ВОЦМУШ   ЗАМЫСЕЛИ С Т О Р И Я   В     К А Р Т И Н К А Х                         т                         тм              ...
Когда я беру в руки книгу,я в первую очередь рассматриваю картинки
ОСТРОВ-КАМЕНЬ  Вначале появилась розовая дымка, а потом из моря вынырнуло солнце с неровными краями,похожее на огромную ра...
Лёля открыла глаза и убрала с лица прядь волос.    – Какой сон пропал...    Девочка посмотрела в открытое окно и зевнула. ...
Дом, в котором жила Лёля, стоял на высоком камне, напоминавшем вытянутый остров.Давным-давно остров-камень был частью высо...
Лёля, девочка лет десяти, жила с папой и мамой. Мама была певицей и работала на большомкорабле, который ходил по Черному и...
У Лёли сильно забилось сердце и похолодели ноги. На груди девочки сидела морская птицаи немигающими глазами смотрела на Лё...
Лёля надевала легкое оливковое платье, которое мама привезла ей из Индии, и продолжала мечтать.    «Ну, это точно не русал...
Папа посмотрел на Лёлю и прищурил глаз.  – Съела помидор?  – Ну, по крайней мере, собиралась.  – Наверное, вкусный был пом...
Папа счистил несколько ракушек с песком и посмотрел на Лёлю.     – Сегодня утром, когда ты спала, недалеко от нас, – папа ...
Папа посмотрел на водолаза и погладил его по шлему.   – Я думаю, что вот оно где, послание. Этому водолазу, может, больше ...
У папы весело заблестели глаза. Он отложил трубку и взял из тарелки горсть белой черешни.  – Сегодня, ближе к вечеру, прие...
– А ты?  – Нет, про меня лучше ты расскажи.  Лёля кокетливо наклонила голову и захлопала ресницами. Папа задумался, а пото...
Лёля, внимательно всматриваясь в воду возле причала, пошла вокруг острова-камня. Не заметивничего похожего на мертвого дел...
произнесла это слово и прикрыла рот рукой. Потом прислушалась. Тихо. Лишь цикады поютнаверху и слышится стук ее собственно...
Вечером были гости. Они приплыли на большой ярко-рыжей резиновой моторной лодке.На веранде было шумно и весело. Пекли рыбу...
Третья женщина сидела в темных квадратных очках. Ее белые волосы, как нити, свисали до плеч.  Когда она улыбалась, на щека...
– Бог ты мой! Вы посмотрите, что творится!     Мариэлла указала в сторону моря. Там горела одна из яхт. Огонь забирался вв...
Саша Гагукин выглянул из-за плеча Элар.  – У каждого из нас есть выбор, а еще и возможность, – Саша погладил руку Элар. – ...
или попытаться взлететь. Она взмахнула руками, но осталась на месте. Огонь и водолаз приближалисьс двух сторон. Лёля закус...
Килька смешно спала на кушетке, сложив лапы на животе. Лёля села рядом с кошкой и вдругвспомнила свой сон. «А где все? Пош...
Так страшно Лёле еще никогда не было. Она представила себе человека-слизь с огромным ртоми острыми загнутыми зубами. В окн...
Лёля пошла по причалу, там, где можно было пройти, и, завернув за выступ, увидела большойдвухпалубный корабль, завалившийс...
Спрыгнув на палубу, Лёля огляделась и медленно пошла в сторону трубы. Труба была покрашенав яркий желтый цвет и на ней был...
Вдруг корабль снова застонал, и Лёля отпустила штурвал. Что это за страшные звуки? Девочкаснова вспомнила о водолазе. Что ...
Девочка перебралась на корабль и спустилась на нижнюю палубу. Узкий длинный проход междудверями кают и бортом был увит спу...
Скоро она оказалась на кухне. Здесь тоже был ужасный беспорядок. Сваленные на пол кастрюлии сковородки, просыпанная мука, ...
– А почему старуха не посадила тебя на свои колени?     – А у нее не было колен, она была в инвалидной коляске.     – Здор...
Нестор, чуть прихрамывая, подошел к водолазному костюму.  – Он тут как, просто так висит или в нем можно погружаться?  – Н...
– Какой возни? – переспросила Лёля, скручивая тонкую полоску ветчины в трубочку.     – Ну, представь, что «Эолия» – это та...
Лёля стояла в раздумьях. Вдруг послышался нарастающий гул, будто бы заводят патефон. Набравобороты, гул действительно прев...
VOZMUSH PRINT
VOZMUSH PRINT
VOZMUSH PRINT
VOZMUSH PRINT
VOZMUSH PRINT
VOZMUSH PRINT
VOZMUSH PRINT
VOZMUSH PRINT
VOZMUSH PRINT
VOZMUSH PRINT
VOZMUSH PRINT
VOZMUSH PRINT
VOZMUSH PRINT
VOZMUSH PRINT
VOZMUSH PRINT
VOZMUSH PRINT
VOZMUSH PRINT
VOZMUSH PRINT
VOZMUSH PRINT
VOZMUSH PRINT
VOZMUSH PRINT
VOZMUSH PRINT
VOZMUSH PRINT
VOZMUSH PRINT
VOZMUSH PRINT
VOZMUSH PRINT
VOZMUSH PRINT
VOZMUSH PRINT
VOZMUSH PRINT
VOZMUSH PRINT
VOZMUSH PRINT
VOZMUSH PRINT
VOZMUSH PRINT
VOZMUSH PRINT
VOZMUSH PRINT
VOZMUSH PRINT
VOZMUSH PRINT
VOZMUSH PRINT
VOZMUSH PRINT
VOZMUSH PRINT
VOZMUSH PRINT
VOZMUSH PRINT
VOZMUSH PRINT
VOZMUSH PRINT
VOZMUSH PRINT
VOZMUSH PRINT
VOZMUSH PRINT
VOZMUSH PRINT
VOZMUSH PRINT
VOZMUSH PRINT
VOZMUSH PRINT
VOZMUSH PRINT
VOZMUSH PRINT
VOZMUSH PRINT
VOZMUSH PRINT
VOZMUSH PRINT
VOZMUSH PRINT
VOZMUSH PRINT
VOZMUSH PRINT
VOZMUSH PRINT
VOZMUSH PRINT
VOZMUSH PRINT
VOZMUSH PRINT
VOZMUSH PRINT
VOZMUSH PRINT
VOZMUSH PRINT
VOZMUSH PRINT
VOZMUSH PRINT
VOZMUSH PRINT
VOZMUSH PRINT
VOZMUSH PRINT
VOZMUSH PRINT
VOZMUSH PRINT
VOZMUSH PRINT
VOZMUSH PRINT
VOZMUSH PRINT
VOZMUSH PRINT
VOZMUSH PRINT
VOZMUSH PRINT
VOZMUSH PRINT
VOZMUSH PRINT
VOZMUSH PRINT
VOZMUSH PRINT
VOZMUSH PRINT
VOZMUSH PRINT
VOZMUSH PRINT
VOZMUSH PRINT
VOZMUSH PRINT
VOZMUSH PRINT
Upcoming SlideShare
Loading in …5
×

VOZMUSH PRINT

1,743 views
1,683 views

Published on

Published in: Travel
0 Comments
0 Likes
Statistics
Notes
  • Be the first to comment

  • Be the first to like this

No Downloads
Views
Total views
1,743
On SlideShare
0
From Embeds
0
Number of Embeds
699
Actions
Shares
0
Downloads
3
Comments
0
Likes
0
Embeds 0
No embeds

No notes for slide

VOZMUSH PRINT

  1. 1. ВОЦМУШ ЗАМЫСЕЛИ С Т О Р И Я В К А Р Т И Н К А Х т тм Симферополь 2010
  2. 2. Когда я беру в руки книгу,я в первую очередь рассматриваю картинки
  3. 3. ОСТРОВ-КАМЕНЬ Вначале появилась розовая дымка, а потом из моря вынырнуло солнце с неровными краями,похожее на огромную раздавленную клубнику. С раскатистым криком, будто бы в горле смеялись проглоченные и сплюснутые рыбы, по небупронеслась белая морская птица. Она летела широко раскрыв клюв и выгнув шею. Головаповорачивалась рывками, а глаза, когда птица особенно заходилась криком, прикрывались белойпленкой и становились похожими на вставленные ракушки-монокли. Птица, набрав высоту и плавно пролетев вдоль высокого среза берега, неожиданно развернулась,будто бы что-то заметив на поверхности воды. Прекратив истошно кричать, она встала на одно крылои спланировала вниз. Море, густое и спокойное, цвета сливового варенья, лениво отражало утреннее небо и, казалось,пыталось проснуться. Птица приблизилась к воде. Подняв крылья и сделав несколько обратных взмахов, онавыставила лапы и медленно погрузилась в море. От соприкосновения с прохладной водой птицазажмурилась, и уголки ее клюва поползли вниз, словно она наелась чего-то кислого. Вдалеке послышались крики других приближающихся птиц.Птица покрутила головой и, сделав лапой гребок, сразу обнаружила «это». «Это» покачивалосьна воде и отражало вытянутый солнечный блик. Птица поморщилась и на всякий случай клюнулапредмет. Предмет издал глухой стеклянный звук, качнулся и встал на прежнее место. «Сновабутылка», – подумала птица и подняла голову. Над ней кружились другие птицы, хлопая крыльямии выставив острые носы. Горлышко бутылки было забито пробкой и сверху залито сургучом. Птицаоткрыла клюв и засмеялась пронзительным кожистым звуком. Птицы радостно ответила ей, толкая друг друга и пытаясь сесть на воду. 3
