Газета Общества онкологов-химиотерапевтов RUSSCO 2-2014

1,458
-1

Published on

Газета Общества онкологов-химиотерапевтов RUSSCO 2-2014

Published in: Health & Medicine
0 Comments
0 Likes
Statistics
Notes
  • Be the first to comment

  • Be the first to like this

No Downloads
Views
Total Views
1,458
On Slideshare
0
From Embeds
0
Number of Embeds
3
Actions
Shares
0
Downloads
3
Comments
0
Likes
0
Embeds 0
No embeds

No notes for slide

Газета Общества онкологов-химиотерапевтов RUSSCO 2-2014

  1. 1. АДЪЮВАНТНАЯ ТЕРАПИЯ РАКА ЖЕЛУДКА НЕОАДЪЮВАНТНАЯ ТЕРАПИЯ РАКА ЖЕЛУДКА НОВОЕ В МОЛЕКУЛЯРНОЙ ОНКОЛОГИИ NRAS В ПРОГРАММЕ МОЛЕКУЛЯРНОЙ ДИАГНОСТИКИ ПЕРСОНАЛИЗАЦИЯ ЛУЧЕВОЙ ТЕРАПИИ С. 5-6 С. 6-8 С. 9 С. 10 С. 11 2 • 2014 МЕМОРАНДУМ ЕВРОПЕЙСКОГО ОБЩЕСТВА МЕДИЦИНСКОЙ ОНКОЛОГИИ (ESMO) О НАСТОЯЩЕЙ И БУДУЩЕЙ РОЛИ ХИМИОТЕРАПЕВТА В ОКАЗАНИИ ПРОФЕССИОНАЛЬНОЙ ОНКОЛОГИЧЕСКОЙ ПОМОЩИ В Европе увеличивается коли- чество онкологических больных, в то время как достижения в фунда- ментальной и практической онко- логии ставят перед онкологами все более сложные задачи по обеспе- чению больных современным ле- чением. Онкологические пациен- ты имеют право получать лучшее лечение у хорошо обученных ме- дицинских специалистов. Рак яв- ляется системным, гетерогенным и сложным заболеванием. Следо- вательно, онкологическая помощь должна оказываться командой вы- сококвалифицированных онколо- гов - хирургов, химиотерапевтов, радиологов, специалистов по диа- гностике, психологов, патоморфо- логов, молекулярных генетиков и других. Лекарственная терапия является одной из главных состав- ляющих лечения, включая не толь- ко воздействие на саму опухоль, но и симптоматическую и поддер- живающую терапию. Кроме того, лекарственная терапия - наиболее динамично развивающийся метод лечения, с большим количеством клинических и трансляционных исследований, что требует от хи- миотерапевтов быть не только практическими врачами, но и ис- следователями. В статье, опубликованной в журнале «Анналы онкологии», описывается роль специалистов по лекарственному лечению (хи- миотерапевтов) в оказании ква- лифицированной онкологической помощи. Независимая медицинская специальность Ранее химиотерапию относили к узкой специализации терапии внутренних болезней; такое под- разделение было проведено в Се- верной Америке и Европе в 1960-х годах. В качестве самостоятельной специальности и профессиональ- ной квалификации она была офи- циально признана Европейским союзом (ЕС) только в марте 2011 года после многолетних интен- сивных дискуссий между ESMO, ключевыми национальными об- ществами и странами-участница- ми ЕС. Официальное признание ЕС являлось важным шагом для гармонизации профессиональной подготовки и облегчения свобод- ного перемещения специалистов между странами, что делало опти- мальную онкологическую помощь для всех пациентов более доступ- ной. В связи с различиями систем здравоохранения и статуса онколо- гическойпомощивЕвропеиосталь- ном мире, а также тем, что химио- терапия должна быть утверждена как самостоятельная специальность еще в нескольких Европейских странах, ESMO/ASCO представили глобальную образовательную про- грамму по химиотерапии, содержа- щую свод рекомендаций для нацио- нальных образовательных структур и органов здравоохранения, исходя из возможностей страны и ее усло- вий. ESMO активно способствует попыткам согласования националь- ных стандартов с европейскими. Специальность «химиотерапевт» должна позиционироваться как значимая и привлекательная Химиотерапевт – это сложная, требовательная, но вместе с тем весь- ма значимая и стоящая профессия. Врачи этой специальности устанав- ливают продолжительные тесные духовные связи с онкологическими пациентами и их родственниками, значимо влияя на их жизнь. Молодые химиотерапевты, бла- годаря центральному положению специальности в онкологии, имеют широкий круг удивительных воз- можностей в различных областях - от науки до общественной деятельно- сти. Химиотерапевт, следя за много- численными новостями, связанными с лекарственным лечением рака, про- должает обучение всю жизнь и явля- ется одним из самых прогрессивных специалистов. В то же время, участвуя в иссле- дованиях, химиотерапевты сами являются главным двигателем меди- цинских инноваций. Начало эпохи химиотерапии относится к 1940-м годам. За это время химиотерапия, вероятно, внесла наибольший вклад в развитие и использование новых противоопухолевых лечебных под- ходов. Стандарты образования специалистов, занимающихся лекарственным лечением Согласно рекомендациям гло- бальной образовательной програм- мы по химиотерапии ESMO/ASCO, продолжительность обучения по этой специальности должна со- ставлять минимум 5 лет, первые 2 года из которых включают изучение внутренних болезней, далее 2 года − образовательная программа по хи- миотерапии с интенсивной клини- RUSSCO ПРИСОЕДИНИЛОСЬ К МЕМОРАНДУМУ ESMO Члены Правления Общества онкологов-химиотерапевтов на Открытом заседании в рамках Российского онкологического конгресса 2013 единогласно про- голосовали за поддержку Мемо- рандума ESMO. На этапе формирования Ме- морандума ESMO обратилось к национальным европейским об- ществам-партнерам с просьбой обсуждения данного докумен- та. В России партнером ESMO является RUSSCO. Положения Меморандума уже неоднократ- но обсуждались в Обществе он- кологов-химиотерапевтов, как актуальные в России. Следова- тельно, RUSSCO полностью раз- деляет и поддерживает позицию Европейского общества меди- цинской онкологии. ческой подготовкой по диагностике и лечению онкологических больных, а также клинический опыт терапии широкого спектра онкологических заболеваний. Настоятельно рекомен- дуется участие молодого специалиста в клинических исследованиях препа- ратов в онкологии на протяжении, по крайней мере, 1 года и международ- ных образовательных программах. Профессиональные онкологи-хими- отерапевтымогуттакжеполучитьдо- полнительную узкую специализацию в области их компетенции (напри- мер, по конкретной нозологии). Как и в других специальностях, химиотерапевт после получения сертификата должен участвовать в программах непрерывного медицин- ского образования, которые при- званы улучшить качество медицин- ской помощи, установить стандарты профессионального соответствия и способствовать получению образо- вательных грантов, что необходимо для профессионального совершен- ствования на протяжении всей жиз- ни. Представление об онкологии как комплексной дисциплине и необхо- димости мультидисциплинарного подхода онкологической помощи должно формироваться в медицин- ском институте и на всех этапах профессиональной деятельности во время непрерывного медицинского образования. Химиотерапевты долж- ны принимать участие в образова- нии студентов-медиков и обучении онкологии молодых врачей. В образовательных программах ESMO принимают участие более 300 ведущих экспертов в различных областях онкологии. Сведения, по- лученные на мероприятиях ESMO, достаточны для прохождения еже- годного экзамена ESMO (http://www. esmo.org/Science-Education). Взаимодействие химиотерапевтов с другими специалистами и создание междисциплинарной команды (МК) Для разработки