например, я говорю: Марко… Не могу поверить, что мне ходьбы. Прямо к Арсеналу, «Сейчас надо быстро (пронто) Путч в Венеции придется работать здесь беско- а потом по главной набережной закончить помост». Строитель: нечно долго. Счастье, как и горе, к Джардини. Открываем пустой, «Субито?» Андрей Некрасов: 1991 год. Наутро не приходит одно, и в муници- но уже накалившийся павильон, – Нет, сейчас. Сей-час. Капито? все газетные тумбы в Венеции были пальном отделе я узнаю, что распахиваем дверь на прекрас- (Понимаешь?) заклеены газетами с танками на улицах МАРХИ в числе сорока четырех ную террасу с видом на тенистый – Си си. Субито. Москвы ➊ лучших школ мира должен выста- парк со скульптурами и лазурную – Да не в субботу, а сейчас. вить свою экспозицию в длинном лагуну. Если посмотреть направо, – Но капито (не понимаю)». трехнефном здании Кордерии то за пальмами можно увидеть Оказывается «Субито» это и есть В 1991 году в Венеции должна ясные, но смелые. Последний в Арсенале. Во времена средне- купол делла Салюте и кампанилу «Сейчас». Это я есть болван, была состояться очередная урожай дипломных проектов вековья там плели корабельные на Сан-Марко. В 12 часов перерыв идиото. Но потом все утрясается, биеннале, в отличие от предыду- МАРХИ был совсем неплох, и мы канаты для венецианского флота. на обед. Садимся на террасе, и рабочие продолжают работу. <…> щих посвященная архитектуре. представили белый зал, где в воз- А для архитекторов это место зна- достаем персики и быстро их про- В других павильонах тоже Руководство страны решает духе летают идеи – белые макеты менито тем, что в 1980 году здесь глатываем. Красота пейзажа и чув- кипела работа. На главной аллее принять в ней активное участие, дипломников. Эдакий дождь проходила первая выставка пер- ство ответственности заглушают Джеймс Стирлинг строил свой хотя в казне нет денег и тем более идей, а вокруг, уже в строгом вых постмодернистов, задуманная чувство голода, которое, в свою книжный магазин, и мы часто валюты. Я приглашаю к сотруд- порядке, все приличное из реа- как некая улица, названная Страда очередь, крепнет еще больше видели его тяжелую расплыв- ничеству Владимира Владимиро- лизации, что удастся отжать Новиссима, где каждая из при- и заглушает чувство ответствен- шуюся фигуру в зеленой рубашке, вича Ходнева и мою постоянную из практики. <…> глашенных групп имела свой ности, но не может преодолеть удаляющуюся в глубину парка. помощницу Наташу Душкину. <…> Я лечу в Венецию. В мэрии полу- собственный фасад, выражавший чувство красоты. Продолжаем Он вел авторский надзор. Тогда После долгих раздумий над чаю кучу бумаг, еду в Джардини – их кредо. <…> работать. <…> еще никто не знал, что это его судьбой советской архитектуры венецианское ВДНХ, где среди Идея фасадов в Кордерии так Наконец с большим запозда- последняя постройка и что он мы решили сделать удар на идеи разномастных павильонов стоит меня захватила, что было решено нием приезжает наш трейлер скоро умрет, а наша выставка будущих зодчих, которые еще построенный Щусевым в 1914 году построить огромную копию из Москвы, набитый доверху будет последней архитектурной только носятся в воздухе, не очень теремок в неорусском стиле, фасада МАРХИ 6 x 6 метров, чтобы ящиками с экспозицией. В Юго- выставкой СССР за рубежом можно было входить в дверь и уже славии началась война, и трей- и наша страна прекратит свое за фасадом смотреть, как бы нахо- леру пришлось ехать в объезд существование. <…> дясь внутри здания, экспозицию через Австрию. Дикая жара. Я помню прелестный августов- архитектурного института. <…> Шоферы, красные как раки, ский вечер. Я сижу на теплых В то лето в Венеции стояла совершенно испеклись в желез- камнях и рисую акварелью страшная жара. Каналы обмелели, ной кабине. Целый день оформ- церковь деи Мираколи. Быстро и вода в них начала загнивать. ляют таможенные документы. сгущаются сумерки. Люди в окнах Туристы жались к теневой Итальянцы – лихие ребята, переговариваются, обсуждая, стороне улицы. Мы с синьором но волокитчики не хуже наших. как идет акварельный процесс. Ходневым вставали пораньше, Что-то не в порядке с бумагами. Слышу слова: «а ля прима»Биеннале _ Габриеле Базилико / Gabriele Basilico завтракали в нашем полузвез- Наконец коротышка-капитан и «руссо». Приятно чувствовать, дочном отеле на кухне, благо грузовой гондолы в белых шортах что местному населению акварель макаронные изделия были в этот начинает перевозить наши нравится. Итальянцы говорят, что год не дороги, и синьор Ходнев ящики в Кордерию и Джардини. точно здесь сидел один немец, умудрялся каждый раз их как-то Мы сопровождаем их в этой же но у него было похуже. Пригла- особенно приготовить, надевали гондоле. Самый длинный ящик шают выпить рюмочку, но за мной шорты и тащились через весь лежит поперек гондолы, выступая уже заходят, мы прощаемся прекрасный город на окраину за пределы борта на метр в обе с итальянцами и, прогуливаясь, павильону. Он был гораздо более Максимова. Она называется «Все Наконец мы открыли дверь, заброшенным, запущенным в прошлом» – старая дача и на ее ведущую на заднее крыльцо, и засыпанным, чем все остальные. фоне две старые дамы, сидящие но и вид лагуны из этой сон- Цифра 1914 на фасаде говорила в саду. ной комнаты не показался мне Александр Бродский: 2006 год. Это был о годе постройки, и дом выглядел Мы поднялись по лестнице реальным – он тоже был из сна затерянный в джунглях брошенный город так, будто с тех пор в него нечасто и вошли в дом. Тот же запах или немого фильма и не внес непонятного времени ➋ кто-то входил. В первые же отсыревших нежилых комнат, никакой ясности в мои мысли минуты он напомнил мне зако- полумрак, пустота. Мне пока- и чувства. Страннее всего были лоченную старую подмосковную залось, что и внутри все было попытки совместить, собрать все Шуршание сухих листьев под времени, так как все здания дачу, хозяева которой съехали засыпано листьями. Трещины это воедино: то, как я всю жизнь ногами – вот главное, что оста- относились к совершенно разным много лет назад да так никогда и следы бесконечных протечек. до этого дня представлял себе лось в памяти от того летнего архитектурным стилям. Объеди- и не вернулись. Это не было Стеклянный фонарь в кровле Венецианскую биеннале (ничего дня 2006 года, когда я впервые няли все сухие листья, они прими- архитектурным сходством, просто главного зала был покрыт листвой конкретного – что-то расплыв- вошел в сад Джардини. Я никогда ряли эти случайно соседствующие настроением, духом, исходящим и не пропускал света. Мы бродили чатое и недостижимое), свои не был здесь раньше и приехал, друг с другом разностильные от дома. по темным пустым помещениям, неясные представления о совре- чтобы смонтировать инстал- здания, приводя их к общему Я вспомнил мою собственную и я пытался думать о современном менном искусстве и архитектуре, ляцию в русском павильоне вневременному знаменателю. дачу, маленький покосившийся искусстве и архитектуре. и то, что я сам произвел для этой к открытию архитектурной Биен- Двигаясь вдоль аллеи и огля- домик недалеко от Москвы, Одновременно я вспомнил, что выставки и должен был разме- нале. Сад был абсолютно пуст дываясь вокруг, я вспомнил, что построенный дедом в начале павильон построил Щусев – буду- стить в павильоне. и весь засыпан сухой листвой ста- этот затерянный город время 50‑х, где прошло мое детство. щий автор Мавзолея Ленина, и это Моя маленькая дaчка стоит рых платанов, он выглядел забро- от времени превращался в сре- Он простоял заколоченным много внесло еще большую сумятицу совсем близко от шоссе. Сквозь шенным, необитаемым и очень доточие всего самого современ- лет, пока я не вернулся туда уже в мои ощущения. Я попытался редкие деревья видно, как блестит сонным. Листьями было покрыто ного, что происходит в искусстве взрослым человеком, со своими провести параллель между асфальт дороги и беспрерывно все – аллеи, дорожки, газоны, и архитектуре, и эта мысль детьми. Я вспомнил, как открывал заброшенной дачей и строгим туда-сюда проносятся автомо- здания, громкое шуршание разда- поразила меня до глубины души. этот дом, входил в него, вспомнил символом