  4. 4. Лёля открыла глаза и убрала с лица прядь волос. – Какой сон пропал... Девочка посмотрела в открытое окно и зевнула. За окном кружились чайки и весело галдели. – Вот, тоже мне, раскричались с утра пораньше. Не дадут поспать человеку на каникулах. Лёля улыбнулась, как бы растворяясь в слове «каникулы» и радостно сознавая, что прошло всего лишьдва волшебных дня отдыха и что самое интересное еще впереди. Лёля высунула ногу из-под одеяла и, пошевелив пальцами, заметила: – Моя нога самая красивая и самая говорящая! Потом выставила вторую ногу и растопырила на ней пальцы. – Здравствуй, сестра, какие у тебя длинные ногти! Первая нога ответила: – Дорогая, какие ногти, это моя новая прическа! – Дай-ка, дай-ка я рассмотрю получше! А может, сходим в салон красоты и покрасим наши волосыв какой-нибудь неповторимый летний цвет? – Например? – Например, один ноготь в красный, другой в желтый, третий в зеленый... – И побольше, побольше... – Да, всем на зависть! Девочка зажмурилась, сложила ноги «лягушкой» и, вытянув руки, стала раскачиваться. Потомостановилась и, завернувшись в одеяло, прижалась щекой к подушке. – Еще посплю, каникулы как-никак. Через открытое окно в комнату, где спала Лёля, упал солнечный луч. В потоке утреннего светапарили пылинки и чешуйки. Бабочка-лимонница, залетев в комнату и осветившись лучом,села на край блюдца, где лежал надкушенный помидор. Внизу за окном просыпалось море. Морскиептицы успокоились и разлетелись по своим делам. Свежий воздух, нагретый солнцем и смешавшийсяс запахом моря и чего-то еще хорошего, успокаивал и, казалось, останавливал время.4
  5. 5. Дом, в котором жила Лёля, стоял на высоком камне, напоминавшем вытянутый остров.Давным-давно остров-камень был частью высокого берега. Много лет назад он откололся от скалыи постепенно стал удаляться в море. На вершине острова-камня стоял белый дом с большими окнамии деревянной верандой. Дом был увит виноградом и окружен тремя старыми черешнями –темно-красной, белой и розовой. Сверху, огибая остров-камень, до самого моря вела лестница. Частьступенек была выбита прямо в скале. В месте, где склон обрывался, были прилажены корабельныетрапы, скрученные между собой и опиравшиеся на вбитые балки. Внизу лестница подходилак деревянному причалу, который кольцом опоясывал камень и тоже держался на деревянныхи железных каркасах и сваях. Деревянный настил был серебристым от времени и казался бархатнымна ощупь от соленой воды и солнца. На нем было хорошо лежать и грызть персики после того, каквволю наплаваешься и наныряешься с высоты. Возле причала на волнах покачивалась папина лодка с натянутым белым тентом. На ее бортукрасовалась надпись – «Морская гвоздика». Лодка связывала остров-камень с берегом. Раньше, когдаостров-камень еще не так далеко ушел в море, между ним и берегом был перекинут подвесной мост.Но каждый год расстояние увеличивалось, и тогда папа прибавлял к длине моста две-три новыедощечки. Когда мост растянулся и стал просто перекручиваться в воздухе, папа построил лодкуи назвал ее «Морской гвоздикой». На берегу, прямо на высоком обрыве, стоял небольшой поселок Алычовка, утопающий в зеленисадов. Именно от него и откололся кусок скалы с домиком, в котором жила Лёля. Теперь остров-камень с Алычовкой связывали только лишь остатки моста, провода с электричеством, водопроводныешланги, просто какие-то веревки, флажки и гирлянды лампочек, которые зажигались, когданаступали сумерки. 5
  6. 6. Лёля, девочка лет десяти, жила с папой и мамой. Мама была певицей и работала на большомкорабле, который ходил по Черному и Средиземному морям. Лёля очень скучала по маме и каждыйраз с нетерпением ждала ее возвращения. Папа был художником. Он рисовал картины на парусах,которые с охотой заказывали владельцы яхт, парусных лодок, да и просто любители необычнойживописи. А между тем Лёля неслась в сверкающем потоке своих снов. Волшебный ветер быстро листалцветные картинки сказочной книги. Одни события сменялись другими, Лёля попадала в странныедома и замки, которые внезапно оказывались огромными кораблями, встречала людей, которыхраньше никогда не видела. Она удивлялась, как легко она находит с ними общий язык. Эти людизвали ее за собой, и они вместе шли по каким-то дорогам, летали на воздушных плотах, спускалисьв пещеры и плавали под водой. А еще эти люди сообщили ей, что математикой на самом деле зовутее маму и мама очень переживает, что Лёля не любит ее. Попав в следующую картинку, Лёля оказаласьв своей комнате. Она подошла к окну. Была ночь. В небе висело два месяца. Они висели ровно, какдве арбузные корки, поставленные на стол. Лёля долго смотрела на месяцы, пока с их дуг не потеклисветящиеся ручейки. «Как похожи на ресницы», – подумала Лёля. Месяцы вздрогнули и внезапнораскрылись. На Лёлю смотрели два серебряных глаза. Они моргнули с шумом птичьих крыльев – раз,еще раз, а потом из неба вылетела звезда и толкнула Лёлю в грудь. Лёля вскрикнулаи проснулась. – Что это?6
  7. 7. У Лёли сильно забилось сердце и похолодели ноги. На груди девочки сидела морская птицаи немигающими глазами смотрела на Лёлю. Лёля никогда не видела так близко чайку и тем болееникогда не думала, что встретит ее в своей комнате. Птица наклонила голову и моргнула. Глаза, цветапрозрачного серебра, были обведены желтой каймой. Клюв был похож на рукоятку от столовогоножа цвета старой слоновой кости. Внизу, под клювом, висела красная борода. Лёля перевела взглядна бороду и на мгновенье перестала дышать. Это была не борода, а свежий кусок мяса, крепкозажатый в клюве птицы. Птица поморщилась, разжала клюв и качнулась на Лёле, будто пытаясьудержать равновесие. Потом неожиданно хлопком расправила крылья и вылетела в окно. Лёля села на кровати и перевела дух. Так ужасно она еще никогда не просыпалась. На одеяле лежалаоброненная птицей красная борода, которая оказалась не мясом, а Лёлиным недоеденным помидором.Лёля осторожно взяла помидор и подошла к окну. В море она увидела подплывавшую к острову-камню «Морскую гвоздику». Папа греб уверенными рывками, словно куда-то спешил. Хотя куда спешить с утра в воскресенье,да еще и в каникулы? Тем более, что папа был человеком размеренным и его было трудно чем-нибудьудивить, потому что удивлял он всех сам. «Что-то случилось», – подумала Лёля и выбросила помидорв море. Папа повернул голову на всплеск и замахал Лёле рукой. Потом показал на дно лодки. В лодкележал огромный перекрученный предмет, поросший морской травой, ракушками и мидиями. У Лёли перехватило дыхание от внезапно нахлынувших мыслей-видений: «Папа выловил какое-точудо! Что же это может быть?». 7