оптимального плана лечения онкологических па- циентов требуется создание МК. Химиотерапевты является ключе- вым звеном МК, особенно в лечении больных с местно-распространен- ными и метастатическими формами рака. Они, представляя интересы па- циента, сотрудничают с участковыми терапевтами, патологами, специали- стами в лучевой диагностике, хирур- гами, радиологами, фармакологами, экспертами в паллиативной терапии, психологами, а также медицинскими сестрами и экспертами в других об- ластях медицины. Химиотерапевты обладают специальной квалифика- цией по оказанию помощи при раз- витии побочных эффектов терапии и в случае обострения сопутствующих заболеваний. Состав МК зависит от наличия квалифицированных про- фессионалов в регионах и установ- ленных нормативов медицинской практики, однако роль химиотера- певта важна для объединения всей информации в интересах пациента вне зависимости от условий. Также онкологические пациенты должны иметь доступ к психосоциальной, нутритивной и другим важным кон- сультативным службам. Кроме того, необходимо способствовать обра- щению пациентов к МК для оценки их клинического случая перед про- ведением необходимой терапии. Хи- миотерапия является главным зве- ном для равномерного обеспечения Продолжение на стр. 3
  2. 2. 3ГАЗЕТА ОБЩЕСТВА ОНКОЛОГОВ-ХИМИОТЕРАПЕВТОВВЫПУСК 2 • 2014 || Европы онкологической помощью, как в городской, так и сельской мест- ности. В областях, где проведение ре- гулярных и очных заседаний МК за- труднительно, альтернативой может послужить консультации на основе телемедицины. Обеспечение онкологических пациентов эффективными, безопасными и экономически выгодными препаратами на основе рекомендаций Задачей химиотерапевтов явля- ется выбор правильного с позиций доказательной медицины, эффектив- ного, безопасного и экономически оправданного лечения для больного на основании всех сведений, полу- ченных на этапе диагностики. Также химиотерапевт должен своевремен- но и правильно оценивать результат терапии, максимально использовать все имеющиеся на сегодняшний день возможности лечения. Важнейшим этапом в лечении пациента является обеспечение качества жизни, значит, химиотерапевт должен еще обладать знаниями поддерживающей терапии и паллиативной помощи. Сфера дея- тельностихимиотерапевтанеограни- чивается одной группой пациентов и требует дополнительных знаний гериатрии, педиатрии, гинекологии в случае гинекологических опухолей или рака у беременных, урологии - в случае терапии опухолей мочевыво- дящей системы и т.п. Кроме того, в 21 веке химиотерапевт должен обладать знаниями молекулярной биологии с целью правильного выбора препара- та таргетной терапии. В помощь практическому врачу ESMO представляет более 50 регу- лярно обновляемых Клинических рекомендаций, основанных на до- казательной медицине и консоли- дирующих все имеющиеся на сегод- няшний день сведения о наилучшем лечении пациентов (http://www. esmo.org/Guidelines-Practice/Clinical- Practice-Guidelines). Вклад в диагностику, профилактику и исследования в области рака Согласно широкому консенсусу профессиональные химиотерапев- ты могут и должны способствовать уменьшению распространенности рака в обществе путем уменьшения заболеваемости (первичная профи- лактика), выявления рака на ранних стадиях (посредством скрининга; вторичная профилактика) и пре- дотвращения локорегионального рецидивирования и/или метаста- зирования после первичного хирур- гического или лучевого лечения (тре- тичная профилактика). Ключевым аспектом работы хи- миотерапевта является активное участие в клинических и трансляци- онных исследованиях, то есть в про- цессах изучения рака и его лечения. Глубокое понимание правил прове- дения и интерпретации трансляци- онных и клинических исследований является стандартным требованием эффективной подготовки по хими- отерапии. Достижения в изучении рака будут зависеть от способности химиотерапевтовнаразличныхуров- нях организовывать инновационные клинические исследования при по- мощи региональных, национальных или международных сетей онкологи- ческих учреждений. Безусловно, для этого необходимы достаточное фи- нансирование, правильная организа- ция, наличие регуляторной и инфор- мационной инфраструктуры, а также широкая общественная поддержка. Внедрение инноваций в практику Глубокое понимание биологии опухоли, сигнальных путей помог- ло создать таргетную терапию. По- явление этого нового метода лече- ния в свою очередь привело к более глубокому пониманию биологии опухоли. Если раньше опухоль рас- сматривалась как одна болезнь, тре- бующая стандартного лечения, то сейчас внедрение инноваций позво- ляет выделять различные молекуляр- но-генетические подтипы в пределах одной опухоли. Все чаще, используя лекарственное лечение, химиотера- певт влияет не на болезнь в целом, а на конкретные молекулярные изме- нения в опухолевой клетке. Химио- терапевт находится в самом центре внедрения инноваций, принимает решение о практическом использова- нии научных знаний, должен способ- ствовать дальнейшей связи биологии и терапии. Активное участие на политическом уровне Для развития персонализирован- ной практической медицины пред- стоит еще многое сделать - не только в науке, но и в законодательной базе. Активно участвуя в политике здраво- охранения на национальном и Евро- пейском уровне, химиотерапевты и профессиональные сообщества, по- добные ESMO, могут способствовать равному доступу пациентов к диа- гностическим процедурам, противо- опухолевым препаратам, центрам высококачественной паллиативной медицины. На основании оценки экспертов из профессионального со- общества государство должно своев- ременное одобрять новые препараты к применению, совершенствовать го- сударственные стандарты помощи и систему возмещения/снабжения пре- паратами, определять наиважнейшие жизненно важные препараты, гармо- низироватьсистемупримененияпре- паратов вне зарегистрированных по- казаний,чтовонкологиивстречается довольно часто. В таком контексте очень важным являетсяофициальноепризнаниехи- миотерапии отдельной медицинской специальностью в странах, где этого еще не произошло для гармонизации профессиональной квалификации в Европе. Кроме того, потенциальная нехватка рабочих кадров в будущем является важным пунктом полити- ческих программ некоторых евро- пейских стран. Другие политические моменты включают необходимость дальнейшего улучшения исследова- ний и доведения их результатов до клинического применения, а также быструю и совместную оценку новых препаратов посредством инноваци- онных (более гибких) клинических исследований. ESMO активно уча- ствует во многих политических ини- циативах на европейском уровне и прилагает все усилия для обобщения национального опыта и профессио- нальных вопросов для формирова- ния общих рекомендаций. Вклад в общество и готовность к будущему В связи с увеличением ожидаемой продолжительности жизни, больше людей будет сталкиваться с раком. Наблюдая увеличивающееся коли- чество онкологических больных, хи- миотерапевты в сотрудничестве со специалистами других дисциплин активно работают над постоянным обеспечением доказательной и каче- ственной