новой эпохи на Крас- били. Много лет, глядя с крыльца валось при каждом нашем шаге, Я попытался представить себе, запах отсыревших комнат, старую ной площади, и обнаружил в ту сторону, я представлял себе, и это был единственный звук, как это происходит, но шурша- одежду, которую туда свозили только общее ощущение вечного что это река или залив с лодками, сопровождавший прогулку. ние листьев пресекало любые годами. Вспомнил, как отец сна, представил себе Мавзолей, только они очень быстро проплы- Вокруг, полузасыпанные листь- попытки, я не мог увидеть вокруг утеплял водопроводный колодец весь засыпанный сухой листвой вают мимо. И вот теперь, впервые ями, виднелись национальные хоть что-нибудь современное, при помощи старых пальто, вспо- платана, и стеклянный саркофаг взглянув на лагуну из темной ком- павильоны, некоторые с зако- не мог увидеть на этих сонных мнил множество других вещей, в саду Джардини, вспомнил вдруг наты, я вспомнил дачу и дорогу. лоченными фанерой окнами. аллеях оживленные толпы людей. связанных с дачей и детством. о собственных работах, которые Остаток дня мы втаскивали Это был затерянный в джунглях Медленно шагая по дорожке, мы Еще я вспомнил одну картину рус- я должен был выставить в этих ящики с частями инсталляций брошенный город непонятного подошли, наконец, к русскому ского художника конца XIX века, залах, и окончательно запутался. в павильон. Это тоже напомнило
    • не спеша возвращаемся в отель. бусы, выстрелы. Иногда пока- тыми белоснежными скатертями. И вот за ужином открывается зывают российских советских Все деревья парка эффектно дверь, входит Валерий Орлов консулов, которые что-то туманно подсвечены снизу, превращая все и говорит примерно следующее: объясняют обеспокоенным пространство в высокий зеленый «Пока вы тут сидите, в России русским у входа в посольство, зал, потолок которого составляют началась гражданская война». но по рожам видно, что уже пере- сомкнувшиеся кроны гигантских На миг мне показалось, что весь метнулись. <…> деревьев. По периметру горят наш мир подвешен на какой-то Постепенно все нормализу- плошки-факелы. Официанты невидимой нити, и она в любой ется. Железнодорожная связь в белых куртках раздают напитки момент может оборваться. МАРХИ – Венеция работает и закуски. Играет музыка. Между Решили дождаться утра, чтобы безотказно, студенты командами, столиками проходят какие-то выяснить ситуацию. сменяющими одна другую приез- породистые личности, окру- В этот день мы должны были жают на монтаж. <…> женные небольшими свитами. монтировать фасад МАРХИ Подвеска макетов в специаль- Сидящие за столиками начинают в Кордерии. По-прежнему ничего ных ракурсах, имитирующих перешептываться. Но я не знаю не ясно. Решили монтировать состояние полета, оказалась современных архитектурных вопреки всему, что потом оказа- довольно сложной, и иногда звезд в лицо. Появляется Стир- лось верным решением. Наутро целый день уходил на подвеску линг, приходят наши новые все газетные тумбы Венеции уже всего одного макета. <…> друзья-итальянцы, все лето были заклеены газетами с тан- Девочки-студентки красят готовившие этот праздник. Вот ками на улицах Москвы. Слово в белый цвет лестницу. Когда на мгновение возникает наш сту- «ГКЧП» по-итальянски прочесть одна из них случайно испачкалась дент – Дима Ильганаев, родствен- было невозможно. Но группа краской, вся бригада итальянских ник Мельникова, – у него всегда довольно тухлых лиц составляла рабочих с необъяснимым тем- был вид упитанного пионера, зловещую цепочку на первых пераментом бросилась оттирать а теперь, когда он в черных шор- полосах. Наташа Душкина поку- скипидаром бедную Леночку тах и белой рубашке с короткими Габриеле Базилико / Gabriele Basilico пает газету, читает, сидя посреди Протопопову. И неизвестно, рукавами, это сходство еще моста, и заливается слезами. Как чем бы это кончилось, если бы больше. Он в диком восторге ест будто кадр из фильма «Чочара». мы не напомнили им, чтобы они мороженое и говорит, что там Я почему-то думаю, как будем быстрее докрашивали свои стены, много еще других сортов… Празд- пробираться назад, вплавь через а наших студенток мы и сами ник продолжается всю ночь. Днестр (почему Днестр?) или ототрем, если на то пошло. ехать комфортабельным поез- И вот уже близится открытие. дом до Киевского вокзала, зато Как всегда, не хватает одной ночи. там могут запросто перегрузить Имеется целый список доде- Съемка павильона России, построенного по проекту Алексея Щусева в 1914 году, была сделана в теплушки и по окружной коль- лок-переделок. Я уже на грани Габриеле Базилико специально для выставки Common Pavilions, организованной бюро Diener & Diener 1 цевой перегнать на Казанский истощения. Выручает Никита Наш катер тоже несетсяЖурнальный вариант эссе, вокзал и далее в Сибирь. Черт-те Кострикин, который поздно вече- по темной воде к саду Джар-написанного Андреем что крутится в голове. Наконец ром приносит пиццу, соки и бал- дини. На самом носу НаташаНекрасовым для пятитом- берем себя в руки. Выбираем лоны с пепси. Мы ставим стол Душкина в специально переоде-ника об истории МАРХИ:Некрасов А. Венецианское жанр поведения «отряд Трубачева перед раскрытой дверью с видом том к торжественному случаюбиеннале  // МАРХИ ХХ век. сражается» и входим в прохладу на ночную лагуну, и потом всю развевающемся платье. Взгляд ееВ 5 т. Некрасов А., Щеглов А. сводов Кордерии. <…> ночь напролет ребята доводят устремлен в сторону лазерного(авторы-составители). Т. 5. Нашу идею с фасадом оценили павильон до совершенства. <…> луча. Ни дать ни взять сцена Габриеле Базилико / Gabriele BasilicoМ.: ИД «Салон-Пресс», 2006. и выделили нам самое престиж- И вот, наконец, последнее из фильма «Титаник», толькоС. 238–249. ное место в начале улицы. Еще «и вот». Гала-прием должен состо- поставленная на шесть лет 2 никто не привез свои экспозиции, яться сегодня вечером. В 10 вечера раньше. Вся набережная оцеп-Эссе, написанное для мы почти первые... <…>. в Джардини вспыхивает зеленый лена полицией. Сложная системавыставки Common Pavilions Вечером садимся у большого луч. Это заработала лазерная проверки пропусков. С катеров(кураторы Diener & Diener),прошедшей в рамках телевизора и ждем новостей. установка на крыше книжного сходят все новые и новые гости.XIII биеннале архитектуры В новостях Си-Эн-Эн показывают магазина Стирлинга. Все катера Пространство между павильо-в Венеции (2012). только Москву. Танки, троллей- устремляются к Джардини. нами заставлено столами, покры- и уже не шуршали, как вчера. Мы зашли в павильон. Все было залито водой. Огромные лужи стояли во всех помещениях. Большой зал напоминал лагуну. Мы бросились к главному ящику. Он был до краев наполнен водой, Выставка Common Pavilions, организованная бюро Diener & Diener под водой виднелись коробки с мониторами. Мы посмотрели наверх – ящик стоял под самой большой дырой в кровле павиль- она. Мы вынули коробки из воды и стали раскладывать мониторы на солнечном крыльце с видом в Центральном павильоне биеннале, 2012 на лагуну. Благодарим за помощь в подго- Кристиан Рихтерс / Christian Richters товке публикации Кирила Асса, Габриеле Базилико, Анатолия Белова, Diener & Diener. мне что-то из детства. Сколько и коробки и расставляли в боль- в дальнем конце зала, открыли сильный ветер, надвигалась гроза. раз на моей памяти ненужные шом зале. и убедились, что содержимое Утром надо было начинать мон- старые вещи, которые жалко было Самым ценным был большой цело и невредимо. А потом мы таж выставки. выбрасывать, упаковывались ящик, где лежало штук сто пошли отдыхать. Выйдя на аллею, Всю ночь лил проливной в коробки и перевозились на дачу, телевизионных мониторов – я оглянулся. В сумерках павильон дождь, а утром гроза закон- где им суждено было дожить оста- важная часть инсталляции. Мы выглядел еще более заброшен- чилась, опять засияло солнце. ток дней. Мы таскали эти ящики занесли его последним, поставили ным и нежилым, чем днем. Дул Листья в Джардини отсырели