  8. 8. Лёля надевала легкое оливковое платье, которое мама привезла ей из Индии, и продолжала мечтать. «Ну, это точно не русалка, потому что я уже выросла, и это точно не сокровища, потому что я неготова так сразу стать богатой...». Лёля посмотрела на гребень для волос, подумав, есть ли смыслв такой важный момент ее жизни тратить время на расчесывание головы. Постояв секунду, она все-таки взялагребень, подошла к зеркалу и выразительно сверкнула глазами. – Хотя, почему, собственно, не готова? Сокровища, я вас жду, я ваша новая хозяйка и отныне вы будетемоими навеки! Лёля вскинула подбородок, воткнула гребень в волосы и провела по ним сверху вниз. Послышалсяэлектрический щелчок. Лёля улыбнулась и послала поцелуй своему отражению. – Лёля, я тебя люблю! Девочка выбежала из комнаты, но отражение в зеркале словно бы задержалось и вскоре растаяло.А слова «я тебя люблю» эхом покружились по комнате, а потом ушли в зеркальное стекло, оставивна поверхности черточку-трещинку. Лёля спустилась по ступенькам к морю и оказалась на причале. Папа уже привязал лодкуи раскуривал свою трубочку, пуская густой душистый дым через ноздри поверх усов. – Привет, па! Лёля подошла к отцу. Тот обнял ее за плечо и поцеловал. –Ты представляешь, что со мной сегодня случилось... Лёля заглянула в лодку и увидела лежащего на дне человека в водолазном костюме. На его голове былбольшой круглый шлем с решетками, которые защищали смотровые стекла. Костюм, да и сам шлембыли покрыты морскими наростами, ракушками и водорослями. – И что с тобой случилось?– спросил папа. – В мою комнату залетела чайка и села на меня, когда я спала. Я проснулась и страшно испугалась! Она была такая огромная, чистая и белая, с таким загнутым клювом. Кстати, она съела мой помидор.8
  9. 9. Папа посмотрел на Лёлю и прищурил глаз. – Съела помидор? – Ну, по крайней мере, собиралась. – Наверное, вкусный был помидор... Лёля кивнула на лодку. – Это водолаз? Папа выбил трубку и спрятал ее в карман. – Это не просто водолаз, это ого-го какой редкий водолаз! Лёля широко распахнула глаза: – А он не шевелится потому, что давно утонул? – Не знаю, может быть, это просто водолазный костюм и в нем никого нет. Вон, видишь, стеклазаросли ракушками и пока не видно, что там внутри. Лёля села на причал и свесила ноги. Она прижала ладони к груди, представляя, что может бытьвнутри водолазного костюма. – А если там человек? Папа привязал веревку к шлему водолаза. – Может быть, тебе лучше подняться в дом, Лёля? – Нет, я хочу посмотреть! – Ну, как знаешь. Папа с трудом вытащил водолаза за веревку из лодки на причал. Тяжелый шлем с грохотом ударилсяо доски. Папа достал перочинный нож, открыл его и склонился над шлемом. – Так значит, ты говоришь, что на тебя села чайка? Испугалась? Папа поскреб заросшее ракушками стекло лезвием ножа. – Я думаю, любой бы испугался, и ты тоже. 9
  10. 10. Папа счистил несколько ракушек с песком и посмотрел на Лёлю. – Сегодня утром, когда ты спала, недалеко от нас, – папа показал в сторону моря, – я увидел, как чайкинад чем-то кружат. Их было очень много. Мне стало интересно, я сел в «Морскую гвоздику»и направился туда, где летали птицы. Когда я приплыл на место, очень много чаек село в мою лодку. Онибыли чем-то взволнованы и даже не замечали меня. Чайки галдели и раскачивали лодку. Я побоялся,что они могут перевернуть «Морскую гвоздику», и попытался отогнать их. Они испугались и улетели,но одна осталась. Это была очень большая белая чайка, и мне даже показалось, что это вовсене птица. Она перепрыгнула поближе ко мне и стала на меня просто смотреть. И тут мне сталоне по себе. А потом она внезапно подняла голову и рассмеялась своим жутким смехом. Признаюсь тебе,Лёля, в этот момент я очень испугался. Лёля слушала папу, щурясь от солнца и накручивая на палец прядь волос. – А потом ты нашел водолаза? – Когда чайка улетела, я увидел в море плавающую бутылку. Я взял ее за горлышко, чтобы вытащитьиз воды. Но что-то там ее держало. Я потянул ее посильней и вытащил вместе с рукой в водолазнойперчатке, которая оказалась частью целого водолаза. – А где бутылка? – Кажется, в лодке. – Простая бутылка? – Да я как-то не разглядел, но горлышко, кажется, чем-то забито. – Может быть, это послание?10
  11. 11. Папа посмотрел на водолаза и погладил его по шлему. – Я думаю, что вот оно где, послание. Этому водолазу, может, больше ста лет. Лёля округлила глаза. – Сто лет! Ну, значит, там внутри от него остался один скелет. Папа, я боюсь! – Боишься – иди в дом, скоро будем завтракать. – Какой теперь после этого завтрак! Лёля заглянула в очищенную от наростов дырочку на стекле. – Ничего не видно. – Да потому что там никого нет. Папа с хрустом провел лезвием по наростам и ракушкам. Вдруг внутри водолаза что-то булькнуло.Костюм дернул рукой и затих. – Папа, ты видел?! Папа тоже испугался. –Ничего страшного, наверное, воздух выходит. Он продолжил очищать стекло. Лёля спрыгнула в лодку и нашла бутылку, которая лежала в серединеспасательного круга. Это была бутылка красивой формы. Ее поверхность тоже заросла мелкимиракушками и травой. Но кое-где было видно и стекло. Оно было густо-синего цвета и слегкашероховатое. Бутылка была тяжелой. Горлышко забито пробкой и залито чем-то похожимна расплавленный шоколад. Лёля вылезла из лодки и показала папе бутылку. – Бутылка тоже старая. – Очень хорошо. Папа полностью очистил стекло и теперь пытался заглянуть внутрь шлема. – Ничего не видно. Надо взять фонарик и посветить туда. Папа пошел к лодке за фонариком. А Лёля подошла к водолазу и заглянула в стекло. Овальное стеклос решеткой смотрело на Лёлю таинственной чернотой. Папа вернулся с фонариком и посветилв шлем, но луч света оставался на поверхности стекла и внутрь не проходил. – Надо разбирать водолаза, – сказал папа и выключил фонарик. – Пойдем завтракать. Папа и Лёля сидели на веранде за большим деревянным столом, пили чай и ели бутерброды сразуиз всего. Бутерброды Лёля любила создавать сама. Чем больше входило между двумя кусками хлебаколбасы, сыра, овощей и соуса, тем было вкусней. Папа выпил стаканчик мадеры и закурил трубку. – Не слишком толстый бутерброд у тебя получился? Смотри, в рот не пролезет. Лёля сдавила пальцами хлеб. Соус вместе с кусочками огурцов и помидоров выступил по краям. Лёляоблизала бутерброд и улыбнулась. – Любую толстоту можно сжать до необходимого размера. Главное, чтобы вкус был вкусным. Лёля откусила бутерброд и с удовольствием принялась жевать. Папа выпустил дым и посмотрелна выловленную из моря бутылку. Лёля тоже повернулась к бутылке и спросила с набитым ртом: – А когда откроем? Папа взял бутылку и пальцем потер стекло, не успевшее покрыться ракушками. – А сегодня и откроем. Папа покрутил бутылку, потом приложил к уху и снова покрутил. – Похоже, что там внутри вязкая жидкость. – Типа меда или сиропа? Папа зачем-то понюхал горлышко. Потом поставил бутылку на стол, взял другую, с вином,и наполнил стаканчик. – Типа загустевшего старого вина. Папа с удовольствием выпил мадеру. Лёля пристально посмотрела на папу. – Может, хватит? – Конечно, хватит! У нас еще столько дел на сегодня. 11
  12. 12. У папы весело заблестели глаза. Он отложил трубку и взял из тарелки горсть белой черешни. – Сегодня, ближе к вечеру, приедут наши друзья. – Это твои друзья. – Почему мои? – Ну так, потому что тебе с ними интересно. – А тебе? – Ой, па, не спрашивай, ты же знаешь... Лёля отпила из кружки остывший чай. – Мне нужны сверстники, с которыми мне будет весело общаться. Девочки и мальчики. Лучше девочки. А твои друзья своих детей с собой не берут. Да я вообще никогда не видела их детей. – Ну почему не видела, кажется, к нам приезжали какие-то дети. Папа задумчиво подкрутил пальцами кончик бороды. – А ведь правда, я сам давно уже не видел никаких детей, кроме твоей двоюродной сестры. – Тебе не кажется это странным? – Кажется. А что, в школе тебе мало ребят? – В школе конечно же есть дети, но вот что удивительно, я не могу вспомнить ни одного знакомого лица. Лёля подперла подбородок рукой и задумчиво произнесла: – Как будто бы они есть, но с другой стороны, их как бы нет. – Это как? – Не знаю. Они похожи на посуду, на одинаковые пустые тарелки, в которых нет еды. – А я тоже похож на тарелку? Лёля сделала хитрые глаза и взяла черешню. – Нет, ты как корзина с рыбой, и каждая рыбина раскрашена в разные цвета. А еще там полно теплыхмедуз, это когда ты выпьешь много своего вина и станешь чудаковатым и понятным только самомусебе. – А мама? – А мама – как красивая перламутровая раковина. Только она далеко в море и она самая лучшаяраковина этого моря, и море не очень хочет ее отпускать к нам.12