онкологической помощи пациентам, параллельно прилагая усилия над ускорением медицинско- го прогресса во благо каждого кон- кретного больного. В случаях, когда излечение невозможно, задачей хи- миотерапевта является превращение рака в хроническое заболевание с ми- нимальными проявлениями болезни, что позволяет многим пациентам ве- сти полную и активную жизнь. В ближайшие годы онкология драматическим образом изменится, появятся новые технологии, кото- рые расширят возможность подбора противоопухолевойтерапиипоспец- ифическому молекулярному про- филю пациента, обеспечивая персо- нализированный лечебный подход. Для борьбы с увеличивающейся рас- пространенностью онкологических заболеваний в Европе необходима разработка новых стратегий, финан- совые инвестиции в профилактику рака, исследования в области скри- нинга, разработки технологий здра- воохранения и мультидисциплинар- ной онкологической помощи, а также распространение информации среди специалистов и пациентов. В со- трудничестве с другими онкологами, химиотерапевты, поддерживаемые ESMO и многими национальными сообществами, в состоянии предо- ставить онкологическим пациентам наилучшиеметодылечения.Этопри- несет пользу пациентам и обществу в целом. Участники • Комитет национальных представителей ESMO ◉ Gabriela Kornek, Medical University Vienna, General Hospital of Vienna, Вена, Австрия ◉ZhasminaMihaylova,MilitaryMedical Academy, София, Болгария ◉ Ulrik Lassen, Rigshospitalet, Копенга- ген, Дания ◉ Pia Österlund, Helsinki University Central Hospital, Helsinki, Finland ◉ Michel Ducreux, Institut Gustave Roussy, Вильжюиф, Франция ◉ Ulrich Keilholz, Charité Comprehensive Cancer Center, Берлин, Германия ◉ Dimitrios Mavroudis, University Hospital of Heraklion, Гераклион, Гре- ция ◉ Marina Garassino, Fondazione IRCCS - Istituto Nazionale dei Tumori, Милан, Италия ◉ Giovanni Rosti, Ospedale Regionale Treviso, Тревизо, Италия ◉ Machteld Wymenga, Medical Spectrum Twente, Энсхеде, Нидерлан- ды ◉ Renata Zaucha, Medical University of Gdansk, Гданьск, Польша ◉ Alexandru Eniu, Cancer Institute Ion Chiricuta, Клуж-Напоóка, Румыния ◉ Vladimir Moiseyenko, N.N. Petrov Research Institute of Oncology, Санкт- Петербург, Россия ◉SnezanaSusnjar,InstituteforOncology and Radiology of Serbia, Белград, Сер- бия ◉ Ramon Colomer, Hospital Universitario La Princesa, Madrid, Spain ◉AhmetDemirkazik,AnkaraUniversity, Анкара, Турция ◉ Margaret Hutka, Royal Marsden Hospital, Саттон, Великобритания • Комитет молодых онкологов ESMO ◉ Karin Jordan, Universitätsklinikum der Martin-Luther-Universität Halle- Wittenberg, Галле, Германия ◉ Jesús Corral, University Hospital Virgen del Rocío, Севилья, Испания • Общественная рабочая группа ESMO ◉ Stephan Schmitz, Gemeinschaftspraxis für Hämatologie und Onkologie, Кёльн, Германия ◉ Michalis Karamouzis, University of Athens Medical School, Athens, Greece •Обществогематологииимедицин- ской онкологии Германии (Deutsche Gesellschaft für Hämatologie und Medizinische Onkologie, DGHO), Германия ◉ Mathias Freund, Deutsche Gesellschaft für Hämatologie und Medizinische Onkologie, Берлин ◉ Diana Lüftner, Med. Klinik m. S. Hämatologie, Onkologie und Tumorimmunologie Charité Campus Benjamin Franklin, Берлин ◉ Martin Wilhelm, Medizinische Klinik 5 - Klinikum Nürnberg, Нюрнберг • Австрийское общество гема- тологии и медицинской онколо- гии (Österreichische Gesellschaft für Hämatologie und Medizinische Onkologie, OeGHO), Австрия ◉ Günther Gastl, University Hospital, Инсбрук ◉ Richard Greil, Private Medical University Hospital, Зальцбург • Итальянская ассоциация меди- цинской онкологии (Associazione Italiana di Oncologia Medica, AIOM), Италия ◉ Massimo Di Maio, Istituto Tumori Pascale, Неаполь • Испанское общество медицин- ской онкологии (Sociedad Española de Oncología Médica, SEOM), Испа- ния ◉ Pilar Garrido López, Hospital Universitario Ramón y Cajal, Мадрид ◉ Jesús García Mata, Hospital Santa María Nai, Оренсе Национальные общества, поддерживающие меморандум • Этот меморандум разработан в со- трудничестве с: ◉ Österreichische Gesellschaft für Hämatologie und Medizinische Onkologie, OeGHO (Austrian Society for Haematology and Medical Oncology), Австрия ◉ Deutsche Gesellschaft für Hämatologie und Medizinische Onkologie, DGHO (German Society for Haematology and Medical Oncology), Германия ◉ Associazione Italiana di Oncologia Medica, AIOM (Italian Association of Medical Oncology), Италия ◉ Sociedad Española de Oncología Médica, SEOM (Spanish Society of Medical Oncology), Испания • Этот меморандум поддержан: ◉ Албания: Shoqata Mjekesore Onkologjike Shqiptare (Medical- Oncologic Association of Albania) ◉ Австрия: Österreichische Gesellschaft für Hämatologie und Medizinische Onkologie, OeGHO (Austrian Society forHaematologyandMedicalOncology) ◉ Беларусь: БЕЛАРУСКАЕ ТАВАРЫ- СТВА АНКОЛАГАЎ, БТА (Belarusian Society of Oncologists) ◉ Бельгия: Belgische Vereniging voor Medische Oncologie / Société Belge d'Oncologie Médicale (Belgian Society of Medical Oncology, BSMO) ◉ Босния и Герцеговина: Udruzenja Onkologa BiH (Oncology Association of Bosnia and Herzegovina) ◉ Болгария: Българско Онкологично Дружество (Bulgarian Cancer Society), Българска Асоциация по Медицин- ска Онкология (Bulgarian Association for Medical Oncology), Клуб "Млад Онколог" България (Club “Young Oncologists” Bulgaria), Bulgaria ◉ Хорватия: Hrvatsko Društvo za internističku onkologiju (Croatian Society of Medical Oncology) ◉ Кипр: Ογκολογική Εταιρεία Κύπρου, O.E.K. (Cyprus Oncology Society) ◉ Чехия: Česká onkologická společnost, ČOS (Czech Oncological Society) ◉ Дания: Dansk Selskab for Klinisk Onkologi, DSKO (Danish Society for Clinical Oncology) ◉ Эстония: Eesti Onkoteraapia Ühing (EstonianSocietyforMedicalOncology) ◉Франция:SociétéFrançaiseduCancer, SFC (French Society of Cancer) ◉ Грузия: (Association of Oncologists of Georgia, AOG) ◉ Германия: Deutsche Gesellschaft für Hämatologie und Medizinische Onkologie, DGHO (German Society for Haematology and Medical Oncology) ◉ Греция: Εταιρεία Ογκολόγων Παθολόγων Ελλάδας, ΕΟΠΕ (Hellenic Society of Medical Oncology, HeSMO) ◉ Венгрия: Magyar Onkológusok Társasága, MOT (Hungarian Oncological Association), Magyar Klinikai Onkológiai Társaság, MKOT (Hungarian Society of Medical Начало на стр. 3 Докладчики и лекторы мероприятий RUSSCO должны раскрывать информацию о финансовых интересах Решением Правления RUSSCO от 23.01.2014, на основании новых изменений в законодательстве, все докладчики и лекторы, принима- ющие участие в любых мероприятиях RUSSCO, должны сообщать о коммерческих интересах, связанных с темой представляемого ими до- клада/лекции. Данная информация должна быть раскрыта на втором слайде (сле- дующем за титульным слайдом) презентации и будет содержать сведе- ния о коммерческой выгоде докладчика, связанной с темой доклада. Например, получает ли докладчик вознаграждение за доклад от фармацевтической или другой компании; является ли он консультан- томвэтойкомпании;получаллидокладчикгрантнаисследованияпре- парата, речь о котором идет в презентации? Подобная практика широко распространена в западных странах.