    • Давно прошли те времена, когда знаток Идея показа «Сколково» не моя и не Сер- такое мы пьем, что изображено на бутылке. искусств Григорий Ревзин воспевал стройные гея Чобана. Это административное решение. И когда я на этот QR-код посмотрел, вспомнил Виктор Вексельберг хотел показать инноград узоры Сергея Чобана в некоторых его проектах, колоннады и гулкие анфилады. Сейчас он – еще в 2010 году. Но, когда у него возникло такое в Берлине у него есть такой дом, в Питере – боец, его слово – разящий булат. Именно желание, экспозиция уже была сделана. Так что он же вообще очень изобретателен в смысле такой человек нам был нужен, чтобы было решено перенести показ на следующий декорирования архитектуры разными орнамен- подвести итоги минувшего года в области раз. Вексельберг в сентябре 2011 года написал тальными панелями. И я решил, что я ему это архитектуры. Мы попросили Григория письмо министру культуры Александру Авдееву предложу. с предложением выставить государственный Ревзина, специального корреспондента проект «Сколково» в российском павильоне, И он принял? газеты КоммерсантЪ, члена Градсовета за который, собственно, и отвечает Министер- Я должен сказать, что я в полном восторге «Сколково» подвести итоги 2012 года в ство культуры. И хотя у нас комиссар (по положе- от сотрудничества с Чобаном. Он все же области архитектуры. Тем более что основное нию о комиссарах) сам выбирает тему выставки, не русский архитектор! Я работал со многими событие – успешное выступление России а министр утверждает, в данном случае министр русскими архитекторами, поэтому знаю. Когда посоветовал «Сколково», а я не противился. ты приходишь к ним с какой-то идеей, в лучшем на XIII архитектурной биеннале в Венеции – Другое дело, что и не собирался противиться. случае они долго мучаются и принимают ее, это достижение Григория как комиссара Архитекторы, которых не позвали проектиро- в худшем – начинают с ней бороться. Чобан российского павильона. вать «Сколково», часто говорят, что «Сколково» – принимает идею, если она ему нравится. Он ее это позор, но мне кажется, они не объективны. развивает и улучшает. Он прекрасный перего- Что кроме «Сколково» за два года было у нас ворщик, он умеет работать в команде. Наши Вжик, вжик, вжик – более заметным событием? архитекторы по своему характеру воины, они уноси готовенького! Я ставил себе цель качественно выполнить все время воюют, все время в походе… А запад- этот заказ и достойно представить страну. ные – переговорщики, они не хотят никого Тут есть особенность биеннале. Мне кажется, победить. Они договариваются. И Чобан у нас С 2000 года вы плотно связаны с Венецианской использовать национальный павильон как умеет это делать лучше всех. Это его невероят- биеннале, дважды были куратором и дважды трибуну, откуда ты объясняешь России, как ное достоинство. Он очень креативный, массу комиссаром российского павильона, вам лучше в ней все неправильно – это странно. Это госу- всего придумывает, но и чужие идеи принимает. других известно, как сложно там победить. дарственный павильон. Когда ты оказываешься Он сделал из павильона храм с централь- Поздравляем! Но ведь это не первая победа России в международном контексте, уже не имеет зна- ным куполом и двумя боковыми крыльями. в Венеции, был еще приз в 2000 году… чения, ходишь ты на Болотную площадь или Пространство одновременно технологичное, Он был вручен персонально Илье Уткину нет. Важно как представлена страна. модное даже, и до такой степени классическое, за серию архитектурных фотографий. Разу- Пример. В павильоне Венгрии в этом году что я не знаю, у кого могут быть к нему какие-то меется, мне как комиссару павильона было была отлично проиллюстрирована идея, что претензии. Звучала критика, что это какая-то приятно, что работы Ильи так высоко оце- архитектура – это не только рисунки и мечты государственная тоталитарная тема, но, по-мо- нили, но это, прежде всего, достижение архитекторов, но и бесконечный процесс ему, это глуповато. Это была лучшая выставка Елены Гонсалес, куратора Уткина. А на этот раз согласований. И каждая новая подпись кладет из тех, что я делал, и я, конечно, горжусь, специального упоминания удостоился именно печать на проект и гулко отдается музыкой и лучше, наверное, не сделаю. При этом я при- национальный павильон. в самом проекте и в душе архитектора. Поэтому думал QR-коды, но вы же понимаете, главное экспозиция состояла из получения сорока в этом павильоне – архитектура, и ее делалИтоги года _ При этом мнения о павильоне были полярными. печатей, и чем больше этапов было пройдено, Чобан, оттолкнувшись от идеи с кодами. Кто-то высоко оценил работу в целом, кто-то лестно тем громче и настойчивее звучала музыка. Мне «Вставляет» всех именно пространство, отозвался о дизайне, кто-то посчитал, что сама страшно понравился этот павильон, но люди, а что касается QR-кодов и остального, то это тема «Сколково» и пафосный павильон слишком по-моему, не очень понимали, о чем это. Было «отмазка». Это немного шутка на тему «гово- контрастируют со скромными «кризисными» экс- непонятно, этот проект представляет госу- рящей архитектуры», когда все стены разго- позициями других стран. Говорили, что всю пред- дарство, у которого музыка в душе от каждого варивают с тобой с помощью планшетников. ставленную информацию можно было «запаять» штампа, или каких-то венгерских диссидентов, У нас не принято говорить, что мы восхищаемся в один-единственный QR-код, а не превращать борющихся с бюрократией. Мне кажется, такие просто пространством, нужны какие-то, как бы в парад «архитектурных излишеств». Что бы вы месседжи плохо усваиваются вне националь- сказать, ярмарочные «wow». Мы придумали могли ответить критикам? ного контекста, а его на биеннале нет. действо, девушки в майках с кодами выдают На этой биеннале я выступил сразу в двух планшеты, вы листаете, тыкаете в экран, интер- качествах: как комиссар (это административная активно все. Это декорация современностью, функция) и как поставщик контента для кура- но на самом деле восхищает же всех чистое тора Сергея Чобана и бюро SPEECH. классическое пространство. Пантеон, чего там! И это – Чобан. В роли контент-мейкера? Теперь про содержание. Информация Именно. И когда все это собралось, то стало по «Сколково» очень разношерстная, но как ясно: выставлять материалы в прямом виде только вы загружаете ее в планшет, формат Рем Колхаас в ожидании презентации во дворе московского Института медиа, дизайна не стóит. Да, есть ОМА, есть де Мерон, есть одинаковых презентаций создает подобие свер- Чобан и Григорян. Все они прекрасны, но ощу- станной книги. Там 35 презентаций, в среднем щения, что город сложился, нет. Это пока по двадцать страниц. Всего 700 полос с картин- довольно сыро, все меняется, все на живую ками, таблицами, текстом и т. д. Планшетные нитку. Пока шла биеннале, мы потеряли технологии – это все-таки что-то потрясаю- «Скалу» ОМА и купол Седзимы, и это не фокус щее – ими теперь все страшно увлечены. Было в новых городах. Они меняются пока строятся. разработано приложение с презентациями всех Но у нас много надежд, связанных со «Скол- конкурсных проектов. Мы поспорили с Чер- и архитектуры «Стрелка». Фото Владимира Паперного ково»: мы хотим выйти на какое-то новое нозатонским, который все это делал, сколько качество архитектуры, новое взаимодействие людей скачает приложение из App Store. между Россией и Западом – это пока не изме- Я сказал, что раза три скачают максимум – оно нилось. Было решено не буквально показывать большое. Оказалось 1 200 человек. Я по своему Павел Пахомов материал, а создать архитектурный образ, прошлому опыту считал, что у нас в павильоне который бы передавал ощущение пространства не будет больше сорока человек одновременно, «Сколково». Архитектурную метафору. и ста планшетов будет достаточно. Но их не хва- А дальше случилось вот что: выпиваем мы тало. То есть народ там толпился постоянно. как-то с моим другом Константином Черноза- И это настоящий успех. Я на биеннале был тонским, который, среди прочего, занимается в этом году раз пять за три месяца, и там всегда программированием QR-кодов для этикеток стояла очередь. вина. Все мы примерно знаем, как выпивать. Про критику. Сергей Скуратов упрекал нас Постепенно сам собой встает вопрос, а что же в том, что мы поперек мировых трендов.