  13. 13. – А ты? – Нет, про меня лучше ты расскажи. Лёля кокетливо наклонила голову и захлопала ресницами. Папа задумался, а потом произнес: – Ты похожа на свой бутерброд. – На бутерброд? Лёля не ожидала такого сравнения и, подняв брови, поджала губы. Папа продолжал: – Не просто бутерброд, а такой, знаешь, с мягким-мягким золотистым оладушком, на которомвыложена сиреневая икра рыбы-бабочки, сверху кружок розового салатного помидора, затемвырезанная из сыра звезда, на звезде свернуто в спираль нежное мясо крабьей клешни, которая политасливочным густым соусом с добавленным в него белым вином и кусочком пряного огурца. И так слойза слоем всяких чудес. Лёля мечтательно прикрыла глаза. Ей снова захотелось есть, и она посмотрела на хлеб и колбасу.А папа продолжал рассказывать, рисуя руками невидимые вкусности. Свет проходил сквозь виноградныелистья, которыми была увита веранда, и пятнами падал на стол и стоявшие на нем предметы. Лёляувидела в этих пятнах золотистые оладушки и улыбнулась. Далеко в море плыли две парусные яхты.Затрещали первые цикады. С крыши веранды спустилась белая кошка Килька и урча, чуть бокомподошла к Лёле. Лёля взяла ее на руки и погладила по голове. Кошка зажмурилась и улеглась на коленяхдевочки. Становилось жарко. – Как хорошо ты рассказываешь, – сказала Лёля и взяла колбасу. Килька приподняла мордочку. Лёля разделила колбасу на две части. Одну отдала кошке, а другуюоставила себе. Съев колбасу, Лёля напомнила: – Мы совсем забыли про водолаза! – Да. Сейчас, я только схожу за инструментами... Папа пошел в мастерскую, а Лёля, сжимая Кильку в руках, побежала вниз по лестнице к морю. Как только Лёля спустилась на причал, Килька тревожно зарычала и попыталась вырватьсяиз Лёлиных рук. – Килька, что с тобой? Что это ты так разволновалась? Лёля подняла голову и принюхалась. – Чем это пахнет? Фу, какой ужасный запах! Неужели к нам снова прибило какую-то дохлятину? 13
  14. 14. Лёля, внимательно всматриваясь в воду возле причала, пошла вокруг острова-камня. Не заметивничего похожего на мертвого дельфина или утонувшую собаку, она направилась к месту, гдележал водолаз. Килька стала вырываться еще сильнее и даже оцарапала Лёлину руку. – Противная Килька, ты что?! Вон какую царапину мне оставила! Лёля отпустила кошку и взглянула на водолаза. – Ой! Что это с ним случилось? Костюм водолаза был сдутый и лежал как обычная сброшенная одежда. Шлем был отделенот горловины и валялся в стороне. – Так вот что так воняет! Лёля зажала нос и подошла поближе. – И кто это, интересно, открыл водолаза? Из горловины костюма вытекала сизая жижа. Точно такого же цвета от костюма в сторону лестницывели следы-кляксы. Лёля посмотрела на следы и, сложив руки на груди, шепотом произнесла: – Как же я их раньше не заметила! Наверное, они появились, когда я обходила причал с той стороны. И вообще, интересно, кто это наследил? Подошел папа с ящиком, в котором лежали инструменты. Он остановился возле водолазногокостюма и с тревогой произнес: – Вот так дела! Кто-то раньше нас снял шлем и похитил то, что было внутри, если там вообщечто-нибудь было. Лёля показала на следы. – А следы? – Еще и следы... Наверное, это тот, кто снял шлем, а потом убежал, наступив в эту слизь. Надо же, какоезловонье! – А если это тот, кто сидел в костюме? Он дождался, пока мы уйдем, а потом выбрался наружу. Папа и Лёля пошли по следам. Они остановились возле лестницы и переглянулись. Папа произнес: – Следы ведут наверх, к нам в дом. – Но кто это? – Надеюсь, нас разыгрывают друзья. Папа подбежал к ящику с инструментами и достал оттуда старый боцманский нож. Потом подошелк Лёле. – Ничего не бойся, стой здесь. Я только осмотрю дом и вернусь. Лёля осталась одна. Она позвала Кильку, чтобы не было так страшно. Но Кильки нигде не было. Лёляпосмотрела на водолазный костюм, лежащий на причале. Оболочка какого-то неизвестного существавысохла на солнце и превратилась в серую бугристую сброшенную кожу. «Интересно, как там папа?Может, он сейчас сражается с “выползшим” и ему очень тяжело. Выползший...». Лёля очень тихо14
  15. 15. произнесла это слово и прикрыла рот рукой. Потом прислушалась. Тихо. Лишь цикады поютнаверху и слышится стук ее собственного сердца. Лёля простояла минут десять, не зная, что ей делатьдальше. Потом позвала: – Папа... Никто не ответил. Высоко на лестнице Лёля увидела Кильку. Килька взглянула на Лёлюи отвернулась. «Ну ладно, Килька, – подумала Лёля, – ты ко мне еще придешь за рыбкой!». Лёля сновапосмотрела на водолазный костюм. Возле него по причалу важно расхаживала чайка. От ее лапна досках оставались следы-кляксы. Следы чайки! Значит, она вступила в жижу, а потом пошлак лестнице. Ну конечно! А шлем, пока они завтракали, сам отвалился. Из костюма вылилась жидкость,и он сдулся. «Какая я умная», – решила Лёля. Тем временем чайка заглянула в шлем и поцарапала тамчто-то клювом. Потом почти полностью вошла в него, оставив снаружи один покачивающийся хвост.«Вот бы ее поймать», – подумала Лёля и сделала несколько осторожных шагов к шлему. «Подойтипотише и перевернуть шлем». Лёля, затаив дыхание, на цыпочках подходила к шлему. «А то ей можно меня пугать... пусть знает,как это неприятно.» Девочка коснулась пальцами решетки, защищающей стекло, и чуть присела,приготовившись опустить шлем. Чайка продолжала копошиться, не замечая Лёли. Вот ее хвост,плотно сложенный из перьев. Такой упругий и живой, будто отдельное существо, очень смешнойхвост. Вдруг Лёля представила себя на месте чайки, как она попадает под тяжелый мрачный колпак.Как это, наверное, страшно. Нет воздуха и света. Нет моря и неба. Пусть это и шутка, всегона мгновение, но это не очень хорошая шутка. Лёля убрала руку и выпрямилась. Чайка хвостом впередвышла из шлема и вдруг, заметив девочку, остановилась и замерла. Странно, но у птицы не былоклюва. Вместо клюва у чайки была прорезь. Такой страшной птицы Лёля еще никогдане видела. Прорезь медленно открылась, и часть головы птицы завалилась назад. Чайка тряхнула шеейи поставила ее на место. Потом подошла к краю пирса и, взмахнув крыльями, полетела прочь. Лёля смотрела вслед удаляющейся птице и не заметила, как к ней подошел отец. – Я никого не нашел. Лёля вздрогнула и сделала недовольную гримасу... – Па, ты меня напугал. – Прости, я не хотел. – А я видела чайку без клюва. Она зашла в шлем, кажется, с клювом, а вышла без него. Отец присел к шлему и заглянул в него. – Да, точно, что-то лежит. Папа взял «клюв» и поднес к глазам. -У чайки не может отвалиться клюв, тем более такой. Лёля взяла у папы «клюв» и стала его крутить в руках. – Может, какая-то кость, рыбья? – Все может быть. Папа взялся за веревку, к которой был привязан шлем. Потом столкнул шлем ногой в воду и стал егопромывать, дергая за веревку и бегая вдоль причала. Затем он ополоснул костюм, трубки, которыек нему крепились, и другие непонятные приспособления и детали. После он аккуратно все разложилна причале. – Ну вот, пусть сохнет. Пойдем в дом. Лёля и папа поднялись в дом, где было хорошо и прохладно. Папа лег на старый полосатый диван,взял у Лёли «клюв» и стал его внимательно рассматривать. – У курицы есть похожая кость в грудной клетке… Папа зевнул: – Посплю чуток. Лёля вышла на веранду. Облокотившись на перила, она долго смотрела на море. Солнце светилов полную силу, оставляя на воде множество бликов. Где-то там, далеко-далеко, плыл огромный корабль,на котором пела Лёлина мама. Мама самая красивая и самая лучшая. 15