  3. 3. 4ГАЗЕТА ОБЩЕСТВА ОНКОЛОГОВ-ХИМИОТЕРАПЕВТОВВЫПУСК 2 • 2014 || Oncology), Magyar Onkológusok Gyógyszerterápiás Tudományos Társasága, MAGYOT (Hungarian Association for Medical Oncology) ◉ Исландия: Félag Islenskra Krabbameinslækna (Icelandic Society of Medical Oncologists) ◉ Ирландия: Irish Society of Medical Oncology (ISMO) ◉ Израиль: (Israeli Society of Clinical Oncology & Radiation Therapy, ISCORT) ◉ Италия: Associazione Italiana di Oncologia Medica, AIOM (Italian Association of Medical Oncology) ◉ Латвия: Latvijas Onkologu ķīmijterapeituasociācija(LatvianSociety of Medical Oncologists) ◉ Литва: Lietuvos onkologų draugija, LOD (Lithuanian Society for Medical Oncology) ◉ Люксимбург: Societé Luxembourgeoise d'Oncologie, SLO (Luxembourg Society of Oncology) ◉ Нидерланды: Nederlandse Vereniging voor Medische Oncologie, NVMO (Dutch Society for Medical Oncology) ◉ Норвегия: Norsk Onkologisk Forening, NOF (Norwegian Society of Oncology) ◉ Польша: Polskie Towarzystwo Onkologii Klinicznej, PTOK (Polish Society of Clinical Oncology), Polskie Towarzystwo Onkologiczne, PTO (Polish Society of Oncology) ◉ Португалия: Sociedade Portuguesa de Oncologia, SPO (Portuguese Oncology Society) ◉ Румыния: Societatea Română de Radioterapie şi Oncologie Medicală, SRROM (Romanian Society for Radiotherapy and Medical Oncology, RSRMO) ◉ Россия: Профессиональное обще- ство онкологов-химиотерапевтов (Russian Society of Clinical Oncology, RUSSCO) ◉ Сербия: Udruženje medikalnih onkologa Srbije, UMOS (Serbian Society for Medical Oncology) ◉ Словакия: Slovenská Onkologická Spoločnosť, S.O.S. (Slovak Oncology Society) ◉ Словения: Sekcija za internistično onkologijo pri Slovenskem zdravniškem društvu (Slovenian Society for Medical Oncology) ◉ Испания: Sociedad Española de Oncología Médica, SEOM (Spanish Society of Medical Oncology) ◉ Швейцария: Schweizerische Gesellschaft für Medizinische Onkologie, SGMO / Société Suisse d'Oncologie Médicale, SSOM (Swiss Society of Medical Oncology, SSMO) ◉ Турция: Türk Tıbbi Onkoloji Derneği (Turkish Medical Oncology Society) ◉ Украина: Українське науково- медичне товариство онкологів (Ukrainian Scientific-Medical Society of Oncologists) ◉ Великобритания: Association of Cancer Physicians (ACP) FOLFIRI ± Панитумумаб в качестве второй линии терапии метастатического колоректального рака: результаты рандомизированного исследования 3 фазы В исследовании N20050181 1186 больных метастатическим колоректальным раком (мКРР) с диким типом KRAS, прогрессирующих на первой линии терапии, были рандомизированы в соотношении 1:1 в группу FOLFIRI+Панитумумаб (6 мг/кг) или в группу FOLFIRI. Ранее были опубликованы результаты выживаемости без прогрессирования. В настоящей статье авторы представляют окончательные данные. Медиана выживаемости без прогрессирования составила 6,7 мес. в группе FOLFIRI+Панитумумаб и 4,9 мес. в группе FOLFIRI. Отличия были достоверны (HR=0,82; 95% ДИ 0,69-0,97; P=0,023). Частота ответов также была лучше в группе с панитумумабом – 36% против 10% (P<0,0001). В исследовании отмечены недостоверные преимущества панитумумаба в общей выживаемости – 14,5 против 12,5 мес. (P=0,37; HR=0,92; 95% ДИ 0,78-1,1). Частота побочных эффектов сообщалась ранее. Авторы заключают, что комбинация панитумумаба и FOLFIRI является эффективной во второй ли- нии терапии больных мКРР с диким типом KRAS. Источник: M. Peeters et al. Ann Oncol (2014) 25 (1): 107-116. РЕАЛИЗАЦИЯ ПОЛОЖЕНИЙ МЕМОРАНДУМА ESMO В РОССИИ: ВОЗМОЖНО ЛИ ЭТО? Как уже было отмечено, Обще- ство онкологов-химиотерапевтов (RUSSCO) разделяет позицию ESMO и присоединяется к Мемо- рандуму. Безусловно, в документе представлено идеальное видение будущего лекарственного лечения и роли химиотерапевта в онколо- гии. Редакция газеты RUSSCO ре- шила поразмышлять, какие поло- жения Меморандума осуществимы в нашей стране, а какие - реализо- вать трудно. Химиотерапевт — независимая и привлекательная медицинская специальность В России до сих пор не существу- ет разделения по специализации внутри онкологии. Лекарственным лечением может заниматься любой врач, имея диплом онколога. Пра- вильно ли это? Очевидно, нет. Хи- миотерапия является достаточно молодым направлением в лечении опухолей. Совсем недавно все заре- гистрированные препараты можно было разместить на одном листе. В то время смысла выделять отдель- ное направление в специальности не было. Сейчас все изменилось. Сегод- ня только минимальные рекомен- дации RUSSCO по лекарственному лечению злокачественных опухолей, без особой детализации, занимают 382 страницы книги. Проведение лекарственного лечения имеет мно- жество нюансов и требует от врача специальных знаний не только в Ев- ропе, но и в России. С этой позиции выделить отдельную специальность в России необходимо. Еще один важный вопрос - на- грузка, которая лежит на наших онкологах, занимающихся лекар- ственным лечением. Кому извест- но, сколько химиотерапевтов в со- ставе всех онкологов в России? Это численно небольшая группа, перед которой стоит задача - подобрать правильную терапию более 70% он- кологических больных. Выделение специальности позволит увеличить число специалистов, что, несомнен- но, скажется на качестве оказывае- мой помощи. Реально ли в наших условиях создать новую специальность? Ведь сразу на уже перегруженного хи- миотерапевта обрушится поток но- вых пациентов. Большая часть этих больных будут с опухолями, плохо известными для многих химиотера- певтов, например, урологическими опухолями, опухолями головы и шеи, глиомами и другими. Однако при правильной организации про- цесса этот вопрос может быть легко решен. Например, в Европейском союзе, соответствующем России по количеству больных, но превосхо- дящем по объему помощи и регу- ляторных требований, произошло безболезненное выделение специ- альности «химиотерапевт» (medical oncologist). Для этого на этапе под- готовки Министерство здравоохра- нения должно ввести ординатуру по специальности «лекарственное ле- чение», дополнительные курсы для онкологов, которые в будущем пере- йдут на ставки химиотерапевта, пла- нировать открытие новых отделений химиотерапии и увеличение штата в уже существующих отделениях. В конечном итоге такое перераспре- деление с финансовой точки зрения может оказаться выгодным государ- ству - увеличится оборот пациентов, снизится число койко-дней и нагруз- ки на определенные отделения, т.