    • Рем Колхаас в ожидании презентации во дворе московского Института медиа, дизайна Григорий Ревзин cпециальный корреспондент газеты КоммерсантЪ, член Градостроительного совета «Сколково» и архитектуры «Стрелка». Фото Владимира ПаперногоГригорий Ревзин в нижнем зале российкого павильона. Экспозиция была посвящена 37 советским наукоградам Не думаю, что мы были против тренда. Ско- Вы заметили эту потерю? рее, против тренда на бережливость. Мировой Сергей – очень хороший организатор. Мы кризис, денег нет… Потому и экспозиции были с ним делали биеннале в 2010 году, и тогда в этом году бедненькие. у нас все шло как часы. А сейчас за четыре дня до открытия у нас еще ничего не было Наши архитекторы Швейцарская и американская тоже «бедненькие»? готово, хотя по контрактам все должны были по своему характеру У них ведь крупный бюджет… сделать за месяц до начала. И эти четыре дня воины. Они все время Американцы, на мой взгляд, сделали восхити- Чобан являл собой весьма эмоциональный тельную экспозицию (я обзавидовался). Она тип руководителя. А Кузнецов замечательный воюют, все время была построена на взаимодействии архитек- менеджер, что тут скажешь. Потерю заметили, в походе… А западные – торов с реальными комьюнити. Сто проек- но справились. переговорщики, тов – сто комьюнити, которые захотели что-то торговцы, если хотите. улучшить в своей жизни. У нас не очень хорошо В начале осени открылся ГиперКуб – первое здание Они ни с кем не воюют, с исследованиями реальных потребностей иннограда. Если в среде архитекторов оно было людей и нет комьюнити, вообще нет этого субъ- встречено благожелательно, то общественная а договариваются екта. Мы не можем делать ничего похожего. Что реакция оказалась весьма скептической. Отме- касается денег, думаю, американцы потратили чался контраст высоких технологий и деревен- меньше. Наш павильон в общей сложности ского окружения. Каково ваше мнение об этой стоил около 2 миллионов евро, они, я думаю, новостройке? уложились тысяч в восемьсот. Но тут есть и раз- Это здание адекватно нынешнему состоя- ница заказов. Одно дело – комьюнити цвето- нию «Сколково», его раздвоенности. С одной Но я всегда делал выставки поперек. Когда водов, которые выращивают цветы на пустыре стороны – грубые бетонные конструкции, куратором биеннале был Фуксас с темой в Детройте. Другое дело государственный с другой – стеклянные мечты. ГиперКуб странно «Больше этики, меньше эстетики», у меня был проект города науки. Можно не любить госу- смотрится издалека (на него сейчас в основ- лозунг «Этика архитектора – это его эстетика». дарственные проекты вообще, но это не может ном так и смотришь). Игра с фасадами, свето- Я никогда не считал, что нужно совпадать стоить одинаково. диодами видна с близкого расстояния. Тогда с кураторской темой. В данном случае тема становится понятно, что это сложно сделанная была Common Ground. Мне казалось, что Какова в этом проекте роль Сергея Кузнецова? штука. Мне кажется, когда появится само «Скол- сегодня общее пространство, общая тема для Изначально Сергей очень активно занимался ково» – здание приобретет нужный вид. Это разговоров складывается из общения через проектом. Естественно, все решения принима- как посольство Нидерландов, которое Колхаас интернет, общения виртуального. «Сколково» – лись вместе, потом на нем была организация построил в Берлине. Издалека довольно дико это такое облако знаний, которое опускается процесса, «рабочка». Берлинской частью офиса смотрится, вблизи тоже ранит взгляд, а со сред- на землю, и что-то происходит, образуется руководила Валерия Каширина, второй со-кура- ней дистанции – отлично. Сложно, интересно, какое-то комьюнити. То есть из онлайна тор Чобана, а русской частью – Сергей Кузне- идеально для среды, для улицы шириной шест- в оффлайн. Мне представлялось, что это очень цов. Без него павильона бы не было. Но потом надцать метров. Когда Куб обрастет соседними правильный ответ на тему Common Ground. начались разговоры о том, что он станет глав- домами, ситуация изменится. Через 30 лет сюда И в итоге его оценили. Все же вниманием жюри ным архитектором Москвы, и дальше мы его будут приходить люди и говорить: «Вот отсюда мы никогда избалованы не были. уже потеряли. и начиналось “Сколково”».
    • Илья Иванов / Ilya Ivanov BERNASKONI По задумке Бориса Бернаскони здание ГиперКуба должно быть упаковано в медиа- Институт медиа, архитектуры и дизайна «Стрелка» на бывшей кондитерской фабрике «Красный Октябрь» (арх. бюро Wowhaus). фасад. Оболочка куба становится интерактивным дисплеем Двор и амфитеатр могут вместить до полутора тысяч слушателей Большая Москва и москвичи То есть все знали, кто выиграет. Медведеву Отцы и дети сказали: «Те, кто делали Большой Париж, будут В этом году был проведен Международный кон- делать и Большую Москву». Выиграл Антуан Следующее событие года: на должность глав- курс на развитие территорий Большой Москвы. Грумбах. А вторым был Мошкович, который ного архитектора Москвы назначен 35-летний Довольны ли вы организацией и результатами кон- давно пригласил своего конкурсанта (амери- Сергей Кузнецов. Многие характеризуют его как курса? Будут ли учитывать рекомендации победи- канцев Urban Design Associates) проектировать талантливого менеджера и успешного архитек- телей в разработке реального генплана столицы? Коммунарку. Они на его земле Федеральный тора, но высказывают недовольство закрытостью Насколько эти рекомендации реально воплотить? центр и спроектировали. Сразу стало ясно, кто процедуры назначения и небольшим опытом, У меня по Большой Москве есть одно, но важ- является бенефициарами конкурса: Медведев которым располагает Кузнецов. Как вы думаете, ное замечание – налицо явная несерьезность и Мошкович. Медведев, как и хотел, получил продолжится ли политика ручного регулирования намерений заказчика. То, как этот конкурс был Большую Москву, а Мошкович получил Феде- процессов территориального развития? Можно ли организован, те материалы, которые выдава- ральный центр. Ненадолго – через две недели надеяться на переход к более прозрачным и циви- лись, сроки, итоговые результаты – все соответ- господин Кожин все это отменил. Не знаю, лизованным механизмам? ствовало логике бюрократической «отмазки». можно ли в этой связи как-то анализировать Назначение Сергея Кузнецова означает смену Медведев сказал расширить Москву, Моском- конкурс… хотя Юра Григорян сказал, что массу поколений. Надо понимать, что при всейИтоги года _ архитектура отрапортовала по пунктам: «Ино- нового узнал… сложности отношений Кузьмина с нашими странные эксперты есть? Есть. Документы есть? неомодернистами (Скуратовым, Плоткиным, Есть. Конкурс проведен? Проведен. Вопросы? А вы ничего нового не узнали? Скоканом и др.) он всех их и вырастил. Это Что-что?! Реализация?! О чем вы вообще!!» Это Нет. Юра говорит, что может теперь делать про- была его программа: Лужкову – лужковское, как с продовольственной программой Бреж- ект хоть Найроби, хоть Амстердама. Я не могу. архитекторам – архитекторское. Своим разви- нева. Ну проработали, ну написали, но выпол- Как делать Большую Москву, я и до конкурса тием они обязаны ему. Другого главного архи- нять это – идеи не было. знал, а как делать Найроби, я и после конкурса тектора это поколение выдвинуть не смогло. Я участвовал в двух командах, обе проиг- не знаю. Но конкурс тем не менее был при- Я был на совещании в Союзе архитекторов рали. Ставили они несколько неопределен- мечателен тем, что на «Стрелке» встретились через две недели после снятия Лужкова, кото- ные задачи. Честно говоря, мне кажется, все профессиональные экономисты во главе рое собирал Андрей Боков. И я им там сказал, иностранные команды нацеливались, как бы с Александром Аузаном и современные урбани- что Ресин за короткое время своего пребывания это сказать… на рыбалку. Поймать какую-нибудь сты во главе с Юрием Григоряном ➊. На таких у власти без Лужкова ухитрился доказать, что рыбку-заказ. Но в пруду сидел специальный встречах вызревают какие-то идеи. Они, кстати, он совсем не Юрий Михайлович, а даже как-то охранник и всю рыбу, которую должны были отозвались в Урбанистическом форуме. всю жизнь был в оппозиции. Ваша задача дока- вытащить, заранее насаживал на крючок. зать, что вы – не лужковские архитекторы. Если По поводу Урбанистического форума. Есть мне- вы этого не докажете, вас сметут. Они этого ние, что уже два года подряд произносятся одни не сделали. и те же мантры, звенят одни и те же