  16. 16. Вечером были гости. Они приплыли на большой ярко-рыжей резиновой моторной лодке.На веранде было шумно и весело. Пекли рыбу на углях, пили вино с фруктами и говорили сразу обовсем. Лёля сидела в плетеном кресле, чуть отстраненно и внимательно разглядывала папиных друзей. Зевс, высокий художник с завитыми волосами и огромным смеющимся ртом, сидел на перилахи говорил о том, что превосходное всегда медленно созревает. Лёля представила на его голове бигуди.Потом она подумала, что бигуди хорошее жилище для ос. Хотя, когда осы живут в волосах, этоне очень здорово. Антоша Уткин, человек нежный, с выразительными глазами цвета голубого мармелада, лежална кушетке и спорил с Зевсом. Килька сидела на животе Антоши и внимательно изучала его лицо.Казалось, она понимала, о чем говорит Антоша. – Вот скажи, Зевс, тебе нравится, когда тебя хвалят? Зевс на секунду застыл, изящно заломив руки. – Ну зачем же спрашивать о вещах, которые не требуют пояснений. Всем приятно, когда их хвалят,и Кильке, и мне, и тебе. Другое дело, когда хвалят искренне, за дело, а не за красивые глаза.Антоша отвел глаза и сложил губы в бант. Спор продолжался. Антоша Уткин нравился Лёле. Особенно его фамилия. Когда звучала фраза «К нам сегодняприедет Антоша Уткин», Лёля представляла себе большую запеченную утку на блюде, с золотистойкорочкой и вытекающим из нее жиром. Но еще в Лёлиных представлениях возникал острый нож,который с хрустом входил в утиную мякоть и рассекал ее на две половинки. Половинки заваливалисьи в центре блюда появлялись дымящиеся яблоки. Лёле захотелось утку, и она стала пристальноразглядывать Антошу. Антоша поймал Лёлин взгляд и повернул голову. Его загорелая шея сложиласьв мягкие складки и действительно стала похожа на утиную. Лёля кивнула Антоше и перевела взглядна других гостей. Дамы сидели за столом в красивых платьях. Их кольца сверкали в лучах вечернего света. Браслетыстягивали запястья, кулоны и цепочки струились искрящимся водопадом, серьги звездами горели в ушах.Дамы пили вино и курили сигареты. Они были художницами. Они были частью этого вечера, этогосолнца, они были прекрасны. Но Лёле так не казалось. Ангелина, с розовым обгоревшим носом и щеками, что-то очень долго говорила, повторяя однуи ту же мысль по много раз. Ее глаза неестественно блестели и смотрели в разные стороны. Онапостоянно поправляла волосы рукой, сжимая в пальцах горящую сигарету.Другая художница, которую звали Мариэлла Кёлль, все время подкручивала огромные перстнина своих пальцах и стреляла глазами в сторону Антоши Уткина. Она была довольно крупной дамой,очень загорелой и очень накрашенной.16
  17. 17. Третья женщина сидела в темных квадратных очках. Ее белые волосы, как нити, свисали до плеч. Когда она улыбалась, на щеках появлялись две приятные ямочки. При этом она не разжимала зубы,отчего улыбка казалась фальшивой. Звали ее Элар, и это была новая знакомая Саши Гагукина. Она былаздесь впервые. Саша Гагукин приехал сегодня в молочном костюме. Его усики, очень тонкие, и аккуратноподстриженная бородка делали его похожим на заморского лорда. Глаза, черные и мерцающие, былиобведены коричневым и, казалось, плавали в масле. Он сидел рядом с Элар и держал ее за локоть.Запах духов и табачного дыма витал в воздухе. Вечер был душным. Хотелось прохладного ветеркаили даже дождя. Далеко в море стояло несколько яхт. Папа принес новую партию печеной рыбы. Все сели за стол и разлили вино. Зевс посмотрелна водолазный костюм, который папа повесил в углу веранды, взял рюмку и произнес речь: – Друзья! Каждому из нас суждено что-то найти в этой жизни! Антоша Уткин кашлянул. Зевс перевел взгляд на Антошу и продолжил: – Именно найти по воле случая. Не создать, не приручить, не вырастить, а НАЙТИ! Ведь этоне просто водолазный костюм, который имеет историческую и, может быть, даже музейную ценность... Дамы повернули головы в сторону костюма. Зевс поправил завиток на голове и стал говорить дальше: – Это некий символ, знак... – Знак судьбы, – подсказала Мариэлла Кёлль. Зевс кивнул Мариэлле. – Знак судьбы, если хотите. Может быть, это не Лейф нашел костюм, а костюм сам выбрал его! Лейфом звали Лёлиного папу. Ангелина одним глазом взглянула на Зевса, другим на папу и нараспевпроизнесла: – А когда будет примерка? Мне страшно хочется увидеть, как Лейф смотрится в своем новом наряде. – За Лейфа и его новый костюм! – крикнул Антоша Уткин. Все чокнулись и выпили. 17
  18. 18. – Бог ты мой! Вы посмотрите, что творится! Мариэлла указала в сторону моря. Там горела одна из яхт. Огонь забирался вверх по мачте и пожиралпарус, на котором был изображен портрет одной видной особы. Лёля крикнула и бросиласьк перилам. – Это горит портрет, который рисовал мой папа! – Как горит...– процедил Саша Гагукин и облизал свой ус. Люди с яхты стали сбрасывать какие-то вещи и прыгать в море. Антоша Уткин изучал происходящеев бинокль и комментировал. – У них тоже, кажется, была вечеринка. Я вижу стол, бутылки, раз, два, три... четыре человека, нет,еще один и женщина, как смешно прыгнула... Люди плыли к соседней яхте, там им помогали подняться и пытались как-то утешить. Но людикричали, ругались и кто-то даже плакал. Солнце медленно садилось в море. Остров-камень, освещенный золотисто-медным светом,причудливой башней возвышался из воды. Гости смотрели на закат и догорающую яхту. Дымподнимался в небо, и казалось, что это горит солнце. Потом все сели за стол и стали обсуждатьпроисшествие. Элар сняла свои черные очки и подняла огромные кошачьи глаза на папу. – Скажите, Лейф, что Вы чувствуете, когда горят Ваши полотна? Папа не ожидал увидеть таких пронзительных зеленых глаз. Он глупо улыбнулся и попробовалсформулировать свою мысль: – Э... мне, если честно, понравилось, как сгорел этот портрет. Вмешался Антоша Уткин: – Мне бы тоже понравилось, если бы я за работу получил приличные деньги, а человек, которогоя изобразил, был бы мне не очень симпатичен. Зевс наполнил рюмку. – Вот что поразительно – то, что мы сейчас с вами наблюдали, я назвал бы искусством экспрессивнойагонии. – У людей корабль сгорел! – подчеркнула Мариэлла. – Конечно, любое эффектное безобразие можнообозвать «перформенсом», но до искусства тут далеко. – А я считаю, человек получает то, чего он заслуживает, – вставил Антоша Уткин. – Зачем рисоватьсвою персону на целый парус и катать ее по волнам всем на обозрение? Вот, посмотрите, какойя большой и красивый!18