д. Профессию химиотерапевта так- же можно сделать привлекательной в России. В Меморандуме хорошо перечисляются преимущества этой профессии; они актуальны в любой стране. В дополнение к перечис- ленному, нам необходимо уделять внимание вопросам безопасности персонала, работающего с химио- терапией. К сожалению, в России система защиты персонала страдает (газета RUSSCO неоднократно пи- сала об этом). Вывод: специальность «химиоте- рапевт» должна и может быть выде- лена Стандарты образования врача-хи- миотерапевта Студент, окончивший медицин- ский Вуз и планирующий стать химиотерапевтом, должен пройти специальную подготовку в рамках ординатуры. Сложно представить, что в наших условиях общий срок обучения может быть 5 и более лет. По крайней мере, он не должен быть меньше стандартного обучения в ор- динатуре - 2 года. Чтокасаетсяпоследипломногооб- разования, то оно уже существует в России. Важным моментом должно стать выделение в рамках програм- мы последипломного образования кафедры химиотерапии, на которой будут повышать квалификацию вра- чи. Кроме того, стоит ввести систему обязательно посещения образова- тельных мероприятий как в Европе и США. Например, в год врач должен посетить не менее 1 зарубежной и 2 российских конференций, начис- ляющих квалификационные баллы. Оплачивать все расходы, связанные с участием, должно государство в рам- ках командировок. Вывод: для обеспечения высоких стандартов образования химиотера- певта требуется небольшая реорга- низация системы образования Взаимодействие химиотерапевтов с другими специалистами и создание междисциплинарной команды В большинстве российских уч- реждений отмечается тесное сотруд- ничество специалистов всех профи- лей, проведение внутрибольничных конференций по определению так- тики лечения конкретных пациентов, проведение консилиумов. Вывод: взаимодействие специали- стов внутри онкологической специ- альности существует Обеспечение онкологических па- циентов эффективными, безопас- ными и экономически выгодными препаратами Для нашей страны это одно из са- мых трудновыполнимых положений. Ведь большинство специалистов зна- ет, какой препарат является лучшим вариантом лечения пациента, но по финансовым причинам не может его назначить. RUSSCO нашло выход из ситуации, разработав Практиче- ские рекомендации, основанные на предложении наилучшего лечения и возможного - в случае отсутствия наилучшего. Рекомендации RUSSCO соответствуют настоящему положе- нию Меморандума: их задача - по- мочь врачу выбрать эффективный, безопасный и экономически доступ- ный вариант лечения. Более того, в 2014 году в рекомендации включен важный раздел по поддерживающей терапии, о которой так много гово- рится в Меморандуме ESMO. Вывод: в условиях недостаточ- ного лекарственного обеспечения RUSSCO нашло временный выход в создании адаптированных практиче- ских рекомендаций Вклад в диагностику, профилак- тику и исследования в области рака Россия входит в «десятку» стран по количеству включенных в иссле- дования пациентов. Практически во всех онкологических учреждениях в определенном объеме идут клини- ческие исследования. Большинство из них - международные. Задачей профессиональной организации он- кологов-химиотерапевтов является стимулирование врачей проводить качественные российские клиниче- ские исследования, результаты кото- рых будут представлены на крупней- ших российских и международных конгрессах. RUSSCO работает в этом направлении. В прошлом году был организован курс по клиниче- ским исследованиям ICTW-Россия, мастер-класс по биостатистике, вы- делены поощрительные премии для победителей конкурса молодых уче- ных в рамках Российского онколо- гического конгресса, проведены сес- сии, на которых были представлены результаты лучших исследований по присланным тезисам. О профилактике и, особенно, о ранней диагностике в онкологии очень много говорится в нашей стране. Все ставки сделаны на эти направления (что не совсем верно). Но по факту у нас нет полноцен- ных программ ни профилактики, ни скрининга. Увы, в такой ситуации химиотерапевт, как любой врач, мо- жет доносить информацию лишь до людей своего окружения. Глобально изменить ситуацию может только Министерство здравоохранения и соответствующиекомитетыГосдумы. Вывод: российские химиотерапев- ты принимают участие в междуна- родных клинических исследованиях, чем, безусловно, вносят свой вклад в развитие науки; российские исследо- вания должны соответствовать меж- дународным Внедрениеинновацийвпрактику Несмотря на недостаточное ле- карственное обеспечение, в России зарегистрированы (= одобрены к применению) практически все совре- менные лекарственные препараты. Благодаря Программе молекулярно- генетической диагностики RUSSCO, любой онколог может оценить нали- чие молекулярных изменений в опу- холи,которыеявляютсямишеньюце- ленаправленной терапии. Тем самым, возможности внедрения инноваций в практику у нас есть. Осталось улучшить обеспечение. Вывод: российские химиотера- певты используют последние до- стижения науки в практике при наличии финансирования Активное участие на политиче- ском уровне Без комментариев. Вклад в общество и готовность к будущему Следует признать, что мы не го- товы к будущему. В Меморандуме сказано, что необходимо сделать, чтобы не столкнуться с катастро- фической ситуацией. Нам нужно поспешить, времени осталось не так много.