колокольчики, По-моему, это стратегическая ошибка. С кем а где же прагматика? из государственных заказчиков сейчас ни обща- Нужно понимать, что такое форум. Это пита- ешься (иногда на довольно высоком уровне), тельная среда, из которой потом вырастают если они спрашивают, кого бы из архитекторов think-tanks ➋ и многое другое. Здесь уместно позвать, и я начинаю перечислять, они говорят: Павел Пахомов продолжить метафору рыбалки. Если ты пошел «Нет, это лужковские ребята, мы с ними рабо- на леща на Волге, леща нужно прикармли- тать не будем». Это своеобразная имиджевая вать долго. И если десять лет никакого леща политика. Мы могли это наблюдать на примере не было, а потом ты два раза пришел и покро- проекта ГЦСИ, когда у нас главным лужковским шил хлеб, то лещ и не будет ловиться. И какая архитектором вдруг оказался Михаил Хазанов. тут прагматика? У нас никаких новых идей про Комедия! Старая гвардия не смогла провести урбанистику примерно 15 лет не было вообще. эту демаркацию, есть мы, а есть Лужков. Соот- ветственно не получила нового главного архи- Почему? тектора. Кузнецов – не их главный архитектор. Потому что не хотел Юрий Михайлович. Новое Боюсь, путь их лежит в провинцию, руководство города захотело, они и появились. а в Москве появится новое поколение, потому И вот в течение двух лет проводят этот форум, что сейчас у Кузнецова нет своего поколения. чиновники ходят туда, узнают что-то, слушают Но он его вырастит. Если Сергей сел надолго, и сами что-то говорят. Наверное, происходит а у него в планах надолго, то ясно, что в преде- какая-то смена менталитета. лах пяти лет мы получим новые имена, новые бюро. Поколение тридцатилетних, для которых Григорян станет старым архитектором. Хорошо
    • Urban Design Associates Илья ИвановПерспектива из проекта-победителя Международного конкурса на концепцию развития Московской агломерации в номи- Голицынский пруд в ЦПКиО им. Горького. После реконструкции, проведенной Wowhaus, на пруду появились мостики длянации за лучшее решение Федерального центра на присоединяемых территориях. Авторы Urban Design Associates (США) рыбной ловли, террасы, оборудованные WiFi это или плохо – неизвестно, мы это поколение сами чиновников, которые потом даже не пой- кина – это все, увы, провалы. Ни одно из этих не знаем. мут, что именно они все и испортили. Мы это зданий не построено в соответствии с проек- Что касается базовых оценок Кузнецова, уже проходили. Помните поколение шести- том, не вытянуто до качественного уровня, то они мне близки, особенно когда он гово- десятников-семидесятников, которое пришло хотя вообще-то по западным меркам это даже рит, что у нас огромный город, где масса всего к власти с Вавакиным? Они все сгорели в этой не самые большие вещи. Они, конечно, боль- не построено. У нас была куча денег, и на что бюрократической игре и полностью утратили шие, но это не Жолтовский с Щусевым. Нужно они ушли? Я с ним согласен. Скуратов – заме- репутацию. А ведь были замечательные люди, как-то адекватнее себя оценивать. чательный архитектор, и Плоткин прекрасный, взять хотя бы Меерсона, работы которого 1960– Возможно, я написал слишком резко, ну оби- и еще много хороших, но что-то как-то мало при 1970-х во все учебники входят. А что теперь? делись, не впервой. Я отношусь ко многим такой мощи инвестиционного бума. архитекторам с уважением и симпатией, а есть Кузьмин был очень связан идейно с гутнов- мои друзья, которых я искренне люблю. Но мне ским наследием, и отсюда проистекало его кажется, если бы мы запустили систему конкур- желание делать генплан, которое его и разру- сов, было бы просто здорово для всех. В этом шило, по-моему. Это был по замыслу слишком году я съездил в Сингапур и поразился. Они хороший проект для наших реалий. А в этих запустили конкурсы. Вы ходите по Сингапуру, реалиях он создавал коррупционный круг – там все звезды строили, но с этого начиналось, все время принимались новые регуляции, Мои прошлые герои перестали а теперь сингапурские архитекторы выигры- но не чтобы их выполнять, а чтобы продавать развиваться примерно вают у Захи Хадид и Рема Колхааса. Почему? 1 исключения из них. При том, что сам Кузьмин, в 2001 году. В течение Потому что они поучаствуют в трех конкурсах,18 сентября на «Стрелке» по-моему, сильный человек, c уникальным а четвертый выигрывают. Они лучше зна-состоялось обсуждение знанием Москвы. И он не был коррумпирован. последних десяти лет комы с местными условиями и одновременнопредложенной институтом я не вижу никаких новых идейконцепции развития Москов- Я вообще-то очень высоко оцениваю Алексан- воспринимают от звезд западный стандарт.ской агломерации «Большая дра Кузьмина, писал об этом, когда он ушел У нас этого не было – и вот результат! МоскваМосква: формирование в отставку. могла бы стать архитектурной столицей мира –смысла». 2 Вообще, было две возможности при назна- 20 лет строительного бума в 10-миллиономThink-tanks («мозговые цен- чении главного архитектора. Такая развилка, мегаполисе это серьезно. Не стала.тры») – негосударственные вы кого хотите: невероятного креатора, кото-исследовательские организа- рый будет рисовать Москву, или способного Учебный планции. Обычно сосредотачиваютсвои усилия в области администратора? Сергей Кузнецов – хороший Со мной вышла комичная история. Я напи-гуманитарных наук. архитектор, но хороших много, я примерно сал: «Долой Градсовет! Пусть у нас все будет Этот год выдался крайне неудачным для МАРХИ, тридцать знаю. А вот менеджеров в архитектуре по конкурсам». Я считал, что Градсовет в старом главного архитектурного вуза страны. То его хороших знаю двух: Кузнецова и Левянта. Это виде – это боярская дума, где его члены делят команда выбывает из конкурса на развитие Новой талант, и редкий. Менеджменту в правильных между собой заказы, и это нельзя воспроизво- Москвы, то предъявляют обвинение в мошенни- местах учат. Это серьезная специальность, дить. И меня тут же пригласили в Градсовет. честве Кудрявцеву и Лежаве, то институт попадает проштудировать надо кучу учебников. А есть Ну ладно, я в него вошел, я все-таки не архитек- в список неэффективных вузов. Насколько ситуа- люди талантливые, которые сами это умеют, тор, поэтому прямой коррупционной состав- ция закономерна и симптоматична? вот Кузнецов такой. Это впечатляет. ляющей не вижу. В принципе я с Кузнецовым Знаете, я в МАРХИ практически не препо- договаривался, что вхожу в Градсовет для давал, за исключением консультирования В недавней статье «Роптать – не строить» для устройства этих конкурсов. Надеюсь, что нам нескольких дипломных проектов. Мне трудно журнала «Огонек» вы выступили с острой крити- удастся эту работу наладить. Мне кажется, что судить об этом вузе. Я знаю Швидковского как кой в адрес российских архитекторов. Писали, что в Москомархитектуре должны задаться про- выдающегося отечественного архитектуроведа все наши прославленные зодчие остались где-то граммой по внедрению конкурсов, составле- и историка архитектуры, он серьезный ученый, в середине 1990-х годов, их идеи давно устарели, нию документации, программ, сопровождению не очень понимаю, какой он администратор. а их звездность сильно преувеличена. Сейчас архи- выигравших проектов через согласовательные Впрочем, я сам настолько плохой администра- текторы испытывают дефицит заказов, вы сильно инстанции и т. д. А боярская дума, когда туда тор, что не мне судить. задели самолюбие многих. Что должно произойти, все приходят и говорят, что они очень заслу- Если говорить о неэффективных вузах, то это чтобы они вновь стали востребованы? женные – это устаревший институт… просто смешно. Когда из пятидесяти пяти кри- Это просто. Надо cделать что-нибудь хорошее. Давайте мы все-таки посмотрим, чего вы териев оценки, предложенных ВШЭ, Минобра- Что-то такое, чтобы люди оценили. И люди, заслужили!? Каждый из них сделал по три хоро- зования берет пять, а потом по ним прогоняется и власть. ших дома. Не спорю, сам их воспевал. Каждый МАРХИ, то чего вы хотите? Ну давайте еще Но это нельзя сделать, засев в Градсовете, из них завалил один большой дом. Не про- замерим напряжение в лампочках и скажем, набрав административного ресурса и полу- ект – реализацию. Дом на Мосфильмовской раз низкое напряжение, вуз неэффективный. чив за счет него заказов. Ничего хорошего Скуратова, «Имперский дом» Белова, Долго- В Москве на сегодняшний день нет архитектур- не будет – будет сплошной компромисс со вку- руковская Филиппова или «Аэробус» Плот- ного вуза лучше.