  19. 19. Саша Гагукин выглянул из-за плеча Элар. – У каждого из нас есть выбор, а еще и возможность, – Саша погладил руку Элар. – Представь, Антоша,некая прекрасная дама безумно любит тебя... Мариэлла Кёлль бросила взгляд на Уткина. – Разве ты откажешься, если она преподнесет тебе твой портрет? А может быть, вы будете изображенывместе. Как это романтично – белая яхта несется по волнам, а ветер надувает парус, на которомизображены счастливые влюбленные. Антоша потянулся к бутылке. – Надо выпить. А что это мы сидим в тишине, где музыка? Включили музыку, и праздник продолжился. Потом все танцевали, после обсуждали клюв, которыйпапа нашел в шлеме. Все согласились, что это больше похоже на обточенную волнами кость. Лёле захотелось спать, и она пошла к себе в комнату. В зеркале отражались луна и звезды. Лёлясмотрела на луну и думала, что зеркало – это как второе окно. В нем все видно, как в жизни, но попастьвнутрь мешает стекло. Глаза стали постепенно слипаться. Луна превратилась в дрожащую полоску,а потом и вовсе исчезла. Лёле снился причал, который уходил в глубь моря. Лёля шла по нему и искала глазами остров-камень. Но его нигде не было. Было только море и причал, который шел до горизонта в однуи другую сторону. Вдруг вдалеке она заметила что-то на досках. Девочка подошла ближе и увиделалежащего водолаза. Из трубок его костюма вытекала сизая жижа. Водолаз пошевелил рукой и поднялголову в шлеме. Потом медленно встал и сделал шаг к Лёле. Он был огромного роста. Смотровоестекло было в ракушках, и он пытался очистить его перчаткой. Лёля сделала несколько шагов назад.Водолаз за ней. Лёля изо всех сил бросилась прочь. Водолаз шел за ней, громко стуча латуннымибашмаками о доски причала. Мимо проносились яхты, их паруса были охвачены ярким пламенем.Одна из яхт врезалась в причал и перегородила дорогу. Причал загорелся и Лёля остановилась.Водолаз, громыхая, подходил к девочке. Лёля не знала, что ей делать дальше, прыгать в море 19
  20. 20. или попытаться взлететь. Она взмахнула руками, но осталась на месте. Огонь и водолаз приближалисьс двух сторон. Лёля закусила губу и приготовилась к самому худшему. Водолаз остановился и сталотвинчивать шлем. Звук, пронзительный и скрипучий, резал слух. Водолаз поднял шлем, но вместоголовы у него оказалась пустота. – Примерь, – сказал водолаз и протянул шлем Лёле. Лёля попыталась закрыться руками, но шлем уже накрыл ее и стало темно. Постепенно глаза девочкипривыкли к темноте. Она покрутила головой и разглядела круглое окошко, а в окошке чьи-то глаза.«Так это же я! Интересно, зачем поставили зеркало вместо прозрачного стекла?». Лёля приблизиласьк зеркалу. Отражение запотело и стало мутным. Девочка протерла зеркало рукой и вдруг увиделаостров-камень. Остров-камень медленно погружался в море. Вскоре он полностью исчез под водой.На стекле шлема тоже показалась полоска воды, которая поднималась вверх. Потом появились рыбки.Они с любопытством смотрели на Лёлю, подплывая к стеклу и тыкаясь в него носами. «Как красиво», –подумала Лёля и, оттолкнувшись от причала, поплыла вперед. Она плыла легко, как будто бы парилав воздухе. Лучи солнца лентами проходили сквозь толщу воды. Цветные рыбки стайками проплывалитут и там. Дно покрывал белый песок, из которого росли морские цветы самых удивительных форми расцветок. Вдруг она почувствовала, как что-то коснулось ее шеи и стало пытаться влезть внутрьшлема. Что-то скользкое и холодное, что-то такое, от чего холодело сердце. Лёля проснулась и открыла глаза. Было утро. Лёля выглянула в окно и увидела на небе тучи.Они висели над морем, как лохматые дирижабли. Лёля прислушалась. Было тихо. Она вспомнила провчерашний шумный вечер, водолаза и сгоревшую яхту. Лёля встала, расправила платье, в котором уснула, и вышла из комнаты. В доме и на веранде никогоне было. На столе были пустые бутылки, остатки рыбы и косточки от фруктов. А еще была коробкас тортом. Видимо, собирались пить чай, но почему-то не успели. «Не успели», – промелькнуло в головеу Лёли.20
  21. 21. Килька смешно спала на кушетке, сложив лапы на животе. Лёля села рядом с кошкой и вдругвспомнила свой сон. «А где все? Пошли купаться или спят?». Лёля поискала в доме, в мастерской,в саду – никого. Спустилась на причал и обошла вокруг острова-камня. Дул сильный пронизывающийветер. «Морской гвоздики» не было. Веревка, которой была привязана резиновая лодка гостей,уходила в воду. Лёля проследила взглядом, куда ведет веревка, и увидела в глубине оранжевый, едваразличимый предмет. «Лодка утонула?!». Рядом с причалом плавали обломки сгоревшей вчера яхты, доски,пакеты, бутылки и часть паруса, на котором был изображен глаз уничтоженного огнем портрета. В море не было ни одного корабля или яхты. Волны шли в сторону берега, набирая высотуи с гулом разбиваясь о скалы. «Наверное, папа повез гостей домой на “Морской гвоздике” и скоровернется». Лёля поднялась на веранду и стала убирать со стола. Остатки рыбы она бросала Кильке,которая с удовольствием их ела. Вдалеке послышался раскат грома. Лёля подняла голову и увиделаогромную молнию, которая прошила небо и ударила в море. Страшный треск, переходящий в гром,оглушил Лёлю и кошку. Килька заметалась по веранде, выпучив глаза и царапая когтями доски. Лёляпригнулась и зажала уши руками. Резкий порыв ветра смел все со стола. Лёля успела схватить коробкус тортом и вбежала в дом. Дождь с нарастающим шипеньем перешел в гул, а потом крупные капли превратились в град.Стоял страшный грохот. Казалось, в жестяную крышу одновременно стреляют из тысячи небесныхружей. Волны с ревом бились в остров-камень. Белые брызги, похожие на острое битое стекло, стенойподнимались до самой веранды. Это был настоящий шторм. Лёля стояла открыв рот, крепко сжималаторт и смотрела, как пена оседает на деревянном полу. Порывом ветра оторвало нескольковиноградных ветвей. Зеленые листья, сбитые градом, летели в разные стороны. Вдруг Лёля почувствовала, что в доме кто-то есть. Она положила коробку на подоконник, отошлак стене и спряталась за кресло. «Ну конечно, это же “выползший”, как она про него забыла!». 21
  22. 22. Так страшно Лёле еще никогда не было. Она представила себе человека-слизь с огромным ртоми острыми загнутыми зубами. В окно ударила оторвавшаяся ветка. Лёля вскрикнула и бросилась в своюкомнату. Захлопнув дверь и закрыв окно, она залезла под кровать и свернулась клубком. «Где же папа,зачем он уехал, зачем оставил ее одну? Вряд ли сейчас, в такую погоду, он сможет добратьсядомой». Вдруг послышался страшный скрежет. Пол, стены и потолок заходили ходуном, лопнулостекло, с полок посыпались Лёлины вещи. Сверху полетели известка и труха. Это остров-каменьсошел со своего места, и его потащило дальше в море. «Ну и лето! Уж лучше ходить в школуи никогда не оставаться одной». Лёля услышала, как где-то жалобно мяучит кошка. Она выглянулаиз-под кровати и увидела Кильку, сидящую с той стороны окна. Килька была вся мокрая. Шерсть белымииглами торчала в разные стороны. «Надо спасать Кильку», – подумала Лёля и, набравшисьрешительности, вылезла из-под кровати. Подойдя к окну, она взялась за щеколду и застыла. В глубиневеранды, согнувшись, стояло «нечто». Оно перебирало пустые бутылки и что-то искало. Почувствовав,что на него смотрят, оно повернуло голову и затихло. «Вот он, “выползший”», – подумала Лёляи ей сделалось дурно. Она села на кровать и выдохнула из себя весь воздух. Страх