  4. 4. 5ГАЗЕТА ОБЩЕСТВА ОНКОЛОГОВ-ХИМИОТЕРАПЕВТОВВЫПУСК 2 • 2014 || СТРАНИЦА ПРЕДСЕДАТЕЛЯ ОБЩЕСТВА АДЪЮВАНТНАЯ ХИМИОТЕРАПИЯ РАКА ЖЕЛУДКА. ВРЕМЯ МЕНЯТЬ ВЗГЛЯДЫ С.А. Тюляндин Российский онкологический научный центр им. Н.Н.Блохина РАМН, Москва Рак желудка – системное забо- левание. Системность подтверж- дается неудовлетворительными результатами хирургического лечения больных I-III стадиями. Более 50% больных имеют про- грессирование заболевания в ос- новном за счет развития отдален- ных метастазов. Одновременно у 30% больным раком желудка I-II стадий определяются циркулиру- ющие опухолевые клетки в пери- ферической крови или костном мозге, что увеличивает шанс раз- вития отдаленных метастазов по- сле операции. Все это делает обо- снованным желание использовать системную терапию, в частности химиотерапию, на предоперацин- ном или послеоперационном этапе у больных операбельным раком желудка для улучшения отдален- ных результатов. В мире проведе- но несколько рандомизированных исследований для оценки эффек- тивности адъювантной терапии рака желудка. Немногочислен- ность больных, включенных а по- добные исследования, и противо- речивые результаты не позволили сделать однозначное заключение о клинической целесообразности подобного подхода. Вместе с тем, проведенный мета-анализ свиде- тельствует, что проведение адъ- ювантной терапии с включением фторпиримидинов увеличивает 5-летнюю выживаемость на 4,8% (с 49,5% в группе хирургического лечения только до 55,3% в группе операция+адъювантная химиоте- рапия (HR=0,82, р.<0,001) [1]. Однако адъювантная терапия до сегодняшнего дня не является стандартным подходом в лечении больных раком желудка. И для это- го есть несколько причин. Основ- ной причиной является отсутствие эффективных препаратов и комби- наций для лечения рака желудка. Сегодня ни одна из используемых комбинаций для лечения метаста- тического рака желудка не позво- ляет достигнуть медианы продол- жительности жизни 12 месяцев и более по данным крупных рандо- мизированных исследований. А без этого сложно рассчитывать на эффективность режима в адъю- вантной терапии. Следствием этого является отсутствие единого мне- ния о стандарте проведения первой линии химиотерапии. В некоторых странах это комбинация циспла- тина и капецитабина или инфузий 5-фторурацила, другие использую режим ЕСF (эпидоксорубицин, цисплатин, капецитабин) или ECF (эпидоксорубицин, цисплатин, капецитабин). Остается популяр- ным назначение комбинации TCF (доцетаксел, цисплатин, 5-фто- рурацил). Все большую популяр- ность завоевывает режим CAPOX (капецитабин+оксалиплатин). Другая важная причина непо- пулярности адъювантной терапии является плохое общее состояние больных после перенесенной га- стрэктомии, часто или всегда со- провождаемой лимфодиссекцией в разных объемах. На момент начала терапии большинство подобных больных имеют серьезный дефи- цит веса, который продолжает снижаться после операции в связи с нарушениями всасывания и раз- витием у части больных демпинг- синдрома. Проведение химиотера- пии на этом фоне сопровождается частым развитием тяжелых ослож- нений, требующих снижения доз препаратов, увеличения интерва- лов или отказом от дальнейшего лечения. Все это приводит к потере потенциальной пользы от прове- дения адъювантной терапии боль- ных раком желудка. Однако результаты последних исследований заставляют по но- вому оценить возможности адъ- ювантной химиотерапии рака же- лудка. В исследовании японских авторов больным раком желудка II-III стадий выполняли гастрэк- томию с лимфодиссекцией D2 только или добавляли в послеопе- рационном периоде препарат S-1 (комбинированный препарат, со- стоящий из фторафура и ингиби- торов фермента дигидропирими- диндегидрогеназы, разрушающего фторпиримидины) в течение года [2]. В исследование было включе- но 1059 больных и на сегодняш- ний день известны результаты 5-летнего наблюдения. Общая 5-летняя выживаемость в группе хирургического лечения составила 61,1%, в группе адъювантной те- рапии 71,7% (HR=0,67 или сниже- ние относительного риска смерти на 33%), 5-летняя безрецидивная выживаемость 53,1% и 65,4% со- ответственно (HR=0,65 или сни- жением относительного риска прогрессирования заболевания на 35%). Лечение S-1 было хорошо переносимым, основным проявле- нием токсичности было снижение аппетита. Частота нежелательных явлений 3-4 степени выражен- ности наблюдалась лишь у 5% больных. Закончили 12-месячный прием препарата 66% больных, из них у половины потребовалось снижения дозы. Подгрупповой анализ показал, что улучшение ре- зультатов лечения при назначение адъювантной терапии не зависит от стадии заболевания, морфо- логии опухоли, возраста и пола больных. Авторы делают вывод, что годичная адъювантная терапия пероральным фторпиримидином S-1 улучшает результаты гастрэк- томии с лимфодиссекцией D2 у больных раком желудка. Другое исследование (CLASSIC) было также выполнено в странах Азии (Китай, Корея, Тайвань) у больных раком желудка после га- стрэктомии и лимфодиссекции D2 [3]. В этом исследовании, в ко- торое было включено 1035 боль- ных, в качестве адъювантной те- рапии использовали комбинацию CAPOX (оксалиплатин в дозе 130 мг/м2 1 день и капецитабин в дозе 1000 мг/м2 внутрь 2 раза в день 1-14 дни, каждые 3 недели 8 кур- сов лечения). При среднем сроке наблюдения 34 месяца 3-летняя безрецидивная выживаемость со- ставила 59% в группе оперативно- го лечения только и 74% в группе адъювантной терапии (HR=0,56 или снижение относительного риска прогрессирования на 44%, р.<0.0001). Назначение химиоте- рапии сопровождалось развитием серьезных нежелательных явле- ний 3-4 степени у 56% больных, среди которых наиболее часто наблюдали нейтропению (22%), тромбоцитопению (8%), тошно- ту (8%) и рвоту (8%), слабость. Частота развития сенсорной ней- ропатии 1-2 степени была 10% и лишь у 3 больных достигла 3 сте- пени. Все 8 курсов терапии полу- чили 67% больных, однако почти все они потребовали снижения дозы. Токсичность была основной причиной прекращения терапии у 10% больных. Подгрупповой ана- лиз показал, что польза от прове- дения адъювантной терапии отме- чена у больных N1-2, мужчин и не зависила от стадии заболевания и возраста. Авторы делают вывод, что проведение адъювантной те- рапии после гастрэктомии с лим- фодиссекцией D2 уменьшает риск прогрессирования заболевания у больных раком желудка. желудка Т3-4 и N+ после гастрэк- томии и лимфодиссекции D0-1 [4]. Данная методика стала стан- дартной в США, где гастрэктомия не сопровождается расширенной лимфодиссекцией. Большинство комментаторов пришло к заключе- нию, что проведение лучевой тера- пии в данном случае компенсирует недостаточный объем оператив- ного вмешательства. В другом ко- рейском исследовании (ARTIST) предпринята попытка оценить целесообразность добавление лу- чевой терапии к адъювантной хи- миотерапии CAPOX у больных раком желудка после гастрэктомии и лимфодиссекции D2 [5]. Прове- дение химиолучевой адъювантной терапии не улучшило результаты адъювантной химиотерапии толь- ко, хотя в группе больных с мета- стазами в регионарные лимфоузлы отмечена тенденция к улучшению безрецидивной выживаемости. Была предпринята попытка улуч- шения результатов химиолучевой терапии за счет замены 5-фторура- цила и лейковорина на режим ECF [8]. Предварительный анализ по- казал отсутствие преимуществ при использовании более интенсивной химиотерапии. В России проведение химио- лучевой терапии вообще и адъю- вантной химиолучевой терапии при раке желудка не пользуется популярностью. Во всяком случае в моей практике не было ни одного больного, кто получил бы данное лечение в нашей стране. Методика облучения верхнего этажа брюш- ной полости требует современных ускорителей и тщательного до- зиметрического планирования. Поэтому я не берусь обсуждать перспективы данного лечебно- Рис. 1. Кривые общей (А) и безрецидивной (B) выживаемости больных раком желудка после оперативного лечения только и после адъювантной терапии S-1 [1]. Рис. 2. Кривые безрецидивной выживаемости больных раком желудка после оперативного лечения только и проведения адъювантной терапии комбинацией CAPOX [2]. Картина адъювантых методов лечения будет неполной без упоми- нания химиолучевой терапии. Аме- риканские коллеги в исследовании SWOG-0116 показали, что введе- ние 5-фторурацила и лейковорина до, в процессе и после лучевой те- рапии на верхний этаж брюшной полости СОД 45 Гр улучшает по- казатели общей и безрецидивной выживаемости больных раком го подход в нашей повседневной практике. Тем более, что отмеча- ется тенденция увеличения числа больных, у которых гастрэктомия сопровождается лимфодиссекцией D2, после которой проведение хи- миолучевой терапии не доказало своего преимущества. Еще один подход был ис- пользован для лечения больных операбельным раком желудка.