    • wwww.eto-moscva.ruВизуализация нового здания ГЦСИ на Бауманской улице в Москве. Проект разработан мастерской М. Хазанова совместно Архитектурный институт (Государственная академия). Ведущая архитектурная школа России с 250-летней историей.с директором центра Михаилом Миндлиным. Реализация отложена на неопределенный срок 1 ноября 2012 года Минобрнауки опубликовало список неэффективных вузов, в который попал и МАРХИ Хотя, конечно, у МАРХИ масса проблем. И, Казнить нельзя, помиловать! директор этой самой культурной институции. по-моему, это связано с зарплатой преподава- Это самовыражение Миндлина за государ- телей. Понимаете, там есть основной цикл – В начале осени разгорелся скандал вокруг проекта ственный счет. Ему, вероятно, есть, что выра- преподавание из рук в руки, ремесленное нового здания ГЦСИ в районе Бауманки. Ряд чинов- зить, он талантливый человек, но это все же обучение, как в цеху от мастера к ученику. ников и культуртрегеров – Сергей Кузнецов, Сергей очень странно. Я не могу такое поддерживать. И в этом есть мотивация, потому что мастера Капков, Антон Белов, Александр Мамут, Ольга ищут себе дешевую рабочую силу. И это луч- Свиблова и др. – устроили «публичную порку» Есть еще один аспект проблемы. Получается, что шие архитекторы. А есть и вспомогательные авторам проекта. Проект был назван «морально ситуация со столичным ГЦСИ бьет рикошетом дисциплины, такие как сопромат, математика, устаревшим», непривлекательным с эстетической по региональным представительствам. Этот нерв преподавание которых при такой зарплате точки зрения и не соответствующим окружению. там присутствует? преподавателей – профанация. С историей Чем можно объяснить столь яростное неприятие? Безусловно, присутствует. И отношусь я к этому архитектуры лучше, потому что Швидковский Мне позвонил Михаил Миндлин и попросил сугубо отрицательно. ГЦСИ как московская за этим делом следит. его защищать, но я не стал. По-моему, он был структура не самая яркая. Есть Василий Цере- Вы знаете, в прошлом году я преподавал не защищаем. Есть два основания, по кото- тели, есть Шалва Бреус, есть Даша Жукова. на «Стрелке» и у Высоковского в Школе рым он не защищается. Первое, если это наш Но если говорить о провинциальных, то ниже-Итоги года _ урбанистики и могу сказать, что на фоне этих Помпиду, то ситуация, при которой директор городская, калининградская, петербургская – вузов мархишники выглядят пэтэушниками: центра НЕ архитектор, но вписывается в проект это совершенно замечательные организации. книг не читали, языков не знают – я говорю сначала в качестве консультанта, потом в каче- То, что они имеют общую структуру – это очень об уровне студентов. Можно много чего пред- стве главного автора, а Хазанов становится важно, и то, что на них пытаются «наехать» – ложить, но это все несерьезно, пока не решена мальчиком на побегушках, является позорной. очень грустно. главная проблема. Нужно платить деньги, Любые другие здания можете строить как Мне кажется, что с этим проектом Михаил и тогда будут нормально преподавать. Если вы угодно, но это здание нужно строить по нацио- Миндлин очень подставляет структуру, которую двадцать лет платите преподавателю шесть нальному конкурсу, а еще лучше – по междуна- он сам же и создал. тысяч рублей в месяц, то понятно, там остаются родному. Просто потому, что для таких зданий очень специфические люди. Не могут люди это и придумано. Не обязательно строить Если будет принято решение реализовывать даром работать. Нельзя строить систему образо- детский сад по международному конкурсу, проект на Ходынке, это спасет региональную вания на уникумах и энтузиастах. но национальный центр современного искус- структуру? ства обязательно. Мне довольно трудно это обсуждать. Не знаю, Второе заключается в том, что когда у тебя какие у Миндлина отношения с министром. нет программы центра, ты начинаешь рисовать Ну конечно, к нему возникли претензии из-за какую-то архитектурную абстракцию. И надо этого проекта. Потом была еще премия «Инно- понимать, что на сегодняшний день ГЦСИ вация», где победил «Х*й в гостях у ФСБ». обладает коллекцией, которую можно разме- Все-таки это государственная премия, и при стить, вообще-то говоря, на полутора тысячах всем при том, что произведение замечатель- квадратных метров, и штатом, который будет ное, но как-то странно, чтобы государственную обслуживать эту коллекцию. Спрашивается, премию за него давали… Общественность удо- чем заполнять здание в тридцать тысяч метров? влетворена, но человек, который менеджерил Два варианта. Или подразумевается сле- процессом, c государственных позиций, веро- дующая ситуация: ГЦСИ у нас превращается ятно, не считается способным управленцем. в принципиально другую институцию, в кото- Это не вопрос его общественной поддержки, рой работает четыреста человек. Под этот штат а вопрос его отношений с министерством, вы собираете коллекцию, у вас финансирова- но и кумиром всей художественной обществен- ние под выставки, и вы осваиваете это здание. ности он тоже почему-то не является. У них там Тогда я готов вас послушать, но никто этого уровень солидарности примерно как у архи- не озвучивает. Или вы сдаете эти помещения текторов, если не хуже. Не знаю, удастся ли и на средства от аренды кормите искусство. ему сохранить за собой пост директора ГЦСИ. Ну то есть по лужковской схеме – как школа А если нет, то тогда как строить прогнозы Галины Вишневской. Оk! Но тогда зачем вы о структуре? ГЦСИ – это Миндлин и Бажанов, закрыли все окна башни этим вот черт знает без них – это уже совсем другая структура. чем? Это нельзя сдавать, там не может быть Ну а по поводу региональных структур… если ни офисов, ни апартаментов – ничего. московские власти вызывают у меня какой-ни- Павел Пахомов У вас нет никакой идеи относительно того, какой осторожный оптимизм, то Министерство как это будет работать, поэтому вы нарисовали культуры в меньшей степени. Там задачи нала- эту архитектурную скульптуру. И нарисовал ее дить диалог с креативным классом не стоит.
    • SPEECH Чобан & Кузнецов partizaning.org/metroОдна из акций «партизанских городских перепланировщиков» проходила в метро. Не дождавшись реакции властей Григорий Ревзин, Константин Чернозатонский, Сергей Кузнецов, Сергей Чобан, Валерия Каширина на церемонии открытияна недовольство горожан, активисты движения заменили неудобоваримые наклейки со схемой метрополитена на новые российского павильона на архитектурной биеннале в Венеции А то, что Собянин работает с федеральным бюд- Партизанская война в лоб, что по лбу. Власть не генерировала ника- жетом, как-то повышает конкурентоспособность ких идей относительно того, как развиваться. Москвы в шкале мировых городов? Тенденцией минувшего года стало развитие город- Чего же удивляться разницей результатов? Он вообще занимается не отношением Москвы ского активизма. И общественно-политических с мировыми городами, а отношением Москвы движений, и социально-бытовых. Возрос интерес И последний вопрос: куда подевались архитектур- с москвичами. Надо понимать, 80% москвичей к «партизанингу». Люди самостоятельно пытаются ные критики? Вы очень редко появляетесь на стра- в этот диалог Москвы с мировыми городами улучшить среду обитания, увеличивается количе- ницах газеты «КоммерсантЪ», уехал в Париж никак не включены. А есть такие проблемы, ство связанных с этой сферой сообществ и волон- Алексей Тарханов, прекратил сотрудничество как метро, поликлиники и т. д. Они разви- терских движений. Могут ли они вызвать отклик с Openspace.ru Кирил Асс, почти перестали писать вают это на федеральные деньги. Я думаю, у руководства города, или это «капля в море», Николай Малинин и Барт Голдхоорн. Что это, тен- что Юрий Михайлович, при своей крайне которую никто не заметит? денция или просто стечение обстоятельств? популистской риторике, вместе с тем вел Движения по улучшению городской среды Могу сказать про себя. Раньше я видел архитек- весьма правую политику. Джентрификация, и общеполитические движения – конкуренты. торов, которые, по моему ощущению, обладали сегрегация, шоу, аттракционы. Москва – социа- Или «Давайте улучшим наш сквер!», или силой. Исторической силой. Я, конечно, иногда листическая Москва, спальные районы, школы, «Долой Путина!». Одно с другим не уживается. ошибался. У меня было чувство, что я пишу больницы, поликлиники, транспорт – оказа- Те, кто выступают против застройки Ходын- про фигуры, которые определяют повестку лась в довольно заброшенном состоянии. Вся ского поля, не ходят на митинги против Путина. дня. Я ожидал, что из проектов Филиппова, инфраструктура – времен советской индустри- Альянса тут не достичь. Была попытка – пар- Скуратова, Бавыкина вырастет что-то гораздо альной эпохи. Сейчас, работая с федеральным тия «Яблоко», она боролась против точечной большее. У них не получилось, им не дали, – это бюджетом, Собянин пытается это вытянуть. Это застройки и за демократию. Ну, очень они важно им, мне, но не читателю. Теперь это чув- новая повестка дня. Вероятно, если тут удастся преуспели? ство ушло: что выросло, то выросло – большее что-то сделать, повысится и общий рейтинг пока не просматривается. Москвы, но это вопрос не одного года. Может быть, это политические лифты, чтобы Молодежь? Несмотря на то, что Коля Мали- пройти в коридоры власти? нин вел специальный журнал про молодежь, Мы говорим про клиентско-патронажные отноше- На мой взгляд, это тоже не работает. Потому что всех перебрал и представил, я не увидел среди ния, как при Лужкове, или в политике есть какой-то такая кооптация происходит при