вдруг куда-то ушел,и Лёле стало все безразлично. Она легла на кровать и закрыла глаза. А в это время к берегу волны несли двухпалубный прогулочный корабль. Люди видели, чтоих тащит на скалы, и спускали на воду шлюпки. Небо стало светлеть, ветер поменял направление, а вскоре и вовсе стих. И только волныпродолжали идти в сторону берега, но уже более плавно и размеренно. Дождь с градом прекратился. Лёля прислушалась к тишине. Рядом с ее рукой было что-то мягкое. Мягкое заурчало, и Лёляпогладила Кильку. Потом села на кровати и обняла кошку. Странно, но окно было раскрыто. Лёляоглядела комнату. По потолку и стенам до самого пола шла огромная трещина. Книги, альбомы,ракушки, куклы и другие безделушки были разбросаны по всей комнате. Лёля осторожно подошлак окну и посмотрела на место, где она видела «выползшего». Там, зацепившись за виноградные ветви,висела папина черная накидка с капюшоном. Она действительно была закручена ветром в позеприсевшего существа. «Значит, он мне просто привиделся», – успокоила себя Лёля. Очень хотелосьесть, и Лёля, вспомнив про торт, взяла коробку и пошла в гостиную. Торт был клубничныйсо взбитыми сливками. Каждый кусочек таял во рту, поднимал настроение и давал надежду на лучшее.«Вот я сейчас доем этот ломтик и приедет папа». Лёля облизала пальцы и пошла на веранду. Верандаотошла от дома и была в ужасном состоянии. Ее перекосило и почти весь виноград унесло ветром.Лёля спустилась по лестнице к морю и остановилась. Часть досок сорвало с причала и утащилов море. Из воды торчали погнутые балки и сваи.22
  23. 23. Лёля пошла по причалу, там, где можно было пройти, и, завернув за выступ, увидела большойдвухпалубный корабль, завалившийся прямо на остров-камень. «Вот это да!». Лёля подошла поближеи прочитала надпись на носу судна – «Эолия». «Так это настоящее кораблекрушение! Наверно, с берега должны были давно заметить корабльи прислать помощь». Лёля покрутила головой и вздрогнула. Вместо привычной скалы, на которойстоял поселок, она увидела тонкую полоску земли. Как далеко ушел остров-камень в море, какдалеко ее родной берег, как далеко папа! Лёля стояла на причале, обдумывая, что ей делать дальше.Наверное, на корабле должны быть люди. – Эй! На корабле! Есть там у вас кто-нибудь? Лёля прислушалась, ожидая ответа. Она крикнула еще несколько раз, но никто не ответил. Девочкаподнялась к дому. Верхняя палуба корабля была как раз на уровне веранды. Но расстояние междубортом и скалой было довольно большое. «Надо как-то попасть на корабль». Лёля перевесилась черезперила и стала изучать палубу – покосившиеся надстройки, сорванная лестница, запутавшийсяв веревках шезлонг, чья-то удочка. – Люди! – позвала Лёля. Вдруг внутри корабля раздался скрежет, переходящий в протяжный стон. Лёля отпрянула от перил.А что, если попробовать залезть на черешню и по ветвям, которые очень удачно склонилисьнад судном, перелезть на его палубу? Девочка вскарабкалась на дерево и стала осторожно двигатьсяпо ветке, которая нависала над капитанским мостиком. Лёля заглянула в бездну, которая была междукораблем и островом-камнем, и у нее закружилась голова. Она крепче вцепилась в деревои, почти не дыша, поползла дальше. 23
  24. 24. Спрыгнув на палубу, Лёля огляделась и медленно пошла в сторону трубы. Труба была покрашенав яркий желтый цвет и на ней был изображен фиолетовый дельфин. Лёля рассмотрела дельфинаи двинулась дальше. Она еще ни разу не была на таком судне, ну разве что в своих снах. Подойдяк капитанской рубке, Лёля вошла в открытую дверь. Навигационная панель была из красноголакированного дерева. Приборы, латунные ручки, какие-то переключатели, лампочки, кнопкизавораживали взгляд. Ах, как красиво, таинственно и непонятно! Лёля взялась за штурвал и глубоковздохнула. Как хорошо, наверное, плыть по волнам на таком красивом корабле! Какое счастьеповорачивать это колесо и менять курс! Впереди было бесконечное море с тонкой полоской берега нагоризонте. Но судно стояло на месте, притянутое некоей силой к острову-камню.24
  25. 25. Вдруг корабль снова застонал, и Лёля отпустила штурвал. Что это за страшные звуки? Девочкаснова вспомнила о водолазе. Что же делать дальше, пойти в дом или спуститься внутрь корабля? Лёляподняла валявшуюся капитанскую фуражку и примерила. Заглянув в круглое зеркало, висевшее надкоричневым кожаным диваном, Лёля не узнала себя. Белое лицо, круги под глазами, куда-топодевались свежесть и веселость. На нее смотрела совсем другая девочка. Девочка, пережившая бурюи оставшаяся совсем одна. Лёля села на диван и заплакала. В дверях появилась Килька. Она подбежалак Лёле и стала тереться о ее ногу. Лёля вытерла слезы, взяла Кильку на руки и потрясла перед собой. – Что, Килька, страшно тебе, страшно? Кошка обвисла и как будто поняла девочку. – Теперь мы остались совсем одни, ты и я, понимаешь?! Лёля встала, шмыгнула носом, надвинула фуражку на глаза и произнесла уверенным голосом: – Ну что ж, назначу себя капитаном. Смеркалось. Лёля решила отложить обследование корабля до завтра. Она перебралась обратнона остров-камень. Перекусила бутербродами и тортом и, взяв с собой Кильку, пошла спать. Снов не было. Лёля проснулась поздно. Она обошла весь остров-камень в надежде кого-нибудьнайти. Солнце стояло высоко, было жарко. В доме заканчивалась питьевая вода. Не былоэлектричества. Холодильник потек и почти все продукты в нем испортились. В море не былони одной яхты и ни одного корабля. Полоска земли тоже исчезла. Лёля сидела на веранде и готовиласьк вылазке на «Эолию». Она взяла зеркальце, подкрасила ресницы и ярко подвела губы. Затем наделакапитанскую фуражку и закинула за плечи рюкзак на случай, если найдет что-нибудь из еды. Подойдяк водолазному костюму, который висел на одном из столбов веранды, Лёля пристально на негопосмотрела и похлопала по плечу. – Ну что, ты меня будешь ждать? 25
  26. 26. Девочка перебралась на корабль и спустилась на нижнюю палубу. Узкий длинный проход междудверями кают и бортом был увит спутанными веревками и проводами, на которых висели яркиефлажки и гирлянды цветных лампочек. Лёля обошла корабль по кругу и нашла только разбитуюшлюпку, которая перегородила дорогу. Потом она открыла одну из дверей и оказалась внутридлинного коридора. С двух сторон были пассажирские каюты. Девочка заглянула в одну из них.Каюта была небольшой, но там было все необходимое для жизни. Лёля посидела на большой кроватис резной спинкой. Зашла в комнату, в которой стояла белая ванна, чуть не наступив на стеклаот разбитых флаконов и пузырьков. Стоял удивительный запах разлившихся духов. Не найдя никого,Лёля пошла обследовать другие каюты. Потом она оказалась в большом светлом зале. На полу лежалахрустальная люстра, повсюду были рассыпаны сверкающие подвески. Столы были сдвинуты в однусторону, стулья опрокинуты и поломаны. На сцене стоял белый рояль. Из-под крышки инструментасвисала длинная красная женская перчатка. Лёля подошла к сцене и увидела на стене плакаты. Тамбыли изображены портреты разных артистов. Певицы и певцы призывно улыбались, сжимая в рукахмикрофоны и гитары. На одном из портретов Лёля узнала свою маму. Мама весело подмигивалаЛёле, рядом с ней стоял мужчина с набриолиненной головой и дул в золотую трубу. Значит, это тотсамый корабль, на котором пела мама? Но, может быть, это старый плакат, и мама давно поетна другом корабле? Лёля подошла к роялю, вытянула из-под крышки перчатку и, подумав немного,надела ее на свою руку. – Теперь я девочка Красная Рука и ничего не боюсь. Лёля сложила пальцы в пистолет и пошла дальше.26