  5. 5. 6ГАЗЕТА ОБЩЕСТВА ОНКОЛОГОВ-ХИМИОТЕРАПЕВТОВВЫПУСК 2 • 2014 || Cunnignam et al. назначали 3 кур- са комбинации ECF предопера- ционно и 3 курса адъювантно после выполнения операции [7]. Потенциальными преимущества- ми предоперационной системной терапии в данном случае являлись увеличение частоты R0 резекции вследствие уменьшения размеров опухоли, элиминация микроме- тастазов, уменьшение выражен- ности симптомов, обусловленных опухолевым процессом, и оценка чувствительности опухоли к про- водимой химиотерапии. Комби- нация ECF предполагает введение каждые 3 недели эпидоксоруби- цина в дозе 50 мг/м2 и цисплатина 60 мг/м2 и постоянную инфузию 5-фторурацила в суточной дозе 200 мг/м2 в течение 21 дня. В исследо- вание было включено 503 больных с резектабельной аденокарцино- мой нижних отделов пищевода и желудка. Больные получившие предоперационную химиотерапию продемонстрировали хорошую переносимость, меньшую опухоле- вую распространенность и одина- ковую частоту послеоперационных осложнений. Из 250 больных, ран- домизированных в группу химио- терапии, 215 (86%) получили 3 кур- са предоперационно и 104 (42%) закончили 6 курсов химиотерапии. По сравнению с больными, кото- рым была выполнена только опе- рация, проведение системной те- рапии уменьшило относительный риск прогрессирования на 34% (HR=0,66, p.<0,001) и риск смерти на 25% (HR=0,75, p.=0,009), что по- зволило увеличить 5-летнюю вы- живаемость с 23% до 36%. Выражу свое субъективное мнение, что предоперационная те- рапия рака желудка в ближайшее время не будет востребована в России. Это потребует изменения психологии хирургов, к которым в первую очередь попадают боль- ные операбельным раком желудка, и, которые рассматривают это за- болевание как чисто хирургиче- скую проблему. Системность рака желудка, как и всех других зло- качественных опухолей, требует мультидисциплинарного подхода, обсуждения тактики лечения боль- ного, в том числе и целесообраз- ность выполнени операции или проведения системной терапии на первом этапе, онкологами различ- ных специальностей сразу после постановки диагноза. Пока это не станет повседневной практикой в работе любого онкологическо- го учреждения предоперационная системная терапия у операбельных больных не будет популярной. Од- нако, уже сегодня онкологи-хими- отерпевты могли бы более активно использовать в своей практике на- значение адъювантной системной терапии. За последние годы полу- чены убедительные свидетельства, что проведение адъювантной хи- мотерапии достоверно улучшает отдаленные результаты оператив- ного лечения рака желудка. Ком- бинация CAPOX широко исполь- зуется в нашей стране для лечения колоректального рака и большин- ство практикующих химиотера- певтом имеют личный опыт ее при- менения. С учетом 15% разницы в 3-летней безрецидивной выжива- емости у нас нет оснований отка- зывать в проведении адъювантной химиотерапии CAPOX больным раком желудка, имеющие общее удовлетворительное состояние по- сле гастрэктомии и лимфодиссек- ции D2 с наличием метастазов в удаленных лимфоузлах. Литература 1. GASTRIC Group, Paoletti X., Oba K., Burzykowsky T. et al. Benefit of Adjuvant chemotherapy for resectable gastric cancer: a meta-analysis. JAMA 2010; 303: 1729-37. 2. Sasako M., Sakuromoto S., Katai H. et al. Five-year outcomes of a randomized phase III trial comparing adjuvant chemotherapy with S-1 versus surgery alone in stage II or III gastric cancer. J. Clin. Oncol. 2011; 29:4387-93. 3. Bang Y.-J., Kim Y.-W., Yang H.- K. et al. Adjuvant capecitabine and oxaliplatin for gastric cancer after D2 gastrectomy (CLASSIC): a phase 3 open-label, randomized controlled trial. Lancet 2012; 379: 315-21. 4. Smalley SR, Benedetti JK, Haller DG, et al. (2012) Updated analysis of SWOG-directed Intergroup study 0116: A phase III trial of adjuvant radiochemotherapy versus observation after curative gastric cancer resection. J Clin Oncol 30:2327–2333. 5. Lee J, Lim do H, Kim S, et al. (2012) Phase III trial comparing capecitabine plus cisplatin versus capecitabine plus cisplatin with concurrent capecitabine radiotherapy in completely resected gastric cancer with D2 lymph node dissection: The ARTIST trial. J Clin Oncol 30:268– 273. 6. Fuchs CS, Tepper JE, Niedzwiecki D, et al. (2011) Postoperative adjuvant chemoradiation for gastric or gastroesophageal junction (GEJ) adenocarcinoma using epirubicin, cisplatin, and infusional (CI) 5-FU (ECF) before and after CI 5-FU and radiotherapy (CRT) compared with bolus 5-FU/LV before and after CRT: Intergroup trial CALGB 80101. J Clin Oncol 29(suppl):256s, abstr 4003. 7. Cunningham D, Allum WH, StenningSP,etal.(2006)Perioperative chemotherapy versus surgery alone for resectable gastroesophageal cancer. N Engl J Med 355:11–20. НЕОАДЪЮВАНТНАЯ ХИМИОЛУЧЕВАЯ ТЕРАПИЯ В КОМБИНИРОВАННОМ ЛЕЧЕНИИ МЕСТНО-РАСПРОСТРАНЕННОГО РАКА ЖЕЛУДКА: СОВРЕМЕННОЕ СОСТОЯНИЕ ПРОБЛЕМЫ И СОБСТВЕННЫЙ ОПЫТ. В.Ю. Скоропад, Б.А. Бердов, Л.Н. Титова, Е.Ф. Лушников ФГБУ «Медицинский радиологический научный центр» МЗ РФ, Обнинск Рак желудка сохраняет ведущие позиции в структуре онкологической патологии населения в Российской Федерации и в мире. В России еже- годно регистрируется около 40000 за- болевших, большинство из которых имеют местно-распространенный или распространенный рак желудка, что и определяет высокий показатель одногодичной летальности – более 50% [1]. Основным методом лечения рака желудка является хирургиче- ский, и большинство достижений последних лет были связаны именно с его совершенствованием. На сегод- няшний день установлен «золотой стандарт» хирургии рака желудка – гастрэктомия/субтотальная резекция с лимфодиссекцией D2. В то же вре- мя, после потенциально радикальных операцийбольшинствобольных уми- рает от прогрессирования опухоли. В целом, прогноз при лечении мест- но-распространенного рака желудка остается неутешительным; 5-летняя выживаемость уже при 2 стадии едва превышает 50%, драматически сни- жаясь при дальнейшем распростра- нении опухоли [2]. Наиболее важным фактором в хирургическом лечении рака желудка является выполнение радикальной(R0)резекции.