открытости них никого, кто бы мне показался человеком сдвиг? Может, она опирается на те же принципы, власти к диалогу с жителями. А когда мы имеем со своей идеей. У меня нет героев среди них. но с ориентацией на другие социальные группы? дело с корпорацией, как сегодня, она, наоборот, А что касается моих прошлых героев, то они Это тот же феодализм или что-то новое? еще больше защищается. перестали развиваться примерно в 2001 году. Нужно понимать, Лужков заключал свой В течение последних десяти лет я не вижу пакт с московским населением несколько Есть две совершенно разные модели управления: никаких новых идей. Единственный, кто разви- раз. То есть Лужков в 1998 году это не Лужков Москва и МО. Суперцентрализованный город вается – это Григорян. Но я не могу постоянно в 2008 году. Поиск общего языка происхо- и дифферентная область. Но мы видим, что резуль- писать о Григоряне, тем более он не так много дил довольно долго. На сегодняшний день таты функционирования этих моделей мало чем строит. Мы ходим на «Зодчество», смотрим Собянин этого общего языка c жителями пока отличаются. Почему, как вам кажется? на эти проекты и видим, что там происходит. не нашел, как мне кажется. Вообще-то это несравнимые объекты, ведь Провинция начала повторять московские Новизна заключается в том, что это другие бюджет Москвы в 50 раз больше бюджета проекты пятилетней давности, а в Москве, жители. Не те, что были двадцать лет назад, Московской области. Могу сказать, что с уходом поскольку все заказчики уехали в Лондон, и с ними нужно как-то по-другому. И Болотной Громова область перестала передавать пол- теперь строят дома для среднего класса. Так что не было, и Поклонной не было. При Лужкове номочия вниз, она их, наоборот, все собирает в Уфе теперь местная Остоженка, а у нас – Хаба- Парк культуры вообще не мог быть темой для для губернатора. Это ближе к Москве. Если ровск и Уфа. Куда, действительно, подевались разговора, не с кем было договариваться. обсуждать сферу застройки, то надо понимать, критики? что власть для девелопера – это бандит с боль- Так все-таки принципы функционирования шой дороги. Понимаете, иногда власть строит Интервью провели Алексей Муратов и Алексей Афоничкин системы изменились? мосты, дороги, электростанции, националь- Экономически, по-моему, нет, не изменились. ные парки – у нее есть свое видение терри- Москва как и прежде получает деньги от тран- тории. Этого в Московской области не было, зита из страны в глобальную экономику. При а в Москве изображалось, но не исполнялось. Лужкове доход от нефти меняли на москов- Был субъект, который получает за свои согла- скую недвижимость. Скорее всего, территорию сования, наезды и разрешения некую мзду. скоро снова начнут распродавать. Вопрос – как Неважно, каким образом. Прогрессивные откупиться от туземцев, чтобы они не бузили. и честные чиновники требовали, чтобы эта Условия сделки еще не сформулированы, мзда шла в бюджет, коррупционеры клали но сама сделка та же. себе в карман. С точки зрения управления – что
    • Виктор Маслаков телям, так же как и архитекторам, конечно же, сити-менеджер Центра инноваций хочется оставить после себя что-то великое «Сколково», доктор экономических наук и очень заметное. Желательно, чтобы из кос- Одно из главных событий моса было видно. Но здравый смысл диктует последнего времени – другое. Формальные и неформальные консуль- решение о перепланировке Центральная зона: до и после тации, практический опыт взаимодействия Центральной зоны с инноваторами обозначили четкий запрос на среду человеческого масштаба, способ- «Сколково». Оно Изменение планировки Центральной зоны ствующую общению. В России очень не хватает обусловлено изменением «Сколково» – это следствие серьезного ана- такого гуманного и креативного пространства. взглядов на то, каким лиза реальных, а не надуманных потребностей Из нескольких вариантов новой концепции должен быть инноград. участников проекта. В инновационном центре Центральной зоны, разработанных по запросу Предпочтение отдано более «прописались» уже почти 800 компаний рези- Фонда компанией AREP (автором Генплана), дентов, есть с кем посоветоваться. Нам, строи- выбран тот, который придаст ей качества, мелкому, соразмерному обычно свойственные насыщенной истори- человеку масштабу. ческой застройке. Где человек, будь он гость Огромные Купол и «Скала» или участник проекта, приезжая в «Сколково», теперь распадаются попадает не на выставку достижений архитек- на более мелкие объекты. туры, а в живой город, предлагающий разные, но равно привлекательные способы времяпре- Предполагается, что каждый провождения. У него появится желание прой- такой объект должен тись по улице, заглянуть на выставку, а потом заинтересовать внешних посидеть в кафе. инвесторов. Это такое место, где будут с удовольствием «зависать» студенты Сколтеха и стартаперы, которые по возрасту от них не сильно отлича- ются. Такая коммуникационная зона – обяза- тельная часть инновационного центра. Смелые идеи не рождаются в лаборатории, в лабора- тории они только проверяются. Новый проект планировки уже готов. Думается, у нас доста- Сириль Заннеттаччи / Cyril Zannettacci точно хороших архитекторов, чтобы развить и дополнить работу планировщиков строитель- ством интересных зданий.Новый город _ Градостроительный совет заложена достаточно простая какие-то функции даунтауна район. Архитекторы считают, что огромные площади протяжен- «Сколково» попросил меня идея: нужно представить, что и какие-то зародыши элементов выглядит все красиво. Пусть так ностью по километру, настоящие стать программным директором было центральное ядро города, архитектурно-планировочной оно и будет. Решение удовлетво- эспланады. Мне кажется, в наших Центральной зоны. Это было из которого развилось остальное структуры разных районов. В этом ряет моей логике насыщенного условиях они превратятся в без- сделано по инициативе Фонда. «Сколково». В этом ядре, фор- направлении мы работаем вместе жизнью городского района. жизненные пространства. Сейчас Я написал программу, и она была мируемом по принципу смешан- с AREP и Жаном Пистром. Сейчас Сомнения, впрочем, вызывают мы обсуждаем этот вопрос. довольно подробная. В ней была ной застройки, были заложены там рисуют плотный городской расположенные справа и слева Григорий Ревзин специальный корреспондент ИД «КоммерсантЪ», член Градостроительного совета Фонда «Сколково»
    • Вариант 1. Круглая площадь Вариант 3. Эспланада Вариант 4. ПаркВ основе композиции лежит В этом варианте конфигурация Доминирующим элементомкруглая центральная площадь, переходов между транспортно- Центральной зоны становитсявыполняющая функцию парад- Вариант 2. Агора пересадочным узлом, универси- живописный парк. Из транспорт-ной приемной и событийного В основе организации зоны лежит тетом и технопарком напоминает но-пересадочного узла сюда ведетместа. Доступ к ней со стороны сетка, в центре которой распо- «гусиную лапку». Посетители крытая галерея. С обеих сторонтранспортно-пересадочного узла ложено многофункциональное попадают в «Сколково» по напол- галерею окружает многофунк-осуществляется через пешеход- пространство, названное «Аго- ненному функциями мосту циональная застройка с торгов-ный переход, освобожденный рой». Это пространство – самое (торговля и т. д.), который выходит лей, учреждениями общепитаот торговых функций. При этом оживленное место в городе, в на смотровую площадку, откуда и коммунально-бытового обслу-к технопарку и университету нем сконцентрированы общест- открываются виды на технопарк живания. Связь с университетомпройти от «ворот» иннограда венные и торговые функции. Две и университет. С обеих сторон и технопарком осуществляетсяможно через крытые пешеходные крытые галереи ведут от «Агоры» к площадке примыкают две за счет галерей мягких форм,переходы. Независимые друг к технопарку и университету. открытые эспланады. Последую- интегрированных в ландшафтот друга небольшие кварталы Последующее развитие должно щее строительство осуществля- парка. Последующее развитиесконцентрированы вокруг осуществляться вдоль этих пло- ется вдоль этих протяженных (сознательно ограниченное в дан-маленьких площадей. Они разви- щадей. Их планируется застраи- пространств. ной опции) происходит за счетваются от круглой центральной вать зданиями, геометрия которых изолированных архитектурныхплощади и могут быть предметом кадрирует виды природного объектов.последующей разработки. окружения.Мне кажется, очень важно под- Пустой чистый траволатор, где в высококультурное пространствочеркнуть три основополагающих нет торговли. Это такое правило иннограда.компонента, на которых должна несмешиваемости двух сред, • В программе нужно заложитьстроиться работа. чтобы в наукоград не проникала более мелкий шаг. Оценить Юрий Григорян• Переход из транспортно-пере- энергетика массовой культуры. каждые 500 метров. Это очень архитектор,садочного узла в центральную Переход превращается в теле- важно и, кстати, корреспондиру- член Градостроительногозону должен быть как в аэропорту. портатор из низового сектора ется с идеей парка, ответственным совета Фонда «Сколково» и продуманным отношением к среде. Ведь в городе мало жите- лей, и им не нужны для сборов огромные стадионы. • В прежнем плане под культур- ные функции собирались отдать ближний к «Скале» кластер. Но сейчас принято решение не импортировать культуру извне, а опираться на внутренний кон- тингент. Мне бы еще хотелось, чтобы в «Сколково» были выделены 10 000 кв. м под архитектурную государственную школу. А с пре- подавателями ей бы помогла «Стрелка».