  27. 27. Скоро она оказалась на кухне. Здесь тоже был ужасный беспорядок. Сваленные на пол кастрюлии сковородки, просыпанная мука, остатки какой-то еды валялись вперемежку с коробками, банкамии бутылками. Стены были залиты соусами, засохшие потеки и кляксы подчеркивали весь ужаспроисшедшего с кораблем. Лёля нашла здесь несколько бутылок лимонной воды, печенье, кусококорока и маринованные овощи в банке. Все это она сложила в рюкзак. Рюкзак получился тяжелым,и Лёля, согнувшись, направилась обратно домой. С трудом перелезла по ветке на дерево, с дерева в сад, гдеее встретила Килька. – Ну вот, теперь у нас есть вкусная вода и мясо. – Это моя вода и мое мясо. Лёля обернулась на голос и увидела мальчишку, который сидел в плетеном кресле, заложив рукуза голову, и курил. Лёля, не ожидав увидеть мальчика, ужасно испугалась. Она немного постояла, приходя в себя, не зная,радоваться или огорчаться этой встрече. Потом прошла на веранду и сняла рюкзак. – Ты что, с этого корабля? – Ну да. – А где все? – А все сели в шлюпки и уплыли. – А тебя почему не взяли? – А я уступил место одной старухе. Лёля села за стол, достала бутылку и, отвинтив крышку, стала пить. 27
  28. 28. – А почему старуха не посадила тебя на свои колени? – А у нее не было колен, она была в инвалидной коляске. – Здорово врешь! Лёля улыбнулась мальчишке и протянула ему бутылку. Тот сделал глоток. – Хорошо, что все уплыли. – Тебе хорошо? – Да, мне прекрасно. Мальчик затянулся и выпустил дым. Лёля пожала плечами и посмотрела на свою руку в перчатке. – А у вас пела певица по имени Хельга Де Мар? Мальчик задумался и почесал бровь. – У нас много кого пело, сразу и не вспомнишь. Такие певицы были – закачаешься! Мальчик внимательно посмотрел на Лёлю, в его глазах горели дерзкие огоньки. Волосы, выбеленныесолнцем и спутанные, были заправлены за уши. На нем не было рубашки, а тело было крепкоеи загорелое. – Тут кто-нибудь еще есть? Мальчик пальцем обвел веранду. – Есть, кошка. – И все? – И все. Лёля показала в сторону корабля. – Ты тоже один? – Один. – Может быть, скажешь, как тебя звать? Мальчишка встал и поклонился. – Нестор. – Лёля. – Очень приятно. – Мне тоже.28
  29. 29. Нестор, чуть прихрамывая, подошел к водолазному костюму. – Он тут как, просто так висит или в нем можно погружаться? – Не знаю, папа выловил его в море. Лёля рассказала о том, что случилось с ней за последние два дня. Потом Нестор поведал своюисторию, как их корабль попал в шторм, потерял управление и его понесло на скалы. А чтобыло дальше, не помнит, потому что, когда огромная волна ударила в борт, его швырнулона кормовую переборку и он потерял сознание. Очнувшись, он никого не обнаружил. Штормзакончился, а «Эолия» села на рифы, сцепившись с островом-камнем. Шлюпок на кораблене осталось, значит все, наверное, попытались на них спастись. – Тебе было страшно? – спросила Лёля. – Да. Корабль снова издал скрежещущий звук. Веранда заскрипела и чуть качнулась, в море посыпалиськамни. – В корабле пробоина, если он отойдет от скалы, то утонет, – сказал Нестор. Весь остаток дня Лёля и Нестор носили с «Эолии» съестные припасы, воду и все то, что считалиценным. Пока носили, Лёля выяснила, что Нестору тринадцать лет, что он сын капитана и что«Эолия» выходила в море на два-три дня и катала своих пассажиров, предоставляя им возможностьхорошо провести время. Узнала и про свою маму, которая никогда не была на «Эолии», а афишивисят исключительно для красоты. Поздно вечером сели ужинать. Нестор откинулся на спинку лавки и закурил. – Хорошо у тебя здесь. Спокойно, тихо, просто рай. Никакой возни. 29
  30. 30. – Какой возни? – переспросила Лёля, скручивая тонкую полоску ветчины в трубочку. – Ну, представь, что «Эолия» – это такая плавающая картонная коробка, а в ней ползают тетенькии дяденьки. И что-то им постоянно надо, чего-то им всегда не хватает. И какие-то там у них великиепроблемы. И вот они ползают, как хомяки, и возятся, возятся... Нестор сжал в кулаке воображаемого хомяка и пустил на него дым. – А ты потому и закурил, что сильно переживаешь? – Нет, мне просто нравится. Мальчик засунул окурок в пустую бутылку и растянулся на кушетке. – Я здесь сплю. Лёля еще посидела за столом, прислушиваясь к тишине и легкому шелесту волн. Нестор Лёлепонравился, особенно его живые выразительные глаза. Лёле снился корабль. Он шел по морю, пуская клубы черного дыма. Вот только вместо трубыторчала синяя бутылка с наростами и ракушками на стекле. А потом из трубы-бутылки сталивыпрыгивать дельфины. Их было очень много. Скоро вместо моря остались одни их спины.Дельфины жалобно кричали, как обиженные кошки, раскрывая рты-клювы и показывая мелкие белыезубы. Лёля проснулась. Была ночь. Где-то в саду мяукала Килька. Кто-то прошел по веранде, потомпослышался звон бутылок. Лёля вскочила и подбежала к окну. Лунный свет серебристыми линиямии мазками очерчивал предметы. В углу веранды кто-то стоял. Лёля вспомнила ту страшную ночь, когдана этом же месте увидела «выползшего». Кто-то пошевелился и повернул голову. Два мерцающих огонькапосмотрели на Лёлю. Потом этот кто-то тенью перелетел через перила и спрыгнул на палубу корабля.«Где же Нестор?». Лёля вышла на веранду. На кушетке, где уснул Нестор, было пусто. – Нестор! – позвала Лёля. Прибежала Килька и стала ныть. – Килька, ты Нестора не видела? Лёля погладила кошку и пошла в сад. Обойдя дом, спустившись на причал и посмотрев в мастерскойи даже в сарае, Лёля не нашла Нестора. Может быть, он зачем-то пошел на «Эолию»? Но ведьна корабль пошел и «выползший»!30
  31. 31. Лёля стояла в раздумьях. Вдруг послышался нарастающий гул, будто бы заводят патефон. Набравобороты, гул действительно превратился в музыку. Внизу за перилами вспыхнул яркий свет. Лёляподбежала и посмотрела вниз. «Эолия» была вся в огнях. Свет шел из всех окон и иллюминаторов.Цветные лампочки и фонарики гирляндами опутали корабль, как новогоднюю елку. Громко играламузыка. Это была любимая Лёлина песня, которую пела ее мама. «Говорят, что я прелестна, Обольстительна, свежа, Что воздушны и небесны Мое тело и душа. Зеркало не даст ответа, Отраженье, как туман, Только легкий сгусток света Очертанием в тюльпан». Лёля не знала, что и думать. Сердце разрывалось от нахлынувших чувств. Праздник смешалсяс ужасом. Бесконечные тайны и загадки ставили Лёлю в тупик. Песня поплыла и растянулась. Светзадрожал и внезапно погас. Стало тихо и темно. Лёля стояла и смотрела на луну. Когда лунаразделилась и превратилась в Килькиных два глаза, Лёля легла на кушетку и уснула. Утро было прохладным. Что-то скребло и шуршало. Лёля проснулась. Она ужасно замерзлаи лежала, обхватив плечи руками и поджав ноги. Нестор сидел на полу и чистил водолазный шлем. – Нестор! – Лёля строго посмотрела на мальчика. – Ты где был ночью? – У меня было дело на «Эолии». – Это ты включил свет и музыку? Нестор отложил щетку и хитро взглянул на Лёлю. – Я решил попробовать связаться по рации с землей. – Связался? – Да. – И что? – Мне сказали ждать. А еще посоветовали слушать радио. Лёля встала и потерла глаза. – А ведь правда, мы совсем не слушаем радио. 31

×