Втехслу- чаях, когда оперативное вмешатель- ство в радикальном объеме произ- вести не удается, продолжительность жизни больных, как правило, ограни- ченанесколькимимесяцами. В этой связи очевидна актуаль- ность разработки эффективных до- полнительных методов воздействия и, прежде всего, тех, которые спо- собствовали бы повышению ради- кальности последующей операции, а такжевоздействовалинасубклиниче- ские метастазы. В последние годы все большеечислоприверженцевнаходит относительно новый вид лечения - предоперационная лекарственная и лучеваятерапия. Цели, преимущества и недостатки предоперационной химиолучевой терапии Основные цели предопераци- онной химиолучевой терапии за- ключаются в достижении регрессии первичной опухоли и регионарных лимфатических узлов (“downstaging”, “downsizing”); увеличении числа ра- дикальных операций; уничтожении микрометастазов и циркулирующих раковых комплексов; снижении био- логического потенциала опухолевых клеток, уменьшении их способности к формированию метастазов при интраоперационной диссеминации. Преимущества заключаются в следу- ющем: лечению подвергается опухоль с сохраненной васкуляризацией и ок- сигенацией; планирование лучевой терапии может быть осуществлено более точно в связи с возможностью визуализации первичной опухоли и лимфатических коллекторов; име- ется возможность контролировать эффективность лечения; при прогрес- сировании опухоли в течение курса предоперационной терапии больно- му не выполняется необоснованная гастрэктомия; системная терапия на- чинается в максимально ранние сро- ки; при невозможности выполнения радикальнойоперации,химиолучевая терапия может иметь выраженное паллиативное действие. Основными недостатками предоперационной те- рапииявляютсяотсрочкаоперативно- го вмешательства и отсутствие досто- верных данных о стадии опухолевого процесса. Методики химиолучевой терапии и объем оперативного вмешательства Абсолютное большинство зару- бежных исследователей применяли пролонгированный курс лучевой терапии в режиме классического фракционирования дозы – 45 Гр за 25 фракций [3,4,5]. Несколько меньшую суммарную очаговую дозу (30 Гр за 3 недели) применили Stahl M. и соавт. [6]. Авторы объяснили такое реше- ние стремлением избежать лучевых реакций и гарантировать безопасное выполнение последующего оператив- ного вмешательства. Поля облучения обычно включали весь желудок (при необходимости - нижнюю треть пи- щевода или луковицу двенадцати- перстной кишки), и лимфатические узлы 1 и 2 коллекторов. Все авторы применяли облучение фотонами вы- сокихэнергий(5-20МВ). Основными химиопрепаратами, применяемыми одновременно с луче- вой терапией, были 5-фторурацил ± лейковорин ± цисплатин. Safran H. и соавт. [7] впервые применили один из таргетных препаратов - цетуксимаб в сочетании с химиотерапией (пакли- таксел и карбоплатин) и лучевой те- рапией (50,4 Гр за 6 недель) в неоадъ- ювантном режиме у больных местно распространенным раком пищевода и проксимальногоотделажелудка. Интервал между окончанием хи- миолучевой терапии и операцией ва- рьировал в достаточно широких пре- делах-от2до8недель,наиболеечасто он составлял 4-6 недель. Объем опе- рации в зависимости от локализации, распространенности и других харак- теристик опухоли варьировал весьма широко, от субтотальной резекции желудка до эзофагогастрэктомии. Объем лимфодиссекции в большин- ствеисследованийсоответствовалD2. Завершенность лечения, токсичность Предоперационную химиолуче- вую терапию удавалось завершить у 90-100% больных. В целом, она пере- носилась удовлетворительно. Ряд ав- торов указывали на необходимость редукции дозы химиотерапевтическо- гокомпонента[4,5].Следуетотметить, что по этому показателю предопера- ционная терапия имеет несомненные преимуществапередпослеоперацион- ной,которуюудаетсязавершитьвпол- ном объеме лишь у 40-65% больных. Несмотря на схожесть применяемых методик химиолучевой терапии, дан- ные различных авторов, относитель- но осложнений лечения существенно различаются. Wydmański J. и соавт. [5] не наблюдали проявлений токсично- сти 4 степени в течение курса, а ток- сичность 3 степени имела место лишь в2случаях(5%).Втожевремяавторы отметили развитие весьма серьезных осложнений после завершения хими- олучевой терапии, преимуществен- но со стороны сердечно-сосудистой системы. Имело место два летальных исхода вследствие инфаркта миокарда и острой сердечной недостаточности. Rivera F. и соавт. [8] зарегистрирова- ли следующие проявления токсично- сти 3-4 степени: нейтропения (52%, в том числе фибрильная – 5%), астения (19%), анемия (9%), диарея (5%), кар- диотоксичность(5%);летальныхисхо- дов вследствие токсичности не было. Ряд авторов сообщили о преоблада- нии гематологической токсичности 3-4 степени (в том числе лейкопении) и эпителиитов. В то же время Stahl M. и соавт. [6] наблюдали 3-4 степень ге- матологической токсичности только у 12% больных. При включении в со- став предоперационной химиолуче- вой терапии цетуксимаба, наблюдали кожные реакции 3 степени (23%), а также эзофагит 3-4 степени (15%). У 3 из60больныхвсвязисразвившимися реакциями препарат был отменен [7]. Поздние осложнения, связанные с об- лучением, имели место только у двух больных (менее 5%) и проявлялись эзофагитом и кожными реакциями [3]. Резектабельность, послеоперационные осложнения и летальность Показатель резектабельности в большинстве исследований был весь- ма высок и составил 80-90%, в том числе радикальные (R0) операции были выполнены у 90-94% больных. В исследовании Klautke G. и соавт. [9] показатель резектабельности был существенно ниже (57%), что может быть связано с принципами отбора больных (в исследование включались только те больные, которые были рас- ценены как неоперабельные). Авторы неотметиликаких-либоособенностей в выполнении оперативного вмеша- тельствапослехимиолучевойтерапии. Послеоперационные осложнения, как правило, по структуре и частоте раз- вития не отличались от таковых при хирургическом лечении рака желудка. Наиболее грозное осложнение - недо- статочность швов анастомозов и/или культи двенадцатиперстной кишки - наблюдали у 2-5% больных, показате- ли послеоперационной летальности в большинствеисследованийсоставили 0-5%. Продолжение на стр. 6

×