    • «живет не только в измерении про- выезжающими из-под пола. Это странства, но и в измерении времени просторное и наполненное светом Слева направо: Борис Бернаскони, Сергей Кузнецов, Сергей Чобан, Григорий Ревзин, Дмитрий Медведев, Константин Чернозатонский и Виктор Вексельберг в ГиперКубе и коммуникации» (bernaskoni.com). помещение способно быть и своеоб- Важный принцип работы архитекто- разной внутренней площади – места ра заключается в том, что проекти- проведения различных презентаций, руемые им объекты призваны стать выставок, массовых мероприятий. своеобразными интерфейсами – по- Отличительной чертой архитек- мимо привычного набора функций, туры ГиперКуба является то, что они должны способствовать процес- в силу легкости и прозрачности су коммуникации между людьми своих конструкций он устанавливает и сами генерировать те или иные многообразные визуальные связи сообщения. между теми, кто находится снару- В прямую коммуникацию с посе- жи и внутри здания, а также на его тителями и жителями «Сколково» различных этажах. Присутствующие ГиперКуб будет вступать посредством в конференц-зале чувствуют себя од- медиафасада: его оболочка из све- новременно и в защищенном от не- тоидных реек превращается в экран, погоды уютном интерьере, и в центре на котором могут демонстрироваться обширного пространства «Сколково». изображения. Объект становится Таким образом, собравшиеся в Ги- интерактивным дисплеем, транс- перКубе инноваторы могут в полной лирующим новости «Сколково», мере ощутить свою принадлежность информация о событиях в мире, к иннограду и даже более широкому видео-арт. ГиперКуб задуман как сообществу людей, находящихся платформа для опытов в самых раз- в авангарде «экономики знаний». Новоселье в ГиперКубе ванным выражением принципа 4Э, HyperCube opens its doors! On September сформулированного Борисом Берна- 15 the first building of the Skolkovo i-city, скони совместно с сити-менеджером HyperCube, designed by Boris Bernaskoni’s «Сколково» Виктором Маслаковым architecture bureau, was unveiled. The structure will host offices of the Skolkovo и легшего в основу идеологии за- Foundation’s partners and affiliated стройки иннограда. Данный принцип companies. подразумевает, что все здания здесь должны быть экологичными, эрго- 15 сентября состоялась презентация номичными, энергоэффективными первого здания иннограда – Гипер- и, как следствие, экономичными. Куба, построенного по проекту бюро В оборудовании ГиперКуба исполь- Бориса Бернаскони. В новостройке зуются и тепловые насосы, и солнеч- ГиперКуб расположатся офисы партнеров ные батареи. На крыше установлены Фонда «Сколково» и его дочерних светоуловители, направляющие структур. солнечный свет внутрь здания. Сдержанный, но элегантный Гиперкуб в математике – это равно- Положение ГиперКуба на мастер-плане «Сколково»Новый город _ дизайн Куба и его высокотехноло- сторонняя фигура, имеющая не три, гичные чудеса посреди стройки – да, а более, например четыре измере- действительно, «город заложён»! ния ( в этом случае она называется И адрес у здания соответствующий – тессерактом) или пять (пентеракт). Инноград «Сколково», 1. Все они, начиная с четвертого, Семиэтажный многофункцио- умозрительны и не связаны с визу- нальный комплекс площадью альным опытом. Сам Бернаскони 6,6 тыс. кв. м является концентриро- подчеркивает, что его постройка Таким будет интерьер ГиперКуба после окончательного завершения всех работ ных областях – от высоких техноло- ГиперКубе предстоит еще мно- гий до искусства. гое сделать. Работы не завершены. «Архитектура призвана под- На его необлицованных бетонных держивать определенный драйв, стенах вскоре появятся произведения олицетворять стремление общества искусства, которые запланированы двигаться вперед», – говорит Берна- здесь в большом количестве, а также скони в интервью архитектурному растения, высаженные по периме- журналу «Проект Россия». В данном тральным балконам. Они создадут случае и приподнятая атмосфера, вокруг «куба» зеленый пояс. и эффективный трудовой процесс обеспечиваются посредством создания максимально комфортных условий для работы и общения инноваторов. Чтобы внутренние пространства объекта могли быть адаптированы под самые разные цели и нужды – а некоторые из них очень трудно предугадать, ведь речь идет об инноваторах, – интерьеры здания могут трансформировать- ся. Самое просторное помещение Юрий Пальмин находится на третьем этаже – это кон- ференц-зал на 200 человек, который за 15 минут заполняется креслами,
    • значения MatRex представляет собой Копай глубже! Виктор Вексельберг и Олег Бударгин MatRex перезагрузка универсальный мультифункциональ- Dig deeper! On December 22 the construc- особо подчеркнули, что от реализации MatRex. Reset. The substructure work for ный зал-транформер – выставочный, tion of Russia’s first underground power проекта выиграют, прежде всего, конеч- another building of the Skolkovo i-city – the station was completed in The Skolkovo лекционный, банкетный, концерт- ные потребители электроэнергии. 60-metre high 14-storey MatRex public i-city, and shortly afterwards, on January 17, ный… Он может быть просто холлом the President of the Skolkovo Foundation, «Проект полностью соответствует кон- and business center – whose 25,000 sq. m area will house startup offices has been или амфитеатром. Чтобы освободить Viktor Vekselberg, and the Chair of the FGC цепции инновационного города как пи- completed. пространство для атриума, верти- UES Board, Oleg Budargin, signed a coop- лотной площадки для отработки самых кальные коммуникации здания eration agreement. передовых решений и принципиально Нулевой отметки достигло еще одно пришлось сместить к югу и северу. здание Центра инноваций – 14 этаж- MatRex строится в непосредствен- ный общественно-деловой центр ной близости от комплекса Сколтеха. MatRex высотой 60 метров и площа- Это местоположение продиктовано дью 25 000 кв м. тем, что здание должно «втягивать» По признанию его автора, ар- в себя молодых людей. Отсюда и хитектора Бориса Бернаскони близость к бульвару, центральной MatRex – проект высочайшей зоне иннограда. Важно было, чтобы степени сложности с точки зрения Alexey Anoshin // digitalsubstation.ru студенты пользовались им как геометрии, функции и технологий. внутренней улицей. Поэтому первый «Мы используем опыт ГиперКуба, и верхний этажи являются простран- оттачиваем наработки, и это уже ства открытого доступа. Поднявшись “4Э плюс”», – говорит архитектор. на верхнюю площадку можно будет К проекту привлечены более ста спе- осмотреть все «Сколково». циалистов из различных смежных «Архитектура – это пустота, которая областей: специалисты по свету, ме- окружена оболочкой, а в случае диа, акустике, энергоэффективности, с MatRex – пустота, упаковыван- Подстанция в иннограде «Сколково». Линии электропередач убраны под землю. безопасности. ная в леса, – рассказывает Берна- В дальнейшем над станцией планируется разбить парк Объект строится в форме усе- скони. – Даже не просто пустота, ченной пирамиды. У нее внутри а постепенное погружение в пустоту. спрятано пустое пространство в виде Ты видишь сначала фасад, проника- матрешки, на оболочку которой опи- ешь сквозь него, попадаешь в одно раются перекрытия. Внешние стены пространство, а потом во второе. Это здания тоже сделаны несущими. движение в два хода. Никто не был Подобно таким известным проектам внутри матрешки, интересно будет бюро Херцог де Мерон, как Олим- посмотреть! Что касается символики, Alexey Anoshin // digitalsubstation.ru пийский стадион в Пекине или бутик пирамида – это власть, матрешка – Prada в Токио, межэтажные плиты искусство. Здание объединяет в себе крепятся прямо к сетке фасада. архитектуру, искусство, технологию, Как и в здании ГиперКуба цен- политику с помощью двух простых тральным смысловым ядром здесь символов». является атриум. С точки зрения на- На презентации подстанции гостям показывали мультфильм про электроснабжение «Сколково» и «умные» сети День энергетика в Инновационном новых подходов. Кроме того, резиден- центре «Сколково» отметили по-осо- ты наукограда получат возможность бому. 22 декабря здесь завершилось реализовать свои разработки в сотруд- строительство первой в России ничестве с ФСК», – отметил ВикторБорис Бернаскони считает, что в этом разрезе заключена вся философия проекта. подземной электростанции, и уже Вексельберг. 17 января нового года президент Фон- Наглядным примером такой иннова-внешних наклонных стен, для которых требуется своя опалубка, специальнаяХорошо видна криволинейная геометрия, как самого тела матрешки, так и да «Сколково» Виктор Вексельберг ции в действии и стало открытие под- подписал с председателем правле- земной электростанции, строительство ния «ФСК ЕЭС» Олегом Бударгиным которой велось год с лишним, а инве- соглашение о сотрудничестве в целях стиции составили более 3,5 миллиардов создания на территории Центра рублей инновационного энергокластера Пока энергия поступает только в по- на основе технологий SmartGrid. строенное здание ГиперКуба, но уже Это означает, что в иннограде через пару лет иннограду для питания разворачивается полномасштабное потребуется порядка двухсот мегаватт.инженерия, наклонные лестницы и лифты. строительство первой в России круп- Снаружи подстанция выглядит, как ной локальной распределительной холм, но на глубине 12 метров там скры- интеллектуальной сети. Среди пе- вается мощная сила. редовых технологий, которые в ней В целях безопасности разработчи- будут использоваться: подземные су- ки впервые в российской практике персовременные подстанции, новые установили на станции элегазовые накопители электрической энергии трансформаторы. Емкости наполнены и мощности, интеллектуальный мо- негорючим соединением серы и фтора. ниторинг и управление до каждого В отличие от традиционных транс- потребителя, а также альтернативные форматоров с масляной изоляцией, источники генерации (солнечные элегазовые безопасны и для человека, батареи), интегрированные в сеть и для окружающей среды, поэтому под- быстрой и медленной зарядки станция может располагаться в парке для электромобилей. Эти техноло- или жилой зоне. гии на территории России в таких Электроподстанции стараются уво- масштабах ранее не применялись. дить под землю во всем мире. Делают Планируется, что полностью данный это из эстетических соображений и для проект войдет в строй к 2016 году. экономии места. По тем же причинам Это соглашение должно ускорить на глубину опущены ЛЭП. Проектиров- развитие в России активно-адаптив- щики верят: «умная энергосистема» ных сетей и опробование инноваци- скоро заслужит доверие российских онных технологий и оборудования энергетиков. в реальных условиях. При разработке проекта был взят на вооружение мировой опыт электроснабжения городов в Европе, Америке, Японии.